Главная » Книги

Еврипид - Гекуба, Страница 3

Еврипид - Гекуба


1 2 3 4 5 6 7

bsp; 
  
  
   Иль на фтийских лугах,
  
  
   Где волнами бегут серебристыми
  
  
   Апиданом потоки рожденные?
  
  Антистрофа I Или жребий мне дом сулил,
  
  
   Окруженный волнами дом
  
  
   Для печальной невольницы,
  
  
   Там, где лавра священные
  
  
   С пальмой ветви младой сплелись,
  
  
  460
  Над Латоею ложе мук одев,
  
  
  
   Чтоб меж Делоса дев,
  
  
   Артемида, твою прославляла я
  
  
   Диадему златую и лук златой?
  
   Строфа II Или в веси Паллады,
  
  
   Девы лучисто-колесной,
  
  
   Нитями пестрыми буду
  
  
   Пеплос ее шафранный
  
  
   Я украшать, запрягая
  
  
  470 Дивной коней в колесницу,
  
  
   Деве рисуя титанов,
  
  
   Зевса перуном пылких,
  
  
   В вечную ночь погруженных.
   Антистрофа II Горе, горе... о дети...
  
  
   Горе... о предки... О Троя!..
  
  
   Ты, о добыча аргосцев,
  
  
   Полная черным дымом,
  
  
   Пламенем полная жадным!
  
  
  480 Горькое имя рабыни!
  
  
   Вместо небес фригийских -
  
  
   Рабское ложе в Европе...
  
  
   Терем Аида не краше ль?

    ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

    ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ

  Со стороны стана - Талфибий, уже старый глашатай, с царским скипетром.
  
  
  
  
  Талфибий
  
  
  (ищет глазами Гекубу, потом хору)
  
  
   Где бывшую царицу Илиона,
  
  
   О дочери троянские, найду?
  
  
  
  
  Корифей
  
  
   (указывая на неподвижную Гекубу)
  
  
  Да вот она, Талфибий, темной ризой
  
  
  Отделена от мира - на земле...
  
  
  
  
  Талфибий
  
  
  
  (после некоторой паузы)
  
  
  О Зевс! О, что скажу я? Соблюдаешь
  
  
  Ты точно ль нас? Иль даром ты почтен
  
   490 От нас такою славой, а поставлен
  
  
  Над смертными лишь Случай?
  
  
  
  
  
  
  Здесь, в пыли,
  
  
  Жена царя Приама, златоносных
  
  
  Фригийских гор царица... Эта? Нет!
  
  
  Невольница и дряхлая, детей
  
  
  Пережила она. Пред ней и город
  
  
  Пал, копьями расхищенный, - и вот
  
  
  Она лежит, главою злополучной
  
  
  Мешая пыль. Увы! И я - старик;
  
  
  Но если там, в остатке жизни, скрыта
  
  
  Такая же постыдная судьба,
  
  
  Так умереть бы поскорей...
  
  
  (Подходит к Гекубе и, склонившись над нею -)
  
  
  
  
  
  
  Старуха,
  
  
  Встань, бедная! Ну, хоть приподнимись!..
  
  
  
  
  Пауза.
  
   500 Хоть голове-то дай расстаться с пылью...
  
  
  
  
  Гекуба
  
  
  
   (не вставая)
  
  
  Кто не дает покоя и убитым?
  
  
  Кто б ни был ты, не рушь меня, скорбящей.
  
  
  
  
  Талфибий
  
  
  Талфибий я. Данайский я глашатай,
  
  
  А за тобой Агамемноном послан.
  
  
  
  
  Гекуба
  
  
   (поднимаясь и точно проснувшись)
  
  
  О лучший друг! Не правда ль, ты принес
  
  
  Решение ахейское - на гробе
  
  
  Зарезать и меня? Как хорошо!
  
  
  О, поспешим! Показывай дорогу.
  
  
  
  
  Талфибий
  
  
  Нет, женщина. Я здесь - сопровождать
  
  
  Тебя к твоей покойнице. Ты можешь
  
  
  Похоронить ее. Атриды с тем
  
   510 Меня прислали и народ ахейский.
  
  
  
  
  Гекуба
  
  
  Так что же я услышу? Значит, смерть
  
  
  Отсрочена опять? О вестник бедствий!
  
  
   (Закрывает лицо руками. Пауза.)
  
  
  И ты, о дочь оторванная, - смертью
  
  
  Сиротство ты усилила мое.
  
  
  
  (Пауза. Потом Талфибию.)
  
  
  Но кончили вы как же с ней? Была ль
  
  
  Хоть жалость в вас? Иль ужас был и злобен?
  
  
  Хоть горько слышать - все же расскажи.
  
  
  
  
  Талфибий
  
  
  
  
  (не сразу)
  
  
  Два дара слез над мертвою... Ну что же?
  
  
  Послу и то награда... Оросят
  
   520 Они лицо опять... И там - я плакал.
  
  
   Громада сил ахейских у холма
  
  
  Ахиллова, где дочь твою для жертвы
  
  
  Готовили, - блистала полнотою.
  
  
  Пелидов сын, касался руки
  
  
  Царевниной, на холм ее поставил.
  
  
  Я, как тебя, теперь их видел. Шли
  
  
  И юноши отборные за ними,
  
  
  Чтоб твоего детеныша держать
  
  
  В минуту содроганий. Следом кубок
  
  
  Из золота литой и полный царь,
  
  
  Обеими руками взяв сначала,
  
  
  Потом одной возносит и отцу
  
  
  Готовится свершить он возлиянье.
  
   530 Он знаком мне велит призвать народ
  
  
  К молчанию, а я, в ряды вмешавшись,
  
  
  Так говорю: "Молчание... молчи,
  
  
  Ахейский люд... Молчите все..." Толпа
  
  
  Застыла, как под штилем... Зазвучали
  
  
  Слова Неоптолема: "О Пелид,
  
  
  О мой отец, те чары, что приводят
  
  
  К нам мертвецов, ты не отринь. Явись
  
  
  Ты девичьей напиться крови чистой;
  
  
  То войска дар и сына. Ты ж за это
  
  
  Открой дорогу кораблям, узду
  
   540 От них вручи ахейцам, чтобы легок
  
  
  Наш был возврат и всем увидеть дом!"
  
  
  Так вот слова его. А войско кликом
  
  
  Венчало их.
  
  
  
  
  Тут, взявшись за эфес,
  
  
  Царь меч извлек сияющий. А свите
  
  
  Отборной он кивает, чтоб схватила
  
  
  Она юницу. Ею царский знак
  
  
  Уловлен был, и речь ее ответом
  
  
  Была к толпе: "Вы, Аргоса сыны,
  
  
  Что город мой разрушили! Своею
  
  
  Я умираю волей. Пусть никто
  
  
  Меня не держит. Я подставлю горло
  
  
  Без трепета. Но дайте умереть
  
   550 Свободною, богами заклинаю,
  
  
  Как и была свободна я. Сойти
  
  
  Рабынею к теням царевне стыдно".
  
  
  И смутный гул покрыл слова.
  
  
  
  
  
  
  А царь
  
  
  Агамемнон сказал: "Освободите".
  
  
  И, царское приявши слово, дочь
  
  
  Приамова от самого плеча
  
  
  И по пояс свой пеплос разорвала,
  
   560 Являя грудь прекрасней изваяний.
  
  
  Потом, к земле склонив колено, так
  
  
  Сказала нам она отважно: "Вот,
  
  
  О юноша, вот - грудь моя, коль хочешь
  
  
  Разить ее, ударь; а если шеи
  
  
  Возжаждал нож, - мое открыто горло".
  
  
  И, жалостью объят, Неоптолем,
  
  
  Невольной волей движимый, дыханью
  
  
  Ударом быстрым пресекает путь.
  
  
  Потоком кровь из раны льется. Дева ж -
  
  
  Последний луч - старается упасть
  
  
  Пристойно и скрывает, умирая,
  
   570 То, что должно быть тайной для мужей.
  
  
   Но только вздох последний отдан, мигом
  
  
  В движенье все приходит: те бегут,
  
  
  Умершую листами покрывают,
  
  
  А те костер готовят и еловых
  
  
  Туда несут вязанки сучьев; если ж
  
  
  Кто ничего не делает, тому
  
  
  Со всех сторон кричат: "Лентяй, негодный!
  
  
  Чего стоишь? Убора ль не припас?
  
  
  Иди сейчас и дар готовь - почтить
  
   580 Великое, бестрепетное сердце".
  
  
  Вот, женщина, о дочери твоей
  
  
  Что говорили там покойной. Если
  
  
  Между детьми твоих прекрасней нет,
  
  
  Нет и тебя меж матерей несчастней.
  
  
  
  
  Корифей
  
  
  Клеймо беды на городе и вас,
  
  
  Рожденные Приамом, боги выжгли.
  
  
  
  
  Гекуба
  
  
  О дочь!.. Но сколько ж бед передо мною?
  
  
  Коснись одной, - глядишь, впилась другая,
  
  
  А новая к себе влечет... Никак
  
  
  Не выпустят из очереди сердца...
  
  
  Страдание твое с ума нейдет -
  
   590 Я не могу не плакать. А ведь как бы
  
  
  И скорби-то не стихнуть от вестей
  
  
  Такой прекрасной смерти!
  
  
  
  
  
   Если нива
  
  
  С бесплодною землей орошена
  
  
  И вовремя согрета небом, может
  
  
  Она родить сторицей. А другие,
  
  
  И тучные порой, неурожай
  
  
  Постигнет от погоды. Между смертных
  
  
  Совсем не то. Порочный только злым
  
  
  И может быть. А добрый - только добрым:
  
  
  Несчастия не властны извратить
  
  
  Природный дар. Ну, а заслуга чья же?
  
  
  Родивших ли иль тех, кто воспитал?
  
   600 О, воспитанье много значит. Если
  
  
  Кто обучен прекрасному, того
  
  
  Не увлечет постыдное: имеет
  
  
  Он образец в прекрасном.
  
  
  
  
  
   Но зачем
  
  
  Ты мечешь, ум, на воздух эти стрелы?
  
  
  
   (Талфибию.)
  
  
  Ступай, глашатай, грекам объяви,
  
  
  Чтобы никто до мертвой не касался.
  
  
  Пусть удалят толпу. Средь мириад
  
  
  Бессильна и угроза. А матросы,
  
  
  Да без вождя, - ведь это пламя, хуже
  
  
  Чем пламя; и для них - кто зла бежит,
  
  
  Тот сердцем слаб.
  
  
  
   Талфибий уходит.
  
  
  
  
  
  Ты, старая слуга,
  
   610 Как встарь, сосуд возьми: с волною моря
  
  
  Края его сравнявши, дашь сюда.
  
  
  
   Рабыня уходит.
  
  
  Сама хочу последним омовеньем
  
  
  Ее омыть, мое дитя - невесту
  
  
  Без жениха и деву без светлицы;
  
  
  Затем - убрать по мере сил. Достойно
  
  
  Я не могу; не стоит и мечтать.
  
  
  Из украшений женских кое-что
  
  
  У пленниц соберу, товарок в рабстве,
  
  
  Что делят мой шатер. Ведь от господ
  
  
  Припрятала ж иная от недавних
  
  
  Хоть что-нибудь из прежнего добра.
  
  
  О мой чертог, горевший позолотой...
  
  
  Блаженная обитель... Ты, Приам,
  
   620 Отец детей могучих и прекрасных,
  
  
  И я, их мать, - о, как же низко мы,
  
  
  Как глубоко мы с гордой выси пали!
  
  
  Подумаешь, не все ль мы точно гребнем
  
  
  Вздымаемся кичливо: тот - гордясь,
  
  
  Что он богат, а тот - что между граждан
  
  
  В почете он. Какая суета!
  
  
  Заботы эти, замыслы... пустая
  
  
  Шумиха слов. Того зови блаженным,
  
  
  Кому не кроет зла насущный день.
  
  
  
  (Уходит в палатку.)

    ВТОРОЙ МУЗЫКАЛЬНЫЙ АНТРАКТ

  
  
  
  
   Хор
  
  
  Строфа Муку мою решили,
  
  
   630 Гибель мою написали
  
  
  
  В день, когда в ель на Иде
  
  
  
  Париса топор вонзился
  
  
  
  И он на темные волны
  
  
  
  Замыслил ладью направить
  
  
  
  Туда, за Еленой, коей
  
  
  
  Краше и солнце златое
  
  
  
  С выси своей не зрело.
  
   Антистрофа Мука на смену мукам,
  
  
   640 Цепи цепей тяжелее,
  
  
  
  И одного безумье
  
  
  
  Народу стало на гибель.
  
  
  
  Теперь тот спор пересмотрен,
  
  
  
  Тот спор на лесистой Иде,
  
  
  
  Когда волопас беспечный
  
  
  
  Трех обитательниц неба
  
  
  
  Мыслью судил земною.
  
  
  Эпод Он пересмотрен, да -
  
  
  
  На брань, на кровь, на убийство,
  
  
  
  На гибель чертогам моим!
  
  
   650 Но стонут и там,
  
  
  
  На тихом Евроте,
  
  
  
  Верно, спартанки:
  
  
  
  Стонет и плачет дева в дому;
  
  
  
  Дряхлой рукой терзает
  
  
  
  Мать там косы седые,
  
  
  
  Щеки терзает, а кровь
  
  
  
  По пальцам с ногтей струится.

    ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

    ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ

Входит старая служанка, которую посылали за водой; она несет тело Полидора,
  
   наскоро закутанное в ее троянский пеплос.
  
  
  
  
  Служанка
  
  
  Гекуба где ж?
  
  
  (Оглядывается и ищет глазами царицы.)
  
  
  
  
  Уж точно злополучьем
  
  
  Мужей и жен опередила всех:
  
   660 Никто у ней победы не оспорит.
  
  
  
  
  Корифей
  
  
  О, проклят будь зловещий твой язык!
  
  
  И отдыха не знают вести горя.
  
  
  
  
  Служанка
  
  
  Гекубе скорбь несу: а тем, кто скорбью
  
  
  Застигнут, - тем уж не до благоречья.
  
  
  
  
  Корифей
  
  
  Да вот она выходит... И как раз
  
  
  К твоим вестям Гекуба подоспела.

    ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ

  Из средней двери - Гекуба. За ней женщины несут уборы. Готовится
  
  
  
  погребальный обряд.
  
  
  
  
  Служанка
  
  
  
  
  (Гекубе)
  
  
  Бессчастная превыше слов моих,
  
  
  Погибшая! Уж нет тебя под солнцем,
  
  
  Изгнанница, бездетная, вдова!
  
  
  
  
  Гекуба
  
  
  
  
  (мрачно)
  
   670 Не ново уж. Я знаю все. Молчи!
  
  
  Но труп зачем несешь ты Поликсены,
  
  
  Когда мы все слыхали, сколько рук
  
  
  Ахейских ей готовит погребенье?
  
  
  
  
  Служанка
  
  
  Не знает... все о Поликсене плачет,
  
  
  А новых бед и краем не коснется.
  
  
  
   (Кладет труп.) Гекуба не подходит к нему, издали всматривается в него зорко и беспокойно.
  
  
  
  
  Гекуба
  
  
  О, горе мне! Не девы ль исступленной,
  
  
  Пророчицы Кассандры, тело там?
  
  
  
  

Другие авторы
  • Чапыгин Алексей Павлович
  • Тредиаковский Василий Кириллович
  • Кузьмина-Караваева Елизавета Юрьевна
  • Гюнтер Иоганнес Фон
  • Сомов Орест Михайлович
  • Оленина Анна Алексеевна
  • Баранов Евгений Захарович
  • Келлерман Бернгард
  • Огнев Николай
  • Максимович Михаил Александрович
  • Другие произведения
  • Успенский Глеб Иванович - Мимоходом
  • Розанов Василий Васильевич - М. П. Соловьев и К. П. Победоносцев о бюрократии
  • Ожешко Элиза - Хам
  • Чехов Антон Павлович - Винт
  • Нагродская Евдокия Аполлоновна - Стихотворения
  • Айхенвальд Юлий Исаевич - Иван Бунин
  • Тихонов Владимир Алексеевич - Переписка Горького с В. А. Тихоновым
  • Кюхельбекер Вильгельм Карлович - Взгляд на текущую словесность
  • Миклухо-Маклай Николай Николаевич - Зоологическая экскурсия на Красное море, 1869 г.
  • Дружинин Александр Васильевич - Ю. Д. Левин. А. В. Дружинин - переводчик Шекспира
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
    Просмотров: 175 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа