Главная » Книги

Иловайский Дмитрий Иванович - История России. Том 1. Часть 2. Владимирский период, Страница 13

Иловайский Дмитрий Иванович - История России. Том 1. Часть 2. Владимирский период


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

ьям. Созвав дружину и ратных начальников, они, если верить новгородскому летописцу, велели не щадить в битве неприятелей; хотя бы у кого было и золотом шитое оплечье, и тех убивать; а брать только добычу, то есть коней, оружие, платье. Летописец прибавляет, будто Юрий и Ярослав до того возмечтали о своем могуществе, что начали уже делить между собой чуть ли не все русские земли, и даже грамоты велели написать о том, кому из них достанется Новгород, кому Смоленск, кому Галич. А противников своих послали звать на бой к урочищу Липицам.
   Истощив мирные средства, Мстислав и Константин решили прибегнуть к суду Божьему, укрепились взаимными клятвами и пошли на указанное место. Ярослав и Юрий заняли какую-то Авдову гору; насупротив их на другой горе, называвшейся Юрьевой, стали Мстислав и Константин. В лощине между ними протекал ручей Тунег и была дебрь и болотистое пространство, поросшее мелким лесом. Ростиславичи тщетно просили суздальских князей выйти на ровное, сухое место для битвы. Те не только не двигались, но и укрепили еще свой стан плетнями и кольями. Молодежь с обеих сторон выходила и завязывала сражение; главные же силы не двигались. Наскучив ожиданием, Мстислав предложил идти прямо к стольному Владимиру. Но Константин опасался двинуться мимо неприятелей: "Они ударят нам в тыл, - говорил он, - а люди мои недерзки на бой; разбегутся по своим городам". Мстислав согласился с ним и решил сразиться всеми силами. "Гора нам не поможет и гора нас не победит, - сказал он, - пойдем на них с надеждою на крест и на свою правду". И урядил полки к битве.
   Сам Удалой с своей дружиной, с новгородцами и Владимиром Псковским стал в середине; на одном крыле поставил Владимира Рюриковича с смольнянами, а на другом Константина с ростовцами. Липицкая битва произошла рано поутру 23 апреля. Предварительно Мстислав обратился с краткой речью к новгородцам, возбуждая их мужеством, и спросил их, как они хотят биться - на конях или пешие. "Не хотим помереть на конях, - восклицали новгородцы, - но, как отцы наши на Колокше, будем биться пешие". Затем сошли с коней и сбросили с себя "порты" (верхнюю одежду) и сапоги. (Истые потомки славян, о которых еще писатели VI века заметили, что они любят сражаться налегке, в одной рубахе, в рассыпную.) Впрочем, меры эти оказались нелишними; так как приходилось идти через болотистую дебрь и потом взбираться на гору. Вооруженные киями и топорами, новгородцы с криком ударили на неприятелей; за ними следовали смольняне. Суздальцы встретили их густыми толпами и завязался упорный бой. Мстислав закричал своему брату Владимиру: "Не дай Бог выдать добрых людей". И с своей конной дружиной поспешил на помощь новгородцам; а за ним и Владимир с псковичами. Удалой взяд в руку висевший у него на ремне топор и, поражая им направо и налево, трижды проехал сквозь суздальские полки; после чего пробился до самых товаров (лагеря). Набранное большей частью из людей, непривычных к бою, Суздальское ополчение не выдержало стремительного натиска и расстроилось. Первыми побежали полки Ярослава. Юрий еще держался против ростовцев, но и его полки наконец дали тыл. Предстояла еще опасность от алчности победителей, преждевременно бросившихся грабить неприятельский обоз. Мстислав крикнул им: "Братие Новгородцы! Не стойте у товару; но прилежите к бою; если (враги) возвергнутся на нас, то измятут". Новгородцы послушали его; а смольняне бросились преимущественно на грабеж и обдирали мертвых. Впрочем, победа была полная. Одних павших на поле битвы летопись насчитывает 9233 человека, кроме раненых и погибших во время бегства в речках и трясинах. Вопль и стоны их доносились до города Юрьева. Беглецы направились разными дорогами, одни во Владимир, другие в Переяславль, третьи в Юрьев.
   Юрий Всеволодович побежал в стольный Владимир. Имея тучное сложение, он заморил трех коней, и только на четвертом пригнал к городу, в одной сорочке; подклад седельный и тот бросил для легкости. Владимирцы, увидев с городских стен скачущего вдали всадника, подумали, что то был гонец от великого князя с вестью о победе. "Наши одолели!" - раздался между ними радостный клик. Каковы же были их печаль и уныние, когда во всаднике узнали самого великого князя, который начал ездить вокруг стен и кричать: "Твердите город!" За ним стали прибывать кучки беглецов с поля сражения, кто раненый, кто почти нагой; стоны их увеличили смятение. Так продолжалось целую ночь. Поутру Юрий созвал вече.
   "Братья Владимирцы! - сказал он народу, - затворимся в городе; авось отобьемся от них".
   "Княже Юрьи! - отвечали граждане. - С кем затвориться? Братья наши одни избиты, другие взяты, остальные прибегли без оружия; с кем мы станем?"
   "Все это я ведаю. Так не выдайте меня ни брату моему Константину, ни Володимиру, ни Мстиславу; а пусть я выду по своей воле из города".
   Граждане обещали исполнить его просьбу. Очевидно, многочисленность полков, выведенных на Липицкий бой, очень дорого обошлась Суздальской земле, не отличавшейся густым населением. В стольном городе оставались преимущественно старики, женщины, дети, монахи и церковнослужители. Ярослав Всеволодович точно так же прибежал в свой Переяславль, загнав дорогой несколько коней. Но он не только затворился в этом городе, а еще дал волю своей злобе против новгородцев. Он велел похватать в Переяславле и его окрестностях новгородских гостей, заехавших в его землю ради торговли, и запереть их так тесно, что многие задохлись от недостатка воздуха. Было схвачено и несколько смоленских гостей; но посаженные особо, они все остались живы.
   Если бы побежденных усердно преследовали, то ни Юрий, ни Ярослав не ушли бы от плена, и самый стольный Владимир был бы захвачен врасплох. Но Ростиславле племя, по замечанию новгородского летописца, было милостиво и добродушно. Целый день победители стояли на месте побоища; а потом тихо двинулись к Владимиру-на-Клязьме и расположились под ним станом. В городе случились пожары; причем загорался и самый княжий двор. Новгородцы и смольняне хотели тем воспользоваться и просились на приступ. Ростиславичи остались верны своему добросердечию: Мстислав не пустил новгородцев, а брат его Владимир не пустил смольнян. Может быть, и Константин Ростовский воспротивился этому гибельному для города приступу. Наконец Юрий вышел с поклоном и многими дарами и отдался на волю победителей. Ростиславичи посадили на великокняжеский стол Константина; а Юрий получил на свое прокормление Радилов Городец на Волге. Он наскоро собрался и сел в насады с своим семейством и слугами. Владыка Симон также отправился с ним из Владимира. Перед отъездом Юрий зашел помолиться в Успенский собор и поклониться отцовскому гробу. "Суди Бог брату моему Ярославу, что довел меня до этого", - сказал он, проливая слезы. Затем духовенство и граждане с крестами вышли навстречу Константину, торжественно посадили его на отцовском столе и присягнули на верность. Он угостил вирами своих союзников и одарил их великими дарами. Оставалось еще смирить жестокосердного Ярослава. Но, когда союзники двинулись к Переяславлю, этот князь не решился на оборону, а выехал к ним навстречу и отдался в руки старшего брата, прося помирить его с тестем. Константин действительно стал ходатайствовать за Ярослава и успел выпросить ему мир. Однако Мстислав не захотел въехать в Переяславль и принять угощение от зятя. Он расположился станом вне города; взял дары и забрал всех задержанных новгородцев, оставшихся в живых, а также и тех, которые находились в дружине Ярослава; вытребовал и дочь свою, супругу Ярослава, которую, несмотря на мольбы мужа, увез с собой в Новгород*.
   ______________________
   * Любопытно, что эта междоусобная война, столь бесславная для суздальцев, едва упомянута в Суздальском, или так наз. Лаврентьевском, своде. Известие о ней сохранилось в Новгородских летописях, подробнее других - в Четвертой, откуда перешло в позднейшие своды Софийский, Воскресенский, Тверской, Никоновский и у Татищева. В последних события, особенно Липицкая битва, являются уже весьма украшенными и с витиеватыми речами действующих лиц; между прочим, в этой битве участвуют и так наз. "храбры", т.е. богатыри, Александр Попович с слугою Торопом, рязанец Добрыня Златой пояс и Нефедий Дикун (Никон, и Тверск.); следовательно, сюда уже примешался отчасти и богатырский эпос. Хотя в Новгородских события эти рассказаны под 1216 г., однако мне кажется достовернее стоящий в Лаврент. 1217 год, который более согласен с общим ходом дел на Руси и с некоторыми другими известиями. Гр. Уварова "Две битвы 1177и 1216 гг. по летописям и археологич. изысканиям" (Древности Моск. Археол. Об. М. 1869).
   ______________________
  
   Так окончилась эта междоусобная брань, которая глубоко потрясла всю Северную Русь. По-видимому, она нанесла сильный удар политическому значению Суздаля и могла возгордить новгородцев, укрепить их самобытность. Однако последующие события скоро показали, что даже раздробленная, униженная Суздальская Русь сохранила преобладание над Русью Новгородской благодаря своей княжей династии и вообще своему монархическому началу.
   Константин Всеволодович недолго занимал великокняжеский Владимирский стол. Будучи слабого здоровья и чувствуя свою недолговечность, он позаботился заранее устроить дела таким образом, чтобы предупредить новые смуты и междоусобия. А потому сам признал права брата Георгия, или Юрия, на старший стол после своей смерти; причем он, конечно, имел в виду обеспечить уделы собственным сыновьям, которым дядя Юрий должен был заменить место отца. Сыновей он наделил таким образом: старшему Васильку отдал Ростов, а младшему Всеволоду - Ярославль. Вскоре Константин скончался, с небольшим тридцати лет от роду (1219). По словам суздальского летописца, он отличался "кротостью Давида и мудростью Соломона"; смерть его народ почтил плачем великим: бояре оплакивали его как заступника их земли, слуги - как господина и кормителя, убогие люди и черноризцы - как покровителя и утешителя. Этот благочестивый князь подобно своим предшественникам был усердный храмоздатель и к тому же большой книголюбец. Он не жалел издержек на собирание греческих и славянских рукописей. И не только любил читать книги духовного содержания и летописи, но и сам занимался летописным делом. Он завел на своем дворе при церкви Св. Михаила училище, в котором русские и греческие иноки занимались обучением детей. К сожалению, во время большого Владимирского пожара в 1227 году самый двор Константина, вместе с церковью и училищем, сделался жертвой пламени.
   Георгий II, занявший снова великокняжеский стол, является таким же семьянином и добрым хозяином земли, как и его предшественники. Он не отличался ратным духом, избегал частых войн и, наученный Липицким уроком, в случае ссоры легко мирился с соседями, но только не с иноплеменниками. Замечательны в особенности его предприятия против Камских Болгар и Мордвы. При первом удобном случае он возобновил наступательное движение Руси в ту сторону.
   В 1219 году Камские Болгары напали на северную окраину Суздальской земли и обманом взяли город Устюг. А в следующем году великий князь уже посылает против них многочисленную рать, призвав на помощь полки брата Ярослава Переяславского, племянника Василька Ростовского и князя Муромского. Общим предводителем он назначил своего брата Святослава Юрьевского, под которым главным воеводой был Еремей Глебович. Как и в прежние походы, отдельные отряды сошлись на устье Оки и отсюда двинулись на судах вглубь Болгарской земли. Достигнув устья Камы, Святослав послал часть рати вверх по этой реке; с главными силами приплыл к Исадам; здесь высадился на берег и подступил к городу Ошелу. Болгарский князь встретил было русских в поле с конницею; но, разбитый, спасся за городскими укреплениями. Ошел по обычаю болгарских городов был укреплен снаружи дубовым тыном, за которым находились еще двойные оплоты, т.е. два деревянных забора с насыпанным посреди их земляным валом. 15 июня русские пошли на приступ; подрубили тын и оплоты, и зажгли их; потом зашли с другой стороны и также зажгли оплоты. Весь город сделался добычей пламени. Владетель его только с немногими всадниками успел ускакать, множество жителей погибло; остальные выбежали из города и были взяты в плен. Отсюда ополчение поплыло назад. Болгары из Великого города и других мест, услыхав об участи Ошела, собрались конные и пешие на берегу Волги около Исад, чтобы напасть на Русь и отбить полон. Святослав велел воинам надеть брони, поднять стяги, и, разделясь на полки, плыть, играя на бубнах, трубах и сопелях. Таким образом, Русские безопасно прошли мимо Болгар; на устье Камы соединились с отрядом, повоевавшим ее берега, и благополучно воротились домой. У Городца (Радилова) Святослав покинул ладьи и с своей конной дружиной пошел прямо к Владимиру. Великий князь торжественно встретил его у Боголюбова; затем целых три дня угощал его и дружину; причем роздал щедрые подарки конями, оружием, платьем, паволоками, оксамитами. Не довольствуясь тем, на следующую весну он предпринял новый поход и на этот раз сам повел суздальскую рать. Два раза приходили к нему послы от Болгар, умоляя о мире; великий князь не соглашался. Когда он стоял в Городце, поджидая своих братьев, болгарский посол явился в третий раз с челобитьем и великими дарами. Юрий наконец смягчился, заключил такой мир, какой был при его отце и дяде, и послал своих мужей в землю Болгарскую, чтобы привести тамошних князей к присяге по их вере. Великий князь не удовольствовался одним мирным договором, а обеспечил Суздальские и Муромские владения со стороны Болгар и Мордвы построением на самом устье Оки русской твердыни, которая была названа Новгородом Нижним (1221 г.).
   Построение сего города на Мордовской земле встречено было соседней Мордвою с большим неудовольствием. Один из ее князьков, по имени Пургас, был врагом Руси и союзником Болгар. Но другой мордовский владетель, Пуреш, соперник Пургаса, признал себя подручным великого князя Владимирского. Враждебные действия Пургаса побудили Юрия совершить новые походы в ту сторону. Осенью 1228 года он отправил войско с племянником своим Васильком Константиновичем Ростовским и воеводою Еремеем Глебовичем. Русские двинулись было на Нижний Новгород вглубь мордовских поселений, но сильное ненастье принудило их воротиться назад. Тогда великий князь решил предпринять зимний поход, и в январе сам с братом Ярославом, племянниками Константиновичами и Муромским князем, вступив в Мордовскую землю, напал на волость Пургаса. Русские пожгли и потравили жито, избили скот, а пленников отослали домой. Мордва укрылась в леса и тверди; многие, которые не успели спастись, были избиты отроками Юрия. Отроки других князей, желая отличиться или рассчитывая на добычу, потихоньку углубились в лесную чащу, но попали в засаду и были истреблены неприятелями, которые в свою очередь не избежали мести русских. В то же время один из болгарских князей пришел на Пуреша; но, услыхав, что великий князь жжет мордовские села, ночью бежал назад. Русские войска воротились домой с полным успехом. В следующем году Пургас попытался было отомстить за опустошение своей волости и напал на Нижний Новгород; но был отбит; однако успел сжечь загородный монастырь Богородицы. Потом сын Пуреша с наемными Половцами напал на Пургаса и истребил его дружину, в числе которой находилась какая-то наемная русская вольница (бродники); а сам Пургас едва убежал с немногими людьми. Однако враждебная Руси Мордва не прекращала своих нападений, и потому великий князь спустя года три опять послал на нее свое войско с муромской и рязанской помощью. Русские снова пожгли селения и избили много Мордвы.
   Взглянем теперь на отношения суздальско-новгородские после Липицкой битвы. Несмотря на взаимные чувства, связавшие Мстислава Удалого и новгородцев, непоседный князь не мог долго оставаться в их городе. Ему могли наскучить некоторые новгородские порядки, постоянная вражда боярских партий, происки суздальских приверженцев; а, главное, его тянули на юг старые привычки и привязанности. Особенно привлекали его дела Галича, который тогда был угнетен венграми и звал его на помощь против иноземцев. Созвав вече на Ярославском дворе, Мстислав молвил: "Кланяюсь святой Софии, гробу отца моего и вам. Хочу поискать Галича; а вас не забуду. Дай Бог мне лечь подле отца у св. Софии". Тщетно граждане умоляли любимого князя остаться в Новгороде. Он поклонился народу и уехал совершать новые богатырские подвиги в Южную Русь. На место его новгородцы получили князя из того же рода Смоленских Ростиславичей, именно Святослава, который был сыном великого князя киевского Мстислава Романовича. Но Святослав Мстиславич не сумел поладить даже с противусуздальской партией и ее главою, знаменитым посадником Твердиславом Михалковичем.
   Один из суздальских приверженцев, боярин Матвей Душильцевич связал бирича ябетников Моисеича (может быть, предъявившего ему какое-либо судебное решение или правительственное требование) и хотел спастись бегством; но его догнали, привели на Городище и отдали в руки князю. Вдруг по городу был пущен ложный слух (конечно, близкими боярина), будто сам посадник выдал князю Матвея. Торговая сторона всполошилась против посадника и созвонила вече у церкви св. Николы, т.е. на Ярославовом дворе; а на Софийской стороне поднялся против него конец Неревский и собрался на вече у церкви Сорока Мучеников. Ввиду поднимавшегося мятежа князь поспешил выпустить на свободу боярина Матвея. Но народное волнение не улеглось. Граждане трех концов, Славянского, Плотинского и Неревского, собрались в оружии против посадника; а за него вступились Людин конец и Прусская улица, принадлежавшая к Загородному концу; остальные загородцы не пристали ни к той, ни к другой стороне. Сам Твердислав стал во главе своих сторонников и, указывая им на св. Софию, сказал: "Если я виноват, то пусть паду мертвым, если же нет, то оправи меня, Господи". Началась сеча. Одна часть его сторонников ударила на неревлян; другая переметала мост, чтобы не пустить на Софийскую сторону ониполовцев, или жителей Торговой стороны; но последние переехали в лодках. В этой междоусобной свалке много было израненного и несколько мужей пало, в том числе брат Матвея Иван Душильцевич, вероятно, главный поджигатель мятежа. Битва происходила 27 января 1218 года и окончилась, по-видимому, в пользу Твердиславской стороны. После того целую неделю в городе происходили бурные веча. Наконец обе партии помирились и сошлись на общее вече, на котором укрепили свое согласие кресто-целованием. Вдруг князь Святослав присылает своего тысяцкого сказать, что он отнимает посадничество у Твердислава.
   "В чем его вина?". - послало спросить вече и получило в ответ: "Без вины".
   "Радуюсь, что на мне нет вины", - сказал Твердислав народу, - а вы, братья, вольны в посадниках и в князьях".
   Тогда вече постановило такой ответ: "Княже, ты нам крест целовал без вины мужа не лишать власти. Тебе кланяемся, а посадник наш, и мы его не выдадим". Князь уступил.
   В следующем году Мстислав Романович Киевский отозвал Святослава из Новгорода, а на его место прислал младшего сына Всеволода. Но последний также не умел приобрести народное расположение и успокоить новгородские партии. Между прочим, какой-то Семыон Емин отправился с четырьмястами повольников на восток, конечно, для набега на Финнов или на Камских Болгар. Но суздальские князья, Юрий и Ярослав, не пропустили его через свои земли. Емин воротился и стал с товарищами под Новгородом в шатрах. Он начал распускать слух, будто посадник Твердислав и тысяцкий Якун послали наперед к Суздальским князьям и подговорили их не пропускать повольников. В городе опять поднялись смуты, которые на этот раз кончились тем, что Твердислава и Якуна отставили от должностей; посадничество дали Семену Борисовичу, внуку известного Мирошки, следовательно, одному из вожаков Суздальской партии, а тысяцким поставили самого Емина. Впрочем, в том же году по возвращении из похода в Ливонию новгородцы снова восстановили Твердислава и Якуна в их должностях. И опять ненадолго. Всеволод Мстиславич, подобно своему старшему брату, питал неудовольствие против Твердислава, вероятно, за его излишнее усердие к народовластию, и зимой следующего 1220 года снова поднял против него мятеж. Сам князь со всем своим двором или со всей наличной дружиной, в полном вооружении, приехал с Городища на Ярославов двор: тут собралась к нему Торговая сторона, также вооруженная. Новгородский летописец говорит, что князь искал смерти посадника. Твердислав в то время лежал больной. Близкие люди вывезли его на санях к церкви Бориса и Глеба (в Софийском детинце); около него стекались его сторонники. На тот раз не только Людин конец и Прусская улица, но и весь конец Загородский встал за посадника. Они разделились на пять полков и приготовились к битве. Ввиду такой решимости князь прибег к переговорам и отправил в противный стан владыку Митрофана. Последнему удалось помирить враждебные стороны. Угнетенный болезнью Твердислав сложил с себя посадничество и потом тайно от жены и детей удалился в Аркажий монастырь, где и постригся, по примеру отца. Тогда и жена его также ушла в монастырь св. Варвары и постриглась.
   Всеволод Мстиславич ничего не выиграл с удалением Твердислава. Напротив, теперь окончательно усилилась суздальская партия, к которой принадлежали сам владыка Митрофан. Посадничество получил Иванко Дмитриевич, другой внук Мирошки, двоюродный брат помянутого Семена Борисовича. Следствием усиления суздальской партии было то, что новгородцы "показали путь" Всеволоду и отправили посольство из "старейших мужей" во Владимир-на-Клязьме к великому князю Георгию с просьбой дать им на княжение своего сына. Во главе посольства находились владыка Митрофан и посадник Иванко Дмитриевич. Следовательно, прошло только три или четыре года со времени Липицкой победы над Суздальскими князьями, и последние уже воротили свое влияние на дела новгородские.
   Существовали разные и весьма основательные причины, почему в самом Новгороде было сильное тяготение к Северо-Восточной Руси, почему Суздальская партия сохраняла здесь свою силу, несмотря на ослабление Суздальского могущества после Всеволода III. Во-первых, неплодородная почва, при частых неурожаях, не могла прокормить новгородское население, и оно почти постоянно нуждалось в привозном хлебе, который главным образом шел из низовых или приволжских областей. Суздальские князья всегда могли прекратить подвоз его и тем причинить сильную дороговизну в Новгороде, невыносимую для черного народа; в случае же местного неурожая прекращение подвоза просто производило голодный мор. Во-вторых, главный источник своего богатства, т. е. сырые произведения, особенно дорогие меха, новгородские промышленники получали с северо-востока в виде дани разных финских народцев; азиатские товары выменивали они у Камских Болгар. Суздальцы имели в своих руках главные пути на восток, а потому легко могли перехватывать как сборщиков даней, так и торговцев с Болгарией, Муромо-Рязанской землей и пр. В самой Суздальской земле проживало всегда много новгородских гостей, которых в случае размирья князья захватывали вместе с товарами. В-третьих, ведя частые войны с западными соседями, Чудью, Емью, Литвой, Ливонскими Немцами и Шведами, новгородцы нуждались в союзе с сильными и притом соседними князьями, которые могли бы вовремя прислать им свою помощь; а такой помощи естественнее всего было бы ожидать от князей суздальских, и князья эти действительно не раз присылали новгородцам многочисленные полки во время войн с иноплеменниками. Итак, помимо подкупов и ловкой политики суздальских князей, были серьезные причины преобладания Суздальской Руси над Русью Новгородской.
   С 1220 года новгородцы большей частью вновь получали себе князей из рук великого князя Владимирского, и по преимуществу у них княжил брат его, известный Ярослав Переяславский. Но они не могли долго уживаться с ним вследствие его корыстолюбия и необычного для них самовластия. Несколько раз Ярослав был призываем в Новгород; но едва он успевал присягнуть на так наз. Ярославовых грамотах, как вопреки им рассылал по волостям собственных тиунов и слуг для суда и сбора даней. Начинались новые смуты; поднималась народная партия. Князь уходил; но затем обыкновенно захватывал Торжок, Волок и другие новгородские волости, соседние его Переяславскому уделу, задерживал подвоз хлеба, и новгородцы опять смирялись, опять посылали звать его на свой стол. В двадцатилетний период времени до татары кого владычества новгородцы только два раза имели князя из другой ветви, именно Михаила Всеволодовича Черниговского; но и его сам великий князь Юрий предложил им как своего шурина. Находясь в то время в размирье с Новгородом за своего сына, великий князь занял Торжок, потребовал выдачи враждебных ему бояр и велел сказать новгородцам: "Я поил коней Тверцою, напою и Волховом". "Твоймеч, а наши головы" - отвечали новгородцы и начали готовиться к обороне. Юрий смягчился, дал им мир и посадил у них Михаила Черниговского. Легко было новгородцам при Михаиле, который не нарушал их вольностей; но дела собственной земли отвлекали его на юг, и он оба раза недолго оставался в Новгороде.
   Любопытно, что во время новгородских волнений вожаки партии противной Ярославу нередко находили убежище и поддержку в Пскове, который, пользуясь новгородскими смутами, все более и более приобретал самостоятельности. Однажды он вошел даже в союз с врагами Руси, Ливонскими Немцами, против Суздальско-Новгородского князя. Это произошло таким образом. В 1228 году Ярослав с посадником Иванком Дмитриевичем и тысяцким Вячеславом отправился в Псков, куда перед тем удалились вожаки противной ему партии. Кто-то пустил слух между Псковичами, что князь везет с собой в коробах оковы для "вятших" мужей. Псков запер свои ворота. Не доходя до города, князь постоял несколько дней в селе Дубровне и должен был воротиться назад. Он немедленно созвал вече на Владычем дворе и горько жаловался на Псковичей, которые его обесчестили и оклеветали; тогда как он вез для них в коробах не оковы, а дары, именно паволоки и разные овощи. В то время у Новгорода было размирье с немцами; князь собирался идти на Ригу и призвал свои суздальские полки из Переяславля. Они расположились частью в шатрах около Городища, а частью на дворах в Славянском конце. Присутствие суздальцев подняло цены на съестные припасы; что возбудило неудовольствие граждан. Враги князя снова дали знать из Новгорода Псковичам, будто он намерен вести свои полки не на Ригу, а на Псков. Тогда последний поспешил заключить отдельный мир с рижанами, обменялся заложниками и даже собрал к себе на помощь немцев, чудь и латышей. Тщетно Ярослав посылал звать с собою псковичей в поход и требовал, чтобы ему выдали тех, кто его оклеветал. Псков прислал какого-то Гречина (вероятно, священника) с ответной грамотой к князю и братье новгородцам. В предыдущий поход - говорилось в ней - князь и новгородцы ходили на Колывань, на Кес (Венден) и Медвежью Голову; брали окуп с городов, грабили села и с добычей возвратились домой, не заключив мира; а немцы и чудь выместили на псковичах, избили их людей на озере, других увели в плен; теперь же псковичи сами заключили мир с рижанами; братьи своей князю не выдадут, хотя бы их самих (суздальцы) перебили, а жен и детей взяли себе. Новгородцы после того объявили князю: "Без своей братьи Псковичей нейдем в Ригу". Напрасно уговаривал их Ярослав; они остались при своем, и поход не состоялся. Тогда и псковичи отпустили от себя иноплеменников; разыскали сограждан, которые, по слухам, брали подарки от Ярослава, и выгнали их из города, говоря: "Ступайте к своему князю, а нам вы не братья".
   Понятно, что при такой разладице, угнетавшей Северную Русь, немцам нетрудно было утвердить свое владычество в Прибалтийском крае.
   Бурные волнения и ожесточенная вражда партий, происходившие в Новгороде в этот период времени, сопровождались частой сменой не только посадников и тысяцких, но и таких священных лиц, как владыка или архиепископ Новгородский. Смотря по тому, какая партия одолевала, суздальская или народная (стоявшая за самостоятельность), менялся и архиепископ. Мы видели, что в княжение Мстислава Удалого, при упадке суздальской стороны архиепископ Митрофан был низведен с престола и на его место поставлен Антоний (Добрыня Ядрейкович). Но когда Удалой вторично и навсегда покинул Новгород и суздальская сторона подняла голову, она воротила из изгнания Митрофана. Таким образом явилось два архиепископа в одно время. Чтобы решить спор, их отправили на суд к митрополиту. Последний решил в пользу Митрофана, как старейшего по избранию, и тот правил Новгородской церковью еще около четырех лет, до своей смерти (1223 г.). Тогда народная партия пыталась воротить Антония; но суздальская поспешила выбрать хутынского чернеца Арсения. Опять явилось два архиепископа, которые несколько раз чередовались друг с другом, смотря по тому, суздальский или черниговский князь сидел в Новгороде. В 1228 году, когда Ярослав удалился на время из Новгорода, простой народ начал кричать на вече против Арсения за своего любимца Антония. На ту пору случилась продолжительная, теплая и чрезвычайно дождливая осень; нельзя было ни сена добыть, ни убрать с полей. "От того так долго стоит у нас тепло, - вопила чернь, - что Арсений выпроводил владыку Антония на Хутынь, а сам сел на его место, дав мзду князю". С веча чернь бросилась на Владычий двор и силой выгнала Арсения, "пихающе его за ворота как будто какого злодея", - прибавляет летописец. Владыка едва успел спастись от смерти, запершись в Софийском храме. Народ отправился на Хутынь и привел оттуда Антония. Последний на этот раз недолго оставался на кафедре. Он сделался болен и лишился языка. Михаил Всеволодович Черниговский, княживший тогда в Новгороде, сказал народу: "Нелепо быть сему граду без владыки; так как Бог возложил казнь на Антония, то поищите себе какого-либо из попов, игумнов или чернецов". Голоса разделились между тремя лицами: одни предлагали дьякона Спиридона, монаха Юрьевского монастыря; другие Иосифа, епископа Владимиро-Волынского; третьи опять какого-то Гречина. Чтобы решить спор, хотели отдать дело на усмотрение митрополита; но по желанию князя Михаила прибегли к жребию: очевидно, последний обычай в то время только входил в силу. На трапезе в Софийском соборе положили три свитка с именами и послали взять один свиток юного княжича Ростислава Михайловича: вынулся жребий Спиридона. Его привезли из Юрьевского монастыря и ввели во владычие палаты. А в следующем (1230) году Спиридон отправился в Киев на поставление к митрополиту Кириллу, который сначала посвятил его в сан священника, а затем уже в архиепископа.
   Этот год был для Новгорода временем тяжких бедствий. Ранний мороз побил озими. Произошла страшная дороговизна; кадь ржи стали покупать по 20 и 25 гривен, а пшена по 50. Бедные люди начали разбегаться по чужим городам; оставшиеся стали умирать голодной смертью, так что трупы валялись по улицам, собаки пожирали младенцев. Владыка Спиридон велел приготовить скудельницу у храма свв. Апостолов на Прусской улице; в нее свезли более 3000 трупов, так что она наполнилась доверху; устроили еще две скудельницы, и те скоро наполнились. Голод дошел до того, что простолюдины не только ели мох, сосновую и липовую кору и всякую падаль, даже пожирали человеческие трупы, а иные резали и ели живых людей. Впрочем, таких извергов власти жгли огнем и вешали. Самые родительские чувства замирали: одни отцы и матери продавали детей в рабство чужим купцам, а другие смотрели на смерть детей и не делились с ними добытым куском хлеба. (Моровая язва свирепствовала тогда же в Смоленске и некоторых других русских областях.) К страшному голоду присоединился еще ужасный пожар в начале следующего 1231 года. Сгорел почти весь Славянский конец; огонь был так свиреп, что перелетал через Волхов. Наконец прибыли немецкие корабли с хлебом и спасли Новгородцев от конечной гибели. Но и посреди таких бедствий партии ожесточенно враждовали; сильные, богатые люди продолжали бороться за власть.
   Особенно многие мятежи, убийства и грабежи были вызваны враждой посадника Внезда Водовика с сыном знаменитого Твердислава, Степаном, который сам добивался посадничества. Когда оставленный в Новгороде отцом малолетний князь Ростислав с посадником Водовиком поехал в Торжок, противная им партия подняла большой мятеж, убила известного боярина Семена Борисовича, разграбила как его двор, так дворы самого Водовика и других вожаков Черниговской партии; огромные их имущества народ разделил между собой по городским сотням. ("Они трудишася сбирающе, а си в труд их внидоша", - заметил новгородский летописец.) Посадником поставили Степана Твердиславича; а на стол опять призвали Ярослава Всеволодовича. С того времени Ярослав занимал Новгородский стол уже без соперников; причем не считал нужным самому жить в Новгороде, а обыкновенно держал там своих наместников и двух юных сыновей, Феодора и Александра. По смерти старшего брата Феодора вместо отца стал княжить один Александр, впоследствии знаменитый герой Невский*.
   ______________________
   * О великом князе Константине Всеволодовиче см. свод Лаврентьевский и Никоновский. О его библиотеке и занятии летописным делом у Татищева. Т. III. 416 и 446. прим. 601, 602 и 625. К числу пособий относится Беляева "Великий князь Константин Всеволодович Мудрый" (Временник Общ. И. и Др. М. 1849, кн. 3). О походах Юрия II на Камских болгар и Мордву см. Лаврен., Воскресен., Тверской., Никонов., Татищев. О суздальско-новгородских отношениях см. Новгородские летописи, преимущественно Первую.
   ______________________
  
  

Xii. Земля Суздальская. Рязань и Камская Болгария

Залесье. - Владимир-на-Клязьме. - Соборы Успенский и Дмитровский. - Храмовой суздальский стиль. - Окрестности Владимира. - Боголюбов. - Покровский храм. - Суздаль, Юрьев, Переяславль-Залесский, Ростов Великий и его соборный храм. - Другие суздальские города. - Рязанский край. - Стольный город. - Укрепления на Оке и Проне. - Муром. - Глебовичи Рязанские. - Подчинение края Всеволоду III. - Епископ Арсении. - Братоубийство. - Характер населения. - Мордва. - Пределы, торговый характер и политическое устройство Камской Болгарии. - Ее города

   В самом средоточии Восточно-Европейской равнины, между Клязьмой и северным загибом Волги, залегает страна, послужившая колыбелью той Ростово-Суздальской народности, которая впоследствии сделалась известна под именем Великой Руси, а вместе с ней и того государственного строя, который в течение последующих веков распространился на всю помянутую равнину.
   Широкая лесная полоса земли Вятичей отделяла Суздальский край от Южной Руси, и потому этот край является в нашей истории с именем Залесья. Некоторые города его носят прозвание "залесских" в отличие от своих южнорусских одноименников (Переяславль, Владимир). Судьба не наделила его роскошной почвой, благорастворенным климатом или поразительными красотами природы. Но она дала ему почти все, что нужно для развития здорового, деятельного и промышленного населения. Климат довольно умеренный, наглядно отличающий все четыре времени года, континентальный по отдаленности от морей, но содержащий значительное количество атмосферной влаги. Почва, большей часть глинистая или суглинистая, однако во многих местах перемешанная с черноземом, в состоянии собственными произведениями с избытком прокормить население; но требует постоянного упорного труда для своей обработки. Здесь с успехом произрастают рожь, ячмень, овес, просо, гречиха и пр. Лесу изобилие, но далеко не такое, чтобы он напоминал непроглядные трущобы более северной полосы. Встречаются хвойные породьгрядом с лиственными; ель и береза, сосна и дуб, верба и осина рассеяны отдельными рощами или перемешиваются друг с другом и дают лесному бору прекрасное разнообразие. Роскошные луга, в особенности поемные, доставляют отличный корм для скота. Поверхность почвы представляет равнину, но далеко не плоскую и однообразную, а, напротив, взволнованную и местами весьма холмистую. Низменная по окраинам данного пространства, эта равнина несколько поднимается к его середине и образует холмистый водораздел между правыми притоками Волги и левыми Оки и Клязьмы с целой сетью небольших озер, болот, рек и речек. Вообще воды такое же изобилие, как в лесу, но также не до излишества. Реки внутри этого края только отчасти судоходные, а более сплавные. Летом первобытные пути сообщения не слишком затруднительны; а зимой, когда воды скованы толстым слоем льда и вся страна покрыта сплошным снегом, всюду открывается прямая дорога.
   Древнейшие или замечательнейшие города Суздальского края вопреки тому, что мы видели в большей части других русских земель, встречаются не на широком судовом пути, не на самых берегах Волги, а несколько в стороне, на берегах озер или незначительных рек; таковы: Ростов, Суздаль, Переяславль-Залесский и Юрьев-Польский. Это явление объясняется тем, что впервые обитатели края Меряне, как истые Финны, не склонные к судоходству, не любили селиться на большой открытой дороге, а выбирали места глухие, уединенные, расположенные вдали от бойкого движения и бранных тревог. Славянорусское племя, нашедши уже значительные поселения внутри края, естественно, старалось прежде всего занимать их и укреплять за собой построением кремлей и острогов, в которых появились княжеские и боярские терема, а с принятием христианства и соборные храмы. В то же время Суздальская Русь не упустила из виду берегов широкой Волги и поставила на них целый ряд новых городов. Но последние были слишком отдалены от Южной Руси. А потому, пока существовали живые тесные связи с Приднепровьем и продолжалось тяготение русских областей к славному Киеву, из русских колоний Суздальского края взял верх над другими Владимир, лежавший южнее помянутых городов.
   Владимир-Залесский расположен на среднем течении Клязьмы, одного из наиболее значительных притоков Оки, на левом нагорном ее берегу, возвышающемся футов на двести над уровнем реки. С западной и северной стороны его огибает речка Лыбедь, впадающая (с Ирпенью) в Клязьму. По обычаю наших древних городов, Владимир состоял из внутреннего города, т. е. детинца, или кремля, и внешнего, или острога. (Первый назывался еще почему-то "Печерным" городом, а второй - "Новым".) Отличие от других заключалось в том, что наружный город состоял из двух отдельных друг от друга частей, лежавших по бокам кремля. Причиной тому было узкое положение города между Клязьмой и Лыбедью: кремль с одной стороны упирался в Лыбедь, а с другой - в берег Клязьмы. На последний выходили так наз. "Волжские" ворота, а на Лыбедь - "Медные" и "Оринины". Ворота внешнего города, обращенного к устью Лыбеди, именовались "Серебряными"; а в другом внешнем городе ворота, обращенные в противную сторону, т.е. на юго-запад, назывались "Золотыми". Подобные названия заимствованы, конечно, из Киева и Царьграда. Золотые ворота были сооружены из камня и имели наверху храм Ризоположения.
   Внутри Кремля почти над самым обрывом Клязьмы красовался соборный храм Успения Богородицы, знаменитое сооружение Андрея Боголюбского, заключающий главную местную святыню, т.е. Боголюбовскую икону, принесенную Андреем из Вышгорода и богато окованную золотом. Владимирский Успенский собор представлял прекрасный образец того изящного храмового стиля, который выработался в Суздальской земле в XII и первой половине XIII века. В основании своем он сохранил общий план киевских или византийско-русских церквей, т.е. основной квадрат, несколько удлиненный троечастным алтарем на восточной стороне. Внутри он был покрыт фресковой иконописью; кроме того, блистал разноцветными плитами и позолотой, пущенной по карнизам, аркам и наддвериям, а также позолоченной сенью над алтарным престолом. Белый камень, из которого строились суздальские храмы (привозившийся, как полагают, водой из Камской Болгарии), по своей мягкости представлял удобный материал для резьбы, и храмы эти снаружи обыкновенно украшались изящным поясом из резных колонок и другими рельефными изображениями. Обилие этих так наз. "обронных" украшений составляет главную особенность суздальского храмового стиля от церквей южнорусских и новгородских. Другая особенность суздальских храмов состояла в том, что они были об одном верхе, т.е. одноглавые. Владимирский Затоверхий собор также первоначально построен одноглавым. Но после пожара 1185 года, когда Всеволод III обновил этот храм, общий вид его несколько изменился. Три новые стены воздвигнуты были с южной, западной и северной сторон, и таким образом стены Андреевские очутились внутри храма; в них были пробиты арки и просветы для большего соединения с придельными частями. Вместе с тем над последними возведены четыре купола, или главы, которые с прежней, или срединной, составили пять глав; чем Успенский собор стал отличаться от прочих одноглавых храмов Суздальского края. Притворы этого собора заключают в себе гробницы многих князей и епископов владимирских. Палаты епископские помещались подле самого собора.
   Неподалеку стоял и княжий двор; но от него не сохранилось никаких остатков. Зато существует храм, построенный на этом дворе Всеволодом III - Димитрием в честь своего святого, Димитрия Солунского, и по обычаю того времени соединенный с княжим теремом переходами, которые вели на полати, или хоры церковные. Это наиболее уцелевший и самый изящный из всех суздальских храмов дотатарской эпохи, сохранившихся до наших времен. Он построен был в конце XII века, следовательно, когда характерный стиль этих храмов достиг значительной степени развития. И, действительно, Дмитриевский собор служит прекрасным образцом суздальского стиля. Высота его весьма гармонирует с его основанием. Восточная сторона здания состоит из трех алтарных полукружий; а три остальные стороны наружными полуколоннами как бы разделены на три части с дугообразными верхами (комарами). Под каждой дугой помещено по одному узкому, продолговатому окну; а в каждой средней части входная дверь также с дугообразной аркой. Кровля храма обита по самым сводам и дугам, и все здание венчается возвышенным тамбуром с полусферическим куполом.
   Этот суздальский стиль, получивший свое начало из киевского, строго сохранил все главные отличия стиля Византийского; но присоединил к нему черты, свидетельствующие о собственном русском вкусе, о зачатках самостоятельного русского художества. Некоторые знатоки старины считают сии черты заимствованными с Запада от стиля романского (возникшего также на византийской основе), в особенности из Северной Италии, где тогда процветала ломбардо-венецианская школа этого романского стиля. Хотя западное влияние на русское искусство в те времена является до некоторой степени естественным, если вспомнить, что не только Южная, но и Северная Русь находилась в сношениях с Германией, которая владела тогда значительной частью Северной Италии и сама подчинялась влиянию итальянской образованности. Суздальские князья, как мы знаем из примера Андрея Боголюбского, призывали для своих сооружений мастеров из разных земель, следовательно, не одних греков, но также немцев невероятно, итальянцев. Однако несомненно, что в XII веке у нас были уже свои русские мастера, вносившие в постройки и украшения начала собственного русского вкуса, на развитие которого издревле влияло не одно художество греческое, но также восточное, в особенности персидское. Последний, т.е. восточный элемент нашего вкуса, ярко выражался в любви к пестрым, узорчатым украшениям. Князья и духовенство, конечно, не дозволяли мастерам при сооружении храмов отступать от византийских образцов в существенных частях, но, кажется, оставляли им достаточно свободы в подробностях, особенно в тех скульптурных или обронных украшениях, которыми покрыты все три помянутые стороны придворного Дмитриевского собора. Во-первых, дугообразные арки входных дверей испещрены рельефными узорами; далее над ними идет роскошный узорчатый пояс, пересекающий наружные стороны на два яруса. Пояс этот состоит из колонок, или столбиков, соединенных вверху дугообразными перемычками; а между колонками помещены скульптурные фигуры первосвященников, епископов, мучеников и пр. Рельефные изображения людей, зверей, фантастических животных, трав и пр., представляющие иногда целые группы или сцены, частию священного, а частию мирского содержания, наполняют собой весь верхний ярус фасадов и, наконец, под куполом в барабане все промежутки между просветами. Обилие обронных украшений показывает, что они пришлись по вкусу в особенности Северо-Восточной Руси. Они обратились исключительно на внешние стороны храма, потому что здесь только предоставлялась им некоторая свобода, тогда как во внутренности его не допускалось никаких существенных отступлений от византийских образцов: тут стенная иконопись составляла главное и едва ли не единственное его украшение. Кроме того, были иконы, писанные на досках; в числе их особым почитанием пользовалась доска, принесенная из Солуня с самой гробницы мученика Димитрия, и, вероятно, с его изображением. Летопись говорит, что доска эта источала миро и что вместе с ней была принесена сорочка святого, также положенная в Дмитровском соборе. Хоры, или полати, для женщин здесь и в других суздальских храмах не огибают трех внутренних стен, как в византийских и южнорусских древних соборах, а ограничены только западной стороной.
   Совершенно в том же стиле и в тех же размерах, как Дмитриевский собор, и на том же берегу Клязьмы красовался в кремле выстроенный тем же Всеволодом III храм Рождества Богородицы с мужским монастырем. А во внешнем городе над речкой Лыбедью находился женский монастырь с храмом Успения Богородицы, основанный супругой Всеволода Марией, где она постриглась и была погребена; потому монастырь и получил название "Княгинина". Он приобрел еще особый почет с того времени, как в нем положены были мощи мученика Авраамия. Этот Авраамий, занимавшийся торговлей, приехал откуда-то с востока в Великие Болгары. Тут мусульмане схватили его и начали принуждать к отречению от Христа; когда же ни ласки, ни угрозы не могли поколебать его веры, то он был умерщвлен. Русь, проживавшая в Болгарах также по торговым делам, сначала спрятала тело мученика на христианском кладбище; а в следующем 1230 году принесла его во Владимир на Клязьме. Георгий II Всеволодович со своим семейством и епископ владимирский Митрофан с клиром, игуменами, окруженные народной толпой, торжественно встретили мощи за городом и положили их в Успенском Княгинине монастыре. Великий князь и епископ, конечно, не бессознательно старались возвысить Владимир и сравнять свой стольный город с его старейшим соперником Ростовом, который имел в своих стенах мощи св. мученика Леонтия. Наполнять столицы христианскими святынями было общим стремлением древних русских властей. Так, еще прежде Авраамия во Владимир принесена была часть мощей св. Логина и положена в монастырской церкви Вознесения перед Золотыми воротами.
   Кроме упомянутых, не говоря о многих деревянных, Владимир-Залесский имел еще несколько каменных храмов, известных по летописям; например: во имя Георгия, построенный Юрием Долгоруким, и в честь Преображения, заложенный Андреем Боголюбским, оба с мужскими монастырями, и, наконец, церковь Воздвижения, построенная на торговище Константином Всеволодовичем.
   Окрестности Владимира обиловали рощами, нивами, поемными лугами и озерами. Из последних наибольшую известность получило так называемое Пловучее, верстах в семи от города на левой стороне Клязьмы, посреди соснового леса. По этому озеру плавают носимые ветром торфяные островки, с которым народное предание связало потом казнь, постигшую убийц Андрея Боголюбского. Убийцы эти будто бы по приказанию Всеволода III были заключены в короба и бро

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 309 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа