Главная » Книги

Соловьев Сергей Михайлович - Сенека. Октавия

Соловьев Сергей Михайлович - Сенека. Октавия


1 2 3 4

    Сенека. Октавия

  
  
  
   (Отрывки)
  
  
   Перевод Сергея Соловьева --------------------------------------
  Хрестоматия по античной литературе. В 2 томах.
  Для высших учебных заведений.
  Том 2. Н.Ф. Дератани, Н.А. Тимофеева. Римская литература.
  М., "Просвещение", 1965
  OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru -------------------------------------- [Эта трагедия написана в стиле Сенеки, и в некоторых рукописях она помещена вместе с его трагедиями; но, вероятно, трагедия "Октавия" написана кем-то уже после смерти Сенеки, так как автору, например, известна обстановка
  гибели Нерона. Этого не мог знать Сенека, умерший ранее Нерона.
  Эта историческая трагедия показывает события кровавой деспотии Нерона. Нерон в 62 г. изгнал свою первую жену Октавию (она была ему также сводной сестрой от первого брака его отца Клавдия) под предлогом ее бесплодия и женился на своей любовнице Поппее Сабине. Последняя обвинила Октавию в измене Нерону с каким-то александрийским флейтистом. За это Нерон приказывает заточить Октавию в Кампании. Вскоре проходит ложный слух, что Нерон возвращает Октавию; народные массы, сочувствовавшие (по изображению историка Тацита) изгнаннице, пришли в волнение, разбили изображения Поппеи и расставили статуи Октавии, осыпая их цветами. Порядок едва был восстановлен войсками. Поппея внушает Нерону мысль, что это было восстание против его власти и что следует убрать Октавию подальше. Нерон под предлогом новой измены Октавии ссылает ее на остров Пандатарию (в Тирренском море, у западного берега Италии) и вскоре приказывает ее умертвить, вскрыв ей вены. "Ей вскрывают все вены, - рассказывает Тацит, - и так как от страха кровь вытекала слишком медленно, ее убивают паром горячей бани".
  Автор трагедии значительно сократил события; отбросил все интриги Поппеи: главным действующим лицом у него является Нерон, которого он изобразил свирепым деспотом в его столкновении с народом. В этой трагедии сам Сенека выведен действующим лицом, произносящим в разговоре с Нероном свои философские тирады. Это также дает основание думать, что трагедия написана в стиле Сенеки каким-то лицом из оппозиционно настроенной аристократической верхушки Рима и опубликована уже после смерти Нерона.
  Это произведение заслуживает внимания как единственная дошедшая до нас трагедия с римским историческим сюжетом (претекста).]

    ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

  
  Октавия.
  
  
  
  Кормилица Поппеи.
  
  Поппея.
  
  
  
  Сенека.
  
  Нерон.
  
  
  
  Мать Нерона.
  
  Префект.
  
  
  
  Вестник.
  
  Кормилица Октавии.
  
   Хор римлян.
  
  
  
  Место действия - Рим.

    ДЕЙСТВИЕ I

  
  
  
  
  Октавия
  
  
  Лучезарная гонит Аврора с небес
  
  
  Созвездья ночные, встает Титан,
  
  
  Сияя кудрями, и миру вновь
  
  
  Возвращает день.
  
  
  О ты, отягченная бременем бед,
  
  
  Привычные стоны опять начиная,
  
  
  Превзойди же рыданьем морских Альцион {1},
  
  
  Превзойди Пандиона {2} крылатых детей,
  
  
  Ведь судьба твоя много тяжеле, чем их.
  
  
  О мать моя {3}, слез моих вечных родник
  
  
  И первая бедствий причина моих,
  
  
  Печальные дочери стоны услышь,
  
  
  Если чувства остались у мертвых теней.
  
  
  О, если бы древняя Клото {4} рукой
  
  
  Порвала мою нить, до того, когда я
  
  
  Увидала, несчастная, раны твои
  
  
  И лицо, обагренное кровью густой.
  
  
  О свет, роковой всегда для меня,
  
  
  С той самой поры,
  
  
  Ты мне ненавистней, чем темная ночь.
  
  
  Я терпела от мачехи {5} злой и вражду,
  
  
  И приказы, и лютые взоры ее.
  
  
  Ведь она, ведь она Эриннией злой
  
  
  Мой брачный, стигийский мой факел несла
  
  
  И тебя погасила, несчастный отец {6},
  
  
  Которому весь покорялся мир
  
  
  За пределом морей,
  
  
  Перед кем повернули британцы тыл,
  
  
  Незнакомые ранее нашим вождям, -
  
   30 Свободный народ.
  
  
  От козней супруги - увы мне! - отец,
  
  
  Ты раздавлен лежишь, и рабствует дом
  
  
  Тирану со всеми твоими детьми.
  
  
  
  
  Кормилица
  
  
  Тот, кто пленен необычайным блеском
  
  
  Дворцов обманных, пораженный им,
  
  
  Благоговеет, вот пускай увидит,
  
  
  Как опрокинут натиском судьбы
  
  
  Недавно мощный дом и вся семья
  
  
  Прославленного Клавдия, кому
  
   40 Покорен был весь мир, повиновался
  
  
  Свободный океан и принимал
  
  
  Его суда на волнах своенравных;
  
  
  Кто на британцев наложил ярмо,
  
  
  Моря неведомые кораблями
  
  
  Покрыл и безопасным пребывал
  
  
  Средь варварских племен и средь морей, -
  
  
  Погиб от злодеяния супруги,
  
  
  Она ж сама - от сына; брат его {7}
  
  
  Лежит, отравлен ядом. Чахнет в горе
  
   50 Его сестра, она же и супруга {8},
  
  
  Не в силах гнев свой подавить и скрыть
  
  
  Перед свирепым мужем. Избегает
  
  
  Она его, и ненавистью равной
  
  
  Он к ней пылает. Тщетно я стремлюсь
  
  
  И верностью утешить, и любовью
  
  
  Ее скорбящий дух. Ее печаль
  
  
  Жестокая советами моими
  
  
  Пренебрегает. Пыл негодованья
  
  
  Себе в страданьях силы почерпает.
  
   60 Увы! Какое гнусное злодейство
  
  
  Я в страхе прозреваю! Пусть его
  
  
  Предотвратят всевидящие боги.
  
  
  
  
  Октавия
  
  
  О, ни с чем не сравнима, полная зол,
  
  
  
   Судьба моя! Пусть
  
  
  Повторяю я, Электра, вопли твои.
  
  
  Позволено было несчастной тебе
  
  
  
   Оплакать отца
  
  
  И с помощью брата злодейство отмстить,
  
  
  Которого верность твоя и любовь
  
   70
   Спасли от врага.
  
  
  Но мне, сиротливой, препятствует страх
  
  
  Оплакать родителей злую судьбу
  
  
  И над братом убитым рыдать не велит.
  
  
  А был он единой надеждой моей
  
  
  И краткой утехой средь множества бед.
  
  
  Я одна с моим горем осталась теперь,
  
  
  Великого имени жалкая тень.
  
  
  
  
  Кормилица
  
  
  Пронзает мне уши питомки моей
  
  
  Рыдающий голос. Что ж мешкаю я
  
  
  Вступить в ее спальню дряхлой стопой?
  
  
  
  
  Октавия
  
  
  Кормилица, слезы мои прими,
  
  
  Ты - верный свидетель скорби моей.
  
  
  
  
  Кормилица
  
  
  Какой же тебя, о несчастная, день
  
  
   Отрешит от скорбей?
  
  
  
  
  Октавия
  
  
  Который пошлет меня к мертвым теням.
  
  
  
  
  Кормилица
  
  
  О, прочь предсказания эти, молчи.
  
  
  
  
  Октавия
  
  
  Не желанья твои управляют мной,
  
  
   А воля судьбы.
  
  
  
  
  Кормилица
  
  
  Дарует страдалице лучшие дни
  
  
  Милосердный бог; а мужа пока
  
  
  Послушанием ласковым ты победи.
  
  
  
  
  Октавия
  
  
  Нет, раньше свирепых я львов побежду
  
  
  И яростных тигров, чем сердце смогу
  
  
   Тирана смягчить.
  
  
  Ненавистна ему благородная кровь,
  
  
  Он богов и людей презирает равно
  
  
  И сам не вмещает фортуны своей,
  
  
  Что ему даровала злодейства ценой {9}
  
  
  Нечестивая мать. Пусть стыдно ему,
  
   100 Что от матери страшной он в дар получил
  
  
  Империю эту; пускай отплатил
  
  
  Он смертью за этот великий дар,
  
  
  Но мать сохранит и за гробом своим
  
  
  Великую славу в грядущих веках.
  
  
  
  
  Кормилица
  
  
  Задержи излиянья безумной души
  
  
  И сдави безрассудно текущую речь.
  
  
  
  
  Октавия
  
  
  Пусть буду все терпеть, лишь смертью могут
  
  
  Окончиться несчастия мои.
  
  
  Убита мать, похищен злодеяньем
  
   110 Отец мой, брата я лишилась, вся
  
  
  Задавлена бедами, ненавистна
  
  
  Супругу и моей подчинена
  
  
  Служанке, светом я не наслаждаюсь.
  
  
  Трепещет сердце, но не страхом смерти,
  
  
  А преступленья, - только б сгинул грех,
  
  
  И с радостью умру я. Наказанье
  
  
  Тяжеле смерти - видеть лик тирана
  
  
  Жестокий, гордый; целовать врага
  
  
  И трепетать пред ним. В печали мне
  
   120 Не хватит сил ему повиноваться,
  
  
  Когда злодейски брата он сгубил,
  
  
  Его владеет троном, торжествует
  
  
  Над мертвецом - увенчанный убийца.
  
  
  Как часто тень тоскующая брата
  
  
  Является очам моим, когда
  
  
  Ночной покой развязывает члены
  
  
  И сон глаза, уставшие от слез,
  
  
  Смыкает. Руки слабые свои
  
  
  Вооруживши темными огнями,
  
   130 Он в гневе устремляется на брата,
  
  
  И в трепете в мою опочивальню
  
  
  Бежит Нерон, а враг не отстает
  
  
  И в грудь ему, припавшему ко мне,
  
  
  Вонзает меч. Тогда ужасный трепет
  
  
  Стрясает сон с моих усталых вежд,
  
  
  Печаль и страх опять меня терзают.
  
  
  Прибавь сюда соперницы надменной {10}
  
  
  Заемный блеск, украсившей себя
  
  
  Доспехами семьи моей; ведь сын
  
   140 В угоду ей отправил в челн стигийский
  
  
  Родную мать, за кораблекрушеньем
  
  
  Ее сгубил железом он, явившись
  
  
  Свирепей волн бушующего моря.
  
  
  Вслед за таким несчастием какая
  
  
  Осталась мне надежда на спасенье?
  
  
  Мой враг и победительница спальне
  
  
  Моей грозят, ко мне враждой пылают,
  
  
  Поставивши ценой прелюбодейства
  
  
  Жены законной голову. Отец!
  
   150 О, подымись из области теней
  
  
  И дочери приди на помощь! Или,
  
  
  Пробивши землю, Стикса глубь открой,
  
  
  Чтоб я туда низринулась.
  
  
  
  
  Кормилица
  
  
  
  
  
   Напрасно
  
  
  Зовешь ты дух родителя: ему
  
  
  Среди теней нет дела до потомков,
  
  
  Ему, который сыну своему
  
  
  Мог предпочесть чужую кровь и семя
  
  
  И, очарован, дочь родного брата {11}
  
  
  Сопряг с собой на ложе нечестивом.
  
   160 Отсюда ряд злодейств: убийство, козни,
  
  
  Желанье власти, жажда страшной крови:
  
  
  На свадьбе тестя заклан в жертву зять {12},
  
  
  Чтоб через брак с тобой не стал могучим.
  
  
  Злодейство! Отдан женщине в подарок
  
  
  Силан, и кровью осквернил своей
  
  
  Пенатов отчих, в мнимом преступленье
  
  
  Он обвинен. Увы, вступает враг
  
  
  В плененный дом чрез мачехины козни.
  
  
  Он - зять царя и в то же время сын,
  
   170 С умом преступным юноша, кому
  
  
  Родительница страшная зажгла
  
  
  Светильник брачный, против воли, страхом
  
  
  Тебя сопрягши с ним и, от успеха
  
  
  Разъярена, дерзнула угрожать
  
  
  Священной власти мирового круга.
  
  
  Кто передаст все виды преступлений
  
  
  И нечестивой женщины мечты,
  
  
  И козни льстивые, когда стремилась
  
  
  Она к венцу по ступеням злодейств!
  
   180 Любовь святая в трепете бежала.
  
  
  Эринния стопою роковой
  
  
  Вошла в дворец пустой и осквернила
  
  
  Святых Пенатов светочем стигийским.
  
  
  Права природы и законы все
  
  
  Разрушены: свирепая жена
  
  
  Мешала мужу яд, и гибли дети.
  
  
  И ты лежишь угасший, вечно нами
  
  
  Оплакиваемый, несчастный отрок,
  
  
  Звезда вселенной, Августова дома
  
   190 Могучий столп. Британник мой, увы!
  
  
  Теперь ты - только легкий пепел, тень.
  
  
  Ведь над тобою слезы проливала
  
  
  И мачеха свирепая, когда
  
  
  Несла тебя к последнему костру,
  
  
  И пламень клокотавший уносил
  
  
  Твой лик и члены нежные твои,
  
  
  Подобные летучему Амуру.
  
  
  
  
  Октавия
  
  
  Пусть губит и меня, или падет
  
  
  Сам от руки моей.
  
  
  
  
  Кормилица
  
  
  
  
   Тебе природа
  
   200 Столь мощной силы не дала.
  
  
  
  
  Октавия
  
  
  
  
  
  
  Печаль,
  
  
  Негодованье, скорбь дадут мне силы.
  
  
  
  
  Кормилица
  
  
  Нет, лучше послушаньем победи
  
  
  Безжалостного мужа.
  
  
  
  
  Октавия
  
  
  
  
  
  Чтобы мне
  
  
  Вернул он брата - жертву злодеянья?
  
  
  
  
  Кормилица
  
  
  Чтоб невредимой быть, чтоб дом отца
  
  
  Восстановить твоим потомством новым.
  
  
  
  
  Октавия
  
  
  Иных потомков ждет наш царский дом,
  
  
  Меня ж влечет ужасный жребий брата.
  
  
  
  
  Кормилица
  
  
  Великое благоволенье граждан
  
   210 Да укрепит твой дух!
  
  
  
  
  Октавия
  
  
  
  
  
  Моим бедам -
  
  
  Оно лишь утешенье, не отмена.
  
  
  
  
  Кормилица
  
  
  Народ - большая сила.
  
  
  
  
  Октавия
  
  
  
  
  
   Больше - царь.
  
  
  
  
  Кормилица
  
  
  Он сам к жене вернется.
  
  
  
  
  Октавия
  
  
  
  
  
   Запретит
  
  
  Любовница.
  
  
  
  
  Кормилица
  
  
  
   Противная для всех.
  
  
  Но милая для мужа.
  
  
  
  
  Кормилица
  
  
  
  
  
  Не супруга
  
  
  Она ему.
  
  
  
  
  Октавия
  
  
  
   Но скоро будет ею
  
  
  И вместе матерью.
  [Кормилица утешает Октавию и просит терпеливо переносить удары судьбы.
  
  
   Народ на стороне Октавии.]
  
  
  
  
  Хор римлян
  
  
  Молва, что сейчас поразила наш слух,
  
  
  О, если бы лживой явилась она!
  
  
  И все потеряли доверие к ней!
  
  
  И новая в спальню царя вошла
  
  
  Вторая супруга, а Клавдия дочь
  
  
  Сохранила бы ложе свое и дворец
  
  
  И детей народила - мира залог,
  
  
  На радость вселенной, и царственный Рим
  
   320 Сохранил свою вечную, древнюю честь.
  
  
  Юнона великая ложе блюдет
  
  
  Супруга и брата; зачем же сестру
  
  
  Державного Августа гонят теперь
  
  
  От ложа супруга, из дома отцов?
  
  
  Иль ей ни к чему благочестье ее,
  
  
  Отец-небожитель, ее чистота,
  
  

Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
Просмотров: 274 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа