Главная » Книги

Островский Александр Николаевич - Воевода (Сон на Волге), Страница 6

Островский Александр Николаевич - Воевода (Сон на Волге)


1 2 3 4 5 6 7 8

lign="justify">   Да плачь теперь; свою башку седую
   Разбей об печку. Дураком родился
   И дураком умрешь. Вот близко локоть,
   Да не укусишь. Ты кому поверил?
   Кого оставил дом стеречь? Бабенку!
   Она, родясь, алтына не видала:
   Достать мошну да позвенеть ей к рылу,
   Себя продаст, не только что чужую.
   А слуги? те назло, не из корысти,
   Готовы дом поджечь со всех углов.

(Молчание.)

   Скачи, Нечай, скачи, приедешь в пору.
   Там пир идет, весь мир гуляет, пляшут,
   Здоровье пьют, Нечая поминают:
   "Берег Нечай, да людям. У Нечая
   И по губам текло, да не попало".
   Да скоро ль утро? Ехать бы, да темно
   И бездорожье, ноги изломаешь!
   Дрожи как лист осиновый, Иудой
   Трясись теперь; сиди да утра жди!
   Хоть бы колдун какой! Поворожить бы.

(Подходит к старухе.)

   Ты ворожишь, старуха?

Старуха

   Нам, боярин,
   И ворожить-то не о чем. Мы Бога
   И так прогневали. А вам, боярин,
   Без ворожбы сполАгоря живется.
   Ты отойди, здесь ангельское место.
  
   Баю-баю, мил внучоночек!
   Ты спи-усни, крестьянской сын!
   Белым тельцем лежишь в люлечке,
   Твоя душенька в небесах летит,
   Твой тихий сон сам Господь хранит,
   По бокам стоят светлы ангелы.
  

Воевода

(садится на постель)

   А сон опять морит. Прилягу малость.
   Забрезжит свет, на кСней и в дорогу.

(Засыпает.)

Старуха

  
   Баю, баю, мил внучоночек!
   Ты спи, усни, крестьянской сын!
   С тобой сидит бабка старая.
   До зари с зари прибаюкивает,
   Тихий сон очам наговаривает,
   Да качку-качалку покачивает.
  

(Засыпает.)

  

Часть сеней в доме Бастрюковых. Бастрюков Степан с чарой меду, Дубровин, Резвый, Зоря, Кубас, Шишига и слуги одеты гребцами.

Воевода

   Да вот они. Роман Дубровин, Степка,
   Вы оба тут. Ну, вас-то мне и надо.
   Попался, брат Степан! Иди к ответу!

Степан Бастрюков

   Повеселей бы что-нибудь, робята!

Резвый

   Да вот игра: садись, робята, на пол
   Да запоем: "По матушке по Волге!"

Степан Бастрюков

   Любимая моя игра. Хмельному
   Простору нет в избе, гулять охота.
   Вот сядем все, да и поедем. Любо!
   Я - атаман, Дубровин - есаулом.
   Я - на корму, он на нос.

(Резвому.)

   Ты с братиной
   В середку сядь и потчуй всех: направо,
   Налево, мне, Дубровину, себе...

Садятся.

   Поехали!

Воевода

   Далеко не уедешь!

Гребцы

(поют)

   Раз первой! Раз другой! Ухнем да ухнем!

Воевода

   Ты на пол сел и думаешь, что в лодку!
   Дурак, дурак! Вяжите их покрепче!

Гребцы

   Раз первой! Раз другой! Еще маленький разок!

Сени исчезают. Середина Волги, вдали берега. Является лодка, все приободряются, надевают шапки, берут весла. Бастрюков и Дубровин встают на ноги.

Воевода

   Уехали! Держите их, держите!

Бастрюков

   Кормилица ты наша, мать родная!
   Ты нас поишь, и кормишь, а лелеешь!
   Челом тебе! Катись до синя-моря
   Крутым ярам да красным бережочкам
   На утешенье, нам на погулянье!
   Недаром слава про тебя ведется,
   Немало песен на Руси поется,
   А всех милей: "По матушке по Волге!"

Гребцы

(поют)

  
   Вниз по матушке по Волге,
   По широкой, славной, долгой,
   Взбушевалася погодка
   НемалАя, волновАя.

Бастрюков

   Ты, есаул, вперед верней гляди,
   И, буде что увидишь впереди,
   Рассказывай!

Дубровин

   Да впереди-то чИрни.

Бастрюков

   В воде-то черти, в берегу-то черви,
   В лесах коренья, пенья да сучки,
   По городам подьячие крючки.
   Хотят словить, да врут: мы погуляем,
   По Волге силу-удаль попытаем.

Гребцы

(поют)

   Ничего в волнах не видно,
   Только видно одну лодку,
   Легку лодочку косную,
   Макарьевску, разъездную.

Бастрюков

   Ты, есаул, вперед верней гляди,
   И, буде что увидишь впереди,
   Рассказывай!

Дубровин

   Да впереди колода.

Бастрюков

   Ну, что колода! Сам я воевода.
   А ты гляди по Волге, нет ли встречных
   И поперечных?

Дубровин

   Есть. Струги гребные.

Бастрюков

   Какие, с чем?

Дубровин

   Купецкие с товаром,
   А царские с казной.

Бастрюков

   На них казаки-воры,
   А на купецких-то бурлаки хворы.
   Сарынь на кичку! Стой! Не надо, мимо!
   Мы не за тем.

Воевода

   Зачем ты едешь, знаю.
   Воруй себе, да только не у нас.

Бастрюков

   Ты, есаул, вперед верней гляди,
   И, буде что увидишь впереди,
   Рассказывай!

Дубровин

   Да впереди-то терем
   Расписанный.

Бастрюков

   Пригряньте-ка, робята!

Гребцы

   Вы приваливай, робята,
   Ко крутому бережочку,
   Да ко желтому песочку,
   Ко боярскому подворью.

Показывается терем.

Воевода

   Не мой терем, не мой. К чужому едут,
   Мой в городе, на лодке не подъедешь;
   Я дома сам, чего же мне бояться?
   Ловите их, держите! Воры, воры
   Наехали. Да что ж вы, спите, что ли?

Гребцы

   Ко Нечаеву подворью.
   Да ко Марьину здоровью.

Марья Власьевна сходит с 6epeгa.

   А Марьюшка выходила.
   Гребцам меду выносила.
   Не прогневайся, хозяин,
   Что наехали не званы.

Воевода

   Зачем ты здесь? Домой, вернись домой!
   Не дам уйти. Шалишь! Не доставайся
   Ты никому. Где нож? А вот он, вот он!
   Возьмет ли, нет ли, только не живую.

Гребцы

   Вы берите красну девку
   Во макарьевскую лодку,
   Вы сажайте-ка, робята,
   К атаману на колени.

Марья Власьевна садится на колени к Бастрюкову. Видение исчезает.

Воевода

(во сне)

   В глазах увез. Меня столкнули в Волгу.
   Тону, тону! Спасите! Заливает
   Меня всего, под шею подступает.
   Ко дну иду. Без покаянья страшно
   Мне умирать. Спасите, дайте время
   Покаяться, раздать именье нищим,
   Посхимиться. Никто не шевельнется,
   На берегу стоят да смотрят. Любо,
   Что я тону, как ключ. Вот дно, вот камни
   Зеленые, зеленая трава,
   Песок зеленый! Братцы, помогите!

Входят: Неустройко и двое слуг. В окне утренний свет.

   ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Старуха, воевода, Неустройко и двое слуг.

Неустройко

   Будить аль нет?

Слуга

   Не трожь, пусть сам проснется.

Воевода

(во сне)

   Тону! Спасите! Господи, помилуй
   Раба Нечая! Умираю!

(Просыпается.)

   Где я?

(Встает.)

Неустройко

   Господь с тобой! Мы здесь, в избе.

(Берет сулейку, складень и оружие воеводы.)

Слуги собирают постель.

Воевода

   Проворней!
   Коней, коней!

Неустройко

   Оседланы, боярин!

Воевода

   Скачи домой живей, чтоб к ночи быть.
   Бери людей с собой надежных. Снился
   Мне сон дурной; так я боюсь, здорово ль
   И цело ли у нас. По обещанью,
   Мне надобно дойти пешком в обитель
   Молебен отслужить. Так запоздаю:
   Сбираешься зайти на малый час,
   А там, глядишь, и до ночи задержат.

(Одевается.)

Уходят. Гаврило слезает с печи, умывается и выходит за дверь помолиться. Клим слезает, умывается. Гаврило возвращается. Клим уходит.

Гаврило

   Слава тебе, Господи, до бела света проспали.

Клим

(возвращается)

   Рассвело бело, хоть хлеб ешь.

Старуха

   Рушай да кушай на здоровье.

Гаврило

(берет хлеб на столе и режет)

   Господи благослови!
   ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЕРТОЕ
  
   ЛИЦА:
  
   Воевода.
   Пустынник.
   Монастырский служка.
   Щербак, Каурый, Заяц, Вотря, Калга, Ерголь - разбойники.
   Свита воеводы.
   Прохожие богомольцы.

Вершина лесного оврага, круто сбегающего к Волге, на нагорной стороне. На авансцене пещера пустынника; далее с одной стороны оврага мост на другую, через который идет дорога в монастырь; перед мостом с дороги тропинка к пещере; далее с одной стороны видно продолжение нагорного берега, на нем вдали из-за лесу видны монастырские стены; другая сторона оврага возвышается и оканчивается крутым обрывом над Волгой; в глубине видна Волга, делающая под монастырем поворот; за Волгой - луговая сторона с кустарниками, озерками и деревеньками на холмах. При начале действия Волга, противоположный берег и вся даль покрыты туманом.

  
   ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Щербак сидит на пне. Служка спускается по тропинке с ведром в руках, по мосту проходит толпа богомольцев.

Щербак

   Тебе чего тут надо?

Служка

   Проходи
   Своей дорогой, добрый человек!

Щербак

   Да не твое здесь место; вам обитель
   Построена; живете за стенами,
   Тепло и сытно вам; а глушь лесную,
   Трущобную, оставьте нам, бездомным,
   Обиженным, гонимым. Я хозяин
   Лесных болот, оврагов, дебрей диких;
   Мое тут место, я его нашел,
   Облюбовал и занял.

Служка

   Ты ошибся.
   Ищи другую дебрь, а эту занял
   Допрежь тебя молитвенник-пустынник.

Щербак

   Да ты вглядись в меня! Чего уставил
   Глаза-то в землю?

Служка

   Нам не подобает
   Глядеть на вас и речи говорить
   С мирянами; соблазну мы блюдемся.

Щербак

   Да ведь и мы-то разговоров длинных
   Не жалуем; а голову сорвать
   Со встречного - вот это наше дело.
   И вы того ж с пустынником дождетесь.
   Не малый ты ребенок; что же лезешь
   К медведю в пасть! Не с бабою убогой,
   Что с кузовком за клюквой да грибами
   По лесу бродит, повстречался ты,
   А с молодцом удалым.

Служка

   Бог с тобою!
   До удали твоей какое дело
   Смиренникам? Твои угрозы глупы:
   Не смерти мы боимся, а греха.
   У нас черед молитвеннику воду
   И хлеб носить, то наше послушанье.
   Благословил сегодня настоятель
   На этот труд меня, и я пошел.
   Ослушаться пославшего не смею;
   Пожалуй, хоть убей. А наш пустынник
   Уж заживо лежит в гробу, готов
   На божий суд. Для отдыха и на ночь
   Ложится в гроб молитвенник. Коль хочешь,
   Поди взгляни в оконце. На молитве
   Поклоны правит иль в гробу лежит.

Щербак

   Давай ведро, я сам снесу!

Служка

   Изволь!
   Отказывать нельзя, коль есть усердье
   Для Бога послужить. Поставь у дверки!
   Авось Господь во что-нибудь поставит
   Труды твои и за грехи зачтет.

(Отдает ведро и уходит на гору.)

Щербак ставит ведро у двери пустынника, глядит в окно и в ужасе отступает назад. Из пещеры показывается пустынник и идет в гору. Щербак кланяется ему в землю и лежит, пока пустынник проходит и скрывается в лесу. Из оврага поднимается туман, открывается освещенная ярким солнцем даль: изгиб Волги, нагорный, покрытый лесом берег, на нем в полугоре белеют стены монастырские; на противоположном, луговом берегу окруженные кустарником озерки, вдали по лесистым холмам несколько деревень и сел. Выше тумана, на горе показывается пустынник и, обратясь лицом к монастырю, становится на колени; туман закрывает его. Из-под мосту, из чащи выходит Дубровин.

   ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ
  

Щер6ак и Дубровин.

  

Щербак

   Челом тебе, Роман Петрович!

Дубровин

   Здравствуй!
   Товарищи все целы, все здоровы?

Щербак

   Здоровы-то здоровы, только скучно:
   Работы нет, давно без дела бродим;
   Тоска взяла. Зачем ты нас покинул,
   Скрываешься?

Дубровин

   Да в городе забота
   Была дня на два, на три, да такая,
   Что не ордой, а надо одному
   Пролезть и вылезть, где ползком, где боком,
   Кругом болотца, в задние воротца.

Щербак

   Дуван дуванили, тебе на долю
   Бухарский лук.

(Подает кожаный налучник, в нем лук и стрелы.)

Дубровин

(принимая)

   Давай сюда, годится.

Щербак

   Казны пришлось немного.

Дубровин

   И не надо.

Щербак

   Камки и бархаты, цветное платье...

Дубровин

   И рухляди не надо тоже. С низу
   Привольного привезено добра,
   Что не прожить. Лежит в укромном месте
   Припрятано; а там себе иль людям
   Достанется, вперед не угадаешь.
   Далеко наши?

Щербак

   Здесь разбродом бродят,
   Поразошлись: кто с кузовком на плечах
   Грибов да ягод ищет по опушке,
   Другой к слепым уселся у ворот
   У монастырских с чашкой; кто в чаще,
   В малиннике присел, туда не ходят
   И бабы-то, медведей берегутся;
   А кто в челнах на Волге, при запасе,
   В береговом таится тальнике.
   Идет большой дорогой воевода,
   Как на войну собрался, сбил народу:
   Затинщиков, стрельцов и пушкарей.
   Уж не за нами ли? Мы мужичонка
   Заворотили в лес с дрянным возишком,
   С мешком муки; так наказал в опушку
   Идти ему да плакать, воеводе
   Челом ударить: вот, мол, животишки
   Пограбили сегодня ночью воры
   И поскакали по дороге в город.
   Коль скажешь так, и воз назад воротим,
   А нет, - и самому не быть живому.
   Да я вперед по деревням верст на семь
   Послал молву пустить, что ночью были;
   А спросят, мол, куда ушли, кажите
   По Волге к верху, в город. Так и сталось:
   Поворотил стрельцов назад.

Дубровин

   А много ль
   Идет при нем?

Щербак

   Десятка два, не больше,
   С холопями и челядью.

Дубровин

   Немного ж.

Щербак

   Теперь в версте они, не дальше. Смотрят
   С деревьев наши; чуть вдали завидят,
   Придут сказать.

Дубровин

   Ударить бы на них
   Из-под мосту, стрельцов перевязать,
   А воеводу в Волгу.

Щербак

   Ты в уме ли?
   Да видано ли, слыхано ли дело,
   Чтоб зайцы шли войною на собак?
   С одним дубьем не сунешься на ратных,
   Их голыми руками не возьмешь.
   У нас дубье, у них небось пищали;
   Пищальные орехи-то не сладки.

Дубровин

   За что же нас удалыми прозвали?
   Ужли за то, что грабим беззащитных
   Да по ночам воруем из клетей?

Щербак

   Умей уйти, как заяц, без оглядки,
   От сыщиков и от погони скорой,
   Умей украсть и схоронить концы!
   Вот наша удаль: бегать, укрываться
   И на рожон не лезть!

Дубровин

   А если кликну
   Охотников, да посулю на брата
   Вина по жбану да пригоршни денег
   Серебряных?

Щербак

   Не затевай, оставь!
   С удалыми с опаской слово молви!
   Подумают, что ты подвесть их хочешь.
   И не уйти тогда тебе живому.
   У нас теперь другая речь пошла:
   Пожива есть внизу; от беглых слышно,
   Что Астрахань разграблена, и дальше,
   К Саратову идет большая туча
   Низовой вольницы. И мы туда же.
   Струги у нас готовы, хоть сегодня
   Отваливай; тебя лишь дожидались.

Дубровин

   Да мне еще не время.

Щербак

   Подождем
   Денек-другой, не к спеху дело; разве
   Товарищи не захотят; тогда уж
   Как хочешь, сам скажи им. Кликать, что ли?

Дубровин

(садится на пень)

   Скликай народ удалый к атаману.

Щербак кричит по-птичьему; из лесу ему откликаются.

Щербак

   Заслышали, и отклик есть, - сойдутся.

Постепенно сходятся: Каурый, Заяц, Вотря, Калга, Ерголь; в продолжение сцены подходит еще несколько.

   ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Дубровин, Щербак. Каурый, Заяц, Вотря, Калга, Ерголь и другие разбойники.

Каурый

(увидав Дубровина)

   Товарищи, вернулся атаман

Заяц

   Челом тебе. Долгонько загостился;
   А мы совсем собрались. Едем, что ли?

Вотря

   Да что за спрос! Мы кругом порешили
   Сегодня же отплыть.

Дубровин

   А вы спросите,
   Поеду ль я!

Калга

   Да как же не поедешь,
   Коль круг решил, ты больше всех не будешь.
   По одному мы слушаем тебя,
   А скажет круг, так ты его послушай.

Дубровин

   Да дело есть большое, вот что.

(Встает.)

   Братцы,
   Товарищи, не первый год гуляем
   По Волге-матушке; добра чужого
   Награблено, накрадено довольно.
   Погуляно, поедено, попито
   По горлышко. И век гулял бы с вами,
   Не расставался, да такое дело,
   Уж рад не рад, а вас покинуть надо
   Ненадолго. Щербак за атамана
   Послужит вам; так и другим скажите.
   В Казани подождите, догоню.
   Вернусь - так ваш уж вплоть до самой петли,
   А не вернусь, не поминайте лихом!

Каурый

   Ты не бросай совсем-то!

Заяц

   Ты заводишь
   Какие-то дурацкие порядки:
   Сиротами без атамана плыть...

Вотря

   Нигде того не водится.

Калга

   Виниться
   Не хочешь ли, дьякам в ногах валяться?
   Так не помилуют.

Ерголь

   Ты не в монахи ль?

Каурый

   Да что за дело у тебя? Не баба ль?
   Так лучше брось, продаст ни за копейку.

Дубровин

   Галдеть? Душа не терпит. Рассердиться
   Недолго мне, да как-то вы уймете!
   Со мной не спорь! Что сказано, то свято,
   Тому и быть. Мне надо рассчитаться
   За старый долг со здешним воеводой.
   Не верите, так дайте мне любого
   В товарищи; посмотрит и поможет
   С Шалыгиным расправиться.. Коль живы
   Останемся, тогда вернемся вместе.

Каурый

   Да так-то так; а без тебя-то горе;
   Ты голова, мы руки.

Заяц

   Ну, как часом
   Попутает нелегкая, случится,
   В тюрьму влетишь?

Дубровин

   Доводу, что ль, боитесь?
   На вора вор доказчиком не будет.
   Да я живой не дамся в руки, знайте!

Щербак

   А плыть так плыть. Покуда воевода
   К монастырю дойдет, далеко будем,
   За островом. Прощай, Роман Петрович!
   Увидимся ль?

Дубровин

   Всей силой постараюсь;
   А будет то, что будет.

Щербак

   В лодки живо!

Несколько разбойников уходят.

Каурый

   Свежеет ветер, будет непогода.

Заяц

   Откуда дует?

Каурый

   Сверху.

Калга

   Вот и ладно.
   Поставим парус, песню заиграем
   Веселую, и поминай как звали.

Вдали гром.

Ерголь

   Никак, гроза?

Каурый

   С грозою веселей.

Щербак

   Кормилец наш, зеленый лес, прощай!
   Гроза-подружка, Волга-мать родная
   В степной простор удалых понесут.

Уходят: Щербак, Каурый, Заяц, Вотря, Калга, Ерголь и другие.

   ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Дубровин, потом пустынник и служка.

Дубровин

   Одним-один, ни в тех, ни в сех остался;
   Лихих людей оставил, к добрым людям
   Пристать нельзя. Головушке бездомной
   Одно пристанище в миру - тюрьма.
   А чтоб сидеть недаром, попытаюсь
   Из-за куста злодея пристрелить.
   Я ловок был, бывало, в мету бил
   Без промаха издалека; до мосту
   Близехонько. Нацелюсь в правый глаз.
   Рука не дрогнет, сердце не колыхнет;
   Простись, Нечай Григорьич, с вольным светом,
   Как тетерев, ты грянешься на землю.
   Не ты ль меня пустил по-волчьи рыскать.
   Гнездо мое расхитил? Уж не ты ли
   И выучил меня по Волге грабить,
   В лесных трущобах да в оврагах жить,
   Точить ножи булатные и стрелы?
   Кажись, что ты? Так сам теперь отведай.
   Востра ль стрела, чиста ль моя работа.
   Всему пора и время: пожил сладко,
   Повластвовал, - теперь пришел конец.

Пустынник сходит по тропинке, за ним служка. Туча надвигается; темнеет; ветер и удары грома.

   Какой-то странник.

(Всматривается и с ужасом вскрикивает.)

   Батюшко!

(Падает на колени.)

Пустынник

   Роман!

Молчание.

   Ну, как живешь?

Дубровин

   Нехорошо, родимый.

Пустынник

(строго)

   А для чего?

Дубровин

(с мольбой)

   Не проклинай! Покаюсь
   Во всех грехах перед тобою.

Пустынник

   Кайся
   Не мне, а Богу!

Дубровин

   Я тебе покаюсь.
   До Бога нам высоко; мы не смеем
   И глаз поднять на небо. Окаянство
   Греховное горой лежит на плечах
   И вниз гнетет. Господня милосердья
   Не стою я; от грешных уст молитва
   Не примется.

Пустынник

   А кто же на кресте-то
   Разбойника простил?

Дубровин

   Да я-то, грешный,
   Не хуже ли разбойника того.

Пустынник

   Да хоть и хуже, все ж надежней к Богу
   С раскаяньем вернуться, чем бежать
   И прятаться от Господа, как древле
   Бежал, трясясь, братоубийца Каин.
   А что Олена?

Дубровин

   Отнял воевода.

Пустынник

   А ты?

Дубровин

   А я в удалых здесь в овраге.
   В сыром бору, на Волге...

Пустынник

   Проходи!

(Хочет идти в пещеру.)

Дубровин

   Постой, отец!

Пустынник

   Поди покайся Богу
   И брось гульбу, - тогда поговорим.

Дубровин

   &

Другие авторы
  • Ликиардопуло Михаил Фёдорович
  • Буринский Владимир Федорович
  • Игнатьев Иван Васильевич
  • Керн Анна Петровна
  • Потехин Алексей Антипович
  • Молчанов Иван Евстратович
  • Кржижановский Сигизмунд Доминикович
  • Ардашев Павел Николаевич
  • Корш Федор Евгеньевич
  • Алипанов Егор Ипатьевич
  • Другие произведения
  • Лермонтов Михаил Юрьевич - Цыганы
  • Немирович-Данченко Василий Иванович - В ущелье
  • Свенцицкий Валентин Павлович - Мать
  • Белый Андрей - Трагедия творчества. Достоевский и Толстой
  • Илличевский Алексей Дамианович - Письмо к В. К. Кюхельбекеру
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Светлейший князь Потемкин-Таврический, образователь Новороссийского края
  • Айхенвальд Юлий Исаевич - Каролина Павлова
  • Чулков Георгий Иванович - Слепые
  • Вяземский Петр Андреевич - Допотопная или допожарная Москва
  • Никитенко Александр Васильевич - Похвальное слово Петру Великому, императору и самодержцу Всероссийскому, Отцу Отечества
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
    Просмотров: 215 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа