Главная » Книги

Писемский Алексей Феофилактович - Самоуправцы, Страница 2

Писемский Алексей Феофилактович - Самоуправцы


1 2 3

ороль здесь немножко, то приказываю вам, моя супруга, сейчас же выпить вашу чашку!
  Княгиня. Может быть, она тоже с ядом?
  Князь Платон. Может быть!
  Княгиня. Ничего, все равно!.. (Выпивает.)
  Князь Платон (взглянув ей прямо в лицо). Смела!.. (Обращаясь к брату.) А вы, братец, выкушаете вашу чашку?
  Князь Сергей. Но я не жена ваша и не изменила вам!
  Князь Платон. Можно изменить и не быв женою, вы знаете!.. И по этикету вы не имеете права отказаться.
  Князь Сергей. Нет-с, я не буду пить чаю, вы меня напугали; я очень брезглив!
  Князь Платон. Трус вы после того, и совесть, видно, у вас чем-нибудь не чиста против меня!..
  
  
  
   Входит лакей.
  Лакей. Дмитрий Яковлевич Рыков!
  Князь Платон. Проси! Очень рад видеть молодого человека, очень рад!..
  
   Князь Сергей потупляется, княгиня бледнеет.
  Княгиня (про себя). Письмо мое, видно, дошло к нему!

    ЯВЛЕНИЕ VIII

  
  
  
   Те же и Рыков.
  Князь Платон. Милости просим, мой бывший, но не будущий адъютант! Скажите мне по совести: вы никак не чаяли застать меня здесь?
  Рыков (почти совсем растерявшись). Я?.. Нет, что ж?.. Конечно, что...
  Князь Платон (обращаясь к брату). Какой ответ удовлетворительный... (Рыкову.) Как же это вы вошли в гостиную и не кланяетесь даме? Что это за неловкие нынче молодые люди, точно молодой медведь какой! Извольте сейчас подойти к моей супруге и поцеловать у ней руку.
   Рыков конфузится окончательно, но подходит к руке
   княгини. Та, вспыхнув и не вставая с места, подает ему
   руку. (С злобной насмешкой, обращаясь к жене.) А как вам, княгиня, нравится мое прозвище ему молодой медведь?
  Княгиня (несколько овладевая собой). Я ничего в этом не нахожу похожего на Дмитрия Яковлича!
  Князь Платон. Ну, а старый медведь, как называют меня иные, неужели я так уж и похож совсем на старого медведя. (Снова повертывается к Рыкову.) Что же вы, садитесь хоть наконец!.. А то ни с кем не кланяетесь и стоите, как столб.
  Рыков. Ей-богу, ваш прием до того меня озадачил: я не могу еще прийти в себя; впрочем, по вашему желанию, я сажусь.
  Князь Платон. Ну-с, и чаю выкушайте... (Официанту.) Подай господину Рыкову чай. Я сейчас рассказывал, что один французский король приревновал жену к придворному своему, и сам ему подал в такой чашке, в какой вы пьете, яд, и тот ведал, что это яд, и выпил его из уважения к королю, не поморщась.
  Рыков. Что ж тут, морщись, не морщись, не поможет!.. (Выпивает чашку.)
  Князь Платон. Вы думаете? А что, скажите, вы не чувствуете, что чай чем-то отзывается?
  Рыков. Я не знаток в чаю; для меня решительно все равно, чем бы он ни отзывался!
  Князь Платон (брату). Не в вас, князь, не брезглив... (Обращаясь ко всем.) Приношу, однако, всем вам маленькое извинение, что, в присутствии вашем, произведу расправу с некоторыми мерзавцами из людей моих... (Хлопает в ладоши, является шут.) Дворецкого пошли мне и горничную Ульяшу!
  Кадушкин. Сьюсаю, васе сиясество! (Обертывается налево кругом и уходит.)
  Княгиня (в сторону). Он точно читал мое письмо!

    ЯВЛЕНИЕ IX

  
  
   Те же, дворецкий, Ульяша и шут.
  Князь Платон (дворецкому). Вы, Федор Парменыч, изобличаетесь в измене нам, в продаже нашей чести, в сокрытии от нас того, что оскорбительнее для нас всего.
  Дворецкий. Я, ваше сиятельство?..
  Князь Платон. Разговаривать еще после будем с вами... (К Кадушкину.) Велите охотникам наложить на него цепи и в подвал первого номера запереть; ключ принести ко мне!..
  
  
  
  Шут уводит дворецкого. (К Ульяше.) Ну, ты, красавица!..
  Ульяша (падает ему в ноги). Я, ваше сиятельство, батюшка, отец милосердный!
  Князь Платон. И с тобой я тоже после поговорю!.. (К вошедшему шуту.) Сковать и ее и посадить в подвал второго номера.
  Княгиня. Как же я останусь без горничной?
  Князь Платон. Я к вам приставлю отличную горничную, усердную, не ветреную! Так-то-с! (Встает и выходит на авансцену, как бы за тем, чтобы собраться с духом.)
  Княгиня (пользуясь этим мгновением, подходит и говорит Рыкову). Поезжайте сейчас к отцу и скажите, чтобы он приезжал спасать меня: муж что-то затевает!..
  Рыков (подходит к князю Платону). До свиданья, ваше сиятельство.
  Князь Платон. Вы уж уезжаете?
  Рыков. Прошу позволения на то!.. (Раскланивается княгине и князю Сергею и идет.)
  Князь Платон. Я хочу, по крайней мере, вас проводить!
  Рыков. Что вы беспокоитесь!
  Князь Платон. Нет-с, мы, старинные хозяева, вежливы!.. (Уходит за Рыковым.)

    ЯВЛЕНИЕ X

  
  
  
  Княгиня и князь Сергей.
  Княгиня. Безбожник вы этакой и бесстыдник!
  Князь Сергей (пожимая плечами). От вас зависело!..
  
  
   Слышится шум и крик Рыкова.
  Княгиня (в испуге). Что такое? Он убивает его?
  Князь Сергей. Не думаю!
  Княгиня. Я пойду туда и посмотрю, что такое... (Уходит.)

    ЯВЛЕНИЕ XI

  Князь Сергей (один). Неприятно даже немножко становится: этот вепрь, пожалуй, бог знает что начудесит!.. (Прислушивается.) Что это такое? И княгиня, я слышу, плачет.

    ЯВЛЕНИЕ XII

  
  
  
  Тот же и князь Платон.
  Князь Платон. Какой, однако, сильный, двоих без всякого оружия уложил, ну, а пятеро одолели!
  Князь Сергей. Что вы такое сделали с вашим гостем?
  Князь Платон. Гораздо меньше, чем он со мной; он лишил меня всякого душевного света, а я пока его только дневного и посадил в склеп, а через стену с ним и княгиню...
  Князь Сергей. Княгиню?
  Князь Платон. Да; она сама научила меня этому в письме своем к Рыкову. Вы ведь читали?
  Князь Сергей. Братец, вы отвечать будете за то перед правительством вашим!
  Князь Платон. Правительство мое ничего мне в этом случае не может помочь, а потому и судить не может!.. А гораздо лучше мы вместе с вами сообразим по всем законодательствам, что с ними надо сделать, то и сделаем.
  Князь Сергей. Это будет, сами согласитесь, одна только смешная комедия, в которой я, je vous le dis serieusement,* не только участвовать не желаю, но даже и видеть ее.
  ______________
  * я вам говорю это серьезно (франц.).
  Князь Платон. А я вам говорю, что вы будете участвовать!.. (Хлопает в ладоши; являются двое охотников.) Запереть людей и лошадей князя, а также и его самого не отпускать отсюда никуда!.. (Кивает брату головой.) До свиданья.
  
  
  Князь Сергей остается в удивлении;
  
  
   охотники приближаются к нему.
  
  
  
   Занавес падает.

    ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

   Длинная, огромная комната в нижнем этаже дома со
   сводами. У одной из стен стоит стол, покрытый черным
   сукном, на нем горят две восковые свечки и лежат
   сложенные накрест две шпаги.

    ЯВЛЕНИЕ I

   Посредине стола, как бы на председательском месте, сидит
   шут Кадушкин в новом маркизском костюме, с прицепленной
   шпагою сбоку. Князь Платон все в том же дорожном
   мундире; глаза у него горят каким-то неестественным
   блеском; лицо бледно и искажено. В некотором отдалении
   от стола, с понуренною головой, стоит управитель. По
   задней стене стоят молодцеватые охотники в казацких
   казакинах, с кинжалами за поясами и с нагайками в руках.
  Князь Платон (с почтением обращаясь к шуту). Вас, единственно верный нам друг, избрали мы в судии нашего дела. Ведомо вам, какою мы нежною любовью окружали супругу нашу, считая ее женою любящего и верною нам... Ныне же известились мы, что считает она нас первым злодеем своим, изменила супружескому долгу, предпочтя нам гатчинского офицера Рыкова.
  Кадушкин. Ево, васе сиясество, пайками надо пьягнать!

    ЯВЛЕНИЕ II

  
   Входит князь Сергей, совсем взбешенный.
  Князь Сергей (обращаясь к брату). Долго ли вы будете не пускать меня и не приказывать отдавать мне моих лошадей... Что же я, пленник, что ли, у вас?..
  Князь Платон. Нет, не пленник, пока далеко еще не пленник... Не сердитесь и поприсядьте.
  Князь Сергей (садясь с досадою на другой стороне сцены). Я никогда себе не прощу, что, из глупой моей преданности к вам, я вмешался в вашу семейную историю, что до меня совершенно не касалось!
  Князь Платон. Вы поступили в этом случае как добрый брат, и как добрый же брат поможете мне и в настоящем моем горестном положении! (К охотникам.) Дворецкого и горничную Ульяну привесть! (Обращаясь снова с почтением к шуту.) Я начинаю с менее виновных преступников и надеюсь, что вы каждому воздадите должное по делам его!
  Кадушкин (горячась). Я им дам, васе сиясество!
  Князь Сергей (кусая губы, пожимая плечами и оборачиваясь в сторону). C'est incroyable!*
  ______________
  * Это невероятно! (франц.).

    ЯВЛЕНИЕ III

  
   Двое охотников вводят дворецкого и Ульяшу,
  
  
   скованных по рукам и по ногам.
  Дворецкий (падая князю в ноги). Помилуй, государь-князь!
  Князь Платон (обращая на него грозный взгляд). В этом положении, подлый раб, и отвечай мне!
  Дворецкий (не поднимаясь). В каком прикажешь, государь-князь!
  Князь Платон (помолчав и подумав). Знал ли ты о любовной связи жены моей с офицером Рыковым?
  Дворецкий. Нет, государь-князь! Раб ваш смеет ли думать-то о госпоже своей!
  Князь Платон. Подолгу ли он в мое отсутствие пребывал здесь?
  Дворецкий. Дня по два, по три гостил.
  Князь Платон. Отчего же ты не докладывал мне об том по моем возвращении?
  Дворецкий. Государь-князь, как приказ от тебя был: "чиновный или не чиновный, но ежели дворянин, так чтобы прием был!" - так мы его и принимали, не думая прогневить твою милость!
  Князь Платон. Почему ты в письме жены моей назван слугою верным?
  Дворецкий. Государь-князь, как я служил тебе, так супруге твоей и всему роду твоему одинаково.
  Князь Платон (обращаясь к шуту). Чего он достоин?
  Кадушкин. На посеенье его, васе сиясество, подьеца!
  Князь Платон (обращаясь к управителю). Со всем семейством свести в город и сослать на поселенье. (Толкая дворецкого ногою в лицо.) Пошел!
  Дворецкий (поднимаясь). Твоя воля, государь-князь!
  Князь Платон (Ульяше). Поди сюда!..
  
  
  
   Та подходит. Будешь ли ты все говорить?
  Ульяша. Буду, ваше сиятельство!
  Князь Платон. Ты носила письмо к Рыкову от жены моей?
  Ульяша. Я-с!
  Князь Платон. Когда снесла первое письмо?
  Ульяша. Давно-с. Года уж два.
  Князь Платон. Кто тебя послал с ним?
  Ульяша. Сама княгиня-с... "Поди, говорит, снеси от меня к Рыкову писуличку!" Я говорю: "Сударыня-княгиня, ну как князь споведует это?" - "Ничего, говорит, тебе же хуже будет, коли ты мне этим не угодишь". Я и понесла.
  Князь Платон. А брат твой носил?
  Ульяша. Братец только раз, как его к князю Сергею Илларионовичу послали; я тоже через реку ходить - собак все боялась. "Снеси, говорю, письмецо!" Он и взялся.
  Князь Платон. Не приводила ли ты когда-нибудь к княгине любовника ее ночью?
  Ульяша. Нет-с!
  Князь Платон. Где ж и когда они имели любовные свиданья? Отвечай мне все или сейчас же на дыбу отдам!
  Ульяша (побледнев, задрожав и прерывающимся голосом). Ваше сиятельство... только и есть... Когда Дмитрий Яковлевич у нас ночевали-с... на другой день девушки станут убирать его комнату, и точно что шпильки княгини тут нахаживали... особенные у них, аглицкие... принесут мне и смеются: "Что это, говорят, где уж вы шпильки ваши теряете!"
  Князь Платон (глухим голосом). От чувства и страсти их раскидывала и растеривала...
  Ульяша. Да-с!
  Князь Платон. Есть у тебя отец, мать?
  Ульяша. Есть маминька и папинька; в садовниках в Гурьине.
  Князь Платон (к шуту). Назначьте ей наказанье!
  Кадушкин. И ее на посеенье, мейзавку!.. Дуя экая, смея байские шпийки теять!
  Князь Платон (управителю). И эту всю семью на поселенье! Рыкова сюда!
  
  
  Управитель уводит Ульяшу и дворецкого.
  Князь Сергей (обращаясь к брату). Вы и господина Рыкова отдадите суду вашего шута?
  Князь Платон (странным голосом). Господин Рыков, может, уж не господин Рыков. Вы в детстве, вероятно, слыхали сказки о чародее, который обращал людей в волков, в медведей!.. (Встает со стула, отходит на другую сторону сцены и все время стоит, обернувшись лицом к публике. Обращаясь к шуту.) Сейчас приведут злейшего моего врага; его надобно будет наказать строго.
  Кадушкин. Я ему дам, подьецу, хоешенько его, пьяво!

    ЯВЛЕНИЕ IV

   Вводят Рыкова, зашитого в медвежью шкуру, ноги и руки
   его скованы, и на лицо, тоже зашитое в медвежью шкуру,
   но только с прорезанными глазами и ртом, надет, как у
   медведя, недоуздок, и от него идет цепь. Его ввел
   медвежий вожак с дубиною в руке.
  Князь Платон (встает и кланяясь в пояс Рыкову). Здравствуйте, молодой Михайло Иванович! Ну как вам нравится быть в моей шкуре, в которую вы прозвищем вашим одели меня; ведь нехорошо, жутко.
  Рыков (с скрежетом зубов). Не надругательства твои мучат меня, а то, что я не могу ничем тебе отомстить за них!
  Князь Платон (обращаясь к шуту). Когда молодой медвежонок сердится, что с ним делают?
  Кадушкин. Пайками его бьют, вото-сто.
  Князь Платон (Рыкову). Слышите, палками велит бить!
  Рыков. Подлец!
  Князь Платон (бешеным, но сдержанным голосом). Возвращаю тебе это имя сторицею, не мне оно принадлежит, а тебе. Я не вкрадывался в чужой дом и не соблазнял чужих жен! (Обращаясь к шуту.) От обязанности судьи мы вас избавляем; извольте явиться к нам в качестве горничной княгини, будьте одеты прилично и приведите сюда самое княгиню.
  Кадушкин. Сисас, васе сиясество! (Убегает.)

    ЯВЛЕНИЕ V

  
  
  
   Те же, без шута.
  Князь Сергей (обращаясь к брату). Господин Рыков офицер, а люди нашего ранга в подобных случаях стреляются, а не надругаются друг над другом чрез своих лакеев.
  Князь Платон. Что стреляться?.. Потешиться одну минуту; а они со мной делали то, что я во всю жизнь не буду ничем радоваться.

    ЯВЛЕНИЕ VI

   Шут, одетый в женское платье, вводит княгиню; лицо у ней
   заплакано, коса распушена. Отворотившись и с омерзением
   она опирается на руку шута.
  Князь Платон. Кресло княгине скорей!
  
   Князь Сергей, с тоской и досадой в лице,
  
  
   торопливо подвигает ей кресло.
  Князь Платон (княгине, показывая на Рыкова). Я хочу вам представить вашего старого знакомого, только в новой шкуре... Как он вам нравится: к лучшему или к худшему он изменился?
  Княгиня (кидая Рыкову нежный взгляд). Простите меня, бога ради, Дмитрий Яковлевич, что вам из-за меня делают такие оскорбления!
  Князь Платон. Паче всего ей жаль его!.. Вам, может, даже поцеловать его желательно... Извольте, не только разрешаю это, но даже приказываю: я хочу видеть, так ли же вы целуете молодого медведя, как целовали прежде старого!
  
   Княгиня и Рыков отворачиваются друг от друга. (Княгине.) Я вас подвергну пытке, если вы не поцелуете его. (Рыкову.) Я ее подвергну пытке, - целуйте ее скорей!
  Рыков. Чтобы спасти несчастную, я готов все сделать! (Подходит и целует княгиню.)
  Княгиня. Хоть бы вы перед людьми вашими постыдились срамить так меня. Если не боитесь суда человеческого, то есть суд божий!
  Князь Платон. И вообразите, княгиня, суд божий также существует для меня, для вас, для этого малого, для братца моего, и еще неизвестно, кто будет на нем правее. Если я всегда ненавистен вам был, зачем же вы выходили за меня замуж?
  Княгиня. Не тридцати лет шла за вас, - что понимала?.. А промеж тем отец хотел косу мне обрезать, в паневу одеть, если не пойду за вас...
  Князь Платон. Жестокий родитель!.. Я всегда разумел его канальей. Вы же обижались этим, говорили, что я из гордости не велю его пускать к себе в дом; но, положим, то родитель; зачем же вы сами, не дальше, как вчера, притворялись женой верной мне и нежной?
  Княгиня. Жизнь всякому дорога: покажи раз вам нелюбовь, так давно бы сидела в тюрьме, где очутилась теперь.
  Князь Платон. Отчего же вы, по-нынешнему, по-модному, не убежали от меня с вашим любовником?
  Княгиня. Убежала бы, как бы грош свой какой был.
  Князь Платон. Из-за грошей только не убегала?.. Не бесчестная ли вы после того женщина? На мое богатство вы хотели жить в довольстве, в почестях, носить мое княжеское имя и единовременно с тем, надругаючись и надсмехаючись над моими сединами, потешаться с вашим любовником... (Обращаясь к брату и показывая на Рыкова.) По французским законам, я мог убить его, как собаку, безнаказанно; а по аглицким, ее (показывает на жену) продать на площади; у нас только нет ничего против того; но я сам себе напишу законы! (К жене.) Изготовили ли вы письмо, которое я вам приказал?
  Княгиня. Написала.
  Кадушкин (подавая письмо князю). Вон оно-то тко-сь.
  Князь Платон (беря письмо и пробегая его). "Милостивый государь, князь Платон Илларионович! Уведомляю вас, что сего числа бежала я от вас с гатчинским офицером Рыковым и никогда не имею намерения прибыть к вам обратно". (Обращаясь к брату.) Вот вы укоряли меня в неблагоразумии; а посмотрите, как я осторожен: письмо это я буду показывать всем знакомым и незнакомым, буду печаловаться и жаловаться, что меня, бедного, жена бросила; а меж тем они будут сидеть тут, на веки веченские заключенные; потом я еще женюсь на другой, молодой, и над их головами буду веселиться, пиры и банкеты задавать, а они будут стенать в подземелье, - как вам нравится мой план, а?
  
  
  Князь Сергей ничего не отвечает брату
  
  
  и еще более отворачивается от него.
  Рыков. Вы выжили, генерал, из ума: неужели вы думаете спрятать нас? Что княгиня не бежала, знает про то родитель ее, а за меня заступится мой государь! Вспомните ваше звание и не бесчинствуйте!
  Князь Платон. Воробью с орлами не летать; прапорщику генерала не учить! (Вожаку.) Веди его на прежнее место! (Вожак ведет.)
  Рыков (следуя за ним). Не княжеская у тебя душа, а зверя дикого!
  Князь Платон (шуту). Веди и ты госпожу свою!
  Княгиня (вставая). Бывают злодеи, но все не такие, как вы!
  Князь Платон. Я был злодеем для вас, когда не надохнул на вас, как на собственную свою душу!
  Кадушкин (княгине). Пойдемте-с!
  Княгиня (хватая себя за голову). Бедная, бедная я!..

    ЯВЛЕНИЕ VII

  
  
   Князь Платон и князь Сергей.
  Князь Платон. Ну-с, братец любезный, теперь с вами счеты! В тот вечер, как я уехал и вы беседовали с супругою моею, я сидел рядом тут в комнате и все слышал.
  Князь Сергей (изменившись в лице). Что ж тут было слышать такого особенного?
  Князь Платон. Тут было слышать то, что вы соблазняли жену мою и за то обещали быть медиатором{263} ее с другим.
  Князь Сергей. Вам, вероятно, послышалось это по вашей ревности. Если я что-нибудь подобное и говорил, так это был один светский дискур{263}, который я веду со всеми женщинами и за который ни перед кем не считаю себя ответственным!
  Князь Платон. Как! Ты не ответствен перед мужем, думая соблазнять его жену и медиаторствовать другому, не ответствен перед братом, который открывал тебе всю душу свою? Все могли меня обмануть, но не ты, мерзавец; ибо я тебя никогда ни в чем не подозревал.
  Князь Сергей. Если вы вашими ругательствами и насилием коснетесь хоть волоса моего, то по моему положению в свете...
  Князь Платон. Не защитит тебя от меня никакое положение твое... Я бы сейчас велел тебя колесовать, если бы не щадил в тебе крови отца моего... (Берет со стола две шпаги и одну из них кидает брату.) На, защищайся, подлый трус, если в тебе хоть капля чести осталась!
  Князь Сергей. Волею государя моего и вашего дуэли запрещены, нам обоим угрожает за то каторга.
  Князь Платон. Прежде, чем ты попадешь на каторгу, я распорю тебе живот и все кишки твои вымотаю тебе на шею! (Бросается на брата со шпагою.)
  Князь Сергей. Я вас слабее и наверное должен быть жертвою!.. (Почти нарочно натыкается плечом на шпагу и падает.) Я ранен, я умираю!
  Князь Платон (людям). Вытащите его и бросьте в его экипаж; пусть едет куда хочет!
  
   Люди поднимают князя Сергея и уносят его.

    ЯВЛЕНИЕ VIII

  Князь Платон (один, опуская в землю голову и руки). Будет! Комедия кончена! Маска снята; месть насыщена, но душа моя болит еще сильнее: горе им, но горе и мне!.. (Склоняет голову.)
  
  
  
   Занавес падает.

    ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

   Темная аллея старинного барского сада. На одной стороне
   видна часть каменного дома, на другой забор сада, а
   через него в аллею прорезываются лучи низко
   спустившегося солнца. На самой аллее лежат бревна,
   приготовленные для постройки скамеек.

    ЯВЛЕНИЕ I

   Филька, со всклоченными волосами, в рубахе и лаптях,
   обчищает кусты, растущие около надземных, с железными
   решетками, окон дома. Митрич, в худенькой суконной
   куртке, со стриженой головой и бритой бородой, в дырявых
   чулках, в худых башмаках, стоит, опершись на метлу.
  Митрич. Не хаживал он тут, паря, николи!.. Я вот уж годов двадцать при саде, не помню того; а тут вот лавочку и столик велел себе устроить... Управитель прибежал ко мне: "Подметите, говорит, и подстригите хорошенько в саду!.."
  Филька (сделав усилие над своим мозгом). Подметем! Нам что велят, то и делаем.
  Митрич (видимо, довольный этим ответом). Так! Так!.. Господа, что сами хотят делают, а нам что велят делаем... Теперь взять - мельник и мельница... Мельник пустит мельницу, и мелет она сколько только душе его угодно, без остановки; а мельница мельнику не может приказать того: запер он ее, гуляет, пьянствует, - мельница стой, молчи. То и мы: господа - мельник, а мы - мельница!
  Филька (совсем не поняв Митрича). У нас ныне, дядя, очень мало мельница вымалывает; все плотину прорывает!
  Митрич (несколько озадаченный подобным замечанием). Мельник пустой человек, так и быть тому надо!.. Обирай почище около окон!..
  Филька (обирая и прикладывая ухо к стене). Никого что-то не чуть тут!
  Митрич. Тут не тут, а есть с пуд, как говорят про брюхатых баб.
  Филька (обращая глупое лицо свое к Митричу и улыбаясь по обыкновению всем ртом). Дядя!.. Тут, говорят, княгиня посажена.
  Митрич. Тише, молчок!.. Вытянут те язык-то!.. Подь сюда!..
  
  
  
   Филька подходит. (Кладя ему руку на плечо и почти шепотом.) А болтовни, братец, боже ты мой, сколько насчет этого идет.
  
  
  
  Филька глупо усмехается. (Продолжает тем же полушепотом.) Ехал я этта из Еремина, нагоняет меня наш священник. "Митрич, говорит, пересядь ко мне, поговорим!" Сел я к нему. "А что, говорит, правда ли, что у вас княгиня в тюрьму посажена?" Я говорю: "Как, говорю, ваше священство, вы, по вашему сану, такие слова говорите?.. Я, говорю, сейчас князю донесу о том!.." Батюшки мои, попик наш тут же мне прямо в телеге в ноги бух! "Митрич, говорит, сделай милость, братец, не сказывай!" Завозит меня опосле того к себе в гости, водкой, ратафием угощает, студнем накормил; попадью с мягкой постели согнал и меня на место ее положил: "На, Митрич, нежься, только не сказывай". А на другой день поехал я от него, два рубля деньгами подарил.
  Филька (что-то такое сообразив). Угостил он тебя!
  Митрич. Лихо... Это все теперь по барину нашему почет нам такой. Князь наш по государе второй человек в России; по его высокой и великой милости нам никто ничего не может сделать. Теперь рыковские сколько тоже много за барина своего зарятся на нас, - вот им всем! (Показывая кулак.) Ономнясь на торгу в Горках тоже выпито было ловко!.. Мне ведь везде угощенье. "Митрич, Митрич, пожалуйте, откушайте!" Только раскланивайся... Наперло на меня рыковских человек сорок. "Бей, говорю, только друг дружке не мешай!" И взял одного молодого парня, да как свисну его под микитки; смотрю, завертелся кубарем, упал на землю и дух из себя испустил. "Ах, думаю, беда!" Сейчас верхом на своего коня и к князю: "Так и так, мол, говорю, повинную несу!" - "Ты это, говорит, мне служил, ничего за то не будет! На записку моей руки!" Так, паря, и проехало мимо!
  Филька (простодушно). Умер парень-то?
  Митрич. Нет, черт его дери, отдышался... Побогатырствовал я, паря, тоже на своем веку - довольно!

    ЯВЛЕНИЕ II

   Те же и управитель и за ним идет подьячий, в засаленных
   брюках, в дырявых чулках, в худом камзоле и кафтане и в
   вытертом рыжем парике.
  Подьячий (оглядываясь кругом и махая на себя худым носовым платком). Какой здесь воздух свободный и места восхитительные!
  Митрич (не выдержав, чтобы не поговорить). Места здесь привольные, легкие!
  Управитель (осматривая аллею). Все вы пообчистили тут?
  Филька. Все-то-тко-с!
  Митрич (с гордостью). Больше сделали, чем сказано было-с! (Раскрывая тавлинку и подавая подьячему.) Смею просить об одолжении!
  Подьячий. Приемлю! (Нюхает табак и отщелкивает пальцами.) Сами стираете?
  Митрич. Сам-с! И уж без золы-с, сумления не имейте, - терпеть всегда не мог этого!
  Управитель (Митричу). Поди-ка, старик, съезди на Бирючую отмель. Княжна приехала, скоромного не кушает, а у нас щеки свежей рыбы нет: купи стерлядей, а паче ершей и налимов... Поваренки-подлецы довели до чего: что князь ничего теперь не кушает, так ничего при доме и держать не надо!
  Митрич. Теперь дело к ночи, Николай Макарыч, вся ваша воля: ехать опасно!.. На Волге баловство идет несосветимое!
  Подьячий. Рапорт есть от водяной коммуникации поручика, - разбои сильные происходят.
  Управитель (Митричу). Так что же и сидеть все так дома, не ездить никуды?..
  Митрич. Да помилуйте, за что же я-то несчастнее всех?.. (Таинственным голосом). Вон Семена Гаврилыча Бахирева управитель Грузинки, барское поместье, продал, деньги-то господам повез ни много, ни мало двадцать тысяч: на Тарутинском мосту остановили, самого избили, деньги похитили, лошадь угнали, а господа думают, что он капитал этот весь у себя утаил, - наказывают его, истязуют, и погибай, выходит, человек!
  Управитель. Да ты, старый черт, с деньгами, что ли, поедешь?.. Много что рыбу у тебя отнимут, а тебя, если и схватят, так на другой же день отпустят назад, - ненадобен никому!
  Митрич (обидясь). Что ж, ведь это про кажинного человека, пожалуй, то же самое можно сказать!
  Управитель. Про кажинного не про кажинного, а ты, старик, рассуди то: не молокососов же мне посылать... А ты человек умный, толк в рыбе знаешь... Дворецкого теперь на поселенье услали, на кого ж мне понадеяться?
  Митрич (самодовольно). Толк мы в рыбе знаем почище ваших дворецких.
  Управитель. То-то и есть... Князь теперь узнает и дворецким, может, тебя сделает за то!.. Вон возьми Фильку с собой для безопасности и поезжайте с богом.
  Митрич (Фильке). Поедем, Филя!.. Жили, видно, при господах и умирать за них надо!
  Управитель. Не ропщи, старик, не ропщи!
  Митрич (укоризненным голосом). Да я и не ропщу! Докладов-то только об нас что-то мало господам бывает! Зависть все в человеках-то живет... (Уходит с Филькой.)

    ЯВЛЕНИЕ III

  
  
  
  Управитель и подьячий.
  Подьячий (почти со слезами в голосе). Осмелюсь вам доложить, - все жилы живота моего подвело: алчу и жажду коликий уж день!
  Управитель. Погодите маненько!.. Сейчас выйдут князь сюда, - вы им доложите, а потом я вас поведу к себе: водочкой и пирожком угощу, баранинки жареной дам.
  Подьячий (голосом, исполненным чувства). Всепокорнейше благодарю. Очень ныне нам по округе прием скуден стал... Квас выпускают, молоко разливают по другим селениям, в кои приедем мы; мимо винокурни едем, хоть бы стаканчик где плеснули.
  Управитель. За что вам угощенье делать?.. Какая польза от вас?
  Подьячий. Как же, помилуйте, служба-с!.. Порядок содержим; князь идет, - умолкаю!

    ЯВЛЕНИЕ IV

   Вдали аллеи показывается князь Платон, очень печальный и
   похудевший; с ним идет княжна Наталья, напудренная, в
   мушках, в фижмах. Карлица несет за нею шлейф ее.
   Управитель и подьячий почтительно склоняют перед ними
   головы.
  Княжна (приветливо кивая головой управителю). Здравствуйте, Макарыч!
  Управитель. Честь имею с приездом поздравить, ваше сиятельство!.. (К князю, показывая на подьячего.) Приказный от господина капитан-исправника прибыл.
  Князь Платон (не поднимая глаз на подьячего). Что тебе надобно?
  Подьячий (склоняя голову и прижимая треугольную шляпу к животу). Господин капитан-исправник просит позволения явиться перед светлые взоры вашего сиятельства, понеже дан ему указ из земского суда по челобитной портупей-прапорщика Девочкина.
  Князь Платон (еще более нахмуриваясь и мрачно взглядывая на подьячего). Ты сам кто такой?
  Подьячий (потупляя глаза). Подьячий, ваше сиятельство.
  Князь Платон (строго). Зачем же капитан-исправник как гончую собаку засылает тебя допреждь себя?
  Подьячий (вытянувшись). Их высокородие по письменной части очень слабы, мыслей своих с ясностью на перо изливать не могут, а также насчет подводки законов, и приказывают, чтобы я был при них.
  Князь Платон. Где же теперича сам капитан-исправник?
  Подьячий. В полверсте, ваше сиятельство, в Марьине, чинит извет по рапорту водяной коммуникации поручика о разбоях.
  Князь Платон. Пошел, скажи, что может приехать.
  Подьячий. Еще просит их высокородие об милостивом одолжении: супруга их на конях ихних уехала на богомолье, они поехали в округу на обывательских, и просят, нельзя ли им хоть какую ни на есть подводу пожаловать - прибыть сюда и доехать обратно до града.
  Князь Платон (потерев себе лоб, управителю). Вели заложить мою крашеную сибирскую кибитку, запречь тройку вяток, надеть бляшную сбрую; Петру велеть одеться в нарядную кучерскую одежду и ехать за исправником... (Показывая на подьячего.) А этому дай рубль деньгами. Отправляйтесь.
  Подьячий. Земно кланяюсь и благодарю, ваше сиятельство... (Раскланивается и, сопровождаемый управителем, уходит на цыпочках из сада.)

    ЯВЛЕНИЕ V

  
  
   Князь Платон, княжна и карлица.
  Княжна (карлице). Ну, теперь можешь и ты идти отдохнуть.
  Карлица. Слушаю, княжна матушка!.. (Приседает госпоже и уходит.)
  Княжна. Я нарочно, мой друг, услала ее, чтобы еще поговорить с тобою наедине. Как я предсказывала, так и случилось: исправник едет по тому же делу.
  Князь Платон. Коли будет умен, так подарок сделаю; а нет, так велю нагайками прогнать.
  Княжна. Ах, мой друг, не советовала бы я тебе это делать; при нынешнем государе просто опасно, - такие строгости пошли, что уму невообразимо. Брат Сергей приехал ко мне совершенно растерянный: "Брат теперь, говорит, на службу не едет, меня ранил..."
  Князь Платон (перебивая сестру). Он меня сам ранил поопаснее; моя царапина скоро у него пройдет, а рана, что он мне нанес, у меня неизлечима.
  Княжна. Слышала я это, друг мой, он мне рассказывал все; но смею тебя уверить, что это был один только светский, придворный дискур... Я сама была фрейлиной при дворе покойной императрицы... Конечно, благодарю бога, что родилась от благочестивых родителей и сама всегда имела твердую мораль; но куртизанов имела сотни около себя: точно бабочки на огонь летят к тебе и как бы соловьиные голоса окружают тебя отовсюду и напевают тебе свои песенки - что ж из того?
  Князь Платон. То, что христианину и неразвратнику жить становится невмоготу посреди вас, развратников.
  Княжна. Только брат не таков, извини меня!.. И он тебя истинно любит и уважает. Наместник при мне к нему приезжал и прямо спрашивает: "Что такое у князя Платона Илларионыча происходит?" Сергей юлил, юлил пред ним, а потом тот уезжает, он мне и говорит: "Сестрица, вы видите, я не знаю, своим влиянием успею ли отстранить, что брату, может быть, угрожает!"
  Князь Платон. Ну, уж я лучше сам как-нибудь себя оберегу, и вообще я, как старший брат, приказываю тебе даже имени этого негодяя не произносить в моем доме.
  Княжна. Ты это, мой друг, говоришь теперь в твоем встревоженном состоянии, но надобно же думать, что и дальше будет... должно же тебе с этой мерзкой бабенкой и с полюбовником ее сделать что-нибудь; нельзя же в самом деле их держать, как арестантов, взаперти.
  Князь Платон (устремляя на сестру пристальный взгляд). А что бы я по-твоему должен был с ними сделать?
  Княжна. Во-первых: явись прямо к государю, проси развода, тебе сейчас же дадут его; а потом можешь жениться: не бойся своих шестидесяти лет, найдутся невесты тебе.
  Князь Платон. Так... Совет хорош... А понимаешь ли ты то, что эта скверная, как ты называешь, бабенка стала мне милее во сто крат, чем когда-либо была. Я думал, что злобы против нее у меня хватит на целый век, а ее едва достало на два дня. В боях при мне младенцев на штыки поднимали, женщин убивали, целые города держал я в осадном положении и морил их голодом, - душа моя жалости не знала; а ее вот посадил в склеп, и как цепная собака хожу все тут кругом; каждый кусок, который несут к ней, я все осмотрю и оглядываю, хорош ли и вкусен ли; если послышу ее стон или вздох, так легче бы мне было, если бы каленое железо вонзили мне в сердце и ворочали им там, - понимаешь ли ты это, глупая, бесчувственная баба!.. (Отворачиваясь от сестры, закрывает лицо руками и плачет.)
  Княжна. Мало что понимаю, но предсказывала это: ты мужчина с твердым характером, но добр как ангел. Я даже брату Сергею говорила: он ее простит и будет опять с ней жить!
  Князь Платон. Нет, я ее не прощу и жить с нею не буду: пока она у меня на глазах, я ее стану попрекать на каждом шагу и буду ревновать ее к каждому человеку, к каждому лакею моему.
  Княжна. В таком случае отпусти ее лучше от себя!
  Князь Платон. Чтобы она ушла к Рыкову, нет, уж мне легче ее мертвой видеть!.. (Подумав довольно продолжительное время.) Одно мне казалось лучше бы всего было: это, как у прежних царей бывало: когда господь не благословлял их счастием в браке, супруги их удалялись в монастырь и обрекали себя монашеству... пусть и она поступит в какую-нибудь женскую обитель и пострижется там. Позволение на это я ей выхлопочу... Самому мне с ней видеться и говорить об этом тяжело, да я и не могу... Поди сходи, спроси ее, согласна ли она это сделать?
  Княжна. Изволь, мой друг, я рада хоть чем-нибудь тебе быть полезной... Вели только проводить меня к ней кому-нибудь, я трусиха большая.
  Князь Платон (свистит и кричит). Кадушкин!
  
  
  
   Кадушкин является. Проводи сестру к княгине.
  Кадушкин. Пойдемте, матуска-баисня!.. (Ведет ее под руку и неторопливо уходит.)

    ЯВЛЕНИЕ VI

  Князь П

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 124 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа