Главная » Книги

Кальдерон Педро - Чистилище святого Патрика

Кальдерон Педро - Чистилище святого Патрика


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

>

Педро Кальдерон Де Ла Барка. Чистилище святого Патрика

--------------------------------------
  Перевод Константина Бальмонта
  Pedro Calderon de la Barca. Dramas
  Педро Кальдерон де ла Барка. Драмы. В двух книгах. Книга первая
  Издание подготовили Н. И. Балашов, Д. Г. Макогоненко
  "Литературные памятники", М., "Наука", 1989
  OCR Бычков М.Н. --------------------------------------

    ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

  Эгерио, царь Ирландии
  Патрик
  Людовико Энио
  Паулин, крестьянин
  Леогарио
  Филипо
  Капитан
  Неизвестный, закутанный в плащ
  Два инока
  Старик крестьянин
  Добрый ангел
  Злой ангел
  Полония
  Лесбия
  Льосия, крестьянка
  Стража, солдаты, иноки, крестьяне и крестьянки

    ХОРНАДА ПЕРВАЯ

  
  
  
   Берег моря.
  
  
  
  
  СЦЕНА 1-я
  
  
  Царь Эгерио, одетый в звериную шкуру:
  
  
  Леогарио, Полония, Лесбия, Капитан.
  
  
  
  Царь (в исступлении)
  
  
   Нет, дайте умереть мне!
  
  
  
  
  Леогарио
  
  
  
  
  
  
  Государь!
  
  
  
  
  Капитан
  
  
   О, рассуди!
  
  
  
  
  Лесбия
  
  
  
  
   Остановись!
  
  
  
  
  Полония
  
  
  
  
  
  
  Подумай!
  
  
  
  
   Царь
  
  
   Оставьте, если мне возвещены
  
  
   Такие муки, пусть я сброшусь в волны,
  
  
   С утеса, что граничит с ликом солнца,
  
  
   Венчающим его вершину блеском;
  
  
   Пусть, в бешенстве живя, умру, беснуясь!
  
  
  
  
  Лесбия
  
  
   Стремишься к морю бурному?
  
  
  
  
  Полония
  
  
  
  
  
  
   Ты спал,
  
  
   О, государь! Скажи нам, что с тобою?
  
  
  
  
   Царь
  
  
   Со мною пытки бешеного ада,
  
  
   Всегда ненасытимого исчадья,
  
  
   Что породил семиголовый зверь -
  
  
   Дыханьем затемняющий пространство
  
  
   Четвертой сферы, ужас и мученья
  
  
   Такие, что с самим собой, борюсь,
  
  
   И дикий сон моей владеет жизнью,
  
  
   И я в его объятьях труп живой
  
  
   Я видел бледный грозный призрак смерти.
  
  
  
  
  Полония
  
  
   Что ж видел ты во сне, чтоб так смущаться?
  
  
  
  
   Царь
  
  
   О, дочери мои, приснилось мне.
  
  
   Что изо рта у юноши (хоть это
  
  
   Был жалкий раб, но что то мне мешает
  
  
   Его бранить), что изо рта раба
  
  
   В сияньи тихом пламя исходило,
  
  
   Обеих вас оно касалось кротко,
  
  
   Пока вы, ярко вспыхнув, не зажглись
  
  
   Желая защитить вас, между вами
  
  
   И пламенем живым я встал, - напрасно.
  
  
   Огонь меня не трогал и не жег
  
  
   Исполненный отчаянья слепого,
  
  
   Я вырвался из этой бездны сна.
  
  
   Стряхнул оковы этой летаргии.
  
  
   Но пыткой так исполнен я, что сном
  
  
   Мне чудится, что предо мною пламя.
  
  
   И вы горите, но сгораю - я.
  
  
  
  
  Лесбия
  
  
   То призраки воздушных сновидений
  
  
   Роняют в души к нам толпу химер.
  
  
  
   (Звучит рожок.)
  
  
   Но вот звучит рожок!
  
  
  
  
  Капитан
  
  
  
  
  
   Он возвещает,
  
  
   Что к гавани приблизился корабль.
  
  
  
  
  Полония
  
  
   О, государь, позволь мне удалиться,
  
  
   Ты знаешь, звук военного рожка
  
  
   Меня влечет сильней, чем зов сирены;
  
  
   Когда гремят военные доспехи,
  
  
   Я музыкой такой побеждена,
  
  
   Моя душа стремится жадно к Марсу;
  
  
   В той музыке моя да будет слава,
  
  
   И вместе с ней на огненных волнах
  
  
   Мое да улетает имя к солнцу,
  
  
   И, рея там на крыльях быстролетных,
  
  
   Вступает в состязание с Палладой.
  
  
   Хоть я должна сказать, что мне всего
  
  
  
   (в сторону)
  
  
   Важней узнать, приехал ли Филипо.
  
  
  
  
  (Уходит.)
  
  
  
  
  Леогарио
  
  
   Сойди на берег моря, государь,
  
  
   Взгляни, как о подножие утеса
  
  
   Оно курчавой бьется головой;
  
  
   Едва тюрьму кристальную покинув,
  
  
   Оно дрожит в темнице из песков.
  
  
  
  
  Капитан
  
  
   Рассей свое волненье созерцаньем
  
  
   Владыки вод, окутанного снегом.
  
  
   Взгляни, как, волны синие взметнув,
  
  
   Те зеркала из темного сафира
  
  
   Он заключил в серебряные рамы.
  
  
  
  
   Царь
  
  
   Ничто меня обрадовать не может;
  
  
   Так глубоко тоска владеет мной,
  
  
   Что грудь моя - вулкан, а сердце - Этна.
  
  
  
  
  Лесбия
  
  
   Что может быть прекрасней, чем веселый
  
  
   Вид корабля, когда своею грудью
  
  
   Он разрезает водное стекло?
  
  
   Качаясь на своей лазурной сфере.
  
  
   Он мчится, быстрый, рыба для ветров,
  
  
   И птица для волны, скользит, воздушный.
  
  
   Легко двумя стихиями объятый,
  
  
   Плывет по ветру, по воде летит {1},
  
  
   Но наших глаз теперь он не ласкает.
  
  
   Чело нахмурив, море возмутилось
  
  
   И бездны громоздит, как глыбы гор.
  
  
   С разгневанным лицом Нептун свирепый
  
  
   Взмахнул своим трезубцем; и моряк
  
  
   Ждет бури, увидав, что прямо к небу
  
  
   Взметнулись пирамиды изо льда,
  
  
   Восстали горы влаги, башни снега,
  
  
   Блистательные замки пенных брызг.
  
  
  
   (Входит Полония.)
  
  
  
  
  Полония
  
  
   Несчастье! несчастье!
  
  
  
  
   Царь
  
  
  
  
  
   Что случилось?
  
  
  
  
  Полония
  
  
   Вздымавшийся до неба Вавилон,
  
  
   Изменчивый и жадный (кто поверит,
  
  
   Что жаждать может водная стихия?)
  
  
   Такой исполнен ярости слепой,
  
  
   Что захотел сокрыть в глубоких недрах
  
  
   Толпу людей, где только что замкнул их
  
  
   В коралловых гробах, в могилах снежных,
  
  
   Средь склепов серебристых. Бог ветров
  
  
   Освободил все ветры из темницы,
  
  
   И тотчас, беззаконные, они
  
  
   Накинулись без предуведомленья
  
  
   На тот корабль, которого рожок
  
  
   Пропел, как лебедь, песню перед смертью.
  
  
   За ним с высот спокойно я следила,
  
  
   Глядя с горы, ушедшей в небеса:
  
  
   Я думала, что едет там Филипо;
  
  
   В дыхании обманчивых ветров
  
  
   Твои гербы дрожали на знаменах,
  
  
   Как вдруг я вижу быстрое крушенье,
  
  
   Все голоса слились в протяжный крик,
  
  
   Исчез Филипо, меж обломков, первый,
  
  
   И, силой слез и горьких стонов, я
  
  
   Соединилась с ветром и волнами.
  
  
  
  
   Царь
  
  
   Так вот как, боги! Вы такой угрозой
  
  
   Терпенье испытуете мое!
  
  
   Хотите, чтобы в гневе я низринул
  
  
   Ваш свод? Чтоб, как второй Немврод, взметнул
  
  
   Себе на плечи этот мир громадный,
  
  
   Смеясь над тем, что молнии и гром
  
  
   На части разрывают глубь лазури?
  
  
  
  
  СЦЕНА 2-я
  
  
  Та же. - Патрик и за ним Людовико.
  
  
  
   Патрик (за сценой)
  
  
   О, Господи!
  
  
  
  
  Леогарио
  
  
  
  
   Какой печальный голос!
  
  
  
  
   Царь
  
  
   Что там такое?
  
  
  
  
  Капитан
  
  
  
  
   Спасся вплавь один.
  
  
  
  
  Лесбия
  
  
   И захотел спасти еще другого,
  
  
   Меж тем как тот в волнах уж погибал.
  
  
  
  
  Полония
  
  
   Несчастный странник, брошенный судьбою
  
  
   В края чужие, - голос мой услышь!
  
  
   Я говорю, чтобы тебя ободрить,
  
  
   Сюда, сюда!
  
  
   (Входят Патрик и Людовико,
  
  
   держа друг друга в объятиях.)
  
  
  
  
  Патрик
  
  
  
  
   Господь мне да поможет!
  
  
  
  
  Людовико
  
  
   Мне - дьявол!
  
  
  
  
  Лесбия
  
  
  
  
   Жаль глядеть на них.
  
  
  
  
   Царь
  
  
  
  
  
  
  
  Не мне.
  
  
   Я жалости не знаю.
  
  
  
  
  Патрик
  
  
  
  
  
   Умоляю,
  
  
   Во имя Бога, сжальтесь. Если даже
  
  
   Рассказ о горе трогает сердца,
  
  
   Не думаю, чтоб кто-нибудь нашелся
  
  
   Такой жестокосердый, что при виде
  
  
   Несчастного не тронется.
  
  
  
  
  Людовико
  
  
  
  
  
  
   А мне -
  
  
   Не надо милосердья. Не прошу я
  
  
   О жалости ни Бога, ни людей.
  
  
  
  
   Царь
  
  
   Скажите, кто вы, чтобы мы узнали,
  
  
   Какое милосердье оказать вам,
  
  
   Какое быть должно гостеприимство.
  
  
   И чтоб узнали вы, с кем говорите,
  
  
   Я имя назову свое сперва,
  
  
   Чтоб, говоря со мной, вы оказали
  
  
   Моей особе должное почтенье.
  
  
   Меня зовут Эгерио, я царь,
  
  
   Владыка царства малого; его я
  
  
   Считаю малым, раз оно мое,
  
  
   И до тех пор в себя я не поверю,
  
  
   Пока не станет целый мир моим.
  
  
   И я одет не в царскую одежду,
  
  
   На мне одежда варвара, я - зверь,
  
  
   И пусть для всех кажуся диким зверем.
  
  
   Имен богов не знаю я; не верю
  
  
   Ни в одного; их нет здесь между нами,
  
  
   Мы никому не молимся, не верим;
  
  
   Мы верим лишь в рождение и смерть.
  
  
   Теперь, мое величие узнавши.
  
  
   Узнав, кто я, скажите мне, кто вы?
  
  
  
  
  Патрик
  
  
   Меня зовут Патрик. Моя отчизна -
  
  
   Ирландия, ее другое имя -
  
  
   Гиберния; родимое селенье
  
  
   Мое зовется Токсом, и едва ли
  
  
   Ты слышать мог о нем когда-нибудь,
  
  
   Незнатное и бедное селенье.
  
  
   Меж севером и западом оно
  
  
   Ютится на горе, и всюду снизу
  
  
   Шумит свирепо море, замыкая
  
  
   В тюрьму тот горный остров {2}, что зовется
  
  
   Для вечной славы Островом Святых:
  
  
   Столь многие, о, властный повелитель,
  
  
   Как мученики, кончили там жизнь,
  
  
   Ревнителями веры выступая,
  
  
   В чем есть предел для совершенства верных.
  
  
   Родители мои - ирландский рыцарь
  
  
   И верная сопутннца его.
  
  
   Одна из благородных дам французских.
  
  
   Они не только эту жизнь мне дали,
  
  
   Но благородства высшего другую,
  
  
   Рассвет первоначальных лет моих:
  
  
   Свет веры н правдивое ученье
  
  
   Христа, - тот храм, в который нас ведут
  
  
   Врата небес, крещение святое,
  
  
   Из таинств церкви первое. Отдав
  
  
   Супружеству ту дань, что служит общей
  
  
   Для всех, кто в узы брака заключен,
  
  
   Родители мои, из благочестья
  
  
   Покинув мир, вступили в монастырь,
  
  
   В две разные обители замкнулись,
  
  
   Где жили в целомудрии, пока
  
  
   Последней грани жизнь их не коснулась.
  
  
   Тогда, тысячекратно показав,
  
  
   Как сильно правоверное их рвенье,
  
  
   Они душою с небом сочетались,
  
  
   А прах телесный предали земле.
  
  
   Пять лет, как сирота, я оставался
  
  
   На попеченьи женщины святой,
  
  
   Пять раз двенадцать знаков зодиака
  
  
   В единой сфере солнцем озарились,
  
  
   Как Бог взыскал меня своим вниманьем,
  
  
   Во мне явив могущество свое:
  
  
   Всегда своим орудьем избирает
  
  
   Он существа смиренные, дабы
  
  
   Величие свое с сделать явным
  
  
   И чтоб Ему здесь в мире надлежала
  
  
   Лишь одному божественная слава.
  
  
   И вот однажды, - Небо призываю
  
  
   В свидетели, не суетная гордость,
  
  
   А только ревность веры побуждает
  
  
   Меня повествовать о сих делах,
  
  
   Не мной, а небесами сотворенных, -
  
  
   Приходит к двери дома моего
  
  
   Один слепой, чье имя было Гермас,
  
  
   И говорит: "Сюда я послан Богом,
  
  
   Он повелел, чтоб именем Его
  
  
   Ты даровал мне зрение". Покорно
  
  
   Велению такому повинуясь,
  
  
   Я сотворил над мертвыми глазами
  
  
   Таинственное знаменье креста, -
  
  
   И вдруг из тьмы они вернулись к свету.
  
  
   В другой же раз, окутавшись, как дымом,
  
  
   Густыми облаками, небеса
  
  
   Вступили в распрю с миром, посылая
  
  
   Потоки снега быстрые в таком
  
  
   Непобедимом множестве, что только
  
  
   Растаял он под жгучим светом солнца,
  
  
  

Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
Просмотров: 375 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа