Главная » Книги

Херасков Михаил Матвеевич - Венецианская монахиня

Херасков Михаил Матвеевич - Венецианская монахиня


1 2 3 4


М. М. Херасков

Венецианская монахиня

    
   Оригинал здесь - http://www.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=5748
  

ТРАГЕДИЯ В ТРЕХ ДЕЙСТВИЯХ

    

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

    

Мирози, сенатор и начальник стражи города Венеции.

Коранс, сын его,

Жером, наперсник Мирозия.

Занета, венецианская монахиня.

Офицер караульный.

Стражи.

    

Действие в Венеции. Театр представляет часть монастыря святой Иустины и часть дому послов европейских.

    

ИЗЪЯСНЕНИЕ

    
   Строгие венецианские законы всему свету известны; сия республика, наблюдая свою вольность, в такую неволю себя заключила, что часто печальнейшие приключения от того происходят. Между прочими древними установлениями, которые целость республики укрепляют, наблюдается и то, чтоб ни один венецианин ни с каким чужестранцем в городе сообщения не имел; тайные посещения и разговоры с чужестранными у них подозрительны и многих до крайнего несчастия приводили. Важнее всего, ежели кто из венециан, какого бы знатного рода ни был он, в запрещенное время или без особливого на то дозволения в дом посланничий придет, такой без всякого рассмотрения смертью казнится. Сие самое потеряния жизни одному знатному молодому человеку стоило и мысль к сочинению сей трагедии подало. Здесь переменил я для некоторых обстоятельств имена тех лиц, с которыми сие приключение случилось, притом простительно будет, что, пользуясь обыкновенною стихотворческою вольностью и наблюдая театральную экономию, несколько отступал я от подлинности. Для любопытных читателей (каким образом всё сие происходило, также и для показания, что перемена та, которую я употребил в моей трагедии, не весьма велика) подлинную историю вкратце приобщаю.
    Коранс, который под другим именем известен в Венеции, влюблен будучи в одну молодую девицу, посещал ее иногда в монастыре, в котором она в то время воспитываема была. Отцы молодых сих любовников ничего о том сперва не знали. Сии посещения продолжались до тех пор, пока Коранс не получил повеления от отца своего, первого сенатора в республике, для некоторых дел оставить Венецию. По возвращении своем молодой Коранс нашел любовницу свою в том же монастыре, где она и прежде была, уже постриженну; пылая к ней страстию, предприял одолевать все к свиданию препятства, пройти к жилищу своей любезной и свиданьем утешить свое опечаленное сердце. Дабы достичь к сему намерению, надлежало ему проходить чрез дом некоторого посла европейского; уничтожа опасность, непременно от сего предприятия произойти могущую, следовал он одним своим жарким чувствам и ночным временем тайно к монастырю отправился. Имел ли он свидание с любезной или нет, о том неизвестно, только при самом выходе из посольского дому, как человек по их законам подозрительный, захвачен караульными помянутого города и отведен в темницу. Коранс, будучи от природы скромен, не хотел объявить истины и утвердился в тех мыслях, что лучше казнь принять, нежели, признавшись в своем намерении, обесчестить имя своей любезной. Сенат, невзирая на заслуги и знатность отца его, который и сам судьею сыну своему был, осудил отсечь Корансу голову. Прежде, нежели приготовиться к казни, Коранс уведомил о том свою любезную; но сия несчастная напрасно спешила предупредить невинную смерть своего любовника: уже казнь совершилась, и Корансово тело так, как обличенного злодея, обезглавлено увидела; она прибежала пред судей, объявила им тайность Корансова намерения и показала письмо его, в котором точно написано было, что он лучше сам бесчестно умереть хочет, нежели, открыв о любви своей, любезную обесславить; но тогда уже помочь сему несчастию поздно было. История далее не говорит, как только то, что в оправдание сего молодого человека и в утешение сродников его правление повелело вылить из золота голову с лицом Корансовым и, в знак чести и неповинности его, в знатном публичном месте поставить. Вот подлинное приключение, которое основанием своей трагедии я избрал! Читатели не могут меня упрекать в том, ежели что невозможным им покажется; я описывал то, что, конечно, было; а что и от себя прибавил, то в драме позволено быть может. Однако, как сами читатели теперь усмотреть могут, все мое старание в том состояло, чтоб в продолжение сей трагедии не отступать далеко от подлинности; и сие самое в трех действиях сочинить оную меня принудило.
    
  
  
  ДЕЙСТВИЕ I
  
                          ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ
  
                              Коранс
  
   Вот стены, где моя любезная живет!
   Но ныне не моей, но ангелом слывет.
   Над бедным, стены, вы Корансом умилитесь!
   Отверзитеся мне, на время расступитесь,
   Дабы, расставшись с ней, на ту воззреть я мог,
   Котору, мне вручив, теперь отъемлет Бог;
   С Занетой съединен и сердцем и душею,
   Хочу и на земле и в небе быть я с нею.
   Три года я моей Занеты не видал,
   Три года мучился, крушился и страдал;
   Теперь, мученьями смягча судьбину люту,
   Тремя годами чту одну сию минуту,
   И мнится, что вовек уже не встречусь с ней;
   Но, может быть, уже я стал противен ей.
   Откройте мне скорей, о стены! к ней дорогу,
   Да к ней я приступлю иль паче с нею к Богу.
   Друг друга на земли любить мы родились,
   Дабы и в небесах сердца у нас спряглись;
   Но чей я слышу глас? что свет вдали блистает?
   Не ангела ль ко мне Всевышний посылает?
   Ах! рано льщуся тем! о сердце! не греши;
   Не божий ангел то, душа моей души!
    
                          ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ
  
                       Занета и Коранс
  
                              Коранс
  
   Тебя ли вижу я? Занету ли любезну?
   Могу ль предать теперь забвенью жизнь я слезну;
   Любим ли я тобой?..
  
                              Занета
  
                                      Зачем пришел, зачем?
   Молиться ли со мной пред здешним олтарем
   Или сияющей на небе благодати
   Путями святости, оставя мир, искати?
   Отрекся ль навсегда и ты мирских сует?
   Раскаянье тебя иль страсть сюда зовет?
   Оплакать ли свои грехи пришел со мною?
   Иль мне сказать, что ты пленился уж иною?
   То счастье для другой; и мне не есть напасть.
  
                              Коранс
  
   К твоим ногам, моя любезная, упасть,
   Пролить потоки слез, места наполнить стоном,
   Которы признаю священным божьим троном;
   Принять последнее прощенье от тебя
   И кончить томну жизнь, к мученью полюбя.
  
                              Занета
  
   Ах! должен ли еще о мне, Коранс, ты мыслить?
   И можешь ли меня между живыми числить?
   Прияв небесный чин, я света отреклась,
   В забвение навек от мира погреблась.
   Люби меня, Коранс, но так люби, как мертву,
   И чти не за свою, но за Господню жертву;
   Я смерть монашеску за жизнь души беру,
   А ты спокоен будь...
  
                              Коранс
  
                                      Умру, и я умру!
   Умру, чтоб после жить мне тех в числе с тобою,
   Которых Бог ведет на небеса к покою;
   Когда нам здесь нельзя соединить сердец,
   По смерти в небесах получим мы венец.
  
                              Занета
  
   В которых не совсем истреблены пороки,
   Для тех суть небеса закрыты и высоки.
   Ты хочешь божески законы преступить
   И вечну жизнь себе злодействами купить;
   Отъемлешь жизнь твою, в которой ты не властен.
   Когда ты человек, терпи, хотя несчастен.
  
                              Коранс
  
   Несчастливая жизнь есть близкий к смерти путь;
   Сказать: она сносна - то мир весь обмануть.
   Что есть несчастнее: коль кто сердечно любит,
   И то, что любит он, еще при жизни губит?
   Я чувствую теперь, что вечно трачу ту,
   Которую, любя, дороже жизни чту.
  
                              Занета
  
   Которы от пути отводят благодати
   Желающих спастись, те славы божьей тати.
   Принять священный чин, оставить вечно свет-
   Мне был родительский при смерти их завет;
   Здесь мой отец лежит, здесь мать в земной утробе,
   Здесь мой любезный брат покоится во гробе,
   Здесь я спасенье их душам подать тружусь,
   И солнцу и луне в молитвах я кажусь.
   Чтоб чувствовать могли мою горячность сами,
   Молюсь о их грехах, смочив их прах слезами.
   Слышна ль, родители, сия вам речь моя?
   Утешила ль твой прах, мой брат, сестра твоя?
   Исполнила ли то, что вы мне повелели?
   Я света отреклась, того ли вы хотели?
   Я плачу, бегая от всех людей, об вас,
   Молюсь, чтоб съединил Господь на небе нас.
   Когда монашеству себя я посвятила,
   Тогда забыла мир, тогда в любви простыла,
   Тогда уже и ты прельщать меня не мог.
   В то сердце, где ты жил, ко мне вселился Бог.
  
                              Коранс
  
   Ту жертву с щедростью Всевышний не приемлет,
   Котора ближнего покой и жизнь отъемлет;
   Мольбы твои пред ним, Занета, пропадут,
   Не даст утех тебе господний правый суд.
   Напомни ты, кого свидетелем имела,
   Когда взаимну страсть со мной запечатлела?
   Чьим именем клялась, что будешь ты моя?
   Где ныне оный Бог, и клятва где твоя?
   Не думай, что Господь те души услаждает,
   Кто имя божие напрасно призывает;
   Не мни, чтоб гибели хотел он чьих сердец;
   Мы все его рабы, он общий нам отец.
   Пускай ты суетность теперь забудешь света,
   Но только не забудь священного обета;
   Край света за тобой пойду спасаться вслед,
   Где искушения и где лукавства нет;
   Там в рубищах однех, в лесах, в пустой пещере,
   Спасемся, как и здесь, по нашей чистой вере.
  
                              Занета
  
   Какой тогда пример обители подам,
   Когда я для любви Всевышнему предам,
   Когда родительско прошение забуду
   И за тобой одна скитаться в свете буду?
   Их прах почувствует, что нет уж здесь меня,
   И станет вопиять, ко Господу стеня,
   Дабы на нас его отмщенье возгремело
   И скрывшейся отсель не погребалось тело:
   Да пренебрегшия смешать свой с ними прах
   Он ветрами носим был в поле и в волнах.
  
                              Коранс
  
   Когда они тебя спасеньем завещали,
   Про нашу страсть тогда родители не знали,
   Не знали, что тебя я искренно любил,
   Что нашей верности Господь свидетель был.
   Когда же чувствовать теперь они то станут,
   Что Бог, и крест его, и я тобой обманут,
   Когда мой жалобный, как твой, их тронет стон,
   Поднимется их прах, стеня, из гроба вон,
   Умножится болезнь душевного мученья,
   И за меня они потребуют отмщенья;
   За них и за меня Бог мстить тебе начнет,
   Что скажешь ты тогда, Занета, им в ответ?
   Бог двуязычников и льстивых ненавидит,
  
                              Занета
  
   Что я люблю тебя, Господь, конечно, видит.
  
                              Коранс
  
   Престань, престань; греха сей лестию не множь.
  
                              Занета
  
   Из уст моих теперь не может выйти ложь.
   Язык мой у Творца спасенья только просит
   И кроме имени его не произносит;
   О нем печется дух, и сердце полно им,
   Свидетель он теперь с тобой словам моим,
   Хоть с нашими речми различен сей свидетель,
   Но требует того священна добродетель;
   Что мною ты любим, еще в том признаюсь,
   И в том пред Господом и пред тобой винюсь.
   Люблю; но ты не мни, когда скажу то слово,
   Что сердце уж мое отдаться в плен готово.
  
                              Коранс
  
   Кто любит подлинно, тот так не говорит.
  
                              Занета
  
   Кто служит Господу, на слабости не зрит.
  
                              Коранс
  
   Такие слабости не ставит он пороком.
  
                              Занета
  
   На грешные сердца он зрит свирепым оком.
  
                              Коранс
  
   Когда ты подлинно срастна ко мне была,
   Так для чего, любя, ты чин сей приняла?
  
                              Занета
  
   Внимай мою вину иль грозный случай паче:
   Как ты оставил нас, осталась я во плаче;
   В слезах застигнет ночь, в слезах меня заря;
   И мысли за тобой летели чрез моря.
   С родителями я беседовать скучала,
   На все вопросы их смятенно отвечала;
   Раздумаюсь - хочу забыть свою любовь,
   Ты вобразишься мне - ослабеваю вновь;
   Всё стало скучно мне, прискорбно, горько, мрачно;
   Любила жарко я, но слезно, неудачно.
   Чрез полгода, к моей печали на конец,
   Скончалась мать моя, оставил свет отец;
   Потом лишилася, к несносной скорби, брата,
   Для твердых самых душ сия велика трата!
   Лишилася троих... прости слезам моим,
   Я горести свои смягчаю только сим.
   Но прежде, нежели им всем меня покинуть,
   С тобой несчастье нас решилося не минуть:
   Разнесся слух, что ты близ здешних берегов
   Погиб в сражении на битве от врагов.
   В те смутны времена то время наступило,
   Что вдруг меня тремя ударами сразило;
   Родители, взглянув на сиротство мое,
   Мне завещание оставили сие:
   Чтоб я, несчастная, их следуя совету,
   Навеки отреклась от брака и от свету;
   Чтоб я молилася оставшу жизнь о них
   В том месте, где теперь сокрыты гробы их.
   К моим родителям всегдашне послушанье
   Способствовало мне и братнино желанье;
   Я, видя их конец, не стала им скучать
   И заклялась свой век в монашестве скончать.
   Тебя уже не чла я больше в мире жива,
   Спасением одним хотела быть счастлива.
   По бедствах таковых вступя в небесный путь,
   Винна ль против тебя, скажи, я в чем-нибудь?
  
                              Коранс
  
   Хотя передо мной быть чаешь не виновна,
   Но честь тебя винит и страсть моя любовна;
   Честь клятвы прежние напомнить мне велит,
   Любовь о нежностях минувших говорит,
   Прошедшее мои стенанья извлекает,
   А настоящее в отчаянье ввергает.
   Когда в тебе еще хоть искра страсти есть,
   Когда обязанну ты помнишь клятвой честь,
   Представь ты нашего свиданья дни минувши
   И жалость ощущай, на скорбь мою взглянувши;
   Представь, в каком со мной ты дружестве была,
   Когда моею ты невестою слыла;
   Искала ли тогда к убежищу ты места,
   Чтоб скрыться от меня?..
  
                              Занета
                                              Я Богу днесь невеста!
   Его единого должна теперь любить.
  
                              Коранс
  
   Но льзя ль сей лествицей на небеса взойтить?
   Не можно получить в грехах нам отпущенья,
   Доколь от ближних мы не обретем прощенья;
   Когда душа твоя на небеса взойдет,
   За нею и моя тогда повеет вслед;
   Создателя никто словами не обманет.
   Твой дух просить венца, а мой сужденья станет.
   О вечном житии кого начнешь просить,
   Пред тем же жалобы начну произносить,
   Что ты клялася им и не сдержала слова.
  
                              Занета
  
   На всё ему ответ я принести готова.
   В случаях таковых моя вина мала,
   Что смертному в любви я Бога предпочла.
  
                              Коранс
  
   Святые клятвы нам велит Всевышний помнить;
   Кто ими раз клялся, тот должен их исполнить;
   Не требует Господь вдруг многих клятв от нас,
   Исполни первую, другой клянися раз;
   Ты раз его своим свидетелем имела,
   Как, в том не устояв, призвать вторично смела?
   Господь каратель сам обид, измены, льсти.
  
                              Занета
  
   Меня прощает Бог, и ты меня прости;
   Противен тот ему, кто мстителен и злобен;
   Он щедрый судия, ты будь ему подобен,
   Души своей пустым желаньем не слепи,
   Оставь меня, оставь, и Богу уступи.
  
                              Коранс
  
   Не можно вобразить, Коранс колико беден!
   Я вреден и тебе, и сам себе я вреден:
   Тебе - что склонностью твоею душу льщу,
   Себе - что той, кто мир оставила, дышу.
   На что тебе, на что, последуя закону,
   Противу нежностей брать Бога в оборону?
   Как должно свой закон нам свято наблюдать,
   И клятвы должно нам за свято почитать.
  
                              Занета
  
   Возьми со мной, возьми, Коранс, одну дорогу:
   Остави суеты и обратися к Богу;
   Единое сие осталось средство нам-
   Взнестись на небеса и съединиться там.
  
                              Коранс
  
   Не можно мне принять намеренья такого,
   Доколе на земли не совершу земного.
   Не с тем произведен на свете человек,
   Чтоб он безвременно отселе в вечность тек;
   Упорным чувствиям души своей казаться -
   То благодатию господнею гнушаться;
   Не можно меньше жизнь иль доле нам иметь,
   Бог час назначил нам родиться и умреть;
   Он должность нашу нам на свете предуставил,
   А склонность наших душ на волю нам оставил;
   Но только он того не требует от всех,
   Чтоб жить между людьми мы ставили за грех.
   На что ж-иль нет людей порочней нас во свете?
   Нам света убегать в цветущем жизни лете?
   Довольно в свете средств возможно обрести,
   Не покидая мир, себя грехов спасти.
  
                              Занета
  
   Тех прелести уже земные не пленяют,
   Которы чистоту небес пресветлых знают;
   Кто видит райские сияющи врата,
   Тому противна вся земная суета;
   Всходящим святости отселе на степени
   Не внятны грешников ни слабости, ни пени.
  
                              Коранс
  
   Что ты о святости, Занета, говоришь,
   Ты, оным льстя себя, сугубее грешишь;
   Кто упованием излишним дух прельщает,
   То грех, который нам Всевышний не прощает.
  
                              Занета
  
   Кто сердцем и душей очищен перед ним,
   То грех отчаяться тому быть вместе с ним.
  
                              Коранс
  
   Нередко и порок мы чтим за добродетель,
   Но таинству сердец Всевышний сам свидетель.
  
                              Занета
  
   Все тайны Господу и дух мой посвящен.
  
                              Коранс
  
   Один лишь я тобой был в те часы забвен,
   Когда себя пред ним хотела ты оправить;
   То ль средство избрала любовника оставить?
  
                              Занета
  
   Я вижу, что в своих ты заблужденьях тверд.
  
                              Коранс
  
   Я вижу, что твой дух жесток, немилосерд.
   Постой, не уходи, останься ты со мною!
  
                              Занета
  
   Беседовать с тобой мне Бог почтет виною.
   Стыжусь, здесь мешкая, начавшегося дня,
   Чтоб солнце не нашло с Корансом и меня;
   Прости, прости, Коранс! тебя я не забуду,
   Молиться о тебе бесперестанно буду.
   В церквах, в позорищах, в трудах, наедине.
  
                              Коранс
  
   Недолго будешь ты молиться обо мне;
   В позор любви твоей начну искать случаю,
   Мучения свои и жизнь свою скончаю.
   Когда лишаюся Занетиной красы,
   В плачевны пременя сладчайшие часы,
   Уж не осталося ничем мне в жизни льститься;
   С тобой и с жизнию решусь навек проститься.
  
                              Занета
  
   Такое мнение есть действо суеты,
   Прости, и уповай на Бога больше ты!
                        (Уходит.)
    
                          ЯВЛЕНИЕ ТРЕТИЕ
  
                              Коранс
                               (один)
  
   Неверная бежит, речей моих не внемлет
   И веселится тем, что жизнь мою отъемлет.
   Стыдись ты слабости своей, Коранс, стыдись!
   И к прежней славе ты от страсти возвратись.
   Возьми оружием своим ее свирепость
   И победи любовь, прияв душевну крепость!
   Но сыщешь ли, Коранс, толико сил в крови?
   Ах! нет, я чувствую, что слаб против любви!
   Любовь! когда в тебе сердцам мала удача,
   Ты есть источница мучения и плача;
   В успехах ты своих сердцам есть благодать,
   Житейских плод утех и всех веселий мать;
   Нет в свете сем тебя приятней и горчае.
   Я в первом и в другом познал тебя случае:
   Любил, любимым был - и должен не любить.
    
                          ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ
  
                 Коранс и офицер с стражею
  
                              Офицер
  
   Здесь точно надлежит какой измене быть!
   Кто право дал тебе такого своевольства,
   В полночный час ходить в окрестностях посольства?
   Одни разбойники в такой лишь ходят час.
  
                              Коранс
  
   Я за разбойников могу считать и вас;
   Не знаете, кому так дерзко говорите.
   Сокройтесь и себе подобных вы ищите!
  
                              Офицер
  
   Кто б ни был, должен ты вину свою сказать.
  
                              Коранс
  
   Не вам таких людей сердечны тайны знать!
  
                              Офицер
  
   Темница умыслы злодейские докажет.
  
                              Коранс
         (нападая на караул с кинжалом)
   Что не разбойник я, то сей кинжал вам скажет:
   Примите дерзости своей достойну месть!..
  
              Выхватывают кинжал его.
  
                              Офицер
  
   Теперь ты доказал свою нам явно честь!
   Кто обличается в делах своих безвинно,
   Тот не поступит так злодейски и бесчинно.
  
                              Коранс
  
   Вы можете давать сии мне имена,
   Когда моя рука кинжала лишена;
   Однако не страшусь за смелость вашей мести,
   С кинжалом вы моей отнять бессильны чести.
  
                              Офицер
  
   Не слушаю теперь твоих я больше слов,
   Поди! кажися храбр под тягостью оков,
   Ты вреден обществу!..
  
                              Коранс
  
                                          Я вреден, в том признаюсь,
   Однако я угроз твоих не опасаюсь;
   Не ты отъемлешь мой несчастливый живот,
   Но кем несчастлив я, его отъемлет тот;
   Коль должно умереть, с охотой умираю;
   Теряя жизнь свою, я чести не теряю.
  
                              Офицер
  
   Как ты злодействовал, тому свидетель я;
   А винен ты иль нет, народ тебе судья.
    
   КОММЕНТАРИИ
    
   ...смерть монашеску... - Принятие пострига символизирует смерть для мира.
    
   Упорным чувствиям души своей казаться... - сопротивляться своим чувствам.
    
   Источница - слово, образованное Херасковым.
  
  
  
  
   ДЕЙСТВИЕ II
  
                          ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ
                Мирози и Офицер караульный
  
                              Мирози
  
   Так можешь на него довод представить ясный,
   Что граду он злодей и человек опасный?
   Какое подал он сомненье о себе,
   В измене обличен, в убийстве иль в татьбе?
  

Другие авторы
  • Горчаков Дмитрий Петрович
  • Бобылев Н. К.
  • Крылов Иван Андреевич
  • Гоголь Николай Васильевич
  • Алипанов Егор Ипатьевич
  • Миллер Всеволод Федорович
  • Котляревский Нестор Александрович
  • Вязигин Андрей Сергеевич
  • Дон-Аминадо
  • Картавцев Евгений Эпафродитович
  • Другие произведения
  • Писемский Алексей Феофилактович - Сочинения Н.В.Гоголя, найденные после его смерти
  • Ермолов Алексей Петрович - Записки генерала Ермолова, начальника Главного штаба 1-й Западной армии, в Отечественную войну 1812 года
  • Поуп Александр - Послание Элоизы к Абеляру
  • Дорошевич Влас Михайлович - М. Г. Савина
  • Шекспир Вильям - Буря
  • Алданов Марк Александрович - Гитлер
  • Толстой Петр Андреевич - П. А. Толстой: биографическая справка
  • Засодимский Павел Владимирович - Темные силы
  • Гроссман Леонид Петрович - Салтыков-сказочник
  • Потапенко Игнатий Николаевич - Несколько лет с А. П. Чеховым
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
    Просмотров: 312 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа