Главная » Книги

Ростопчин Федор Васильевич - Вести, или убитый живой, Страница 3

Ростопчин Федор Васильевич - Вести, или убитый живой


1 2 3

justify">   Нет на свете? - Его? - ах, бедная Сонюшка! что, он умер? или убит?
  

Набатова

  
   Убит, в последнем деле; он хотел взять батарею...
  

Богатырев

  
   Ну!..
  

Набатова

  
   Бросился на пушки один...
  

Богатырев

  
   Ну!..
  

Набатова

  
   И двумя ядрами убит.
  

Богатырев (перекрестясь)

  
   Стало, и не страдал, и не успел подумать ни о сокровище, коим Бог хотел его наградить, ни обо мне, верном своем друге; но нет, он думал прежде и знал, что счастие моего дома от его судьбы зависело.
  

Развозов

  
   Какое несчастие, что он не мог укротить своей запальчивости!
  

Богатырев

  
   Не можно: он был молод и весь благородный; храбрость русская рассудка не слушает; она побеждает или погибает.
  

Развозов

  
   Он довольно доказал прежде, что он храбр, и мог бы не подвергать себя лишней опасности.
  

Богатырев

  
   Если бы он не был храбр, то бы я его не выбрал в свои зятья; не думал бы найти в нем сынов убитых, заменить их, осушить иногда горькие слезы счастием дочери. Но напрасно я думал утолить скорбь мою. Надежда мелькнула в глазах моих и исчезла навсегда. Несчастный старик! какой ждет тебя конец? Кто закроет глаза твои? Кого ты по себе служить государю оставишь? Имел двух сынов, и нет их; сыскал третьяго, погиб и он. О Россия! дражайшее Отечество! вся кровь моя пролита за тебя.
  

Развозов

  
   О почтенный муж!
  

Пустяков

  
   О примерный сын Отечества!
  

Набатова

  
   Истинно благородный человек!
  

Моренкопф

  
   Злафный эксемиль, молоты люди!
  

Горюнов

  
   То уж патриот, нечего сказать, небось не унывает.
  

Набатова

  
   Укротите вашу печаль, подумайте о себе; что вам себя морить безвременною смертию? у вас еще есть Софья Силовна.
  

Богатырев

  
   Ох, матушка! сердце кровью обливается! Она одна теперь на свете, и в осьмнадцать лет смерть отравила ядом жизнь ее.
  

Набатова

  
   Надеяться надобно, что время...
  

Богатырев

  
   Время ослабевает печаль, а скорбь души час от часу глубже вырезывает, и эти следы одна лишь смерть заравнивает. Так и быть! доживать и доплакивать. Господи, да буди святая воля Твоя! Сила Андреич, крепись и мужайся! ты человек и християнин.
  

Развозов (в сторону)

  
   Он у меня раздирает душу.
  

Пустяков (в сторону)

  
   Теперь смерть объявлена, мне здесь делать нечего: поеду домой, переменю лошадей и пущусь по городу объявлять это несчастие. (Уходит.)
  

ЯВЛЕНИЕ 10

  

Богатырев, Набатова, Развозов, Моренкопф, Горюнов и Богатырева

  

Богатырева (входя скоро, к мужу)

  
   Что такое сделалось! что с тобой, Сила Андреич? ты плачешь! (Всем.) Да что такое?
  

Богатырев

  
   Поди ко мне, друг мой! плачь и рыдай со мной. Мы не все еще с тобой слезы пролили. Послушай, плачь по Петре Алексеиче.
  

Богатырева

  
   Ах! - Софьюшка - о друг мой!.. (Падает в кресла без чувств, все бросаются к ней.)
  

Богатырев (держа руки у жены)

  
   (Моренкопфу.) Помогите, ради Бога! мои глаза, кроме смерти, ничего не видят.
  

Моренкопф (щупая пульс Богатыревой)

  
   Ну, эта малиньки опморок - фот и пульс-та прикодит в свой моцион. Эта перви опмарок, тругой-та палекше пудит. Ната натур дать фоли: ана звой тела знает телать: старинни профессор.
  

Развозов

  
   Я надорвусь от жалости; от роду эдакой картины не видал, Боже мой!
  

Горюнов

  
   И мне в самом деле жалко становится, что ж? ведь и я человек такой же.
  

Набатова (Моренкопфу)

  
   Да ну, Кашпарь Богданыч, что тут пульс щупать? пускай кровь, пожалуйста, поскорей.
  

Моренкопф

  
   Ташась, ташась, приципитандо бибимус сангвине фужибат. Эта Цицерон лубима пасловись. (Отворяет дверь и что-то приказывает.)
  

Набатова (в сторону)

  
   Я ничему не рада. Жаль, что не отложила до завтра; везде опоздаю: уж девять часов.
  

Горюнов

  
   Эк, как нас всех перевернуло - и вдруг еще - смотри пожалуй. Ба! ба! да за что ж мы одни принялись плакать? а люди и в ус себе не дуют. Пойду-ка я им объявлю эту радость: авось и они заплачут. Куда конь с копытом, туда и рак с клешней. (Уходит.)
  

Набатова

  
   Опомнитесь, Наталья Семеновна! Приди, матушка, в себя; ну что ж делать? такое определение. Что мы можем против воли Божией? посетил еще дом ваш печалию. Что ж, его не подымете, а себя в гроб положите.
  

Богатырева

  
   Ах, лучше бы мне умереть!- ах, лучше...
  

Богатырев

  
   Друг мой, с кем же я останусь? Нам остается просить одной у Бога милости: чтоб умереть вместе.
  

Богатырева

  
   Дай Бог!
  

Набатова

  
   У вас еще Софья Силовна, и ее утешить надобно. Мало ли чего в свете бывает? беда ходит не по лесу, а по людям. Ну, Бог милость Свою над вами явит. Как быть! живи не как хочется, а как Бог велит. Вот вы, матушка, оправьтесь, поедем к Троице, в Ростов, к Пафнутию Боровскому; а летом, если живы да здоровы будем, махнем в Киев: я везде с вами, ни на минуту вас одних не покину. (Входят четыре человека: один с чашками, другой с салфеткой, третий с половой щеткой, четвертый с стклянкой, и Ганцблут.)
  

Богатырев (Моренкопфу)

  
   Вы хотите ей пускать кровь? но, пожалуйста, оставьте до завтра. Нам еще много горя будет утешать бедную дочь, она ничего не знает.
  

Моренкопф

  
   Ну, да завтре ешо мошна чашка тва пустить; а теперь папольше - уфидим - уфидим. Зперва Натальи Земеновна, а там и фас, патушка! клейн бисхен; фи не лупить, я снаю; но теперь попался ф вой руки; я партон не снай: виктория, одер тод. Э! э! э!
  

Богатырев

  
   Я и сыновья мои для того не пускали крови, что берегли ее и думали, что дворянин должен ее проливать только за Отечество и за государя. Но (вздохнув) сыновей нет на свете, а я тяжкое бремя на земле, и если вы находите нужным, то делайте, что вам угодно.
  

Развозов

  
   Всякое его слово печатается на моем сердце.
  

Моренкопф

  
   А фот зперва ми папропуем Натали Земеновна; у ней злафна шил, как захарна верефка, и бинт полошить не ната.
  

Богатырева (мужу)

  
   Что ж тебе на эту смотреть? ты бы пошел к Сонюшке. Я боюсь, чтоб ей кто не сказал. О Боже! укрепи ее! (Пока Ганцблут и люди подходят и готовят все потребное для кровопускания.)
  

Богатырев

  
   Какой несчастный день в моей жизни! старость, печаль и горькия воспоминания будут одни наши собеседники; уж я не буду ждать ни радостных известий, ни поздравлений, ни восхитительных свиданий, сыновей и зятя нет в армии. Здесь я их благословлял, отсюда отпускал на службу, на этот месте вручил зятю шпагу, пожалованную государем Петром Великим отцу моему за храбрость; с ней служили я и сыновья мои, и она в руках Богатыревых обагрялась кровию неприятельской. Я обнял жениха моей дочери и не чувствовал, что в последний раз он оросил грудь мою и руки слезами и вышел в эти двери, чтоб никогда не возвращаться...

(В сию самую минуту двери отворяются. Победин вбегает и бросается на шею к Богатыреву.)

   Ах, что это? Боже милосердный?
  

ЯВЛЕНИЕ 11

  

Те же и Победин.

  

Победин

  
   Батюшка, батюшка, какое благополучие!
  

Богатырева (бросаясь к нему на шею)

  
   Это он! это он! и ты жив!
  

Победин (целуя у ней руки)

  
   Да, матушка! это сын ваш, это я. Но что такое сделалось? на всех я вижу страх. Кому хотели кровь пускать? Боже мой! где Софья Силовна?
  

Набатова

  
   Что это за чудо? это мертвец или - нет! не поверю - привидение, точно привидение.
  

Развозов

  
   Я глазам своим не верю: и убит и жив!
  

Моренкопф

  
   Ай! ай! ай! Ну! ну! ну! Дас ист дер тейфель!
  

Богатырев (Победину)

  
   Выслушай, дивись и радуйся: от тебя с месяц писем не было, дочь от беспокойства занемогла, но теперь ей лучше.
  

Победин

  
   Ах, какое несчастие!
  

Богатырев

  
   Ничего, мой друг! ничего; она совсем почти здорова, ну стану ль я тебя обманывать? Мы измучились, смотря на нее и не зная, что с тобою делается. Сего дня после обеда - вот Михаила Федорыч, Николай Иваныч Пустяков и Кашпарь Богданыч сообщили мне, что ты ранен: иной говорил в руку, другой в ногу, третий в голову, так что я стал и сомневаться в ране, но вот дорогая кумушка! (Показывая на Набатову.) Подвижная эта смерть посетила и отправила было нас на тот свет.
  

Победин

  
   Как это?
  

Богатырева (мужу)

  
   Друг мой! теперь нам радоваться надобно, а не сердиться; Бог ей судья! прости ее.
  

Богатырев

  
   Хорошо, матушка! это не уйдет; да позволь мне досказать. Вот эта сударушка и одолжила меня известием, что ты убит, и черт знает, какую сплела историю! что ты бросился брать пушку, и ядром ударило в голову...
  

Развозов

  
   А другим в грудь.
  

Богатырев

  
   Ну вот, слышишь, одного мало; но я не понимаю теперь и сам, как ей поверил и как не умер на месте. Наталья Семеновна упала в обморок; ей было хотели пустить кровь, и Бог один знает, что б из этого вышло.
  

Победин

  
   Где же Софья Силовна? Позвольте, батюшка...
  

Богатырев

  
   По счастию, она не выходит и ничего не знает, даже и того, что ты будто ранен.
  

Победин

  
   Да я и в самом деле ранен (показывает на руку) под Прейсиш-Эйлау; но я мог в третий день быть с баталионом опять в деле. (Богатырев целует у него руку.) Помилуйте, батюшка!
  

Богатырев

  
   Позволь! Всякая рана, полученная за Отечество, есть печать его.
  

Богатырева (Победину)

  
   Да что ты, мой милый, до излечения что ль отпущен и надолго ли с нами?
  

Победин

  
   Матушка, я здоров; следственно, поспешу в армию. Я был отправлен к государю с известием о последней победе; на другой день моего приезда в Петербург я испросил позволения ехать через Москву и пробыть здесь три дни. Теперь поздравьте меня: государь изволил меня пожаловать в подполковники и, что всего драгоценней, изволил обо мне разговаривать с похвалою.
  

Развозов

  
   Имею честь поздравить: приятно видеть достоинство с наградой!
  

Моренкопф

  
   Гратилур. Фот теберь и з палком скоро будит, а там маленкий корпус - ну и марш марш! эте злафна.
  

Набатова

  
   А я уж ни за что на свете не поздравлю... воврем" приехал! Вот говорят, что французы мастера стрелять, пустое: не попали.
  

Богатырев

  
   Велика милость государева! дай Бог ему много лет здравствовать; а зять пусть служит. Так ли, друг сердечный? Ступай до белаго знамени. Лишь бы смерть не вручила косы Маремьяне Бобровне, а то она тотчас тебя подкосит. Берегись!
  

Набатова

  
   Вот хороша от вас признательность! Я от добраго сердца хотела, вас любя, сберечь, успокоить и объявить поделикатней, а на поверку я же виновата. Покорно благодарю! впредь наука. Попала в беду оттого, что ко мне написали, я поверила, а Петр Алексеич изволил вдруг явиться.
  

Богатырев

  
   И, что всего мудреней, живой.
  

Набатова

  
   Может быть; а я не могу этому верить, как хотите.
  

Богатырев

  
   Да взгляни, матушка! вон он и говорит, и ходит, и нас обнимает, и вот и я его обнимаю. (Обнимает Победина.) Ну уж одолжила; благодарен за милость!
  

Набатова (в сторону)

  
   Пренесносный старик! (Богатыреву.) Я вам все то же да то же говорить буду: мне написали, и я свой долг в этом случае выполнила; а вы извольте это принимать как вам угодно - и гневаться - мне все равно: вы меня ничем попрекнуть не можете.
  

Богатырев

  
   Фу, сумасбродная! Да кто тебя просил спешить? Кто к тебе писал? ну, скажи!
  

Разводов

  
   Маремьяна Бобровна получила из армии письмо от братца Петра Алексеича.
  

Набатова (с сердцем)

  
   Конечно, от него, и из армии; что за секрет?
  

Победин

  
   Вот теперь, сударыня, позвольте и мне увериться, что я нигде убит не был. Во-первых, брат мой, не имея чести быть с вами знаком, не может писать к вам писем, а во-вторых, его в армии совсем и не было. Он еще в августе послан был в Вену и накануне моего приезда в Петербург приехал сам туда.
  

Развозов (Победину)

  
   Позвольте спросить, какой корпус двадцатитысячный взяли в полон, зажегши лес?
  

Победин

  
   Я от вас впервой о сем слышу.
  

Развозов

  
   А Маремьяна Бобровна и о сем утвердительно объявила.
  

Набатова

  
   Ну, теперь все на меня поднялись! а и вы, сударь (Развозову), охотники вести развозить; если и ваши поверить, то, думаю, много разве на душе только отыщешь.
  

Моренкопф

  
   Ну, полна, патушка, што фи петнай дама за свет гоните? тайте ей бакой: уш таки ей затал штрапац.
  

Победин (Богатыреву)

  
   Я от нетерпения вне себя; сделайте милость, батюшка, позвольте мне видеть Софью Силовну.
  

Богатырева

  
   Я, мой друг, пойду с ним и не вдруг его покажу, чтобы радость не обратилась во вред.
  

Богатырев

  
   Хорошо, матушка, я тотчас к вам приду сам. (Богатырева и Победин уходят.)
  

Развозов (в сторону)

  
   А я поспешу разгласить по городу смерть и явление, коим все обязаны будут Маремьяне Бобровне; и так ее отделаю, что месяца три никто ей верить не будет.
  

Моренкопф

  
   Ну! ну! Прашайте, патушка. Я зафтра фам стелаю малинки физит. Фот Зил Антреич пыл дишперат, а теперь: ганц лустиг - атье - атье. Брафо! брафо!.. (Уходит.)
  

ЯВЛЕНИЕ 12

  

Богатырев и Набатова

  

Богатырев

  
   Ну, вот смотри, сударыня! радуйся на дела мерзскаго твоего языка.
  

Набатова

  
   Что ж, мне молчать прикажете? Мне говорить еще не запрещено.
  

Богатырев

  
   Да слушать-то бы тебя никому не надобно. Стыдно, сударыня, стыдно; что тебе за охота лгать и пугать? Ведь ты было меня совсем на тот свет отправила; а я хоть и стар, да не даром хлеб ем: могу и доброму научить; а ты зачем живешь на свете?- так!
  

Набатова

  
   Да и большая часть так живет. Однако ж, Сила Андреич, меня не меньше вас знают в публике, и я в лучшие домы въезжа.
  

Богатырев

  
   Будто это-то? Публика собрание людей, а люди съезжаются, чтоб видеться, играть, зевать и время убивать, то есть: себя.
  

Набатова

  
   Ну, да если в публику всякой может ездить, то, по крайней мере, в домах людей лучше сортируют. Да для вас ничего святаго нет, и вы все браните и хотите свет переделать по-своему; а кабы вы послушали, что про вас говорят...
  

Богатырев

  
   Да чего слушать: я знаю - но мне что за нужда. Вот я бы сейчас правую руку дал отрубить, чтоб у нас одумались. Молодые, Бог с ними, перебесются; а кто их развратил? - старые. Ну, да вот ты первая; что ты делаешь целый день? Лжешь, врешь и дурной пример даешь; злословишь, путаешься не в свои дела, таскаешься по магазейнам, меняешь с бухарцами шали, а с старухами сплетни и, как гончая собака, гонишь и по зрячему, и по горячему.
  

Набатова

  
   Покорно благодарю за портрет и за сравнение; что ж мне в телогрею прикажете одеться?
  

Богатырев

  
   Правды никто не любит слушать, а говорить всякой собирается. Я уж давно ее проповедываю, да выходит - глас в пустыне. Ну, взгляни ты на себя, как ты одета? тебе давно за пятьдесят лет, ведь смех и грех! На что ты походишь? с рук на прачку, с головы на голландскаго шкипера. Одевала бы по старине грешное тело потеплей, ведь в тебя небось ветер дует со всех сторон, как в старыя опущенныя палаты; что ты за морская Венера из пены морской явилась? Ну, смотри! как зима тебя прихватит, сведет руки и ноги, вот и выйдет тюника соком.
  

Набатова

  
   Не слушаю и не послушаю; не боюсь ридикуля, не хочу быть одета шутихой; я хочу жить в свое удовольствие.
  

Богатырев

  
   Да кто мешает? пусть над вами смеются. Да за что вы губите молоденьких девушек вашим безобразным одеянием? Эта мерзская мода обливает любовь и уважение холодною водою и, вместо того, чтобы привлекать, гонит прочь, и женихов ловят, как беглых. В старину, и не очень давно, у иной девушки в месяц не увидишь руки без перчатки, а нынче воображенью и догадке дела нет. Да, прежде сего одевались, а ныне раздеваются. Иная едет на бал, как модель для живописцев; другая из отцовскаго дома, как из кунсткамеры: на руке мешок с бельем, все сквозит, все летит; раз взглянул, точно как от купели принимал.
  

Набатова

  
   Да матерей-то зачем тут припутали? как будто оне виноваты, что дети резвятся. Кто молод не был? Мать ведь не солдат: ей на часах разве стоять и всех окликать?
  

Богатырев

  
   Мать есть пример, покров и наставник для дочери. А дочь благовоспитанная есть лучшее украшение матери. Но иныя, по несчастию, что нынче делают? притравливают их к пороку и, теряя свое право, теряют и дочерей. Дочь с матерью точно как с мадамой: обе налегке, под краской. Дочь мигает, мать моргает; одна танцует, другая валсирует; одна ищет женишка, другая пастушка; одна с ума сходит, другая в себя не приходит. Господи, помилуй, да будет ли этому конец!
  

Набатова

  
   Ну, как изволили пуститься, Сила Андреич! Браво! Жаль, что у меня память слаба и что я забыла записную книжку; а то бы могла вам показать услугу: публика вам должна быть благодарна.
  

Богатырев

  
   И конечно, и наверно: в публике много и много есть почтенных людей, матерей и отцов, кои одного со мною мнения; им-то я себя и отдаю на суд. От безрассуднаго пристрастия и ослепления к иностранным мы обращаемся из людей в обезьяны, из господ в слуги, из русских в ничто. Этот разврат есть болезнь завозная, прилипчивая и иных у нас обезобразила так, что и узнать нельзя. А что я говорю, это правда и для ушей, и для глаз, и для души; в семье не без урода; да на что ж самому себя изуродовать и сделаться гадким списком мерзкаго подлинника?
  

ЯВЛЕНИЕ 13

  

Те же и Победин

  

Победин (Богатыреву)

  
   Батюшка! я к вам пришел с просьбою от Софьи Силовны: пожалуйте к ней и забудьте все огорчения, видя нас вместе. Она желает вас иметь свидетелем нашего благополучия.
  

Богатырев

  
   Тотчас, мой друг! дай мне окончить разговор с Маремьяной Бобровной. Я говорю правду: ей одной предоставлено право изобличать порок, исправлять развращенных и показывать истинный путь к добродетели.
  

ЯВЛЕНИЕ 14

  

Те же и Горюнов.

  

Горюнов (не видя Победина)

  
   Ну, Сила Андреич, что я наделал! уж скажете спасибо! у меня и в передней, и в людской, и на конюшке все люди, как коровы, ревут. Я ведь сказал, что Петр Алексеич убит. (Увидя Победина.) Ай! ай! с нами Бог! - Батюшки!- батюшки!..
  

Богатырев

  
  
   Молчи, молчи! что ты это? Опомнись, эдакой трус! Посмотри, вот тебе Петр Алексеич здоровый, и хотя раненый, но живой.
  

Горюнов

  
   Ох!- что ж? я рад - право, рад, а воля ваша, со мной эта дурная штука - ах, чудеса! подумаешь... Да как это случилось? Стало, все неправда.
  

Победин

  
   От вас зависит верить, что я убит не был.
  

Горюнов

  
   Да буди по слову вашему опять живы, все-таки лучше; а ведь уж как было вас уходили, батюшка Петр Алексеич, в мелкие пирожные части! Живаго места не оставили, право, так! Смотри пожалуй! чего не выдумают? Ах, мошенники!
  

Набатова

  
   И ты, Фока Феклистыч, сглупа туда ж! Сила Андреич, тот уж волю взял, а ты, мой голубчик, не очень пускайся - с тобою я скоро разделаюсь.
  

Богатырев

  
   Разделайся лучше прежде со всеми теми, кого ты обидела, оболгала и привела в отчаяние; да погоди, матушка, я тебя выведу на чистую воду!
  

Набатова

  
   Что вы на меня так разозлились? что я вам на посмеяние, что ль, досталась? Ну, извольте рассказывать - ну, рассказывайте! и я ведь не замолкну. Посмотрим, кто кого уходит. Господи! что за важность! великая диковина Сила Андреич! великая беда, что жених дочери был убит! Я хоть и вдова, а за себя постою; как вам меня ругать? я благородная, я дворянка, я генеральская дочь!
  

Богатырев

  
   Ты сплетница, разнощица, и ты за тем только и ездишь по домам, чтоб наполнять их ложью, ссорами и злословием. Язык твой жало, слова иголки, ум - зажигательное стекло. Для тебя ничего святаго нет на свете; и если я тебя терпел у себя в доме, то это для того, чтобы показывать дочери порок во всей его мерзости.
  

Набатова

  
   Ах, батюшка, ты с ума сошел! что ты вздумал меня показывать, как американку или невидимку? Нет, сударь! после этого я и сама к тебе не поеду, ни под каким видом, ни за что на свете, хоть на коленях стой!
  

Богатырев

  
   Как! мне становиться перед тобой на колени? да я для тебя и колпака не сниму. Вон, сударыня, вон из моего дома, чтобы нога твоя здесь не была. Я еду сей же час просить всех знакомых, чтобы тебя и на двор не пускали; тебя надо заявить, в газетах припечатать, привязать на шею почтовый колокольчик, чтобы все от тебя держали право.
  

Набатова

  
   Пустяки, пустяки! заврался, голубчик! с ума сошел; а я-таки везде ездить буду, говорить, кричать, тебя ругать и выведу из тебя комедию - точно выведу! (Уходит.)
  

Богатырев

  
   Лучше трагедию: ты будешь пятым действием и всех отправишь на тот свет.
  

Горюнов

  
   Прощайте, Сила Андреич! поехать и мне домой; что-то не по себе, крепко я напугался, теперь того и смотри, что и меня уморят на досуге, а там уверяй пожалуй, что неправда: меня ж бранить станут. (Уходит.)
  

ЯВЛЕНИЕ ПОСЛЕДНЕЕ

  

Богатырев и Победин

  

Богатырев

  
   Ах, друг мой! как ты вовремя приехал! что бы с нами было? Видишь плоды праздности и злословия!
  

Победин

  
   Вижу и должен желать, чтоб они никогда не касались до благополучия, кое меня ожидает.
  

Богатырев

  
   Дай Бог! отличайся и сплетай венок лавровый, и брак возложит на него венец; живи и умирай с честью неразлучно.
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   Впервые: отд. изд.- М., 1808. Первая постановка на сцене 27 января 1808 г. в Москве под названием "Живой мертвец". Печатается по изд.: Драматический альбом Арапова.- М., 1853.
  
   Межник - межа.
   Ерошки (ерошка) - карточная игра.
   Кяхта - город, ныне райцентр в Бурятии, в прошлом пункт русской торговли с Китаем.
   Мартира-Мартир-Мартивр - искаженное: Мортье Эдуард Адольф Казимир (1768-1835) - маршал Франции с 1804 г.
   Моро Жан Виктор (1763-1813) - французский генерал.
   Бурмистр - управляющий помещичьим имением или староста, назначаемый обычно из крестьян.
   Боровский Пафнутий (г. рожд. неизв.- 1478) - преподобный, причислен к лику святых в 1540 г. Основал в г. Боровске Калужской губернии монастырь.
  

Другие авторы
  • Соколова Александра Ивановна
  • Бутков Яков Петрович
  • Майков Василий Иванович
  • Миллер Всеволод Федорович
  • Дитерихс Леонид Константинович
  • Глаголев Андрей Гаврилович
  • Емельянченко Иван Яковлевич
  • Васильев Павел Николаевич
  • Андреев Леонид Николаевич
  • Серебрянский Андрей Порфирьевич
  • Другие произведения
  • Старицкий Михаил Петрович - Необычайная "голодна кутя"
  • Вяземский Петр Андреевич - Несколько слов о г. Гульянове и трудах его
  • Миклухо-Маклай Николай Николаевич - О путешествии по берегам Красного моря
  • Келлерман Бернгард - Братья Шелленберг
  • Толстой Лев Николаевич - Том 77, Письма 1907, Полное собрание сочинений
  • Кюхельбекер Вильгельм Карлович - Избранная лирика
  • Фриче Владимир Максимович - Театр в современном и будущем обществе
  • Андерсен Ганс Христиан - На могиле ребенка
  • Прутков Козьма Петрович - Стихотворения
  • Короленко Владимир Галактионович - Литературно-критические статьи и исторические очерки
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
    Просмотров: 312 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа