Главная » Книги

Еврипид - Гераклиды, Страница 5

Еврипид - Гераклиды


1 2 3 4 5 6

Чудесна речь твоя... Но передай
  
  
  Мне первым делом ход борьбы счастливой.
  
  
  
  
  Вестник
  
  
  Все объяснит тебе один рассказ.
  
   800 Когда ряды гоплитов развернулись
  
  
  Лицом к лицу, то с колесницы Гилл
  
  
  Спускается и, став на вольном месте
  
  
  Меж двух дружин, так говорит: "О вождь,
  
  
  Из Аргоса пришедший! Отчего бы
  
  
  Не пощадить нам эту землю? Зла
  
  
  Большого и Микены не потерпят,
  
  
  Коль одного лишатся мужа. Мы
  
  
  На поединок выйдем; если боги
  
  
  Дадут тебе убить меня, - детей
  
  
  Геракловых ты уведешь; а если
  
  
  Тебя убью, - пусть не мешают нам
  
   810 Забрать и власть, и дом отца, аргосец..."
  
  
  И кликами венчали те слова
  
  
  Ряды солдат: конец им полюбился
  
  
  Страданья боевого - и отвага.
  
  
  Но Еврисфей, людей не устыдясь,
  
  
  Что Гераклида слышали, и трусость
  
  
  Позорно выставляя, - воевода! -
  
  
  На смелый вызов витязя смолчал.
  
  
  И слабые такие помышляют
  
  
  Геракловых детей поработить!..
  
  
   Вернулся Гилл в ряды; тогда пророки,
  
   820 Поняв, что брань закончить поединком
  
  
  Не суждено, без промедленья жертвы
  
  
  Ножом заклали. Падают - и кровь,
  
  
  Потоками из раны хлынув, милость
  
  
  Бессмертных возвещает. Колесниц
  
  
  Ряды тогда наполнились, а тесно
  
  
  Сплотившихся тяжелые щиты
  
  
  Покрыли... Вождь афинский ободрял
  
  
  Своих бойцов по-царски: "О мои
  
  
  Сограждане! Земле, что вас родила,
  
  
  Что вас любовно кормит, - ей теперь
  
  
  Вы послужить должны!" А неприятель
  
  
  Тем временем соратников молил,
  
  
  Чтобы Микен они не посрамили
  
  
  И Аргоса. Но яркая труба
  
   830 Тирренская призывом зазвучала,
  
  
  И ты представь себе, какие вслед
  
  
  Удары щит о щит, и крик, и стоны
  
  
  Подъялись вихрем тяжким... И напор
  
  
  Копейщиков аргосских очень скоро
  
  
  Прорвал ряды афинские... потом
  
  
  Враг отступил... но грудь на грудь вторично
  
  
  Сошлися мы с аргосцами... И бой
  
  
  Упорный загорелся. И убитых
  
  
  Тут полегло немало. Два кругом
  
  
  Носилося призыва в поле: "Аргос", -
  
   840 "Афиняне", - "не посрамите стен
  
  
  Отеческих!". С усильем, но микенцев
  
  
  Мы все-таки прогнали.
  
  
  
  
  
   Иолай
  
  
  Тогда старик является; десницу
  
  
  С мольбою простирая к Гиллу, он
  
  
  Себе на колеснице места просит;
  
  
  И, вожжи взяв, за Еврисфеем вслед
  
  
  Возница устремился.
  
  
  
  
  
  Дальше я
  
  
  Со слов чужих могу поведать только
  
  
  Движение событий. Проезжая
  
  
  Мимо холма Палленского, что был
  
  
  Афине посвящен, завидел старец
  
   850 Аргосского царя... тогда мольбы
  
  
  Он жаркие вознес к отцу бессмертных
  
  
  И Гебе, чтоб ему на день один
  
  
  Они вернули молодость и дали
  
  
  Врагам отмстить... И тут готовься весть
  
  
  О чуде услыхать, царица. Только
  
  
  Окончил он молитву, - две звезды
  
  
  Поверх ярма сверкнули, колесницу ж
  
  
  Одела ночи мгла. Нам мудрецы
  
  
  Так объяснили, что то были - Геба
  
  
  И твой, царица, сын. И вот внезапно
  
  
  Рассеялся туман густой, и мы
  
  
  Увидели того же Иолая,
  
  
  Но только молодым героем, силы
  
  
  Исполненным нетронутой. И горд
  
  
  И смел, на Еврисфея прянув возле
  
   860 Скиронских скал, он в плен его берет
  
  
  И, оковав, тебе ведет - трофей
  
  
  Блистательный - счастливого дотоле
  
  
  Властителя. Какой урок для нас,
  
  
  Чтоб зависти мы не питали к жизни,
  
  
  Счастливой с виду, до конца ее:
  
  
  Так скоротечны дни благополучья!
  
  
  
  
  Корифей
  
  
  О Зевс, о бог-защитник! День, свободный
  
  
  От ужасов, ты нам явил теперь!
  
  
  
  
  Алкмена
  
  
  О Зевс! Ты поздно взор свой обратил
  
  
  На бедствия Алкмены; но тебя
  
   870 Благодарю я все ж за милость. Знаю,
  
  
  Что сын мой средь богов - да, ныне знаю;
  
  
  А раньше мне не верилось. И вы,
  
  
  О дети, вы свободны от страданий:
  
  
  Бояться вам не надо Еврисфея!
  
  
  Погибнет он постыдно, вы ж опять
  
  
  Удел отца увидите, богам
  
  
  Отечества вы принесете жертвы
  
  
  Не на чужой земле, а на родной,
  
  
  С которой вас прогнали, осудив
  
  
  Скитаться средь несчастий и лишений.
  
  
   Но объясни, понять я не могу,
  
  
  Какой расчет заставил Иолая
  
   880 Аргосского владыку пощадить?
  
  
  По-моему, живым врага оставить,
  
  
  Коль он у нас в руках, - одно безумье.
  
  
  
  
  Вестник
  
  
  Хотел тебе доставить радость он,
  
  
  Чтоб ты врагом плененным насладилась.
  
  
  Противился микенец, не хотел
  
  
  Ярма надеть и на глаза твои
  
  
  Живым предстать за полученьем кары.
  
  
  О старая жена, возвеселись,
  
  
  Да не забудь, что первые слова
  
   890 Прервала ты, свободу обещав мне...
  
  
  В таких делах уста царей не лгут!..

    ЧЕТВЕРТЫЙ МУЗЫКАЛЬНЫЙ АНТРАКТ

  
  
  
  
   Хор
  
   Строфа I Сладок нам танец и пир,
  
  
  
  Прелестью флейт полный;
  
  
  
  Чары Киприды нам
  
  
  
  Негою сердце тешат;
  
  
  
  Мило и счастье друзей,
  
  
  
  Если придет нежданно...
  
  
  
  Сколько у Мойры в руках
  
  
  
  Пряжи, и сколько с нею
  
  
  
  Времени сын Век
  
  
   900 Нитей мотает...
  
  Антистрофа I Избран, о город, тобой
  
  
  
  Праведный путь: вы бессмертных
  
  
  
  Чтите, Афины, - так
  
  
  
  Вечно творите. Ярок
  
  
  
  Гибели вражьей пример.
  
  
  
  Правду хотел безумец
  
  
  
  Поколебать, и его
  
  
  
  Боги казнили. Гордость
  
  
  
  Мысли всегда бог
  
  
  
  Смутой наполнит...
  
  Строфа II 910 На небесах твой славный сын,
  
  
  
  Царица старая; не прав,
  
  
  
  Кто молвит, что в Аиде он,
  
  
  
  Оставив пепел на костре.
  
  
  
  Там в золотом чертоге
  
  
  
   Гебы дивное ложе
  
  
  
   Делит он... О Гименей,
  
  
  
   Браком связал ты славным
  
  
  
   Зевсово чадо с чадом
  
  
  
   Зевса навеки.
  
  Антистрофа II Как часто звеньями в цепи
  
  
   920 Дела становятся! Отец
  
  
  
  Малюток этих был спасен
  
  
  
  Афиной, - город наш детей,
  
  
  
   Славный народ Паллады,
  
  
  
   Спас, надменность карая
  
  
  
   Мужа, который закон
  
  
  
   Буйно нарушил. Сердцу
  
  
  
   Ярые страсти, гордость -
  
  
  
   Будьте вы чужды...

    ИСХОД

    ЯВЛЕНИЕ ДВЕНАДЦАТОЕ

  
  Приходят слуги, ведущие с собою пленного Еврисфея.
  
  
  
  
  Слуга
  
  
  О госпожа, хоть видишь ты, но все же
  
  
  И я скажу: вот Еврисфей - тебе
  
   930 Нежданный дар; судьбы такой, конечно,
  
  
  Не ждал и он, особенно когда
  
  
  Он, бранные Микены покидая,
  
  
  Вел рать свою надменно и мечтал
  
  
  Афинские разрушить стены... разве
  
  
  Он чаял быть в твоих руках? Но бог
  
  
  Обратное его предначертаньям
  
  
  Решил и дал событьям ход иной:
  
  
  Царь Гилл, а с ним и Иолай почтенный
  
  
  Крониду в честь победы приношенье
  
  
  Готовят там и поручили мне
  
  
  Отрадный дар доставить этот. Слаще
  
  
  Для сердца нет, коль видишь ты врага,
  
   940 Счастливого так долго, в униженье!
  
  
  
  
  Алкмена
  
   (с сверкающими глазами подходит к Еврисфею)
  
  
  Так вот ты, ненавистный! Наконец
  
  
  И до тебя добралась Правда! Ну-ка,
  
  
  Гляди сюда, осмелься на врагов
  
  
  Глаза поднять... Ты слушаться нас должен,
  
  
  Не мы тебя!.. Неужто это ты
  
  
  Действительно тот самый, что Геракла -
  
  
  Того Геракла, сына моего,
  
  
  Который средь богов теперь, - измучил?
  
  
  Живым его в юдоль Аида даже
  
   950 Сойти принудил, гидр и львов его
  
  
  Губить себе в угоду заставлял?
  
  
  Не говорю о хитростях иных,
  
  
  Придуманных твоею злобой; был бы
  
  
  Их список слишком длинен... Но тебе
  
  
  И этого казалось мало, дерзкий:
  
  
  Детей и нас по всей Элладе ты
  
  
  От алтаря до алтаря скитаться,
  
  
  И стариков и малых, осудил...
  
  
  Вот наконец нашелся город, люди,
  
  
  Которые свободу любят; ты
  
  
  Их запугать не мог - и злую смерть
  
  
  Ты обретешь. Ты выгадал и тут...
  
  
  За бедствия, которые тобою
  
  
  Принесены нам были, не одной,
  
   960 А тысячи тебе бы казней мало!
  
  
  
  
  Слуга
  
  
  Но все ж его не вправе ты казнить.
  
  
  
  
  Алкмена
  
  
  Тогда напрасно в плен его мы брали;
  
  
  Но где ж закон, спасающий его?
  
  
  
  
  Слуга
  
  
  Афинские владыки так решили.
  
  
  
  
  Алкмена
  
  
  Что это? Смерти предавать врага -
  
  
  По мнению афинян, не прекрасно?
  
  
  
  
  Слуга
  
  
  Нет, если взят живым он на войне.
  
  
  
  
  Алкмена
  
  
  А Гилл? Решенье он признал такое?
  
  
  
  
  Слуга
  
  
  Что ж, быть ему ослушником Афин?
  
  
  
  
  Алкмена
  
  
  Что ж, быть живым и здравым Еврисфею?
  
  
  
  
  Слуга
  
   970 Тогда неправдой был и плен его.
  
  
  
  
  Алкмена
  
  
  Еще не поздно ту неправду сгладить!
  
  
  
  
  Слуга
  
  
  
   (настойчиво)
  
  
  Нет здесь того, кто б мог его убить!
  
  
  
  
  Алкмена
  
  
  
  
  (гневно)
  
  
  Здесь я! А я ведь - тоже некто, мнится.
  
  
  
  
  Слуга
  
  
  Смотри! Бесславьем ты себя покроешь.
  
  
   (Уходит с угрожающим жестом.)

    ЯВЛЕНИЕ ТРИНАДЦАТОЕ

  
  
  
   Те же, без слуги.
  
  
  
  
  Алкмена
  
  
  Люблю Афины я, люблю бесспорно;
  
  
  Но Еврисфея - раз он мне достался -
  
  
  Не властен вырвать из людей никто.
  
  
  Кто хочет, пусть меня и дерзкой кличет,
  
  
  И преступившей женских чувств предел,
  
   980 А месть свою я утолю всемерно.
  
  
  
  
  Корифей
  
  
  Питаешь гнев ужасный ты, жена,
  
  
  На Еврисфея; знаю - и прощаю. Тем временем Алкмена опять подошла к Еврисфею; тот смотрит на нее в упор.
  
  
  
  
  Еврисфей
  
  
  Не мни, жена, что в жизнелюбья страсти
  
  
  До льстивых слов унижу я себя;
  
  
  Нет, трусостью уже не согрешу я.
  
  
  Вражду на сына твоего воздвиг
  
  
  Я не по доброй воле; был я братом
  
  
  Двоюродным тебе, и общность крови
  
  
  Меня с твоим Гераклом единила.
  
  
  Но все равно, хотел иль не хотел я -
  
   990 Внушила Гера эту мне болезнь,
  
  
  Она ж была богинею. И вот я
  
  
  Врагом себя Гераклу объявил.
  
  
  А раз вступив на путь вражды жестокой,
  
  
  Я много мук ему изобретал
  
  
  И, Ночь советчицей избрав, немало
  
  
  Ткал замыслов, чтоб, свергнув супостата,
  
  
  Остаток дней безоблачно провесть.
  
  
  Ведь достоверно знал я, что твой сын -
  
  
  Муж настоящий, не пустое имя:
  
  
  Ты видишь, хоть и враг он мне - за доблесть
  
  
  Я на хвалу ему не поскуплюсь.
  
   1000 И вот он умер; что ж? Не знал я разве
  
  
  Про ненависть ко мне его детей
  
  
  И про вражды наследственность? И диво ль,
  
  
  Что все пути я испытал, стараясь
  
  
  Убить их иль изгнать? Иль средство было
  
  
  Иное у меня, чтоб мне свое
  
  
  Обезопасить царство? Ты сама бы, -
  
  
  Когда бы жребии сменились наши, -
  
  
  Детенышей разгневанного льва
  
  
  Ужели злых терпеть бы стала, жить
  
  
  Им в Аргосе дала б на воле? В этом
  
  
  Ты никого не убедишь, жена!
  
  
   Теперь - свершилось! Смерти жаждал я -
  
  
  Меня живым оставили. Отныне -
  
   1010 Так верует Эллада вся - никто
  
  
  Меня без скверны уж убить не может.
  
  
  Афины благочестье соблюли:
  
  
  Не ставя гнева выше божьей воли,
  
  
  Меня велели отпустить они.
  
  
   Сказала ты - сказал и я. В дальнейшем
  
  
  Уж нет врагов, а есть проситель скромный
  
  
  И покровитель благородный. Впрочем,
  
  
  Мне все равно: хоть смерти не желаю -
  
  
  Без горечи расстанусь с жизнью я!
  
  
  
  
  Корифей
  
  
  Внемли совету кроткому, Алкмена:
  
  
  Почти наш город - мужа отпусти!
  
  
  
  
  Алкмена
  
   (озаренная новой мыслью, с жестокой улыбкою)
  
   1020 А коль убью его без ослушанья?
  
  
  
  
  Корифей
  
  
  То было б лучшим; как же совместишь?
  
  
  
  
  Алкмена
 &nb

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 251 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа