Главная » Книги

Сумароков Александр Петрович - Артистона, Страница 5

Сумароков Александр Петрович - Артистона


1 2 3 4 5 6 7

  
  И на себя самих оружие подъяли.
  
  
  Срывающе с небес ночну густую тень
  
  
  И обтекающе весь мир на всякой день,
  
  
  Где видишь, солнце, днесь злодейство ты такое!
  
  
  Мы стонем о тебе, отечество драгое,
  
  
  И слезы из очей влечет к тебе любовь,
  
  
  А за стеной твоих детей лиется кровь!
  
  
  
  
  Федима
  
  
  Какую сим ты мзду, царевна, заслужила,
  
  
  Что ты своей красой все царство возмутила!
  
  
  Когда тебя Оркант взаимственно любил,
  
  
  Противу совести тебе стал Дарий мил.
  
  
  Стал мил! Но им ли ты свой разум обольщаешь?
  
  
  Не сердца, но венца любовничья желаешь.
  
  
  О варварска душа! О смертоносный зрак!
  
  
  Противная любовь и злополучный брак!
  
  
  Вы разрушаете спокойствие народно!
  
  
  О рок! ты восстаешь на сердце благородно,
  
  
  И мужа мысль того любовью ослепил,
  
  
  Который пользою и счастьем мира был!
  
  
  Ты в наказании судьбы и части гневной,
  
  
  О Дарий! для того воспламенен царевной,
  
  
  Чтоб ты своих граждан кровь током проливал,
  
  
  И ею б обагрен, пред олтари предстал
  
  
  На брак, что лютости твои определили,
  
  
  И боги темноты во аде утвердили.
  
  
  Поди отселе ты и дай пред мужем сим
  
  
  В уединении пребыть очам моим.
  
  
  Мне кажется, что ты меня изобличаешь,
  
  
  Ты нужну речь в устах моих остановляешь,
  
  
  Которую едва в молчании держу.
  
  
  
  
  Мальмира
  
  
  По повелению отселе отхожу.
  
  
  Но познавающей намеренье Федимы,
  
  
  Колики мне еще впреди напасти зримы!
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ III
  
  
  
   Федима и Гикарн.
  
  
  
  
  Федима
  
  
  Скажи мне, друг ли ты Федимину отцу?
  
  
  И неприятель ли всех наших бед творцу,
  
  
  Царевне?..
  
  
  
  
  Гикарн
  
  
  
   Друг ему, но ей не неприятель.
  
  
  
  
  Федима
  
  
  Кто друг моим врагам, тот враг мой и предатель.
  
  
  
  
  Гикарн
  
  
  С чего ты мнишь, чтоб я тебе предатель был?
  
  
  Я пред тобой еще ни в чем не преступил.
  
  
  
  
  Федима
  
  
  Твои слова таким друзьям обыкновенны,
  
  
  Которые себе на пользу лишь рожденны:
  
  
  Уста их первые, которы лесть бранят,
  
  
  Однако их сердца иное говорят.
  
  
  В беседе счастливых все хулят, что постыдно,
  
  
  А в нужде и в бедах их дружества не видно.
  
  
  Что в собеседнике, наперснике таком
  
  
  Находит ныне, ах! наш утесненный дом?
  
  
  Советы? Для сего я ум сама имею
  
  
  И действовать умом, как ты, сама умею:
  
  
  Теперь твоя рука и меч потребны мне.
  
  
  
  
  Гикарн
  
  
  И так уже вражды довольно в сей стране.
  
  
  Не принуждай меня к неизреченной злобе.
  
  
  Уже готовится жилище мне во гробе,
  
  
  Уже при воротах я вечности стою;
  
  
  И в таковые ль дни приять мне мысль сию,
  
  
  К которой ты меня толь сильно привлекаешь?
  
  
  Подумай ты, к чему меня ты принуждаешь!..
  
  
  
  
  Федима
  
  
  Ты то постиг, о чем сказала я тебе,
  
  
  И отрекаешься? Так ведай, что себе
  
  
  Своею принесу рукой княжну на жертву
  
  
  И явно предо всех ея повергну мертву.
  
  
  Пускай подвергнуся суду и казнь приму:
  
  
  Сим сделаю конец несчастью своему.
  
  
  Когда я на земли несносны зрю досады,
  
  
  Я в преисподнюю пойду искать отрады.
  
  
  
  
  Гикарн
  
  
  Противны те места, трепещет человек,
  
  
  Которы на земли и долгий прожил век,
  
  
  Когда себе на мысль мрак вечный представляет.
  
  
  Твоя, Федима, жизнь лишь только расцветает,
  
  
  Едва твоя краса сияти начала,
  
  
  А ты уже умреть намеренье взяла.
  
  
  
  
  Федима
  
  
  Не сожалей о мне! Погибну в лучшем цвете.
  
  
  Умру, когда она останется на свете.
  
  
  
  
  Гикарн
  
  
  Дай небо, чтобы ты до поздных лет жила!
  
  
  
  
  Федима
  
  
  Так мнишь, чтоб я при ней имети жизнь могла?
  
  
  
  
  Гикарн
  
  
  Я кровь Отанову в Федиме почитаю
  
  
  И жизни твоея так как своей желаю:
  
  
  Живи и покорись судьбе и небесам!
  
  
  
  
  Федима
  
  
  Мне жить! Мне яростным покорствовать богам,
  
  
  Которые меня лишили царска трона!
  
  
  Другую зреть в одре с подателем закона!
  
  
  Сносить бесчестие, покою не видать!
  
  
  И гнусной старости в слезах мне ожидать!
  
  
  Когда толико часть мне данная развратна,
  
  
  Мне жизнь моя мерзка и смерть уже приятна.
  
  
  Я больше не могу бесчестия нести.
  
  
  
  
  Гикарн
  
  
  Чего б ни стоило, хочу тебя спасти.
  
  
  Ничьей та кровию рука не обагренка,
  
  
  Которая теперь на деву возиесенна,
  
  
  На деву и на дочь великого царя.
  
  
  Однако в сей крови меч острый обагря,
  
  
  Который кем-нибудь пролиться неотложно,
  
  
  Хотя спасу тебя; мне только то возможно.
  
  
  Я зрю, что лютости твоей не прекрачу,
  
  
  Спокойся, умертвить царевну я хочу.
  
  
  
  
  Федима
  
  
  Другими на тебя глазами днесь взираю
  
  
  И дружество твое к Отану познаваю.
  
  
  Ты, делая, Гикарн, бедам моим конец,
  
  
  Теперь мне больше мил, как мил мне мой отец.
  
  
  Он дал мне жизнь, но я несчастна ею стала,
  
  
  А от тебя я жизнь спокойну восприяла.
  
  
  Имущей от тебя сей дружеский обет,
  
  
  Уж больше горести нималыя мне нет.
  
  
  Не забывай, что мне едино то полезно,
  
  
  Чем удержать живот и не скончаться слезно.
  
  
  Упустишь меч из рук, коль станешь сожалеть
  
  
  И дав намеренье свое тиранке зреть.
  
  
  Ты будешь осужден на смерть и муку люту,
  
  
  Будь скор и будь свиреп в назначенну минуту!
  
  
  
  
  Гикарн
  
  
  Как то ни мерзостно, но я в обете тверд.
  
  
  
  
  Федима
  
  
  Не сведает никто, что ты немилосерд.
  
  
  
  
  Гикарн
  
  
  Что ж делать! пусть княжна, как роза, днесь увянет,
  
  
  И град, обманут мной, сей вести верить станет,
  
  
  Что ссекла жизнь княжна себе с тоски сама,
  
  
  Не выпускаючи Орканта из ума.
  
  
  
  
  Федима
  
  
  Поди и сделай то, чтоб я была в покое.
  
  
  
  
  Гикарн
  
  
  Стремися к варварству, мое ты сердце злое!
  
  
  
  
  ЯВЛЕНИЕ IV
  
  
  
  
  Федима
  
  
  
  
  (одна)
  
  
  Умри! и встреть меня в жилищах темноты,
  
  
  Где люди во трудах не знают суеты,
  
  
  Котора нам, увы! обеим в свете льстила
  
  
  И кая мя с тобой всего, что есть, лишила!
  
  
  Умри и понеси во мглу свои красы!
  
  
  Уже приближились теперь те к нам часы,
  
  
  Которы счастливых и мыслью устрашают
  
  
  И коих бедные за счастие желают.
  
  
  Тебя теперь, Гикарн, жалею одного:
  
  
  Конец уж живота приходит твоего.
  
  
  В моем то чувствии отмщение безместно,
  
  
  Коль Дарию оно пребудет неизвестно.
  
  
  Потщусь и о себе и о тебе сказать,
  
  
  Чтоб Дарий знал, что я могла его карать.
  
  
  Сей слух, что от тебя по персам разомчится,
  
  
  Открытием моим в иной переменится.
  
  
  О жизни моея немилосердна часть!
  
  
  Ты злобе надо мной вручила полну власть.
  
  
  Я злого своего намеренья гнушаюсь,
  
  
  Но к добродетели уже не возвращаюсь.
  
  
  Вся внутренна моя мятется и дрожит:
  
  
  Хочу спокойство зреть, спокойство прочь бежит.
  
  
  Блажен на свете тот, кто горести не знает,
  
  
  Которую душа злодейская вкушает.
  
  
  Сих нестерпимых мук не можно вобразить,
  
  
  Ничто не можно с сим мучением сравнить.
  
  
  Ах! лучше б не иметь во всю мне вечность века!
  
  
  Что мышлю я! Хочу убити человека!
  
  
  Днесь знаю, что нельзя, как сердце чье ни зло,
  
  
  Чтоб в беззаконии спокойно быть могло.
  
  
  Хоть добродетель всю дух зверский отлучает,
  
  
  Природа варварство сама изобличает.
  
  
  Но ах! начто о сем мне больше рассуждать?
  
  
  Моим ли уж устам о честности вещать!
  
  
  Умри, изменница! скрой честь мою с собою!
  
  
  А я последую в мрак вечный за тобою.
  
  
  
   ДЕЙСТВИЕ ПЯТОЕ
  
  
  
  
  ЯВЛЕНИЕ I
  
  
  
   Федима и Мальмира.
  
  
  
  
  Федима
  
  
  Кто объявил тебе известие сие?
  
  
  
  
  Мальмира
  
  
  Весь град. Но разорви су мнение мое:
  
  
  Какой скончалася дочь Кирова судьбиной?
  
  
  Ты ведаешь, скажи, ах! ты тому причиной.
  
  
  
  
  Федима
  
  
  Как носится молва?
  
  
  
  
  Мальмира
  
  
  
  
   Согласно все гласят:
  
  
  Все принужденный брак в сем бедствии винят.
  
  
  И если б о твоем злодействе я не знала,
  
  
  И я б о смерти сей подобно рассуждала.
  
  
  Все прежде чаяли, что мил ей был сей брак,
  
  
  Но днесь, как дух ее нисшел в подземный мрак,
  
  
  Граждана мысль свою совсем переменили
  
  
  И царскую любовь в тиранство преложили.
  
  
  Плачевну ведомость им так Гикарн являл,
  
  
  Что умертвил ее руки ея кинжал.
  
  
  
  
  Федима
  
  
  Давно должна ей быть сия была награда.
  
  
  О боги! мстители любезного вам града,
  
  
  Вы прямо знаете, достойно ли той жить,
  
  
  Которая его пеклася разорить,
  
  
  Чье сердце ни к кому любови не имело!
  
  
  Оставил смрадный дух ея прекрасно тело.
  
  
  
  
  ЯВЛЕНИЕ II
  
  
  
   Те ж и Гикарн.
  
  
  
  
  Федима
  
  
  Не ложная ль молва разносится теперь?
  
  
  Скончалась ли княжна?
  
  
  
  
  Гикарн
  
  
  
  
  
  Скончалась царска дщерь.
  
  
  Твоя победа: мой кинжал в нее вонзился,
  
  
  А я с бесчестием навек соединился.
  
  
  
  
  Мальмира
  
  
  Что честь в тебе была, ты ныне то явил.
  
  
  
  
  Федима
  
  
  Скажи мне, как сие, Гикарн, ты учинил.
  
  
  
  
  Мальмира
  
  
  Я мнила, что ты дел сих станешь устыжаться,
  
  
  А ты готовишься днесь ими услаждаться.
  
  
  Препагубный был день, который произвел
  
  
  Для таковых тебя на свет бесстыдных дел.
  
  
  
  
  Федима
  
  
  Не проклинай ты дня, в который я родилась,
  
  
  Кляни часы, когда она в царя влюбилась.
  
  
  Когда бы не было неверности сея,
  
  
  Она б была жива, я б друг была ея.
  
  
  Скажи.
  
  
  
  
  Гикарн
  
  
  
  Я варварство свое теперь открою.
  
  
  И если приведет оно тебя к покою,
  
  
  Так беспокойствие хотя о мне имей
  
  
  И зря мя в срамоте, о винном сожалей.
  
  
  Внемли; когда я вшел в царевнины чертоги,
  
  
  Мой дух вострепетал и задрожали ноги.
  
  
  Она была одна. Величество, краса,
  
  
  Не ожидаючи последнего часа,
  
  
  В смирении ея передо мной сияли,
  
  
  И мне ея, увы! богиней представляли.
  
  
  Кого то не смятет, кого то не смягчит,
  
  
  Доколь кто совести совсем не погубит!
  
  
  Я устремившися на смерть ея тобою,
  
  
  Подвигнут жалостью, боролся сам с собою;
  
  
  Но наконец, сего себя я победил,
  
  
  И, очи отвратив, убийство совершил.
  
  
  Все действие сие не длилося минуты.
  
  
  
  
  Мальмира
  
  
  Не таковы змеи, не тако звери люты,
  
  
  Каков свиреп...
  
  
  
  
  Федима
  
  
  
  
   Молчи и дай ему вещать.
  
  
  
  
  Гикарн
  
  
  Оставив в ней кинжал, пошел оттоль сказать
  
  
  Заниде смерть ея, и не нашел дороги.
  
  
  Мерк свет в глазах моих, о праведные боги!
  
  
  Кого громовыми стрелами вам разить,
  
  
  Когда не станете убийцов вы казнить!
  
  
  Я был окаменей, но кровь, лиясь ручьями,
  
  
  Смешалася потом с моими, ах! слезами,
  
  
  Что были горести непрочные плоды;
  
  
  Занида между тем тогда вошла туды.
  
  
  Не ожидающей беды сея Заниде
  
  
  В коль жалостном княжна представилась ей виде!
  
  
  Вошла и в храмине кровавы токи зрит,
  
  
  Царевна предо мной поверженна лежит.
  
  
  Меня зрит плачуща стоящего над нею,
  
  
  Не чает мертву быть ее рукой моею.
  
  
  В беспамятстве своем над телом сим падет,
  
  
  И вдруг опомняся, стоная вопиет:
  
  
  Дражайшая княжна! что сталося с тобою?
  
  
  Тебя ли вижу я без чувства пред собою?
  
  
  Тебя... О небеса! Сия ли есть ей мзда,
  
  
  Что добродетельна была она всегда?
  
  
  Рвалася и меня, рыдая, вопрошала:
  
  
  Скажи мне, как сия, Гикарн, напасть мне стала?
  
  
  Ты с нею был, иль ты не живу уж застал?
  
  
  Заниде гласом я прискорбным отвечал,
  
  
  Что я ее смерть зрел, но что ее судьбины,
  
  
  Хотя я был и тут, не ведаю причины.
  
  
  Она, я говорил, лишь то сказала мне,
  
  
  Скажи, чтоб ведали народы в сей стране,
  
  
  Что я прав честности, Гикарн, не преступаю
  
  
  И в благополучии геройском умираю.
  
  
  И что по сих словах, как скоро льзя взглянуть,
  
  
  Кинжал свой извлекла и проколола грудь.
  
  
  Ужели жалость ты хоть мало признаваешь?
  

Другие авторы
  • Раевский Дмитрий Васильевич
  • Вагнер Николай Петрович
  • Мошин Алексей Николаевич
  • Муравьев Андрей Николаевич
  • Званцов Константин Иванович
  • Верхарн Эмиль
  • Фет Афанасий Афанасьевич
  • Желиховская Вера Петровна
  • Тучков Сергей Алексеевич
  • Домашнев Сергей Герасимович
  • Другие произведения
  • Лесков Николай Семенович - Письма 1881–1895 гг.
  • Горохов Прохор Григорьевич - Стихотворения
  • Некрасов Николай Алексеевич - Русские народные сказки. Часть первая
  • Попов Михаил Иванович - Стихотворения
  • Позняков Николай Иванович - Простое слово
  • Полевой Ксенофонт Алексеевич - Сочинения и переводы в стихах Павла Катенина, с приобщением нескольких стихотворений князя Николая Голицына
  • Михайловский Николай Константинович - Комментарии к "Бесам"
  • Муравьев-Апостол Сергей Иванович - Муравьев-Апостол С. И.: Биографическая справка
  • Лажечников Иван Иванович - Горбун
  • Успенский Николай Васильевич - Успенский Николай Васильевич
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
    Просмотров: 175 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа