Главная » Книги

Писарев Александр Иванович - Несколько сцен в кондитерской лавке

Писарев Александр Иванович - Несколько сцен в кондитерской лавке


1 2 3

  
  
   А. И. Писарев
  
  
  Несколько сцен в кондитерской лавке
  
  
  (Пролог комедии "Христофор Колумб") --------------------------------------
  Стихотворная комедия конца XVIII - начала XI в.
  Вступительная статья, подготовка текста и примечания М. О. Янковского
  Серия "Библиотека поэта". Большая серия. Второе издание.
  М.-Л., "Советский писатель", 1964
  OCR Бычков М. Н. mailto:bmn@lib.ru --------------------------------------
  
  
  
   ДЕЙСТВУЮЩИЕ
  
  Теоров, приятель Автора.
   Вампиров, журналист.
  
  Фиалкин |
  
  
   Княгиня Марабу.
  
  Истов } писатели.
  
  Хлевской, степной помещик.
  
  Шумихин |
  
  
   Сабоени, кондитер.
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ Хлевской сидит за столом и ест; Сабоени стоит у конторки и считает деньги;
  
  Фиалкин и Истов входят и садятся за другой столик.
  
  
  
  
  Истов
  
  
  
  
  (Сабоени)
  
   Deux tasses de chocolat! {*}
  
   {* Две чашки шоколаду (франц.). - Ред.}
  
  
  
  
  Сабоени
  
  
  
   (за кулисы)
  
  
  
  
  
   Два цаска секолада!
  
  
  
  
  Фиалкин
  
   Вот, Истов, тотчас есть! Я так устал, что надо
  
   Мне прежде отдохнуть.
  
  
  
  
  Истов
  
  
  
  
  
  Пожалуй, отдохнем.
  
   Ты знаешь, что друзей я слушаюсь во всем,
  
   А мы с Фиалкиным состарились друзьями.
  
  
  
  
  Фиалкин
  
   Да, я давно твержу и прозой и стихами,
  
   Что нас ничто с тобой не может разлучить.
  
  
  
  
  Истов
  
   Кому ж, когда не нам, друзьями должно быть?
  
   Таланты...
  
  
  
  
  Фиалкин
  
  
  
   Чувства...
  
  
  
  
  Истов
  
  
  
  
  
  Вкус...
  
  
  
  
  Фиалкин
  
  
  
  
  
  
   Успехи...
  
  
  
  
  Истов
  
  
  
  
  
  
  
  
  И зоилы
  
   Соединили нас...
  
  
  
  
  Фиалкин
  
  
  
  
   До гроба!
  
  
  
  
  Истов
  
  
  
  
  
  
  До могилы!
  
  
  
   Обнимаются.
  
  
  
  
  Фиалкин
  
   Ну, где найдешь таких поэтов и друзей!
  
   Я первый прозою сказал России всей,
  
   Что тяжело с душой чувствительной родиться.
  
  
  
  
  Истов
  
   Я первый пел в стихах, что должно веселиться.
  
   Со вкусом я писал, со вкусом пил и ел,
  
   И даже пирожки слоеные воспел...
  
  
  
  
  Фиалкин
  
   И даже пирожкам бессмертие доставил!
  
   Я нежные листки для нежных душ составил!
  
  
  
  
  Истов
  
   Я дал малиновкам особенный язык.
  
  
  
  
  Фиалкин
  
   Я тайны милые, сердечные проник.
  
  
  
  
  Истов
  
   Я в баснях...
  
  
  
  Мальчик подает шоколад.
  
  
  
  
  Фиалкин
  
  
  
   (взяв чашку)
  
  
  
  
  Соловья, mon cher, {*} не кормят басней.
  
   {* Мой дорогой (франц.). - Ред.}
  
   Ведь кстати сказано?
  
  
  
  
  Истов
  
  
  
  
   Что может быть прекрасней!
  
   Мы для ума с тобой нарочно родил_и_сь.
  
  
  
  
  Фиалкин
  
  
  
   (обнимая Истова)
  
   Ты наш маркиз Лафар!
  
  
  
  
  Истов
  
  
  
   (обнимая Фиалкина)
  
  
  
  
  
  А ты - мадам Жанлис!
  
   Послушай мой экспромт на апельсин.
  
  
  
  
  Фиалкин
  
  
  
  
  
  
  
  Плутишка!
  
   Читай!
  
  
  
  
  Истов
  
  
   "Экспромт".
  
  
  
  
  Фиалкин
  
  
  
  
   Постой! Что это за афишка!
  
   Ба! "Христофор Колумб" сегодня в первый раз.
  
   Смотри: вот новости!
  
  
  
  
  Истов
  
  
  
  
  
  Особенно для нас.
  
   Вы как-то с автором имели много споров?
  
  
  
  
  Фиалкин
  
   Я не люблю его.
  
  
  
  
  Истов
  
  
  
   (увидя Теорова)
  
  
  
  
  Тс! вот пришел Теоров:
  
   Он очень дружен с ним.
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ
  
  
  
   Те же и Теоров.
  
  
  
  
  Теоров
  
  
  
  
  
  Здорово, господа.
  
   Перед спектаклем я на час зашел сюда
  
   И кстати встретил вас. - Мы вместе взглянем в ложе
  
   На пьесу новую?
  
  
  
  
  Фиалкин
  
  
  
  
  О, нет!
  
  
  
  
  Истов
  
  
  
  
  
   Избави боже!
  
  
  
  
  Теоров
  
   В театре весело.
  
  
  
  
  Фиалкин
  
  
  
  
   Но только не у нас.
  
   Хоть об комедиях спросить позвольте вас:
  
   Что в них хорошего? - Тон грубый, низкий самой!.
  
   Нигде в них разговор не скрашен эпиграммой,
  
   Лакеи говорят лакейским языком,
  
   Без всякой острот_ы_, без вкуса, и притом
  
   Провинциальные обычаи и нравы
  
   Так глупы, так смешны, что, право, нет забавы
  
   Смеяться им, хотя они смешат народ.
  
  
  
  
  Истов
  
  
  
   (с восторгом)
  
   Фиалкин мой в карман за словом не пойдет!
  
  
  
  
  Теоров
  
   Позвольте вам сказать, что вы, сударь, неправы.
  
  
  
  
  Фиалкин
  
  
  
   (с удивлением)
  
   Кто? я, суд_а_рь?
  
  
  
  
  Теоров
  
  
  
  
   Да, вы. Ведь чем смешнее нравы,
  
   Тем больше комику они принадлежат.
  
   Что проку в пьесах тех, где слуги говорят
  
   Умней самих господ? Не спорю, наши дамы
  
   Желают острот_ы_ и любят эпиграммы,
  
   Но этак сочинять нет легче ничего.
  
   Нет! пусть лицо смешит, а не слова его,
  
   Пусть автор никогда на сцену не выходит,
  
   Когда он истину в комедии выводит,
  
   Когда все лица в ней имеют _свой_ язык,
  
   Как подлинники их, тогда он впрямь велик,
  
   Хотя б осмеян был безграмотным повесой,
  
   И если я смеюсь, так я доволен пьесой.
  
  
  
  
  Истов
  
  
  
  
  (Фиалкину)
  
   Mon cher! Ведь нечего на это отвечать?
  
  
  
  
  Фиалкин
  
   Тотчас и нечего! Я вам хотел сказать,
  
   Что разговорного у нас нет вовсе тона,
  
   Нет этих легких фраз, нет этого... жаргона,
  
   Который в комиках французских вижу я.
  
   И признаюся вам, я часто на себя
  
   Досадую за то, что думаю по-русски.
  
  
  
  
  Истов
  
  
  (с восторгом, целуя Фиалкина в лоб)
  
   Каков!
  
  
  
  
  Теоров
  
  
  
  Так думайте, пишите по-французски!
  
   Потеря оттого ничуть не велика.
  
   Нет разговорного у русских языка!
  
   Каким же языком вы говорите сами?
  
   Каким же языком теперь я спорю с вами?
  
   Нет разговора! так! не будет до тех пор,
  
   Пока не надоест нам чужеземный вздор,
  
   Пока не захотим по-русски мы учиться.
  
   Теперь, благодаря ученью, можно льститься,
  
   Что мы всё русское полюбим, всё свое,
  
   Теперь сбывается желание мое:
  
   Французский ваш жаргон уж многие бросают,
  
   И... дамы наконец по-русски понимают,
  
   И вы неправы, я еще вам повторю.
  
  
  
  
  Фиалкин
  
   За что ж вы сердитесь? я просто говорю,
  
   Что не богаты мы хорошими стихами.
  
   Кто ж в этом виноват?
  
  
  
  
  Теоров
  
  
  
  
  
  Вы, сударь.
  
  
  
  
  Фиалкин
  
  
  
  
  
  
  
  Я?
  
  
  
  
  Теоров
  
  
  
  
  
  
  
   Вы сами
  
   И вам подобные, которым всё свое
  
   Не нравится; кому противно в русских всё;
  
   Которым Кребильон известен весь до слова
  
   И скучны лишь стихи "Димитрия Донского";
  
   Которые, суд_а_рь, везде наперерыв
  
   Читают Мариво, Фонвизина забыв,
  
   И, выбрав Демутье предметом обожанья,
  
   Бессмертной "Ябеды" не знают и названья.
  
   Театра нашего вот вечные враги!
  
   И их-то должно бы...
  
  
  
  
  Истов
  
  
  
  
   Эй, грудь побереги!
  
  
  
  
  Фиалкин
  
   Позвольте мне у вас одно спросить: скажите,
  
   Серьезно это вы иль в шутку говорите?
  
  
  
  
  Теоров
  
   Серьезно!
  
  
  
  
  Фиалкин
  
  
  
  
  (струсив)
  
  
  
   То-то же! я шуток не люблю.
  
  
  
  
  Теоров
  
   Вы любите иль нет...
  
  
  
  
  Истов
  
  
  
  
  
  Но я не потерплю,
  
   Чтоб вы поссорились.
  
  
  
   (Увидя Вампирова)
  
  
  
  
   Вампиров, очень кстати!
  
   Уйми их!
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ
  
  
  
   Те же и Вампиров.
  
  
  
  
  Вампиров
  
  
  
  (желая обнять Теорова)
  
  
  
  Здравствуйте!
  
  
  
  
  Теоров
  
  
  
  
  
   Нельзя ли без объятий!
  
  
  
  
  Вампиров
  
   За что ж?
  
  
  
  
  Теоров
  
  
  
  Я запаху журнального боюсь.
  
  
  
  
  Вампиров
  
  
  
  
  (отходя)
  
   Всё странности!
  
  
  
  
  Фиалкин
  
  
  
  
  Ну вот, я на тебя сошлюсь:
  
   Он спорит, что у нас язык есть разговорный.
  
  
  
  
  Вампиров
  
   В старинных хартиях имеется бесспорно.
  
  
  
  
  Теоров
  
  
  
  
  (смеючись)
  
   В старинных хартиях!
  
  
  
  
  Вампиров
  
  
  
  
   Не смейтесь, точно есть.
  
  
  
  
  Истов
  
   Да, есть.
  
  
  
  
  Вампиров
  
  
  
  Вы можете мою статью прочесть
  
   Об этом. Впрочем, я, совсем не слыша спора,
  
   Вам сделать не могу подробного разбора.
  
   Мне нужно знать, с чего вы начали и как?
  
  
  
  
  Фиалкин
  
   Уж я тебе сказал...
  
  
  
  
  Вампиров
  
  
  
  
   Оно, конечно, так,
  
   Но к спору этому вас что же побудило?
  
  
  
  
  Истов
  
   А то... скажи ему.
  
  
  
  
  Фиалкин
  
  
  
  
   Теоров очень мило
  
   Нас звал в театр смотреть комедию.
  
  
  
  
  Вампиров
  
  
  
  
  
  
   А чью?
  
   Не вашу ли?
  
  
  
  
  Теоров
  
  
  
   О, нет! уж верно, не мою.
  
  
  
  
  Фиалкин
  
   Его приятеля.
  
  
  
  
  Вампиров
  
  
  
  
  Скажите же подробно
  
   Которого, а то судить мне неудобно
  
   Без имени.
  
  
  
  
  Теоров
  
  
  
   (давая ему афишку)
  
  
  
   Я вам афишку покажу.
  
  
  
  
  Вампиров
  
   Не зная автора, я пьесы не сужу.
  
  
  
  
  Теоров
  
   И будет автора судить, не зная пьесы!
  
   Вот как решаются журнальные процессы.
  
  
  
  
  Вампиров
  
  
  
   (прочтя афишку)
  
   Комедия дурна, ручаюсь наперед.
  
   Причина первая, что вовсе новый род.
  
   Вторая: автор сам, хоть он и защищает,
  
   Страх молод. Третья та...
  
  
  
  
  Теоров
  
  
  
  
  
   Что пьесы он не знает
  
   И будет, несмотря на то, ее судить
  
   И станет автора за молодость бранить.
  
  
  
  
  Вампиров
  
   Хотя для автора ваш голос очень лестен,
  
   Но древним этот род был вовсе неизвестен -
  
   И, стало, нехорош.
  
  
  
  
  Теоров
  
  
  
  
   И, стало, ваш журнал
  
   Не годен никуда.
  
  
  
  

Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
Просмотров: 211 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа