Главная » Книги

Никольский Николай Миронович - Внуки Ванюшина, Страница 2

Никольский Николай Миронович - Внуки Ванюшина


1 2

ой согласна... Но я нахожу, что ваши интересы можно легко примирить. Встаньте, мосье Гнусавин. Людмила требует от вас, чтобы вы сидели на своей половине и не лезли на ее половину... Она не хочет, чтоб вы ее компрометировали перед ее друзьями дома.
   Гнус. Позвольте, барышня, войдите в мое положение, - как же мне не лезть на ее половину, коли она самая моя воловина?..
   Аня. Половина! Фи!.. Что за дроби! Это предрассудок...
   Гнус. А как же насчет членовредительства?
   Аня. По случаю состоявшегося соглашения членовредительство отменяется.
   Гнус. Честное слово?..
   Людм. (с пафосом). Обещаю и клянусь!
  

Аня соединяет их руки.

  
   Ванюш. (входя). Вот так-то лучше, в мире-то жить.
  

Аня и Катя уходят. Гнус, целует руку уходящей Людмилы.

  
   Людм. Ах, пожалуйста, только без нежностей!.. (Уходит.)
   Гнус. Простите, забыл-с. (Ванюшину.) Алексей Александрович, а ведь дело-то выходит не коммерческое... Жену-то у меня отняли, а заместо нее одна видимость осталась. И выходит, значит, для меня одно бесчестье... А у нас в торговом мире, сами изволите знать, бесчестье-то высоко ценится, и за него платить надо... Только я меньше пятнадцати тысяч нипочем не возьму.
   Ванюш. Свои люди - сочтемся... уступишь, и я тебе векселек напишу... (Уходит налево.)
   Гнус. (уходя за Ванюшиным). Только пятнадцать тысяч - мое последнее слово.
  

Екат. Ив. хочет идти за ними.

  
   Конст. (входит с кульком). Маменька, что же это ничего не готово? У меня нынче семейное торжество, а вы и в ус себе не дуете.
   Ек. Ив. Какое торжество-то, в толк я не возьму.
   Конст. Торжественное обручение с рабой божией Акулиной...
   Ек. Ив. Да неужто ты взаправду жениться на ней задумал?
   Конст. Не только, мать моя, задумал, но даже коленопреклонно молил ее о согласии, и оное, к великой радости моей, получил... (Вываливает из кулька на стол колбасу, воблу, крутые яйца, сельди, ситный хлеб и проч., а из карманов вынимает несколько бутылок водки.)
   Ек. Ив. Что ж, я тебе, Костинька, перечить не буду. Может, с ней-то свое счастье ты и найдешь... Она хорошая...
   Конст. Только вот что, мать. Надо все эти фигли-мигли того... упразднить, чтоб перед друзьями-приятелями зазорно не было. (Сбрасывает скатерть, разрывает кулек и покрывает рогожкой стол.) Эти седалища-то (указывает на стулья) - вон, а на их место - табуреты. Да грязное полотенце прихвати, чтоб к зеркалу повесить.
  

Ек. Ив. помогает ему устраивать обстановку.

  
   Конст. (перевертывает картины к стене, потом осматривает комнату). Потом вот этот ковер отсюда долой...
  

Ек. Ив. уносит ковер.

  
   Пол-то какой вылощенный, смотреть тошно. (Рассыпает по полу подсолнухи; смотрит на пол и думает, что бы еще сделать, и потом плюет в разных местах комнаты. Затем некоторое время опять озирается.) Нет, черт возьми, все чего-то не хватает!.. Что бы еще? (Екатерине Ивановне.) Да вот! - лохань давай сюда... (В дверях принимает от Екатерины Ивановны лохань и ставит ее перед входом в фонарь.) Ну, теперь, кажется, все в порядке, и повсюду благолепие... Пойду за честной компанией... (Уходит.)
  

Екат. Ивановна тоже уходит. Пауза. Часы бьют восемь. Входит Алексей, Лили, Амалия Францовна и Анатоль. Алексей и Анатоль в пшютовских нарядах. Анатоль совершенно лысый.

  
   Лили. Фи-донк! Куда мы попали?
   Амалия. Какой-то конюшня для свиней!..
   Алек. (вспыхнув). Что это такое?.. Откуда это безобразие? Акулина! Акулина! (Алексей усвоил пшютовский тон в разговоре.)
   Анатоль (поднимая за хвост двумя пальцами воблу). Что это за насекомое? Алексей?.. Этим ты нас угощать собираешься?
   Амалия (потянув носом воздух). Какой неприятный ароматы... Фуй, швейнарай... {Свинство (нем.).}
   Алек. Акулина!..
   Акулина (нарядная, скрестив руки на груди, выходит не спеша, с развалкой). Чего орешь?
  

Лили рассматривает Акулину в лорнет.

  
   Алек. Что вы тут наделали?.. С ума сошли! Убрать отсюда это свинство!.. (Ближе к Акулине, злобным шепотом.) Черт знает, ко мне невеста приехала, а вы тут какой-то хлев устроили!
   Акулина. Невеста!.. Эка невидаль... Что мне твоя невеста... Коли на то пошло, так я сама невеста!
   Алек. Что ты городишь, несчастная...
   Акул. И совсем я не несчастная, а напротив, даже вашего братца осчастливить хочу. И так как я вам теперь, значит, сестрица приходиться буду, так вы должны ко мне со всем уважением... (Поворачивается и фертом выходит ив комнаты.)
   Алек. Пардон, мадам... Вы видите, это какая-то сумасшедшая... Прошу вас ко мне наверх... Анатоль, предложи руку Амалии Францовне.
  

Амалия и Анатоль под руку уходят наверх.

  
   Анатоль (уходя). Веселенький пейзаж!..
   Алек. (Лили, задерживая ее.) Виноват, два слова... Чтоб у нас поело не было никаких недоразумений, я бы хотел теперь же выяснить некоторые вопросы...
   Лили. Пожалуйста, Алексис, я вас слушаю.
   Алек. Я, право, не знаю, как мне выразиться... Как-то немного щекотливо... Ну, словом, до вас я уже... любил... Вы компренэ?.. {Понимаете (франц.).} Вы не можете от меня требовать полной чистоты и целомудрия...
   Лили. Натюрельман!.. {Естественно (франц.).} Кто же об этом говорит между интеллигентными людьми.
   Алек. Ну вот и прекрасно... Вы облегчаете мне задачу. Так вот я считаю своим долгом сказать вам, что я надеюсь встретить то же самое и с вашей стороны.
   Лили. О, вы можете быть совершенно спокойны, милый друг. Посмотрите на эти перстни... Это - все мои друзья - мез-ами.
   Алек. Ну да, но это еще ничего не доказывает. Я хотел бы более, как бы вам сказать, - убедительных доказательств...
   Лили (подводит его к окну). Регардэ {Посмотрите (франц.).}, вы видите, вон на бульваре мальчик и девочка играют в мячик?
   Алек. Ну да, вижу. Прелестные детки...
   Лили. Это - мои.
   Алек. О, божественная... Вы превзошли мои ожидания. Позвольте вас расцеловать...
   Лили (ударяя себя пальцами по щекам). Ну, живей...
  

Алексей целует.

  
   Анатоль (с верхней площадки у дверей). Господа, что же вы?
   Лили. Сейчас!.. (Бежит наверх.)
   Алек. Идем! (Бежит наверх.)
  

Слышатся звуки гармоники. В комнату ив дверей под лестницей вваливаются Акулина, Иван Пятерня, Петька Плевок и Константин.

  
   Акул. (входя). Милости просим, гости дорогие, закусите, чем бог послал...
   Пятер. Примите убогих, зверей двуногих.
   Плев. Наш поклон от дырявых персон. (Подходя к столу.) Хорошо жилище, где питье да пища. (Хватается за рыбу.)
   Пятер. (вырывая рыбу из зубов). Ты стой, не налегай. Соблюдай порядок...
   Акул. Чем богаты, тем и рады... (Наливает в кружку водки и подносит Пятерне.)
   Пятер, Ну, Константин, поздравляю... Уразумел ты сущность жизни человеческой...
   Плев. Сбросил свой наряд дурацкий, зажил с нами по-босяцки...
   Пятер. Свободен, значит, ото всяких пут и уз. И можешь наплевать на все... Чтобы мимо тебя идущие господа при виде твоей роковой внешности трепет некий в печенках ощущали...
   Плев. Экий у тебя язык острый.
   Пятер. Ну, ты, огрызок, что ты понимаешь... Умеешь ли ты думать и мысли свои выражать.
   Плев. (хихикнув). Где мне щи лаптем хлебать. Дяденька, передайте чарочку.
   Пятер. (ударяя его по руке). Погоди, правнук Иуды, соблюдай очередь... Плесни-ка еще, Константин. За здоровье возлюбленной. Это ты хорошо придумал, что свою судомойку в подруги жизни избрал... (Выпил и сел, но ему неудобно.) Нет, братцы, тут как-то нескладно... Убери-ка эту музыку! (Указывает на стол.)
  

Акулина с Константином снимают рогожку с закусками и кладут на пол, а стол

выносят.

  
   На полу как-то сподручней, да и к матери сырой земле поближе...
   Плев. Известное дело, на полу вольготнее - пьется охотнее...
  

Садятся на полу вокруг рогожки, закусывают и пьют. Входит Гнусавин.

  
   Гнус. Мир честной компании, позвольте и нам присуседиться.
   Пятер. А ты что за человек есть на сей земле?
   Гнус. Петр Гнусавин, купец второй гильдии...
   Пятер. Дурак. Что ты тут околачиваешься. Ни на что ты нам не пригоден. Иди своей дорогой...
   Гнус. Дозвольте, дяденька, с вами погулять...
   Пятер. А ты сперва заслужи...
  

Из верхних комнат доносятся смех и пение, которые постепенно возрастают.

  
   Пятер. Испытать тебя надо спервоначалу: ответствуй - водку хлещешь?
   Гнус. Весьма...
   Пятер. Ну а в остроге сидел?
   Гнус. Нет, дяденька, пока не сидел...
   Пятер. Плохо, надо бы!.. Ну, а, скажем, можешь ли ты среди белого дня живого человека ограбить...
   Гнус. Не пробовал...
   Пятер. И того хуже. Ну, а в помойной яме "на дне"* ночевать любишь?
   Гнус. Что вы, дяденька, кто же это любит...
   Пятер. Ну, ступай к черту в зубы, иродово семя. Поучись, а потом и приходи, когда настоящим человеком сделаешься.
   Конст. Ну, уж вы дозвольте ему. Он старательный...
   Пятер. Ну черт с ним, пусть...
  

Гнусавин присаживается.

  
   Перво-наперво деньги все подай... Потому босяку деньги ни к чему. Он - яко благ, яко наг, яко нет ничего...
   Гнус. Денег нет (вынимает), вот вам бумажка такая заместо денег...
   Пятер. Покажь, покажь. (Берет.) Вот мы ее сейчас на полезное дело и потребим... (Свертывает цигарку и закуривает.)
   Гнус. Батюшки светы, что вы делаете. Ведь эта бумажка пятнадцать тысяч стоит...
   Конст. Не скули, Петька, ничего она не стоит. Папенькины векселя только и годятся что на цигарки...
   Гнус. Что вы со мной сделали, разорили вы меня... (Плачет.)
   Пятер. Ну-ну, не плачь, завей горе веревочкой... Ты выпей лучше да песенку послушай... Сенька, утешь ты его, неразумного...
  

Молодой босяк поет и играет на гармонике; все остальные припевают. На лестницу сверху выходят с бокалами опьяневшие Амалия, Лили, Анатоль и Алексей и слушают пение. Когда оно кончилось, они аплодируют.

  
   Анатоль. Браво, браво!..
   Лили. Шарман!.. {Очаровательно (франц.).}
   Амал. Райценд! {Восхитительно (нем.).}
   Анатоль. Тут целая босяцкая колония! Да это, право, презабавно,- нес-па? {Не правда ли (франц.).} Мадам, снизойдемте до них... (Идет вперед, за ним сходят дамы.)
   Пятер. (увидав Анатоля). Это что за глиста такая...
   Анатоль. Милостливые государи, господа босяки... Наши дамы, восхищенные вашим пением, несмотря на разницу нашего общественного положения, багосклонно изъявили желание примкнуть к вашей компании.
   Плев. Дяденька, хочешь, я ему сейчас все зубы вышибу?
   Гнус. Да какие у него зубы - чай, все вставные... И мараться-то не стоит... Дунуть - сами выпадут...
   Плев. (хихикнув). А волоски-то у него, должно,- еще не выросли.
   Анат. Друзья мои, к чему грубить. Мы к вам от всего сердца, а вы сейчас в зубы. Хотите, наши дамы вам споют... Не правда ли, медам, ведь вы согласны спеть что-нибудь для этих милых босячков.
   Амалия. Што фи, што фи, штоп мой первый солистка! фурор пел для такой компании.
   Пятер. (вытерев рукой место на полу). Мадам - садись. Гостьей будешь...
   Амал. Фуй, сумасшедший...
   Пятер. Братцы, усадите ее, чего коряжится...
  

Константин и Плевок силой усаживают Амалию рядом с Акулиной.

  
   Акул. Ну вот и хорошо, мадама, мы теперь с тобой по-суседски и выпьем.
   Алек. Ну, Лили, спойте им. Осчастливьте этих отверженных своим искусством.
  

Лили поет шансонетку, Амалия и Акулина во время пения выпивают.

  
   Анат. (после пения). Мадам, у меня блестящая идея... Соединимся с нищей братней и протанцуем какую-нибудь вакхическую сверхкадриль.
  

Общее одобрение. Соединяются в пары и танцуют.

  
   Ванюш. (входит в халате и с всклокоченными волосами). Что у вас тут такое?
   Алев. Не мешай, пожалуйста, - ты видишь, что мы заняты делом...
   Ванюш. С чего это вы в пляс пустились?..
   Конст. Мою свадьбу празднуем: я женюсь на Акулине.
   Ванюш. И ты женишься, и ты?.. Ах детки, детки... (Кладет на волосу сначала одну руку, потом другую и в изнеможении опускается на диван.)
  

Танец прерывается.

  
   Алек. Папаша, ты, кажется, как покойный дедушка, руки на себя накладываешь...
   Ванюш. (встает с помутившимся взглядом). Нет-нет, я знаю, что я сделаю... Я знаю, что я сделаю!... (Бежит наверх. Танец продолжается. Черев несколько секунд Ванюшин появляется снова, в фуражке и с сумкой за плечами. Танец опять прерывается. Ванюшин сбегает вниз и обращается к Алексею). Ты хочешь жениться?..
   Алек. Ну да, папаша...
   Ванюш. Так я пойду учиться! (Убегает.)
  

"Страшная" пауза. Еще момент, и трагикомедия их душ гомерическим хохотом вырывается наружу и переходит в безумную пляску.

  

Занавес

  

ВАРИАНТ*

  
   Алек. И мою свадьбу... Я женюсь на Лили...
   Ванюш. И ты женишься и ты?.. Ах, детки, детки! (Вдруг в нем происходит перемена; он озирается помутившимися глазами.) Тсс... Ни слова... Я знаю, что мне теперь осталось делать. (Озирается.)
   Пятер. Он совсем спятил...
   Алек. Папа, это, наконец, скучно...
   Ванюш. Тсс... Я освобожу вас от себя... (Ложится на пол и сперва одну руну, потом другую накладывает сверху на себя.)
   Алек. Глядите, он наложил на себя руки!.. (Хохочет.)
  

Все помирают со смету.

Ванюш. поднимается и, сидя на полу, с недоумением смотрит на окружающих.

  

Занавес

ОБОЙДЕНОВ

   (1902)
  

Комментарий

  

УСЛОВНЫЕ СОКРАЩЕНИЯ:

  
   "А" - журнал "Артист"
   AT - Александрийский театр
   "Б" - журнал "Будильник"
   "Бр" - журнал "Бирюч"
   "БВ" - газета "Биржевые ведомости"
   "БдЧ" - журнал "Библиотека для чтения"
   "БТИ" - "Библиотека Театра и Искусства"
   "ЕИТ" - "Ежегодник Императорских театров"
   "ЗС" - "Забытый смех", сборник I и II, 1914-1916
   "И" - журнал "Искра"
   "ИВ" - "Исторический вестник"
   "КЗ" - А. А. Измайлов, "Кривое зеркало"
   "ЛГ" - "Литературная газета"
   "ЛЕ" - "Литературный Ералаш" - отдел журнала "Современник"
   MT - Малый театр
   "МТж" - журнал "Московский телеграф"
   "HB" - газета "Новое время"
   "ОЗ" - журнал "Отечественные записки"
   "ПИ" - "Поэты "Искры", под редакцией И. Ямпольского, Л., 1955
   "РП" - журнал "Репертуар и Пантеон"
   "РСП" - "Русская стихотворная пародия", под ред. А. Морозова, М.-Л., 1960
   "С" - журнал "Современник"
   "Ср" - "Сатира 60-х годов", М.-Л., 1932
   "Сат" - журнал "Сатирикон"
   "Т" - журнал "Театр"
   "ТиИ" - журнал "Театр и Искусство"
   "ТН" - "Театральное наследие", М., 1956
   ЦГАЛИ - Центральный государственный архив литературы и искусства
   "Э" - "Эпиграмма и сатира", т. I, М.-Л., 1931
  

ОБОЙДЕНОВ (H. M. НИКОЛЬСКИЙ)

ВНУКИ ВАНЮШИНА

Фарс-пародия в 3-х действиях

  
   Впервые - "Внуки Ванюшина. Фарс-пародия в 3-х действиях, сочинение Обойденова", Изд. типографии и литографии Кипеловского, М., 1902, 40 стр. Пародия была поставлена в 1902 г. в Интернациональном театре в Москве ("HB", 1902, No 9609, 3 декабря). Обойденов - псевдоним Николая Мироновича Никольского (ум. 1917) драматурга, автора пьес "Любовный маскарад" (1902), "Супруги" (1903). Пародируется знаменитая пьеса С. А. Найденова (С. А. Алексеева) "Дети Ванюшина". Впервые драма Найденова поставлена в Москве на сцене театра Корша 14 декабря 1901 г. (отдельным изданием вышла весной 1902 г.). "Этот день, - пишет современник, - был торжеством для молодого талантливого драматурга и светлым праздником для коршевской труппы, которая под мастерским режиссерством Синельникова блеснула удивительно ровным безукоризненным ансамблем" (Д. Я., "Краткий очерк двадцатипятилетней деятельности театра Ф. А. Корша", М., 1907, стр. 76). В пародии имена действующих лиц в основном соответствуют персонажам пьесы Найденова (с тем только, что они сделаны детьми не Александра Егорыча, а Алексея Александровича Ванюшина).
   Мерзавчик - четвертинка водки. Деньги начал под ковер прятать...- В пьесе Найденова старик Ванюшин в IV акте прячет под ковер деньги, боясь, что их отнимет старший сын. Лобзай меня, твои лобзанья - строка из романса М. И. Глинки "В кроли горит огонь желанья" на слова А. С. Пушкина. Снизу, Алешинька, снизу! - пародируется кульминационная сцена "Детей Ванюшина" и реплика Алексея: "Сверху. Вот в том-то и дело, папаша, что мы жили наверху, а вы внизу. Внизу вы работали, трудились, чтобы нам жилось спокойно наверху... и мы жили как кто хотел..." (акт III). "Деми-Вьерж" - речь идет о романе Марселя Ирево "Полудевица" (1894). Mo - острота. На дне - намек на пьесу Горького. Вариант - к пьесе Найденова был приложен "Вариант четвертого акта".
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 204 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа