Главная » Книги

Княжнин Яков Борисович - Мужья, женихи своих жен

Княжнин Яков Борисович - Мужья, женихи своих жен


1 2 3 4


Я. Б. Княжнин

Мужья, женихи своих жен

Комическая опера в двух действиях

  
   Воспроизводится по изданию: Я.Б. Княжнин. Комедии. СПб.: Гиперион, 2003.
   Электронная публикация - РВБ, 2007.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

  
   Эраст, под именем Медора.
   Стреляй, слуга его, под именем Пролаза.
   Изабелла, под именем Прелесты.
   Афросинья, ее служанка, под именем Марфы.
  

Действие происходит на постоялом дворе.

Действие первое

Явление 1

  

Медор и Пролаз.

Дуэт

  

Пролаз.

(с досадою)

  
   Кладу мое весло на борт;
   Грести я с вами не желаю.
   Отдайте мне вы мой паспорт;
   Я вас навеки оставляю.
  

Медор.

  
   Ты прежде был доволен мной.
   Пролаз, что сделалось с тобой?
  

Пролаз.

  
   Всего сказать нельзя в музыке:
   Мешает мне то дур, то моль,
   И ут, и ре, и ми фа соль...
   Типун, как будто на языке.
  

Вместе

  
   Чтобы себя нам изъяснить,
   Болтать не станем по музыке;
   А будем прозой говорить.
  

Медор.

  
   Скажи ж, для чего ты не хочешь у меня служить?
  

Пролаз.

  
   Для того, что я вольный человек.
  

Медор.

  
   Это будто ответ! ты поэтому можешь не служить... Мне надобно знать, почему не хочешь?
  

Пролаз.

  
   По самой сильной причине.
  

Медор.

  
   Что ж, разве мало жалованья?
  

Пролаз.

  
   Нет, сударь.
  

Медор.

  
   Разве я тебя худо кормлю?
  

Пролаз.

  
   Нет.
  

Медор.

  
   Дурно одеваю, обуваю?
  

Пролаз.

  
   Нет, сударь, нет.
  

Медор.

  
   Жестоко с тобою поступаю?
  

Пролаз.

  
   Нет.
  

Медор.

  
   Поэтому я добрый господин.
  

Пролаз.

  
   Очень добрый.
  

Медор.

  
   За что ж ты меня хочешь оставить?
  

Пролаз.

  
   Вы хотите жениться.
  

Медор.

  
   Что ж тебе?
  

Пролаз.

  
   Когда вы женитесь, то и я не утерплю.
  

Медор.

  
   А для чего ж? женись и ты.
  

Пролаз.

  
   Покорный слуга, сударь! Я и первою женою чуть не подавился. Моя жена, Афросинья, достойная служанка своей госпожи, Изабеллы, вашей сожительницы, вскружила мне голову так же, как ваша вам. От этого я так женский пол возненавидел, что чуть было не пошел в монахи; но вы меня спасли, уехав из России. Обе они, как сказывают, изволили отправиться на тот свет; вечная им память! лишь только бы убрались отсюда, а то я не злопамятлив. Я им желаю более покоя там, нежели нам здесь было от них.
  

Медор.

  
   Мой друг, Пролаз! хотя наши жены виноваты, однако подумаем-ка не виноваты ли и мы?
  

Пролаз.

  
   Не виноваты ли и мы!.. Вы уж начинаете вступаться за женщин, вы, которые недавно их так много ненавидели. Теперь нечего сомневаться, вы твердо намерены жениться на этой вдове Прелесте, о которой вам говорили, которая с нами на этом постоялом дворе живет, и которой вы еще и не видали; однако с которою положено свидание сегодня.
  

Медор.

  
   Признаюсь, что хочу на ней жениться. Все меня к тому привлекает: похвалы прелестям ее души и лица, богатство ее, мое состояние. Ты знаешь, что от путешествия в иностранных землях моя казна очень расстроилась. Притом же признаюсь, что холостое состояние мне несносно становится. Не иметь никого на свете, кто бы брал участие, это ужасно! жена быть может половина меня, другой я.
  

Пролаз.

  
   Другой я!.. половина меня, которая лишает покоя, щиплет, кусает другую половину. Другой я, домовой первому я. Вспомните вашу супругу. Ее своенравие, бешенство, ее алчность кокетствовать, всегда вам вопреки говорить, всегда вас унижать, презирать, гнушаться вами... Черт пересчитает все то, как она вас мучила. Вспомните, что вы, быв так же вспыльчивы, вышли очень благоразумно из терпения и чрез месяц после свадьбы принуждены были ее оставить, продать ваше имение и уехать в чужие краи, где мы с лишком десять лет таскались, переменив имена, вы из Эраста в Медора, а я из Стреляя в Пролаза... Говорят, что путешествия просвещают, - неправда: мы поехали, чтобы научиться меньше дурачиться, а возвратились, чтоб сделать точно ту же глупость, от которой отсюда уехали.
  

Медор.

  
   Или ты думаешь, что и в другой раз я несчастливо женюсь. Поэтому тебе кажутся все женщины одинаковы с моею женою?
  

Пролаз.

  
   Как две капли воды. Где мы ни бывали, - во Франции, в Голландии, в Англии, в Испании, в Италии, везде у женщин разная наружность, разные ухватки, а внутренность все одна. Все они розы, - иная кудрявее, иная глаже; но у всех шипы, которые колются. Розы для любовников, а шипы для мужей. Все они за безделицу готовы съесть своих супругов. Ха, ха, ха, ха! я вспомнил с сожительницею вашею последнюю вашу ссору, от которой вы разошлись. Дело стало за брови. Она, увидя какого-то молодого человека с бровями каштанового цвета, называла его прекрасным, восхищалась им; а вам говорила, что у вас пакостные, мерзкие брови. Вам стало это досадно, вы разгорячились и смертно поссорились.
  

Медор.

  
   Но сыщутся женщины, которым и мои брови будут угодны.
  

Пролаз.

  
   Ах, сударь! как мало вы их знаете; через несколько недель после свадьбы всегда у мужа брови хуже всех других.
  

Медор.

  
   Как бы то ни было, я хочу в другой раз испытать счастия; однако ж не как прежде, не кинусь прямо в воду... Я хочу употребить хитрость... простительную, чтоб вызнать совершенно ее нрав.
  

Пролаз.

  
   Какая это хитрость?
  

Медор.

  
   Я надену твою ливрею, а ты мое платье; я твоего слугу представлять буду, а ты моего господина. Этим способом все выведать могу.
  

Пролаз.

  
   Очень хорошо. Вот на это я согласен... Авось либо!.. счастие и не это делает... авось либо! я поймаю сердце этой госпожи Прелесты. Таким образом может быть я и соглашусь жениться; от жены-госпожи можно кое-что вытерпеть.
  

Медор.

  
   Если случится, что она в тебя влюбится, тогда буду я о женщинах одного мнения с тобою.
  

Пролаз.

  
   Какое самолюбие!.. а для чего ж и в меня не влюбиться? Вся разность только в том, что вы в карете, а я за каретой езжу; что я стою, когда вы сидите; что вы кличете меня: Пролаз! а я откликаюсь: чего изволите?.. Когда ж я стану то делать, что вы, тогда разница кончится, и преимущество, может быть, будет еще на моей стороне.
  

Медор.

  
   Ты видишь, самолюбив ли я, когда на твою дерзость ни слова не отвечаю. Я иду переодеваться; ступай за мною.
  

Пролаз.

  
   Я тотчас буду.

Явление 2

  

Пролаз.

(один)

  
   Все говорят, что эта Прелеста очень богата. Ну, ежели и в самом деле любовь сделает такую проказу, что я буду господином, да еще и богатым... и богатым, следовательно и знатным... Ну, ежели это и вправду станется; а для чего ж и не статься? Чем я не человек? не стар, не дурен, ловок, строен и вояжировал... Вояжировал! о! это много значит у женщин!.. немножко не знатного рода я был до вояжа; а вояжи сделали со мною то же, что с низкими металлами огонь: все медное, железное, свинцовое очистили, и остался я весь золото... следовательно, я благороден! еще же мало ли таких чужестранцев, которые в отечестве были скороходы, сапожники, кучера; а сюда приехав, стали графы, шевалье, маркизы. Они только сюда доехали, а я и туда и сюда съездил; следовательно, я очень благороден... чего ж во мне не достает?.. осталось только прельстить. Это безделица... наверное, подцеплю эту сударку и буду господин Пролаз... Виват Пролаз!

Ария

  
   Уж кажется, я еду цугом;
   Карета в золоте горит,
   И издали гремящим стуком
   Посторониться всем велит.
   Богатством нужен и полезен,
   Кричать я стану, не боясь:
   А! здравствуй граф!.. как ты любезен!
   Что так давно не видно, князь!
   Я вижу женщин... пойду переряжаться.

Явление 3

  

Прелеста в платье служанки, Марфа в платье госпожи.

  

Марфа.

  
   Не знаю, сударыня, каково вам служанкой, а мне, право, недурно барыней. Барам гораздо просторнее на свете. Но скажите мне, не будет ли вам досадно, если я, госпожою по воле вашей наряженная, поймаю сердце этого господина Медора, которого вам так выгодно описывали, что вложили в вас охоту посмотреть его; а может быть, и выйти за него замуж. Я, зная себя, говорила вам: эй, не шутите так; но вы того непременно хотели, чтоб лучше вызнать его. Раскаетесь, может быть, да поздно!
  

Прелеста.

  
   Нимало не раскаюсь.
  

Марфа.

  
   Что ж вы сделаете?
  

Прелеста.

  
   Останусь вечно вдовой.
  

Марфа.

  
   Да верно ли это, что вы вдова?
  

Прелеста.

  
   Я желала бы, чтоб это было не верно; но ты знаешь, как долго мои старания узнать, жив ли мой муж, были напрасны; и мне, по многим верным признакам, должно было заключить, что его более на свете нет, к несчастию моему.
  

Марфа.

  
   К несчастию?.. Вы совсем, сударыня, переменились... Как это будто несчастие, чтобы в другой раз выйти замуж? Спросите у наших сестер; многие скажут: дай Бог, почаще бы это несчастие случалось.
  

Прелеста.

  
   Ах, Марфа! заблуждение легкомыслия, даже и во время ослепления молодости, не составляет счастия. Что ни говори, одна добродетель всем нравится; и даже тот, или та, которые, не могши исправиться, кажется, презирают ее и над нею шутят, внутренне признаются, что она выше всего.
  

Марфа.

  
   Сударыня! вы прежде не так говорили.
  

Прелеста.

  
   Я всегда это чувствовала; но дурное воспитание, примеры так называемого большого света, то есть дурного знакомства, ветреный нрав увлекли меня от меня самой. Однако всякой раз, когда я преступалась, внутренно стыдилась самое себя; но вместо того, чтобы признанием загладить проступок, я имела постыдную гордость, оставаясь в нем, оправдать его. А как ошибку, которую защищаешь, ничем иным нельзя оправдать, как другими ошибками, то и делала я беспрестанно новые дурачества.
  

Марфа.

  
   Ах, как это все умно!.. жаль только, что я не понимаю.
  

Прелеста.

  
   Все это можешь понять из жизни моей. Ты знаешь, что до пятнадцати лет я жила у тетушки в необходимом принуждении, которое всегда для молодых людей полезно, но несносно. Мне захотелось освободиться от неволи... Уехав тайно, вышла я замуж за Эраста. Он был столько же молод, столько же беспутен, как и я. Не могши вынесть моих дурачеств, за что я его теперь и не виню, он скоро оставил меня и, продав имение, скрылся... Тогда, в самой крайности, раздражив тетку, которая любила меня, как себя, не знала я, что делать. Однако не могла себя принудить, приехав к ней, просить у ней прощения и помощи. Несмотря на мою глупую гордость, эта нежная тетка сама ко мне приехала и, не укоряя ни в чем, взяла меня к себе. Такое великодушие тронуло меня... Я почувствовала себя и, гнушаясь собою, старалась быть достойною ее благодеяния... Недолго это продолжалось. Она скончалась, оставя мне все свое великое имение. Ни вдова, ни замужняя жена и, наполнив тот город, где мы жили, слухом моих разных глупостей, которые молва обыкновенно увеличивает, мы с тобой уехали сюда, где нас никто не знает.
  

Марфа.

  
   Да и мудрено ли? когда мы даже переменили и наши имена - вы из Изабеллы в Прелесту, а я из Афросиньи в Марфу. Словом сказать, мы совсем переменились. Жаль, что себя выдаем за вдов. Нам бы можно называться и девицами. Ведь случаются девки вдовствующие, для чего ж не быть и вдовам девствующим... Мы здесь никому неизвестны. И хотя бы наши мужья были живы и к нам бы приехали, мы можем им сказать, что мы не мы - и они гриб скушают.
  

Прелеста.

  
   Напротив того, я была бы безмерно счастлива, если бы могла увидеть мужа, которого столько огорчила.
  

Ария

  
   Холодности прервав оковы,
   Им первым дух мой возгорел;
   Открыв пути мне к счастью новы,
   Он первый мил мне быть умел.
   Когда б не наша гордость низка,
   Хотеть собой весь свет прельстить;
   Та честь к бесславью столько близка,
   Могла б я им счастлива быть.
  

Марфа.

  
   Что касается до меня, я моего Стреляя не хочу видеть. Если он умер, Бог с ним, а если жив, черт с ним. Особливо теперь, когда счастие мне пальчиком манит, с вашим именем и в вашем уборе выйти замуж так выгодно, что я с вами сравняюсь... Это очень щекотливо; однако, сударыня, виновата ли я, что я прекрасна, мила; что я, может быть, пленю дворянина, который, говорят, вояжировал так долго, что вырос в вояжах; и, между нами сказано, сударыня, мне больше кстати прельстить того, кто был в чужих краях: я потерлась около всего иностранного и долго у маршанд де мод училась шить, кроить, наряжать, наряжаться, куафе и прочим искусствам. Умею кстати молвить слова три-четыре по-французски, умею исподтишка страстно взглянуть и вовремя вздохнуть, задуматься без мыслей, заговорить непонятно, приятно погнусить, покартавить. Приманив мужчинку, всегда быть им недовольною; жаловаться, ссориться, помиловать его и опять побраниться. Ревновать без причины, любя казать презрение; а что главное дело, иметь в запасе полдюжины воздыхателей, чтоб из них любой, тотчас бы занял пустое место. Вот что надобно для нашей чести. Вы, сударыня, прежде одного мнения были со мною; а теперь с вашею добродетелью далеко от меня отстали, или, лучше сказать, вы с нею так отяжелели, что я до вас скоро долечу и буду такая ж барыня, как вы.

Ария

  
   Когда пожалуешь ко мне,
   То на софе пушистой лежа,
   Себя на ней покоя, нежа,
   Не пробудясь и не во сне,
   Скажу тебе: садись ко мне.
   Прошедшу ночь спала я дурно...
   Ведь ты со мною сан фасонь?..
   Потом, обняв я вас амурно,
   Скажу: ты ужасть как мила!
   И ты меня с ума свела.
  
   Я вижу лакея; конечно, это слуга нашего жениха.

Явление 4

  

Прелеста, Марфа, Медор в ливрее.

  

Медор.

(к Марфе)

  
   Я прислан от моего господина Медора наведаться, у себя ли госпожа Прелеста?.. Не ей ли имею честь свидетельствовать мое почтение?
  

Марфа.

  
   Ей; но, друг мой, ты очень дерзок с твоим почтением! Видя, что я госпожа, ты мог бы меня не беспокоить и спросить у моей служанки, которая здесь. Указывая на Прелесту.
  

Медор.

  
   Извините, сударыня. Я думал, что будет учтивее вам самой представить желание моего господина иметь честь видеть вас.
  

Марфа.

  
   Ну, ну, ну! Я тебе прощаю, потому что я милостива и потому что я сама хочу познакомиться с твоим барином.
  

Медор.

(в сторону)

  
   Какая наглая!
  

Прелеста.

(в сторону)

  
   Если барин таков, как слуга, то я могу им быть довольна.
  

Марфа.

(к Медору)

  
   Между тем я хочу, чтоб ты познакомился с моею служанкою. Марфа, подойди к нему.
  

Медор.

  
   Это должность мужчин

(Подходя к Прелесте.)

   Марфушка, я поручаю себя в вашу милость.
  

Марфа.

  
   О! это слишком учтиво для русского слуги.
  

Медор.

  
   Я, сударыня, долго вояжировал, и привык обходиться как должно дворянину.
  

Прелеста.

(Медору)

  
   Верьте, что учтивость никогда не может быть вредна. Это задаток к получению нашего уважения.
  

Медор.

(в сторону)

  
   Какие чувствования!

(К Прелесте.)

   Верьте, оно для меня дорого от вас.
  

Прелеста.

(в сторону)

  
   Какие выражения!

(К Медору.)

   Мне кажется, вы шутите.
  

Марфа.

  
   Да перестанете ли вы, показывая друг другу почтение в моих глазах, манкировать его ко мне!
  

Медор.

  
   Вы ошибаетесь, сударыня; тот, который оказывает к вашей служанке такое почтение, не может не иметь его к вам

(В сторону.)

   Если бы ты на нее походила.
  

Прелеста.

(в сторону)

  
   Как он умен!.. Какая жалость, что он слуга!

Явление 5

  

Прелеста, Марфа, Медор, Пролаз, в одежде господина.

  

Пролаз.

(выходя)

  
   Какие это беспутные слуги! куда их пошлешь, они рады там ножки скласть и, дожидаясь их, должно треснуть с досады...

(Увидя Медора.)

   А! да вот он. Как ты осмелился нетерпеливую импасианс моей любви прогневать? Слушай! Если бы...

(указывая на Марфу)

   не эти прелестные глаза, то я бы тебя морбле! то я бы...

(Грозит ему.)

  

Медор.

(ему на ухо)

  
   Ты забываешься, шалун!
  

Пролаз.

(ему на ухо)

  
   Вы отнимаете у меня кураж быть барином. Вы все испортите.
  

Медор.

(вслух)

  
   Я, сударь, был бы не учтив, если бы ушел, не выслушав повеления госпожи Прелесты, которая вас изволит ожидать.
  

Пролаз.

(Марфе)

  
   Ах, так это вы, мадам! но о чем я спрашиваю? это бы мне можно знать по движению сердца моего, которое, увидя вас, тотчас стало бить в набат; и все чувства мои в тревоге, напрасно стараются залить пожар, в котором я весь горю.
  

Марфа.

  
   Поэтому вы можете легко вспыхнуть?
  

Пролаз.

  
   Как порох!
  

Марфа.

  
   Итак, ваше сердце часто загоралось? Вы прежде нередко любили?
  

Пролаз.

  
   Нет, сударыня, никогда; но я часто был любим... Я могу без хвастовства сказать, что в чужих краях я завоевал пропасть красавиц... Вы, без сомнения, читали старинные сказки, в которых лишь только удалой рыцарь покажется принцессам, то и наведет им бессонницу... Вот это я! но теперь, ма принцесс! уже мне от вас не спать!
  

Марфа.

  
   Гелас! мон пренс, - я думаю это неправда; но одна только галантери.
  

Пролаз.

  
   Пускай я за обедом подавлюсь, если не от сердца говорю!
  

Марфа.

(в сторону)

  
   Какие страстные речи! какая ужасная разница между ним и моим сквернавцем-мужем!
  

Пролаз.

(в сторону)

  
   Какие прелести! ах! если б моя жена, покойная обезьяна, на нее походила, как бы я по ней плакал!..

(Вслух Марфе.)

   Могу ли я - о, красота санпарель! иметь когда-нибудь эспуар тронуть ваше сердце?
  

Марфа.

  
   Гелас!
  

Пролаз.

  
   Что значит этот томный гелас, или признание, что ваше сердце нежно?
  

Марфа.

  
   Гелас! это еще не признание..

(Увидя, что Медор и Прелеста смеются.)

   Да, слуги наши смеются... Это не... неловко... я... я стыдлива... извините!.. екскюзе... любовь моя, которая начинала показываться, опять спряталась... Я... я вся в контузии... извините... я... я вся от вас удаляюсь...

(Уходит.)

  

Пролаз.

  
   А я... я весь за вами бегу, чтобы тет-а-тет окончить декларасион любви.

(Уходит.)

Дуэт

  

Марфа

(останавливая Пролаза, за ней идущего, начинает)

  
   Полно, полно так шалить -
   Дайте на часок мне время.
  

Пролаз.

  
   Надобно любовно бремя
   С плеч моих тотчас свалить.
  

Марфа.

  
   Как вы так нетерпеливы!
  

Пролаз.

  
   Слишком, слишком вы стыдливы.
  

Марфа.

  
   Таковой быть должно мне.
  

Пролаз.

  
   Это все по старине!
   Стыд теперь уже не в моде,
   В черном только он народе.
  

Марфа.

  
   Мне казалось завсегда,
   Будто стыдно без стыда.
  

Вместе

  
   Но к чему же он пригоден?
   Галантом с ним не свободен.
   Стыд не годен никуда.

Явление 6

  

Прелеста и Медор.

  

Медор.

  
   Как часто обманывают нас слухи! Уверенный рассказами о прелестях, об уме вашей барыни, я хотел нетерпеливо увидеть ее. Но что же? Увидя, жалею, для чего не вы барыня, или для чего она на вас не походит.
  

Прелеста.

  
   Что ж вам в этом?
  

Медор.

  
   А то, что я имел бы барыню, достойную искреннего почтения... Но что я говорю - почтения? достойную обожания!
  

Прелеста.

  
   Господин слуга, вы забываетесь.
  

Медор.

  
   А почему я забываюсь?
  

Прелеста.

  
   А потому, что вы... что вы говорите...

(в сторону)

   ...я смущаюсь и не знаю, что сказать.
  

Медор.

  
   Но что же я такое сказал, что бы могло вас огорчить?
  

Прелеста.

  
   Вы хотите, чтоб я была барыня. Разве надобно быть госпожой, чтоб понравиться господину Пролазу?
  

Медор.

  
   Нет; надобно быть точно прелестною Марфою, чтоб обворожить все мои чувства... Но...
  

Прелеста.

  
   Но... что ж бы из этого вышло, если б я могла обворожить ваши чувства?
  

Медор.

  
   То, что теперь выходит. Что я, видя душу мою в ваших глазах, без вас бы жить не мог, если бы...
  

Прелеста.

  
   Вы сами перервали вашу речь, и хорошо сделали; когда бы стали продолжать, я бы не допустила вас договорить.
  

Медор.

  
   А для чего?
  

Прелеста.

  
   Для того, что... перестаньте мне изъяснять вашу нежность, может быть притворную, как то обыкновенно водится у мужчин, чтоб только посрамить женщину.
  

Медор.

  
   Кто? я?.. чтоб я имел толь низкие мысли!.. чтоб я, так мало почитая вас, толь мало бы почитал себя, чтоб гнусным обманщиком быть... Я клянусь...
  

Прелеста.

  
   Не клянитесь... Я от вас никаких клятв не принимаю.
  

Медор.

  
   Но я хотел только клясться, что я вас не обманываю, говоря, сколь пламенно вас любил бы...
  

Прелеста.

  
   Я вас просила, чтоб вы о любви ничего не говорили, или я уйду..

(Хочет уйти.)

  

Медор.

(удерживая ее)

  
   Ради Бога, не уходите. Я вам клянусь, что более о любви ни слова не скажу.

Ария

(пред финалом)

  
   Не стану больше говорить,
   Я чувства изъяснять не стану;
   Что мне не можно не любить,
   Что я тобой горю и вяну.

(В сторону.)

   К чему ты, рок, меня привел?
   Служанкою я мог плениться!
   Вот я какой предмет нашел!
   Бешусь, и должно мне беситься!

(К Прелесте.)

   Не стану больше говорить,
   Я чувства изъяснять не стану;
   Что мне не можно не любить,
   Что я тобой горю и вяну.
  

Прелеста.

  
   Уйду и слушать перестану,
   Когда ты станешь мне твердить,
  &nb

Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
Просмотров: 228 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа