Главная » Книги

Плавильщиков Петр Алексеевич - Ермак, покоритель Сибири, Страница 3

Плавильщиков Петр Алексеевич - Ермак, покоритель Сибири


1 2 3

ал об нас. Может ли что больше уважить нас в его мыслях, как сие действие царево? А после того можно ль родиться в нас подозрению, когда он будет просить мира?
  

ЯВЛЕНИЕ 4

  

Те же, Хорунжий с казаками, Нарсим и два татарина (ведут Согдая скованного)

  

Грубей

  
   Согдай в оковах!
  

Ермак

  
   Вот тот вред, которого ты ожидал от него!
  

Нарсим

  
   Кучум, державный царь Сибири, возвещает тебе, повелителю орды казацкой, что он мира не приемлет и хочет одним оружием сохранить твердость своего владычества.
  

Ермак

  
   Скажи ему, что я об нем жалею и приемлю брань с сокрушением сердца. Я не пришел искоренить его царства, но пришел покорить его царю великому, коего могущество не отнимает власти у Кучума, но блеском величества озарит страну унылую, и, подобно солнцу, оживотворит души в вас блаженством, которое еще и в помышление ваше не входило. Скажи ему, что он сам избирает погибель свою, мужество наше никогда не изнеможет поражать противных. Или он хочет, чтоб я покорил царю моему запустелые степи? Я предлагал ему мир не от страха быть побежденным, но желая щадить кровь его подданных и храня жизнь самого царя.
  

Нарсим

  
   Кровь наша принадлежит царю. Не наше дело рассуждать о том, что он велит, наше дело только исполнять - и мы гордимся, проливая ее за царя... Видел ли ты меж нами хотя один пример измены? А ты не можешь тем хвалиться!.. Вот подлый предатель, который предлагал свои услуги Кучуму на погубление тебя; но царь им возгнушался и предает тебе в руки беглеца. Кучум не хочет, чтоб стыд твой сопутствовал ему в сражении.
  

Ермак

  
   Благодарю царя... Возвратись к нему. (Нарсим уходит, оставляя Согдая в кругу казаков, которые все злобно смотрят на Согдая, ожидая, что велит Ермак.)
  

ЯВЛЕНИЕ 5

  

Те ж, кроме Нарсима

  

Ермак

  
   Итак, когда Кучум решился на сражение, я теряю всю надежду обладать Иртою!.. Несчастная любовь! Ты пылаешь в сердце моем на то, чтоб я ощутил всю тягость гонящего меня рока. Какое ужасное испытание твердости моей... но оно не поколеблет души моей... Ах, нет! сердце мое слабо сопротивляется любви... и почто ж сопротивляться ей? Она придает мне новую душу; она живит храбрость мою...без ней, может быть, я изнемог бы от тяжких сражений, и мужество мое мне бы изменило; а теперь я чувствую неимоверную отвагу расторгнуть все препятствия. Сквозь тысячи мечей пролечу к моей любезной. Судьба! Подай мне лишь средство спасти отца ее, и тогда любовь украсит совершенно торжество мое. (Встретясь с Согдаем глазами.) Бедный человек! Уже ли ты уверился, что злоба и коварство вредны только тому, кто ими дышит? Кажется, не осталось более средств: ты истощил все, и они обратились на главу твою. Ты так привык ненавидеть соотечественников твоих, что лучше захотел быть в оковах в стане иноплеменников, чем жить между ними в почтении... (Молчание.) Цепи - этот позор человечества - не могут отягчать никого в глазах моих... Снимите с него оковы. (Отвращается. Казаки расковывают его, но бывший на страже казак ударяет его кинжалом.)
  

Казак

  
   Я страдал за тебя... теперь не уйдешь.
  

Согдай

(падая, произносит крик)

  
   Ах!
  

Ермак

  
   Злодей! Что ты сделал?
  

Казак

  
   Умертвил стыд твой, о коем говорил тебе посланный от царя.
  

Ермак

  
   Дерзкий! Ты смел поднять руку на жизнь безоружного? Ты дерзнул без моего повеления обнажать железо? Чудовище! Гнусный разбойник! Ты не можешь быть терпим в моем войске. Смертная казнь будет возмездием за злодеяние. Грубей! Сей час исполни мое повеление.
  

Казак

  
   Легче принять мне казнь, нежели быть поношением между казаками.
  

Ермак

  
   Вели его вести...
  

Согдай

(пришед в чувство)

  
   Постойте... Ермак! Смерть моя близка! Льющаяся кровь моя возвещает мне, что я недолго буду тяготить собою землю. Поражен оковами от Кучума, я потерял все чувства, и язык мой лишился употребления; но текущая кровь прохладила во мне огнь исступления... Я говорю с тобою в последний раз... Померкающий луч моей жизни живо теперь представляет мне, что я не умел чувствовать твоих ко мне благодеяний; пылкость юности моей изображала мне их в оскорбительном виде... Не презри меня в сии минуты; молю тебя, исполни мое прошение.
  

Ермак

  
   Скажи мне волю твою и поверь моему слову.
  

Согдай

  
   Верю... Дай вкусить мне отраду... прости моего убийцу. Ты убьешь меня вторично, если не исполнишь моей просьбы.
  

Ермак

  
   Боже мой!.. Чего ты хочешь?.. Чего бы я ни сделал для тебя, если б только мог спасти жизнь твою?.. Но это злодеяние беспримерно; дымящаяся кровь твоя вопиет о мщении.
  

Согдай

  
   Так ты не хочешь усладить миг смерти моей? Жизнь моя, тягостная всем и самому мне, прекращается... Увы! Когда я желал смерти, я не думал, что она была столь горька. Ты всегда был великодушен; ты прощал мне все, а теперь не хочешь простить мне моей смерти!.. Казнь моего убийцы поколеблет во гробе прах мой... Ах, не делай памяти моей ненавистною.
  

Ермак

  
   Нет, память твоя останется навсегда в душе моей, и я клянусь пред Богом, что ненависть никогда не коснется твоему имени... Ах, Согдай! Какой отрады лишает меня смерть твоя! Она похищает у меня удовольствие обратить тебя ко всем добродетелям; я видел, что ты удобен вмещать всю их великость... Если мои победы повергнут к стопам царя нашего все царства Азии - это ничто, это обыкновенное действие неустрашимости; но спасти отечеству сына, возродить в душе его великость его добродетелей, очистить сердце его от вредных впечатлений: вот достойный подарок великому государю. Я лишился в тебе сего сокровища... Видишь ли, слезы текут из глаз моих?.. Утешься тем, что, кроме тебя, никто не исторгал их из моего сердца.
  

Грубей

(Ермаку)

  
   Теперь и я чувствую, сколь велика наша потеря. Каменное сердце мое от слов твоих умягчается. (Согдаю.) Я ненавидел тебя, прости мне.
  

Согдай

  
   Никто не делал вам столько препон к славе, сколько я - и последний постыдный опыт... (Схватывает рану и произносит крик.) Ах!.. (Упадает в руки казаков.)
  

Ермак

  
   Он умирает; смерть его раздирает мою душу... (Упав на колени.) Боже всемогущий! Спаси жизнь сего несчастного; избавь меня от гнусного названия убийцы. Тебе известно мое сердце. Тебе открыты все помышления людей... Ты видишь мои намерения... очернены ли они хотя тению порока? Не алчность к пролитию крови человеческой влекла меня сюда; я не искал суетной славы победителя; я ищу прославить твое имя. Да озарит оно величественным светом души, ослепленные служением идолам бездушным! Покоряя их царю моему, я мыслил обратить их к тебе. Боже всемогущий! Если сие намерение прогневляет тебя, то пусть я понесу всю тягость наказующей меня твоей десницы... (Встает.) Согдай! Согдай! Видеть смерть твою для меня нестерпимо. Она все чувства мои восколебала; лютый мраз проникает всю внутренность мою. Согдай! Несчастливый Согдай!
  

Согдай

(приходя в себя)

  
   Глаза мои открываются... я вижу еще свет, вижу... и могу еще говорить. О Ермак! Дай мне руку, прими меня в свои объятия... Горячая слеза твоя упала на мое лицо; она послужит мне залогом, что ты исполнишь мое последнее желание... Прости моего убийцу... Да проводит меня во гроб эта усладительная мысль, что ты не будешь мстить за смерть мою... Дай мне слово, и я умру спокойно.
  

Ермак

  
   Я ни в чем не могу тебе отказать.
  

Согдай

  
   Ах! это слово облегчает болезнь мою... мне стало легко, очень легко. Благодарю тебя... и если б возможно было, чтоб жизнь моя продолжилась, ты бы увидел, что Согдай не одними словами умеет благодарить... По крайней мере я могу пожелать, чтоб счастие везде тебя сопровождало. Ты возвратишься в отечество свое, украшенный лаврами, а я уже не увижу его. Бедный мой отец! Кто утешит тебя в безотрадной твоей горести, когда ты узнаешь злосчастную судьбу твоего сына?
  

Грубей

  
   Видишь ли, как дорого купил он владычество над казаками?
  

Ермак

  
   Грубей! И ты в сию минуту можешь произносить упреки? Жестокосердый человек! Неужели каменное твое сердце никогда не удобно ощущать человечества? Я стыжусь за тебя... Согдай! Кончина твоя примиряет меня с ним, я забываю все... Ах! Сколько бы я был счастлив, если б мог возвратить ему тебя; тогда бы я пролил слезы радости - а теперь...
  

Согдай

  
   Теперь я умираю на руках его друга... да, друга! Ах! Для чего я не мог почувствовать этого прежде?.. Теперь живо мне представляются все попечения твои обо мне... Кровь моя останавливается, язык мой немеет... Отведите меня, я лишаюсь чувств. (Грубей с казаками отводят его.)
  

ЯВЛЕНИЕ 6

  

Ермак, Хорунжий и казаки

  

Ермак

  
   Лейтесь, лейтесь, горестные слезы! Вы прохлаждаете грудь мою! Грудь, которая никогда не трогала жалость при виде тысячи смертей... а теперь я дрожу... Согдай умирает... голос его... какой ужасный голос! Он будет жить вечно в душе моей. (Встречает глазами убийцу Согдая.) Это ты... ты, гнусное чудовище! Твоя рука пронзила грудь собрата своего. Отвечай мне!.. С кем я хочу говорить? Беги от глаз моих... земля трясется под тобою... Удалите его... или нет! Стой передо мною, гнусный злодей! Пронзай сердце мое проклятым твоим взором. (Отвращаясь от него.) Ах! Я вижу на руке его запекшуюся кровь. Прочь, прочь, мерзкий убийца! Не встречайся мне никогда... Я убью тебя одним взглядом моим. (Хорунжий с казаками уводят его.)
  

ЯВЛЕНИЕ 7

  

Ермак

(один после долгого молчания)

  
   Я один... никого нет со мною... Какой ужасный бой со всех сторон ударяет в слух мой! Кто послал тебя сражаться с татарами? Кто велел тебе покорять их царю твоему?.. Кто смеет меня спрашивать о том? Тысячи голосов со всех сторон твердят одно и то же... Кто?.. кто?.. кто? Мщение! Мщение!.. Я должен был спасать жизнь мою... Но разве в тысячи смертях неведомых тебе народов включено спасение твоей жизни? Может быть, и царь твой возгнушается твоими победами и будет проклинать победителя... О ужасная мысль! Куда я скроюсь от тебя? Ты вселяешь внутрь меня вечный ад!.. Ермак! Опомнись... обрати мысль свою к Богу... Нет под солнцем ничего, что укрывалось бы от промысла Всевышнего... Может быть, сим путем Он захотел очистить оскверненную идольскими жертвами землю... Боже всесильный! Ежели ты избрал меня орудием твоим... пощади людей твоих... я всегда молил тебя о том.
  

ЯВЛЕНИЕ 8

Ермак и Хорунжий

  

Хорунжий

  
   Ермак! Пред вражеским городом воздымается пыль, и уже слышен бранный вой татар.
  

Ермак

  
   Готовы ль все?
  

Хорунжий

  
   Готовы.
  

Ермак

  
   Пойдем!
  

Конец четвертого действия

  

ДЕЙСТВИЕ ПЯТОЕ

  

Театр представляет то ж, что и в четвертом действии.

ЯВЛЕНИЕ 1

Ермак в латах, Грубей и несколько казаков

  

Ермак

  
   Что ты думаешь, Грубей, об этом ложном движении татар? Уж мы готовы были принять их, мужество закипело в неустрашимых душах казацких. Я мерил глазами поле и ждал того расстояния, чтобы вернее ударить на врага, как вдруг они бросились назад и скрылись опять из глаз наших.
  

Грубей

  
   Это сделали они в первый раз, и я хитрости их не понимаю.
  

Ермак

  
   А я понимаю ее. Им известнее все места, нежели нам. Они желают заманить все наше внимание в ту сторону, где показались, чтоб внезапно напасть на нас, отколе мы не ожидали, но хитрость эта их самих обманет. Я повсюду крепкую устроил оборону, а сам остался здесь, чтоб быть там, где опасность будет больше. Ну, друзья мои! Это последнее сражение. Если татары решились испытать его - они будут сражаться со всем упорством отчаяния. Доселе мы разгоняли только их толпы, и при блеске наших мечей они утекали. А теперь каждый из них тогда перестанет сражаться, когда перестанет дышать... Друзья! Теперь пришел час доказать нам, что мы храбрые русские казаки, и что наша отвага растет по мере сопротивления. Но прежде предадим дух наш в руки всемогущего Бога... Станем просить у него помощи и с именем его, с именем царя Московского или умрем, или победим славно. (Став на колени и все с ним.) Боже всемогущий! Ты оправдал над нами царствовать великого царя России. Прославь имя его в сем хладном краю света; да покоренные ему народы приведет он к познанию тебя, и да согреет блаженство его державы замерзлую природу. (Встает и все с ним.)
  

ЯВЛЕНИЕ 2

Те ж, Хорунжий и Согдай

Ермак (увидя Согдая)

   Согдай жив! Боже! Благодарим тебя! Вот залог милостей твоих к нам! Друзья! Видите ли, рука Божия явно поборает нам?
  

Согдай

  
   Еще силы мои позволяют мне тебя видеть; язык мой еще произносит твое имя. Некое спокойствие водворилось в мою душу, как скоро сердце мое почувствовало всю цену твоих обо мне попечений. Уже я начинаю благословлять твои подвиги. Ты простил моего убийцу и тем уврачевал смертельную рану мою... Ступай, соверши последний подвиг твой. Смерть отсрочила прервать дни мои, дабы я мог видеть торжество, коего ты достоин, и чтоб ты закрыл глаза мои, нося на челе своем лавры совершенной победы. Слеза твоя, которою ты почтишь прах мой, сравняет славу Согдая со славою покорителя Сибири.
  

Ермак

  
   Согдай! Благодарю судьбу... Я примирился уже с тобою... Но, друг мой! Ты испытал над собою все ее превратности. Поверь мне, что тот, кто мнит себя при дверях смерти, далее отстоит от нее, нежели тот, кто по виду страшиться ее не должен. Может быть, я скорее тебя встречусь с ней. Тебе вручаю я последнее желание мое. Если роковой удар неприятельский отнимет у меня дыхание - я знаю, казаки мои не престанут сражаться, пока не отмстят за меня. Собери их, будь начальником над ними, и возвратись с ними в отечество. Они равно, как мне, будут тебе повиноваться. Заклинаю тебя кровию твоею любить их.
  

Согдай

  
   Нет, судьба пощадит тебя: она столько удручала жестокостию своего Согдая, что не поразит меня последним сим ударом; она устыдится толико слабой жертвы. Надобно ли столь жестокому быть удару, чтоб расторгнуть бытие мое, когда малейшее мановение может отнять у меня жизнь.
  

Ермак

  
   Если б судьба внимала желаниям нашим... то Ермак никогда бы не вострепетал, видя приближение смерти... Герой, алкая победы, в час брани забывает о своей жизни... а я какой ищу победы? Может быть, она растерзает мою душу. Может быть, я проклинать буду миг торжества моего... Да! Согдай! Я хочу открыть тебе мою душу. Ирта владеет всеми чувствами моими, и я обнажаю меч мой против отца ее! Если он падет от руки моей - Ирта вострепещет при виде моем... и душа ее излетит вослед даровавшему ей жизнь. Что тогда будет со мною? Гром победы задушит осиротевшее мое сердце... а если погибнет Ирта... Прочь, прочь! Удались, ужасное воображение! Ты весь ад вселяешь в грудь мою!.. Вот ужасное препинание!
  

Слышен ясак.

  
   Неприятель показался. Ну, друзья! По своим местам! Полетим ему навстречу.
  

Все уходят в разные стороны.

  

ЯВЛЕНИЕ 3

  

Согдай и Хорунжий

  

Хорунжий

  
   Закипели сердца к сражению, закипела кровь казацкая... Один я не буду участником их славы.
  

Согдай

  
   Нет, мой друг! Мы не лишимся участия в славе наших ратников. Ты видишь, рука моя слаба владеть оружием... Мы будем за них молиться. Бог услышит нас. (Становится на колени.) Всемогущий Боже! Если глас умирающего может достигнуть до выспренних стран твоих, то прими в объятия милосердия твоего недостойную молитву мою: пощади во брани славящих имя твое людей. Я молил тебя некогда в безумии моем о их погибели; я призывал на них ярость твою и гнев; но гнев твой постиг меня, и наказующая десница твоя простерла все твое милосердие ко мне. Буйство мое исчезло: я обрел в лютейшем враге моем истинного друга. Пощади его, великий Боже! Если он когда-либо согрешил пред тобою, не помяни грехов его в час брани. (Встает и садится.) Кажется, силы мои получают некую крепость... Не слышишь ли ты звука сражения?.. Взойди на пригорок сей... обозри славу твоих соотечественников... Гонит ли врагов Ермак?

(Хорунжий уходит.)

   Кажется, все тихо, треск оружия не ударяет в слух мой. Неужели враги при первом появлении наших побежали?..
  

Хорунжий

(входя)

  
   Я видел, видел, война горит со всею жестокостию. Ермак врезался в толпу врагов, и рать казаков закрыла его от глаз моих.
  

Согдай

  
   Но с другой стороны мне слышится звук оружия.
  

Хорунжий

  
   Он приближается. (Смотрит.) О ужас! Наши бегут. (Вынув меч, бросается к ним.)
  

Несколько татар прогоняют казаков через театр.

  

Кучум

(за кулисами)

  
   Отдайся, дерзкий враг! Ты побежден.
  

Грубей

(за кулисами)

  
   Меч мой не выпал еще из рук моих.
  

ЯВЛЕНИЕ 4

  

Согдай (прислонясь к холму), Кучум и Грубей

  

Кучум

(сражаясь с Грубеем)

  
   Кровь твоя...
  

Грубей

(уклоняясь от ударов)

  
   Омоет меч мой.
  

Кучум

  
   Смерть ждет тебя.
  

Грубей

  
   Я пошлю тебя к ней...
  

Кучум

(выбивает у него меч)

  
   Умри, врат лютый! (Замахнувшись, не довершил удара.) Ты обезоружен!.. Это спасет твою жизнь. Кучумова рука никогда не убивала побежденных...
  

С другой стороны бегут татары.

  
   Стойте, стойте! Царь ваш здесь...
  

ЯВЛЕНИЕ 5

  

Те ж и Нарсим

  

Нарсим

  
   Государь! Нет сил стоять... Ермак по трупам татар стремится достигнуть тебя... Беги отсель!
  

Кучум

  
   Бежать! Бежать навстречу неприятелю!.. Возьми сей меч.
  

Нарсим поднимает Грубеев меч.

  
   Он будет знаменем победы нашей.
  

Другая толпа татар пробегает сквозь театр.

  
   Стойте, соберитесь вокруг меня. За мною! Пойдем! (Делает движение.)
  

ЯВЛЕНИЕ 6

  

Те ж и Ермак

  

Ермак

(вбегает, бросается на царя, выбивает его меч и опрокидывает его)

  
   Ермак здесь, он остановит тебя.
  

Кучум упадает. Татары бросаются на Ермака.

  
   Число врагов не страшно мне, я привык сражаться с толпами.
  

В сие мгновение бегут казаки с той стороны, откуда Ермак, сражаются и прогоняют татар.

  
   Ударим, победа в руках наших, спасайте только царя.
  

ЯВЛЕНИЕ 7

  

Кучум, Грубей и Согдай

  

Грубей

  
   Он исторгнул меч мой, а сам упал бездыханен. Ермак велел его спасать... Промысл непостижимый!
  

Согдай

  
   Грубей! Скорая помощь ему нужна. Кажется, он жив, кровь не обагряет его.
  

Грубей

  
   Он будет первый, который получит чувства после удара руки Ермаковой. Но что я вижу? Его движение показывает, что он жив. Должно помогать ему. (Подходит и приподнимает голову Кучума на свое колено.)
  

Кучум

(озираясь на все стороны)

  
   Я ничего не вижу... туман скрывает от глаз моих все предметы... страшный шум вокруг меня... Нарсим! Что здесь происходит?.. Никто не отвечает!.. Скажите мне, где я?.. чья рука держит мою голову?.. где мой меч? я не помню ничего. (Взяв руку Грубея.) Кто здесь?
  

Грубей

  
   Это я.
  

Кучум

  
   Этот голос! Кто ты?
  

Грубей

  
   Я тобою побежден... ты выбил меч из рук моих, но не хотел отнять жизни, лиша меня оружия... Судьба предала тебя в мои руки, я должен пещись о твоей жизни.
  

Кучум

  
   О стыд! Итак, я побежден... я в плену... царство мое погибло! Небо! Пади на несчастного царя и подави меня с погибшею Сибирью. Ужасный свет! Престань блистать в глазах моих... Померкни, солнце!.. Пусть вечная тьма поглотит в неизмеримой бездне своей все существо мое... Боги, бессильные спасти мое царство! Я отрицаюсь от вас... Так, теперь я познаю, что Бог, коему враг мой поклоняется, есть Бог, сильнейший вас. Он пред глазами моими низверг в пропасть всех кумиров, а я, безумный, дерзнул ополчиться противу Вышнего!.. Я думал, что рука моя в силах противиться русскому Богу...
  

Согдай

  
   Благодари всесильную его десницу и не предавайся отчаянию. Он силен покарать тебя, но он столько милосерд... познай только его. Он усладит жребий твой... Нет ничего на свете отраднее и тверже, как возлагать всю свою надежду на него.
  

Кучум

  
   Надежду! Я лишен всего. Одна моя надежда - смерть.
  

Согдай

  
   Царь! Познай несчастного Согдая. Давно ли ты в тяжких оковах предал меня тому, кого я считал злейшим своим врагом? Но теперь я обрел в нем нелицемерную приязнь. Познай, как благость Всевышнего и самым гибельным путем приводит нас к счастливому пристанищу: она судила мне подавать тебе утешение.
  

Кучум

  
   Утешение! Разве может безотрадная горесть принимать его? Разве палимая смертною тоскою душа моя может чем-нибудь прохладиться? Кучум! Ты повержен в прах... Грудь твою терзает, как лютый вран, стыд и отчаяние! У тебя все отнято! Победитель, как разъяренный лев, рыкает в бездушном твоем царстве. Он ревом своим устрашает всю природу и обагренными кровию когтями раздирает свою добычу. Но где Ирта?.. где дочь моя? скажи мне, погибла она или еще жива?.. Нет, не говори мне об ней ничего, я боюсь услышать об ее жребии... Смотри, она рассечена на части, дымящаяся кровь ее обагряет замерзлую землю... плотоядные волки пожирают ее тело... Пожрите и меня с нею, разорвите меня на части, вырвите запекшееся мое сердце. Ад, поглотивший супругу мою! Разлей пламя свое по всему царству моему и пожги в нем все, что имеет еще жизнь и дыхание.
  

Слышен за кулисами крик: Сдаемся!.. пощади!

  

ЯВЛЕНИЕ ПОСЛЕДНЕЕ

  

Те ж, Ермак и Ирта (в латах)

  

Ермак

(сражаясь с нею)

  
   Не избежишь смерти, дерзкий юноша! Затрепещешь в крови своей. (Сражаются.) Ты замедлил только победу мою. (Сражаются. Ермак опрокидывает ее ударом своим, хочет наступить на нее ногою и вонзить меч, но при ее падении забрало и шлем с головы ее упадают. Ермак узнает Ирту.) Что я вижу? Ирта!
  

В сие время гонимые татары вбегают на театр и упадают перед гонящими их казаками. Все вообще должно учредиться в великолепной картине.

  

Кучум

  
   Дочь несчастная! И ты повержена у ног победителя?
  

Ирта

(встав, бросается к Кучуму)

  
   Родитель мой! Ты обезоружен, ты побежден, ты вместе со мною в плену!
  

Ермак

  
   Боже мой! Как близка была моя погибель!.. Ирта сражалась со мною! Сколько раз наносил я смертельный удар... кому?.. кажется, сердце мое сказывало мне... оно трепетало в самом жару сражения, оно ужасалось победы... Так, так! Если б моя рука... если б только миг один... одна мысль о том приводит меня в оцепенение. (Бросает меч свой.) Прочь, пагубное оружие! Едва не сделало ты меня гнусным чудовищем самому себе. Ирта! Это ты! Я оживаю... Бедственный миг исчез, ты жива... ты будешь торжествовать над своим победителем... Ирта! Вот отец твой... Обоих вас обезоружила рука моя, а сердце мое летит к вам... оно бьется от радости... и готово предаться вам навсегда. (Упав на колени.) Ирта! Победитель у ног твоих... Один твой взгляд наградит меня за все подвиги мои или...
  

Ирта

  
   Не договаривай! Здесь отец мой... Благодарю небо!.. Оно не разлучило меня с ним в сию горькую минуту, мы вместе осуждены испить горькую чашу погибели... Родитель мой! Ты со мною. Ты истощил все, что в силах человеческих, дабы защитить твое царство, гробы предков твоих и капища слабых богов наших. Ты видел, что дочь твоя, презрев пылающую любовь в сердце своем, дышала пламенем войны и мужественно сражалась... Я все совершила!..
  

Кучум

  
   И все наше царство погибло! Сильный Бог рукою сего героя поразил нас. Перестанем стенать и покорим души наши под крепкую его десницу. Ермак! Торжествуй! Ты победил нас. Этого мало: сердце дочери моей при первом на тебя взгляде воспылало к тебе любовию... Так, дочь моя! Дай волю сердцу твоему. Пламень твой не есть порок, но совершенство добродетели... он возжжен истинным героем.
  

Ермак

  
   Отец мой! Могу ли сему поверить?
  

Ирта

  
   Верь, верь. Души наши соединились.
  

Ермак

  
   О счастие превыше всякого ожидания! Сотрудники мои! Восторжествуйте вместе с побежденными мое блаженство. Да истребится всякая вражда, и на место гибельной брани водворится здесь радость неизреченная... Здесь нет врагов, здесь один народ, подвластный единому царю российскому... Кучум! Прославь вместе с нами великое имя его. Под скипетром его покой оградит твое царство, и ты со всем народом твоим вкусишь всю сладость благотворящей власти его.
  

Кучум

  
   Так! Я покоряюсь ему, так! Я покоряюсь Богу, защитнику твоего царя. Он один всесилен... Научи меня познать его: я клянусь им, и эта клятва будет залогом верности моей к царю вашему и моему владыке... Научи меня познать Бога, он благословит соединение твое с Иртою.
  

Ермак

  
   Уже ты познаешь его, когда чувствуешь, что он примет тебя в недра божественной своей веры... Согдай! Грубей! И вы, верные сопутники мои! Видите ли сильную десницу его? Она указала нам путь к славе, она помогла нам совершить его, она повергла кумиров, она обратила к себе души погибшие... Соединимся вместе все и, воздая хвалу всевышнему Богу, покорившему новое царство нашему государю, провозгласим все: "Да здравствует царь наш!"
  

Все

  
   Да здравствует царь наш!
  

Ермак

  
   И да торжествует Россия под скипетром его навеки!
  

КОММЕНТАРИИ

  
   Слышен ясак. - То есть слышен опознавательный сигнал.
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 214 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа