Главная » Книги

Кальдерон Педро - Поклонение кресту, Страница 9

Кальдерон Педро - Поклонение кресту


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

вно.
  
  
   А страшно, что ни говори.
  
  
  
  
  Эусебио
  
  
   Кто этот, что лицо скрывает?
  
  
  
  
  Рикардо
  
  
   Откуда он, не говорит,
  
  
   И как зовут его, не знаем,
  
  
   Сказал, что все он сообщит
  
  
   Лишь атаману.
  
  
  
  
  Эусебио
  
  
  
  
   Без помехи
  
  
   Открыться можешь предо мной.
  
  
   Скажи с какой приходишь целью?
  
  
  
  
   Юлия
  
  
   Ты атаман?
  
  
  
  
  Эусебио
  
  
  
  
  Да.
  
  
  
   Юлия (в сторону)
  
  
  
  
   Боже мой!
  
  
  
  
  Эусебио
  
  
   Зачем же ты пришел и кто ты?
  
  
   Скажи.
  
  
  
  
   Юлия
  
  
  
   Скажу наедине,
  
  
   Когда лицом к лицу мы будем.
  
  
  
  
  Эусебио
  
  
   Все отойдите к стороне.
  
  
  
  
  СЦЕНА 4-я
  
  
  
   Юлия, Эусебио.
  
  
  
  
  Эусебио
  
  
   Одни остались мы с тобою;
  
  
   И лишь цветы, и лишь деревья
  
  
   Свидетели твоей беседы.
  
  
   Сними же маску и скажи:
  
  
   Кто ты? Зачем сюда приходишь?
  
  
   Что ты замыслил? Отвечай мне.
  
  
  
  
   Юлия
  
  
   Чтоб сразу ты узнал, зачем я
  
  
   Сюда пришел, и кто таков,
  
  
  
   (обнажает шпагу)
  
  
   Вынь шпагу; этим сообщаю,
  
  
   Что я убить тебя намерен.
  
  
  
  
  Эусебио
  
  
   Твоя решительность пугает;
  
  
   Сильней, чем голос мог пугать;
  
  
   Я отражу твои удары.
  
  
  
  
   Юлия
  
  
   Сражайся, трус, и ты узнаешь,
  
  
   Что я могу, тебя убивши,
  
  
   Твои сомненья разрешить.
  
  
  
  
  Эусебио
  
  
   Я боюсь, но не затем, чтоб ранить,
  
  
   А для того, чтоб защититься,
  
  
   Я жизнь твою сберечь хотел бы;
  
  
   Когда бы я тебя убил,
  
  
   Я сам не знал бы основанья,
  
  
   И то же самое случится,
  
  
   Коль ты меня убьешь. Откройся,
  
  
   Прошу, не откажись.
  
  
  
  
   Юлия
  
  
  
  
  
   Ты прав.
  
  
   Когда мы мстим за честь, отмщенье
  
  
   Тогда лишь верно, - оскорбленный
  
  
   Тогда лишь примириться может,
  
  
   Коль оскорбитель будет знать,
  
  
   Кем он караем {2}.
  
  
  
   (Открывает лицо.)
  
  
  
  
   Ну, скажи мне,
  
  
   Меня ты знаешь? Испугался?
  
  
   Что ж так глядишь?
  
  
  
  
  Эусебио
  
  
  
  
  
   Сомнений полный,
  
  
   И видя правду пред собой,
  
  
   Я изумлен тем, что я вижу,
  
  
   Испуган тем, что созерцаю.
  
  
  
  
   Юлия
  
  
   Теперь меня ты видел?
  
  
  
  
  Эусебио
  
  
  
  
  
   Видел.
  
  
   И оттого, что увидал,
  
  
   Так возросло мое смущенье,
  
  
   Что, если чувствами своими
  
  
   Смятенными желал я раньше
  
  
   Тебя увидеть, я теперь,
  
  
   Когда они узнали правду,
  
  
   То, что отдать я мог бы прежде
  
  
   За то, чтобы тебя увидеть,
  
  
   Охотно отдал бы за то,
  
  
   Чтобы тебя я не увидел.
  
  
   Ты, Юлия, в ущельи горном?
  
  
   Ты, измененная двояко?
  
  
   Ты, в одеянии мирском?
  
  
   И как сюда одна пришла ты?
  
  
   Что это значит?
  
  
  
  
   Юлия
  
  
  
  
  
  Это значит,
  
  
   Что миг разоблаченья правды
  
  
   С презреньем встретился твоим.
  
  
   И чтоб ты мог теперь увидеть,
  
  
   Что женщина, когда стремится
  
  
   В погоню за своим желаньем,
  
  
   Есть выстрел, молния, стрела,
  
  
   Узнай, что мне не только было
  
  
   Усладой - делать преступленья,
  
  
   Но мне желанно повторять их.
  
  
   Я из обители ушла,
  
  
   Один пастух в горах сказал мне,
  
  
   Что я иду путем опасным,
  
  
   И я в каком-то глупом страхе,
  
  
   Чтобы опасность устранить,
  
  
   С лукавостью, ножом, который
  
  
   На поясе его болтался,
  
  
   Его убила. Тем же самым
  
  
   Ножом был путник умерщвлен:
  
  
   С учтивостью он предложил мне
  
  
   Сесть на его коня, на крупе,
  
  
   Чтоб я немного отдохнула,
  
  
   И так как он хотел свернуть
  
  
   В одну деревню, для ночлега,
  
  
   Я случай выждала и смертью
  
  
   Благодеянье отплатила
  
  
   В пустынном месте. И три дня,
  
  
   Три ночи я в глуши безлюдной
  
  
   Стеблями диких трав питалась
  
  
   И на камнях спала холодных.
  
  
   Я к бедной хижине пришла,
  
  
   Ее соломенную кровлю
  
  
   Шатром сочла я позлащенным,
  
  
   Для чувств моих успокоеньем,
  
  
   С гостеприимностью меня
  
  
   Ее хозяйка приютила,
  
  
   И муж ее, пастух, с ней спорил
  
  
   В приветливом гостеприимстве.
  
  
   Я отдохнула там вполне
  
  
   И голод пищей утолила,
  
  
   Хотя и скромною, но вкусной.
  
  
   Но прежде, чем расстаться с ними,
  
  
   Чтоб не могли они сказать
  
  
   Тем, кто за мной пошел бы следом:
  
  
   "Ее мы видели", - решилась
  
  
   Я указанья уничтожить:
  
  
   Пастух со мною шел в горах,
  
  
   Чтоб показать, куда идти мне,
  
  
   И я, убив, немедля
  
  
   Вернулась в хижину, где то же
  
  
   С его случилося женой.
  
  
   Но, принимая во вниманье,
  
  
   Что в собственной моей одежде
  
  
   Был мой доносчик достоверный,
  
  
   Ее переменила я.
  
  
   Один охотник спал в ущельи,
  
  
   И сон его я обратила
  
  
   Не в тень, а в точный снимок смерти;
  
  
   Его оружие взяла,
  
  
   В его одежду нарядилась,
  
  
   И после разных приключений,
  
  
   Среди препятствий и ловушек,
  
  
   Сюда бестрепетно пришла.
  
  
  
  
  Эусебио
  
  
   Дивлюсь, твоим словам внимая,
  
  
   Пугаюсь, на тебя взирая,
  
  
   И ты для слуха - чародейство,
  
  
   Хотя для взора - василиск.
  
  
   Нет у меня к тебе презренья,
  
  
   О, Юлия, но опасаюсь
  
  
   Возмездий, возвещенных небом,
  
  
   И потому я ухожу.
  
  
   Вернись в покинутую келью,
  
  
   За монастырскую ограду;
  
  
   Мне страшен Крест неизъяснимо.
  
  
   Уйди. - Но что это за шум?
  
  
  
  
  СЦЕНА 5-я
  
  
   Рикардо и бандиты. - Те же.
  
  
  
  
  Рикардо
  
  
   Сеньор, скорее на защиту:
  
  
   Чтоб захватить тебя в засаде,
  
  
   Приходит Курсио с толпою
  
  
   Крестьян окрестных деревень.
  
  
   И множество их столь обширно,
  
  
   Что на тебя восстали старцы,
  
  
   И дети малые, и жены,
  
  
   И говорят, что отомстят
  
  
   Пролитую твоей рукою
  
  
   Кровь юноши твоею кровью;
  
  
   Клянутся, что они за это,
  
  
   И за обиду стольких мстя,
  
  
   Тебя, живым или убитым,
  
  
   Но схваченным сведут в Сиену.
  
  
  
  
  Эусебио
  
  
   Мы, Юлия, с тобою после
  
  
   Поговорим. Закрой лицо.
  
  
   Иди со мною: непригоже,
  
  
   Чтоб твой отец и враг мой лютый
  
  
   Тобою овладел. - Солдаты,
  
  
   Сегодня достославный день,
  
  
   Чтоб показать им нашу храбрость.
  
  
   Дабы никто не колебался,
  
  
   Заметьте, что они приходят
  
  
   Убить нас, или, что одно,
  
  
   Взять в плен; коль мы не будем храбры,
  
  
   Себя без чести мы увидим,
  
  
   Узнаем горькие несчастья
  
  
   И будем ввержены в тюрьму.
  
  
   Итак, когда мы это знаем,
  
  
   За жизнь и честь кто побоялся
  
  
   Узнать сильнейшую опасность?
  
  
   Пускай не думают они,
  
  
   Что мы боимся их: навстречу
  
  
   Скорей им выйдем; потому что
  
  
   Судьба всегда стоит за храбрость.
  
  
  
  
  Рикардо
  
  
   И нечего нам выходить:
  
  
   Они сюда приходят сами.
  
  
  
  
  Эусебио
  
  
   Я вас предупредил; так пусть же
  
  
   Никто из вас не будет трусом:
  
  
   А если - небом я клянусь! -
  
  
   Кто побежит или отступит,
  
  
   Я острие вот этой стали
  
  
   В его груди окрашу кровью
  
  
   Скорее, чем в груди врага.
  
  
  
  
  СЦЕНА 6-я
  
  
  Курсио и народ, за сценой. - Те же.
  
  
  
   Курсио (за сценой)
  
  
   Среди запутанных ущелий,
  
  
   За скалами, как за стенами,
  
  
   Сокрылся безнадежно дерзкий
  
  
   Изменник Эусебио.
  
  
  
   Голоса (за сценой)
  
  
   Вот, вот, они за чащей веток.
  
  
  
  
   Юлия
  
  
   Вперед, на них!
  
  
  
  
  (Уходит.)
  
  
  
  
  Эусебио
  
  
  
  
  
  Остановитесь,
  
  
   Презренные, - клянуся Богом, -
  
  
   Иначе склоны этих гор,
  
  
   Окрасив красной вашей кровью,
  
  
   Я превращу в сплошные реки.
  
  
  
  
  Рикардо
  
  
   Трусливые в числе безмерны.
  
  
  
   Курсио (за сценой)
  
  
   Ты скрылся, Эусебио!
  
  
  
  
  Эусебио
  
  
   Не скрылся, а иду на зов твой.
  
  
  (Все уходят, и за сценой слышатся
  
  
  
  выстрелы из мушкетов.)
  
  
  
  
  СЦЕНА 7-я
  
  
  
   Другой склон горы,
  
  
   в глубине его виден Крест.
  
  
  
  
   Юлия
  
  
   Едва меж горных трав ступила,
  
  
   Как страшные я слышу вопли
  
  
   И вижу схватку пред собой.
  
  
   Пороховые переклички,
  
  
   И острия блестящей стали.
  
  
   Одни мое смущают зренье,
  
  
   Другие - возмущают слух.
  
  
   Но что я вижу? Неприятель
  
  
   Своей превосходящей силой
  
  
   Разбил и гонит в беспорядке
  
  
   Отряды Эусебио.
  
  
   Пойду и соберу их снова,
  
  
   И ободрю их смелой речью,
  
  
   И если я опять сплочу их,
  
  
   В его защиту буду я
  
  
   Страх мира, гневный бич их жизней,
  
  
   Свирепый нож зловещей парки,
  
  
   И ужас для времен грядущих,
  
  
   И удивленье этих дней.
  
  
  
  
  (Уходит.)
  
  
  
  
  СЦЕНА 8-я
  
  
   Xиль, одетый как бандит; потом
  
  
   Менга, Брас, Тирсо и крестьяне.
  
  
  
  
   Хиль
  
  
   Чуть новоявленным бандитом
  
  
   Для верности я записался,
  
  
   И вот, за то, что я разбойник,
  
  
   Опасность на меня идет.
  
  
   Крестьянином я был с друзьями
  
  
   На положеньи побежденных;
  
  
   Пришел к ворам, вступил в их шайку,
  
  
   И то же самое со мной.
  
  
   Хоть и не скряга я, а всюду
  
  
   Ношу несчастье за собою;
  
  
   И много раз мне приходилось
  
  
   Воображать в такой беде,
  
  
   Что будь я жид, и на жидов бы
  
  
   Тогда несчастие простерлось.
  
  
   (Выходят Менга, Брас, Тирсо
  
  
  
   другие крестьяне.)
  
  
  
  
  Менга
  
  
   Они бегут! Вперед, за нами!
  
  
  
  
   Брас
  
  
   Всех истребим до одного.
  
  
  
  
  Менга
  
  
   Вот здесь один.
  
  
  
  
   Брас
  
  
  
  
  
  Пускай умрет он.
  
  
  
  
   Xиль
  
  
   Глядите, это я.
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 199 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа