Главная » Книги

Кальдерон Педро - Волшебный маг

Кальдерон Педро - Волшебный маг


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

>

Педро Кальдерон Де Ла Барка. Волшебный маг

--------------------------------------
  Перевод Константина Бальмонта
  Pedro Calderon de la Barca. Dramas
  Педро Кальдерон де ла Барка. Драмы. В двух книгах. Книга вторая
  Издание подготовили Н. И. Балашов, Д. Г. Макогоненко
  "Литературные памятники", М., "Наука", 1989
  OCR Бычков М.Н. --------------------------------------

    ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

  Кипpиан
  Дьявол
  Флор
  Лелий
  Москон
  Юстина, дама
  Ливия, служанка
  Лисандр, старик
  Правитель Антиохии
  Фабий, слуга
  Кларин
  Слуга
  Солдат
  Солдаты
  Толпа
  
  
  Сцена в Антиохии и за стенами ее.

    ХОРНАДА ПЕРВАЯ

  
  
  
  Лес вблизи Антиохии {1}.
  
  
  
  
  СЦЕНА 1-я
  
  
  Киприан, одетый как студент, Кларин
  
  и Москон, как студенты-приживальщики, с книгами.
  
  
  
  
  Киприан
  
  
   В уединении приятном,
  
  
   В невозмутимом этом месте,
  
  
   В красиво-стройном лабиринте
  
  
   Стеблей, деревьев и цветов
  
  
   Меня вы можете оставить,
  
  
   Со мной оставив (их довольно,
  
  
   Чтоб быть мне обществом приятным)
  
  
   Те книги, что велел я вам
  
  
   Принесть из дома; потому что,
  
  
   Пока Антиохия славит
  
  
   Такою пышностью праздник,
  
  
   И освящает новый храм
  
  
   Юпитеру, и всенародно
  
  
   Туда относит изваянье,
  
  
   Чтобы с достоинством там большим
  
  
   Ему оказывать почет,
  
  
   Я, убегая от смятенья,
  
  
   От шума площадей и улиц,
  
  
   Остаток дня теперь желаю
  
  
   Весь изученью посвятить.
  
  
   Идите ж в Антиохию
  
  
   И оба в празднествах участье
  
  
   Примите, а сюда позднее
  
  
   Придти вы можете за мной,
  
  
   Когда, спадая книзу, солнце
  
  
   Захочет схорониться в волны,
  
  
   Которые средь облак смутных
  
  
   Серебряный готовят гроб
  
  
   Для исполина золотого.
  
  
   Так значит здесь меня найдете.
  
  
  
  
  Москон
  
  
   Я не могу пойти на праздник,
  
  
   Хоть очень быть желаю там,
  
  
   Не вымолвив перед уходом
  
  
   Пять тысяч слов. Возможно ль это,
  
  
   Чтоб в день столь праздничный, веселый,
  
  
   Четыре книги, господин,
  
  
   С собою взяв, ты вышел в поле
  
  
   Один, к веселью повернувшись
  
  
   Спиной.
  
  
  
  
  Кларин
  
  
  
  
  Наш господин отлично
  
  
   Так поступает. Что скучней
  
  
   Процессий в праздник, братств и плясок?
  
  
  
  
  Москон
  
  
   Кларин, коль можно молвить правду,
  
  
   Живя с лукавством и уменьем,
  
  
   Ты применяющийся льстец:
  
  
   Что делает он, это хвалишь,
  
  
   Что чувствуешь, о том молчанье.
  
  
  
  
  Кларин
  
  
   Ты ошибаешься (так будет
  
  
   Сказать учтивее: "Ты лжешь", -
  
  
   Когда лицом к лицу беседа),
  
  
   Что чувствую, то выражаю.
  
  
  
  
  Киприан
  
  
   Москон, довольно, - и довольно,
  
  
   Кларин. В невежестве своем
  
  
   Всегда упорствовать хотите,
  
  
   Друг с другом непременно споря.
  
  
   Ступайте же и (как сказал я),
  
  
   За мной придете в час, когда
  
  
   Настанет ночь, окутав в тени
  
  
   Строенье светлое вселенной.
  
  
  
  
  Москон
  
  
   Бьюсь об заклад. Хоть и сказал ты,
  
  
   Что празднества - один пустяк,
  
  
   На них смотреть сейчас пойдешь ты.
  
  
  
  
  Кларин
  
  
   Подобный вывод очевиден:
  
  
   Тот, кто другим дает советы,
  
  
   Сам так не будет поступать.
  
  
  
   Москон (в сторону)
  
  
   Чтоб Ливию скорей увидеть,
  
  
   Хотел бы в крылья я одеться.
  
  
  
  
  (Уходит.)
  
  
  
   Кларин (в сторону)
  
  
   Хотя, коль точно молвить правду,
  
  
   Мне в Ливии приманка чувств.
  
  
   И так держать туда дорогу
  
  
   Само мне имя указует:
  
  
   Раз Ливия - не вправо, влево,
  
  
   И будешь с Ливией счастлив.
  
  
  
  
  (Уходит.)
  
  
  
  
  СЦЕНА 2-я
  
  
  
  
  Киприан.
  
  
  
  
  Киприан
  
  
   Один я, и теперь мне можно,
  
  
   Коль только хватит разуменья,
  
  
   Вопрос тот рассмотреть подробно,
  
  
   Который душу захватил
  
  
   С тех пор, как в Плинии прочел я
  
  
   То место, где в словах он странных
  
  
   Дает определенье Бога {2}.
  
  
   Нигде не видит разум мой
  
  
   Такого Бога, чтоб сошлись в нем
  
  
   Такие знаменья и тайны.
  
  
   Сокрытость истины подобной
  
  
   Я должен зорко рассмотреть.
  
  
  
   (Начинает читать.)
  
  
  
  
  СЦЕНА 3-я
  
   Дьявол, в праздничном наряде. - Киприан.
  
  
  
   Дьявол (в сторону)
  
  
   Как ни читай и как ни мысли,
  
  
   Той правды, Киприан, не сможешь
  
  
   Достигнуть ты, ее я скрою.
  
  
  
  
  Киприан
  
  
   Какой-то шум среди ветвей.
  
  
   Кто там?
  
  
  
  
  Дьявол
  
  
  
   Я, господин мой, странник,
  
  
   С утра в лесу я потерялся,
  
  
   Мой конь измучен, и усталый
  
  
   На изумрудном он ковре
  
  
   Пасется там, в лесистой чаще.
  
  
   Мой путь лежал в Антиохию,
  
  
   Где важное имею дело.
  
  
   От каравана отойдя,
  
  
   Я так заботами развлекся,
  
  
   (Кто этого лишен богатства?)
  
  
   Что вовсе сбился я с дороги
  
  
   И потерял друзей и слуг.
  
  
  
  
  Киприан
  
  
   Я изумляюсь, что могли вы,
  
  
   В виду высоких этих башен
  
  
   Антиохии, заблудиться:
  
  
   Тропинок полон этот лес,
  
  
   Он ими целиком исчерчен,
  
  
   Любой пойдите, непременно,
  
  
   В пути достигнув средоточья,
  
  
   Дойдете до ее вы стен.
  
  
  
  
  Дьявол
  
  
   Неведения в том и свойство,
  
  
   Что пред лицом различных знаний,
  
  
   Как применить их, не умеешь.
  
  
   Решивши, что нехорошо,
  
  
   Чтобы вошел в чужой я город,
  
  
   Где никому я неизвестен,
  
  
   Один, в расспросах о дороге,
  
  
   Здесь подожду, покуда ночь
  
  
   Не завладеет днем победно.
  
  
   По вашей я сужу одежде
  
  
   И потому, что с вами книги,
  
  
   Наклонны к изученьям вы,
  
  
   А к тем, кто любит изученье,
  
  
   Большую чувствую я склонность.
  
  
  
  
  (Садится.)
  
  
  
  
  Киприан
  
  
   Вы занимались изученьем?
  
  
  
  
  Дьявол
  
  
   Нет. Но довольно знаю я,
  
  
   Чтоб не был я вполне несведущ.
  
  
  
  
  Киприан
  
  
   Какие ж знанья вам известны?
  
  
  
  
  Дьявол
  
  
   Их много.
  
  
  
  
  Киприан
  
  
  
  
  Если изучаешь
  
  
   Одну науку много дней,
  
  
   И то ее не достигаешь,
  
  
   А вы (великое тщеславье!),
  
  
   Наук совсем не изучавший,
  
  
   Так много ведаете их?
  
  
  
  
  Дьявол
  
  
   Да, потому что из страны я,
  
  
   Где познают, не изучая,
  
  
   Круг знаний даже высочайших.
  
  
  
  
  Киприан
  
  
   Будь это родина моя!
  
  
   Чем более здесь изучаешь,
  
  
   Тем более твое незнанье.
  
  
  
  
  Дьявол
  
  
   Мое столь верно утвержденье,
  
  
   Что я, совсем не изучав,
  
  
   До первой кафедры стремился,
  
  
   И мой расчет почти был верен,
  
  
   Я голосов имел так много,
  
  
   А если потерял ее,
  
  
   Довольно, что ее хотел я:
  
  
   Похвальные есть пораженья.
  
  
   Коль не хотите в это верить,
  
  
   Скажите мне, в чем ваш предмет,
  
  
   И вмиг начнем мы рассужденья.
  
  
   Хоть я не знаю ваше мненье,
  
  
   Допустим - это мненье верно,
  
  
   В противном буду убеждать {3}.
  
  
  
  
  Киприан
  
  
   Весьма мне радостно, что в этом
  
  
   Ваш ум находит развлеченья.
  
  
   Из Плиния одно мне место
  
  
   Неясно, как ни поверну:
  
  
   Постичь не в силах, о каком он
  
  
   Там боге рассужденье строит.
  
  
  
  
  Дьявол
  
  
   Я помню четко это место -
  
  
   "Бог высшая есть доброта,
  
  
   Он сущность, также как основа,
  
  
   Весь зрение, и весь он руки" {4}.
  
  
  
  
  Киприан
  
  
   Так.
  
  
  
  
  Дьявол
  
  
  
  В чем же ваше возраженье?
  
  
  
  
  Киприан
  
  
   Где Бог такой, не знаю я,
  
  
   Как тот, о коем мыслит Плиний {5}.
  
  
   Коль нужно высшей добротою
  
  
   Его считать, так и Юпитер
  
  
   Не высшая есть доброта,
  
  
   Уж видим, он во многом грешен:
  
  
   Пусть обольщенная Даная
  
  
   С похищенною им Европой
  
  
   Об этом точно говорят.
  
  
   Так как же в доброте верховной,
  
  
   Чьи действия должны быть святы,
  
  
   Собой божественность являя,
  
  
   Вместится прах людских страстей?
  
  
  
  
  Дьявол
  
  
   Обманные легенды это,
  
  
   В которых нам мирское знанье
  
  
   Под именем богов являет
  
  
   Моральной мудрости устав.
  
  
  
  
  Киприан
  
  
   Он недостаточен, ответ ваш:
  
  
   Величество должно быть Бога
  
  
   Таким, чтоб дерзостные вины
  
  
   Не льнули к имени его,
  
  
   Хотя б и вымыслами были.
  
  
   И, данный случай обсуждая,
  
  
   Коль боги высшей добротою
  
  
   Зовутся, значит, вывод тот,
  
  
   Что к лучшему они стремятся.
  
  
   Так как же одного желают
  
  
   Одни, другие же другого?
  
  
   А это ясно видим мы
  
  
   В тех, столь сомнительных, ответах,
  
  
   Что нам дают их изваянья {6}.
  
  
   Чтоб не сказали вы вторично,
  
  
   Что на мирское знанье я
  
  
   Ссылаюсь... Вот стоит два войска,
  
  
   Обоим идолы сказали,
  
  
   Что битва выиграна будет,
  
  
   Одним проигран этот бой, -
  
  
   Не ясный ли отсюда вывод,
  
  
   Что две противоборных воли
  
  
   Не могут к той же самой цели
  
  
   Идти? Коль встреча суждена,
  
  
   И видим, что одна благая,
  
  
   Другая воля - злой должна быть.
  
  
   Дурная воля в Боге, это
  
  
   Бессмысленно вообразить.
  
  
   Итак, нет благости верховной,
  
  
   Коль в них недостает единства.
  
  
  
  
  Дьявол
  
  
   Посылки не приемлю главной.
  
  
   Те изречения, что нам
  
  
   Даются идолами, служат
  
  
   Для целей, коих ум бессилен
  
  
   Достичь и оценить, затем что
  
  
   Здесь провиденье, и важней
  
  
   Тому, кто потерял сраженье,
  
  
   То пораженье в состязаньи,
  
  
   Чем победителю победа.
  
  
  
  
  Киприан
  
  
   Согласен. Все же этот Бог, -
  
  
   Ведь не обманывают боги, -
  
  
   Не должен был бы о победе
  
  
   Вещать им, как о достоверном:
  
  
   Довольно было бы ему
  
  
   То поражение дозволить,
  
  
   Не утверждая достоверность.
  
  
   И, если только Бог - весь зренье,
  
  
   Так увидал бы всякий Бог
  
  
   Конец, предвидящийся четко.
  
  
   И, видя, уверять не стал бы
  
  
   В том, что не может совершиться.
  
  
   И пусть такое божество
  
  
   Различно будет в лицах разных,
  
  
   Но в обстоятельстве малейшем
  
  
   Оно по сущности едино.
  
  
  
  
  Дьявол
  
  
   Тут было важно для него
  
  
   Так через голос двигать чувства.
  
  
  
  
  Киприан
  
  
   Коль было важно двигать чувства,
  
  
   Есть гении {7} для этой цели,
  
  
   (Которых добрыми зовут
  
  
   Ученые, а также злыми),
  
  
   То духи, что меж нами бродят,
  
  
   Своим влияньем нам диктуя
  
  
   Ряд добрых дел, а также злых,
  
  

Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
Просмотров: 238 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа