Главная » Книги

Екатерина Вторая - Именины госпожи Ворчалкиной, Страница 3

Екатерина Вторая - Именины госпожи Ворчалкиной


1 2 3

p;    Олимп³ада. Ха, ха, ха! куда какъ ты славенъ!.. (Гремухину) Мнѣ кажется, онъ и впрямь вздумалъ меня любить! Ха, ха, ха! Как³я чудеса! безпримѣрно!
   Гремухинъ. Как³я чудеса, сударыня? Не мудрено васъ полю-бить: вы достойны любви.
   Олимп³ада. Немудрено! А мнѣ кажется мудрено. Да вамъ съ чего это немудренымъ представляется?
   Гремухинъ. Это само по себѣ разумѣется: съ того, что вы прекрасны, что вы пр³ятны, что вы....
   Фирлюфюшковъ (ухвативъ Гремухина за руку), Permettez, madame, представить вамъ mon rival. Мнѣ-такъ сдается; что онъ въ васъ по-уши влюбленъ.
   Олимп³ада. Ха, ха, ха! нельзя статься. Вы оба ужасть какъ неславны.
   Фирлюфюшковъ. Оба! вы шутите! vous badinez, madame! Нельзя статься, чтобъ я безприкладно не былъ славенъ для васъ. Я двѣ недѣли, deux semaines entiХres, всякой день ѣзжу сюда и вамъ дѣлаю мой cour,- будто я не славенъ? Я еще отъ роду ни въ какомъ домѣ такъ долго не бывалъ.
   Олимп³ада. Легкое ли дѣло! велика мнѣ до тебя нужда!... Скучно... Гдѣ Геркуловъ и Спесовъ?- Ужъ куда какъ они несносны. Воля ихъ, какъ заболтаются, такъ мочи нѣтъ. Я въ такой теперь дистракц³и, что бъ отъ скуки чего-нибудь поѣла. (Къ Антипу) Послушай, мой дружокъ, скажи моей дѣвушкѣ, чтобъ она мнѣ чего-нибудь принесла.... A propos, ха, ха, ха! Знаете ли вы, что Геркуловъ на мнѣ вздумалъ жениться? Ахъ! какъ онъ не важенъ! чтобъ я пошла за него! Ужъ подлинно безпримѣрно бъ это было, чтобъ я пошла за такого дурака! Онъ весь свѣтъ передѣлать хочетъ, ха, ха, ха! какая пустошь въ голову его вселилась! c'est un fou!
  

ЯВЛЕН²Е V.

Прежн³е, Геркуловъ.

  
   Олимп³ада. А! здравствуй, душа моя, неважный! Куда какъ мнѣ давеча досадилъ; я не знаю, какъ я жива? ужасть, какъ на тебя сердита, ужасть!...
   Геркуловъ. Да за что такой гнѣвъ, сударыня?
   Олимп³ада. За что? это я знаю... и никогда не забуду. Уморишь.... ужъ подлинно, радость, уморишь. (Фирлюфюшкову, который съ тѣхъ поръ, какъ Геркуловъ вошелъ, въ великую пришелъ робость). Скажи ему, что я терпѣть его не могу.
   Фирлюфюшковъ. Тотчаеъ! tout à l'heure je dirai.
   Олимп³ада. Eh bien, mon ami! помогай мнѣ. Не правда ли, что онъ такъ смѣшонъ.... безпримѣрно смѣшонъ.... Да что ты не говоришь ему ничего?
   Фирлюфюшковъ (Геркулову). Очень смѣшонъ и не славенъ.
   Геркуловъ. Слушай ты, молодчикъ! съ тобою инако я перевѣдаюсь.
   Фирлюфюшковъ. Да какъ же мнѣ ее не слушать? Cela sera impoli de ma part.
   Геркуловъ. Зажми ротъ, я тебѣ сказываю.
   Олимп³ада (Геркулову). Ахъ, радость! какъ ты бранчивъ.... боюсь! пожалуй, уйми свой гнѣвъ.... Прилично ли браниться съ ребенкомъ?
   Фирлюфюшковъ (прячется за Олимп³аду). Ah, ma deesse! какое на васъ прелестное платье, quel gout!
   Олимп³ада (Гремухину). А вы чему изволите смѣяться? Полно важничать.
   Гремухинъ. Я радуюсь, что Фирлюфюшковъ пользуется покровительствомъ вашимъ.
  

ЯВЛЕН²Е VI.

Тѣ-жъ, Парасковья.

  
   Парасковья (Олимп³адѣ). Матушка приказала васъ къ себѣ позвать. Она васъ ждать изволитъ.
   Олимп³ада. Тотчасъ. Господинъ Гремухинъ, не изволишь ли проводить меня? (Въ сторону) Я выправлю и этого: il est goche!
   (Олимп³ада съ Гремухинымъ и Парасковъя уходятъ: Фирлюфюшковь также уйти хочетъ, но Геркуловъ его останавливаетъ).
  

ЯВЛЕН²Е VII.

Геркуловъ, Фирлюфюшковъ.

  
   Геркуловъ. Постой, мой другъ, мнѣ есть нуждица до тебя.
   Фирлюфюшковъ. Да мнѣ нѣтъ никакой; притомъ мнѣ и недосугъ.
   Геркуловъ (его держа). Недосугъ тебѣ? Развѣ ты позабылъ, что ты мнѣ позволлль, когда чрезъ часъ не дашь письма, называть тебя плутомъ, мошенникомъ, и....
   Фирлюфюшковъ. Вѣдь это была только шутка между нами.... c'est un badinage.
   Геркуловъ. Такъ ты, братъ, обѣщан³ями своими шутишь! Однако мнѣ нѣтъ до скаредныхъ твоихъ обычаевъ нужды. Отдай мои деньги, отдай сейчасъ.
   Фирлюфюшков. Гдѣ мнѣ теперь ихъ взять? со мною нѣтъ ни полушки; я завтра, или тотчасъ къ тебѣ пришлю.
   Геркуловъ. Нѣтъ, братъ! я вижу, что мнѣ инако съ тобою раздѣлываться надобно.
   Фирлюфюшковъ. Говори потише: люди всѣ услышатъ.
   Геркуловъ. Что мнѣ нужды до людей; хотя бъ и сама Олимп³ада, эта покровительница твоя, при которой ты меня дурачить хотѣлъ, здѣсь была и слышала все. Я болѣ спускать тебѣ не хочу: или деньги, или, вотъ, палка. (Беретъ палку).
   Фирлюфюшковъ. Неужто за этакую бездѣлицу ты и драться станешь? Пусти меня.
   Геркуловъ. Увидишь, какъ я самъ себѣ твой долгъ платить стану! (Бьетъ его палкою и приговариваетъ) Не обманывай честныхъ людей; держи данное свое слово; не дозволяй поступать съ собою какъ съ бездѣльникомъ; вотъ.... плутовъ бьютъ, обманщиковъ бьютъ, бездѣльниковъ бьютъ, мошенниковъ....
   Фирлюфюшковъ (во все время кричитъ: ой! ой! ой! и наконецъ упадаетъ; а Геркуловъ, бивъ его сколько хотѣлъ, и переломивъ палку, уходитъ. Фирлюфюшковъ, лежитъ на землѣ). Ой! ой! караулъ! караулъ! бьютъ до смерти, рѣжутъ! (На крикъ его прибѣгаютъ Антипъ и Парасковья).
  

ЯВЛЕН²Е VIII.

Фирлюфюшковъ, Антипъ, Парасковья.

  
   Фирлюфюшковъ (лежа). Ой! ой! я чуть живъ. Подоймите меня! Quel accident! (Антипъ и Парасковья его подымаютъ).
   Парасковья. Что вамъ сдѣлалось, сударь?
   Фирлюфюшковъ. Немножко поссорились мы съ Геркуловымъ, и какъ честные люди раздѣлались. C'est line petite rencontre, это ничего не значитъ.
   Антипъ. Однакожъ вы очень блѣдны.
   Фирлюфюшковъ. Да; да это... нѣтъ, ничего.... Мы управились такъ, какъ водится между нами, честными людьми.
   Антипъ. Ба! да это что? (Подымая изломанную палку). Этотъ инструментъ и намъ, честнымъ людямъ, знакомъ. Моя спина имѣетъ честь его знать. Да не этимъ ли и вы другъ друга потчивали?
   Фирлюфюшковъ. Шутишь!
   Антипъ. Шутки на сторону! А крикъ нѣчто великъ здѣсь былъ!
   Парасковья. Да не ранены ль вы? вы вѣдь на полу лежали?
   Фирлюфюшковъ. Нѣтъ! je ne suis point biessê; я, обороняючись, споткнулся и упалъ, и боюсь, не переломлено ли у меня отъ паденья ребро... Кости у меня очень нѣжны и гибки, какъ воскъ.
   Парасковья. Прикажите себѣ кровь пустить. Лекарь еще не ушелъ.
   Фирлюфюшковъ. Я крови видѣть не могу: у меня evanouissement сдѣлается, и ланцетъ для меня фатальный инструментъ.
   Антипъ (показывая ему палку). А этого сокровища вы, видно, какъ и мы, не боитеся.
  

ЯВЛЕН²Е IX.

Гремухинъ, Фирлюфюшковъ, Парасковья, Антипъ.

  
   Гремухинъ. Антипъ, отпусти мою карету домой, и вели кучеру, чтобъ онъ въ двѣнадцатомъ часу опять пр³ѣхалъ; теперь очень холодно и ненастливо, лошади отъ того портятся. Я и такъ уже въ нынѣшнемъ году два цуга изъѣздилъ. А самъ ты, сказавъ это, здѣсь останься.
   Антипъ. Слышу, сударь. (Уходитъ).
  

ЯВЛЕН²Е X.

Гремухинъ, Фирлюфюшковъ, Парасковья.

  
   Гремухинъ (Фирлюфюшкову). Что вы, неможете, что ли? Вы нѣчто коверкаетесь и морщитесь!
   Фирлюфюшковъ. Ничего.... rien.... нѣтъ.... сударь.... это.... это только съ досады, j'enrage....
   Гремухинъ. Съ какой досады?
   Парасковья. Скажите лучше; отъ боли.
   Гремухинъ. Съ досады?... отъ боли?... Что съ вами сдѣлалось? что здѣсь было?
   Фирлюфюшковъ. Ничего.... rien du tout.... Мы только съ Геркуловымъ немножко поразмолвили.
   Гремухинъ. О! я слыхалъ, какова съ нимъ размолвка.
   Парасковья. Чего между друзьями не случится! и горшокъ съ горшкомъ иногда столкнется.
   Гремухинъ. Только съ Геркуловымъ я не совѣтую столкнуться. Да скажи мнѣ, пожалуй, что это такое?...
   Фирлюфюшковъ. Adieu monsieur. (Уходитъ).
  

ЯВЛЕН²Е XI.

Гремухинъ, Парасковья.

  
   Парасковья. Я скажу вамъ то, что я видѣла. Мы съ Антипомъ были въ другой комнатѣ, и услышали крикъ, какъ будто кого рѣжутъ; вбѣжали сюда, и нашли Фирлюфюшкова на полу лежащаго. Мы его насилу подняли; спрашивали его, что съ нимъ сдѣлалось, онъ сказать не хотѣлъ; однако Антипъ нашелъ возлѣ переломленную палку, на которую Фирлюфюшковъ и взирать не смѣлъ, а признавался, что они съ Геркуловымъ имѣли маленькую ссору; изъ чего я заключаю, что господинъ Геркуловъ мышцею своею высокою учинилъ на хребтѣ господина Фирлюфюшкова беззакон³е, и даже до сокрушен³я палки его потчивалъ. Извольте спросить у Антипа, и онъ то же вамъ скажетъ.
   Гремухинъ. Не стыдно ли, не срамъ ли это, дворянину допустить себя до того, что его палками бьютъ! развѣ у него рукъ не было?
   Парасковья. Руки были, да онѣ нѣжны, такъ какъ и сердце, въ которомъ смѣлости не болѣ, какъ у старой бабы. Если бъ женщины меня послушали, то бъ отогнали онѣ отъ себя всѣхъ трусовъ палками. Чортъ ли въ нихъ! как³е это мужчины!
   Гремухинъ. Это правда. Однако я никому не совѣтую съ Геркуловымъ связаться. Провались онъ!... (Въ сторону) А! вотъ Некопейковъ.
  

ЯВЛЕН²Е XII.

Гремухинъ, Некопейковъ, Парасковья.

  
   Некопейковъ (вбѣжавъ). Знаете ли вы, что новое?
   Парасковья. А что такое?
   Некопейковъ. Я шелъ сюда и встрѣтился съ господиномъ Геркуловымъ, который сердитъ такъ, какъ левъ, и сказалъ мнѣ, что палкою и руки, и ноги, и ребра господина Фирлюфюшкова переломалъ за то, что онъ, будучи ему нѣсколько долженъ, не заплатилъ денегъ и пустыми обѣщан³ями со дня на день проводилъ. До какого состоян³я дошло наше государство! Всякой самъ управляется! Всякой думаетъ древнимъ правомъ мышцъ доставлять себѣ судъ и расправу! Мнѣ неотмѣнно надобно сочинить проектъ къ отвращен³ю подобныхъ безпорядковъ; я и самъ долженъ, да какъ всякой будетъ самъ управляться, такъ нашей братьи и житья не будетъ. Вотъ еще какая причина! Дворянина за то бить, что онъ слова не сдержалъ... а какъ его сдержать, когда, изъ корыстолюб³я къ деньгамъ, больше вѣрютъ, нежели слову?
   Парасковья (Гремухину). Рѣшилось наше сомнѣн³е. (Некопейкову) Ну, господинъ Некопейковъ, ты очень остеръ и на выдумки собаку съѣлъ.... Потрудись-ка, и сдѣлай проектъ, какъ бы намъ, то есть бѣднымъ дѣвушкамъ, не имѣя приданаго, находить жениховъ богатыхъ?
   Некопейковъ. Подумаю; а подумавъ, чего придумать не можно? Надобна ко всему способность; а не имѣвъ способности, сколько кто голову ни ломай, все выйдетъ вздоръ, и такой человѣкъ всегда останется дуракомъ.
   Парасковья. Да ты имѣешь ли самъ довольно способности?
   Некопейковъ. Какой вопросъ! Мои дѣла доказываютъ. Благодарю Бога! я имѣю способность, люди-то только слѣпы, и правительство не хочетъ только пользоваться такимъ человѣкомъ, каковъ я. Изъ головы моей вышла этакая куча (указываетъ) выдумокъ, которыя всѣ на листахъ большой александр³йской бумаги написаны; такъ можно ли столько написать, не имѣя мозгу?
   Парасковья. Мнѣ кажется, и безъ мозга можно стопъ двадцать бумаги намарать. Она не какъ Фирлюфюшкина спина, подъ перомъ кричать не станетъ. Правда, я малограмотна, и судить не могу; но есть ли, полно, и во всемъ свѣтѣ столько ума, которымъ бы такую кучу бумаги (указываетъ, какъ и Некопейковъ, превеликую кучу, и выше себя) наполнить можно было?
   Некопейковъ. Объ этомъ разсуждать ты не можешь. Я еще къ тому сочинилъ восемьдесятъ челобитенъ для себя и въ разныя судебныя мѣста подалъ, да только, по пристраст³ю и незнан³ю судей, большая часть возвращена мнѣ съ надписьми: "недѣльныя"; а мног³я и теперь еще вовсе безъ рѣшен³я остались, то за недосугомъ, сказываютъ, то будто по реестру не пришло до нихъ дѣло: а въ самомъ дѣлѣ по нападкамъ и зависти къ разуму моему. Могу сказать и то, что всѣ эти челобитныя съ глубокимъ написаны размышлен³емъ, и ни одной не было меньше шести листовъ вокругъ, и то мелкимъ письмомъ, а мног³я были вдвое длиннѣе. Когда я пишу, такъ уже пишу!
   Парасковья. Тфу! пропасть какая! Да какъ тебѣ не скучно столько бѣдную бумагу марать чернилами?
   Гремухинъ. Полно объ этомъ говорить. Пойдемте къ госпожѣ Ворчалкиной и разскажемъ ей приключен³е господина Фирлюфюш-ова съ Геркуловымъ. Объ этомъ ей надобно знать: не очень и для ея дому это хорошо.
  

ДѢЙСТВ²Е ПЯТОЕ.

ЯВЛЕН²Е I.

Олимп³ада, Христина.

  
   Олимп³ада. Ужасть, какъ бѣдный Фирлюфюшковъ жалокъ, сестрица. Онъ такъ былъ сегодня наряденъ, безпримѣрно, въ новомъ кафтанѣ; а волосы никогда такъ къ лицу у него убраны не были, какъ сегодня. А Геркуловъ.... О! какъ онъ несносенъ! это самый звѣрь....
   Христина. Сказываютъ, что Фирлюфюшковъ его обманулъ чѣмъ-то?
   Олимп³ада. Бѣдненькой агнецъ!... Онъ, право, не таковъ. О, какъ я этого груб³яна Геркулова терпѣть не могу! Воля матушкина, я ни изъ чего за него не пойду. Еще ему вздумается и меня суфлитировать.... Да и какая нужда замужъ итти?... Это дурачество никогда не поздно. Смѣшно мнѣ.... ха, ха, ха! замужъ! На что? - и смотрѣть на это гадко.... Это impoli, мнѣ кажется, иттить за одного; это слово въ слово какъ сказать всѣмъ другимъ адоратёрамъ, что вы недостойны этой чести; а я не хочу весь свѣтъ обидѣть.
   Христина. Да развѣ весь свѣтъ въ тебя влюбленъ, сестрица?
   Олимп³ада. Не погнѣвайсь, такъ, кажется. Всѣ мнѣ говорятъ, что я хороша, умна, прелестна: такъ, можно ли такъ обидѣть всѣхъ? Вѣдь они всѣ станутъ отъ меня бѣгать и пенять, что я ихъ презрѣла; а я одна быть не люблю: можно со скуки умереть, какъ никого адоратёровъ вокругъ не будетъ. Воля ихъ, я люблю быть въ людяхъ, и что больше вокругъ меня людей, тѣмъ веселѣе.
   Христина. А я, сестрица, не твоего мнѣн³я. Мнѣ кажется, что въ свѣтѣ нѣтъ болѣе удовольств³я, какъ быть съ любимымъ человѣкомъ, а любить кромѣ одного не можно, слѣдовательно, съ однимъ и быть пр³ятно. Проч³е всѣ, сколько бы ихъ не было, будутъ въ тягость такому сердцу, которое ничѣмъ, кромѣ любви своей, занято быть не можетъ. Чувствован³я истинной страсти таковы, что, кромѣ себя, ничего не вмѣщаютъ. Влюбленный прямо человѣкъ, кромѣ любви своей, ничего не видитъ, ни ощущаетъ, и потому любить и быть любиму есть верхъ счастья человѣческаго.
   Олимп³ада. О, какъ это безпримѣрно высоко! ха, ха, ха! Пусть себѣ меня любятъ, до того мнѣ нужды нѣтъ, а я ни вздыхать, ни стонать, ниже задуматься не хочу. Какъ это смѣшно! ха, ха, ха!
   Христина. Повѣрь мнѣ, сестрица, не будешь вѣкъ такова; придетъ и твой часъ, да, можетъ быть, и не во-время.
  

ЯВЛЕН²Е II.

Олимп³ада, Христина, Парасковья.

  
   Парасковья. Сколько разъ вамъ матушка говорила, чтобъ вы изъ той комнаты, гдѣ всѣ сидятъ, не выбѣгали; а вы-таки по своему дѣлать изволите. Какъ она васъ хватится, то быть вамъ, конечно, обѣимъ браненымъ. И такъ, кажется, сегодня довольно взору было.
   Олимп³ада. Qu'importe! какая бѣда! Что, развѣ ужъ нельзя и на часъ вытти, чтобъ взять воздуха? Тамо задохнуться можно, я не могу тамо свободно дышать.
  

ЯВЛЕН²Е III.

Олимп³ада, Христина, Таларикинъ, Парасковья.

  
   Таларикинъ (бѣжитъ къ Христинѣ). Вѣрить ли мнѣ своимъ глазамъ! Ты жива, прекрасная Христина! ты здорова! А мнѣ сказано было.... о! могу ли я переговорить!... мнѣ сказано было, что уже прелестные глаза твои закрылися навѣки.
   Христина. Кто это такъ хорошо выдумалъ?
   Парасковья. Кто? Будто это удивительно! Слухъ всяк³й, какъ снѣжный шаръ, что далѣ катится, то болѣ прибываетъ и наконецъ, разсыпавшись, исчезнетъ, и какъ будто ничего не бывало.... Но долго ли вамъ здѣсь быть? подите отселѣ къ матушкѣ. (Христинѣ) Вы послѣ наговоритесь. (Таларикину) Извольте и вы до времени укрыться. Господинъ Дремовъ приказалъ по васъ послать, но теперь еще рано: онъ теперь говоритъ съ боярынею и, кажется, дѣло идетъ на ладъ.
   Олимп³ада. Пойдемъ, сестрица, и впрямь матушка sera fachêe.
   Таларикинъ (Христинѣ). Постойте, дайте мнѣ хоть наглядѣться на себя.
   Парасковья. Вздоръ! (Христинѣ, которая останавливается) Какъ вамъ не стыдно! Подите, сударыня. (Таларикину, толкая его) Убирайтесь, убирайтесь и вы. (Они хотятъ въ разныя стороны выйти, и опять сходятся, а Парасковья ихъ разводитъ).
  

ЯВЛЕН²Е IV.

  
   Парасковья (одна). Чудны влюбленные люди! едва ихъ можно растолкать; а какъ женятся, то и свести не можно. Тотчасъ разныя у нихъ кареты, и даже до того, что вмѣстѣ и обѣдать, чрезъ три недѣли послѣ свадьбы, будетъ стыдно.... А! да вотъ еще человѣкъ, отъ котораго отбою нѣтъ...
  

ЯВЛЕН²Е V.

Парасковья, Некопейковъ.

  
   Парасковья. Скажи пожалуй, какой тебя демонъ привязалъ здѣсь? И что ты безъ выхода здѣсь шатаешься?
   Некопейковъ. Я не шатаюсь, а здѣсь я для блага общаго; благополуч³е отечества меня здѣсь привязываетъ. Гдѣ болѣе людей, тутъ болѣе слушателей, да и способнѣе мнѣ тутъ внушить кое-кому полезность и изящность моихъ сочинен³й.
   Парасковья. Долго ли тебѣ дурачиться? развѣ ты не видишь, что всѣ тобой гнушаются, тобою скучаютъ, отъ тебя бѣгаютъ, сочинен³й твоихъ не слушаютъ. Да кто этакой вздоръ не заснувъ и слушать можетъ? И если и приказываютъ тебѣ нѣкоторые читать, такъ это для того только, чтобъ тебя дурачить. Повѣрь мнѣ, что никто съ тобою не согласится, кромѣ такихъ же безтолковыхъ, каковъ ты самъ, да и тѣхъ весьма немного найдешь, для того что и сумасбродные любятъ свои собственныя только сумасбродства, а чужихъ отнюдь не жалуютъ.
   Некопейковъ. Могла бы ты, голубушка, и повѣжливѣе говорить съ человѣкомъ, который единственно упражненъ высокими, для блаженства общаго, вымыслами.
   Парасковья. Бѣдное бы состоян³е наше было и несчастные бъ мы были люди, если бъ общее блаженство отъ твоей только безмозглой зависѣло головы, головы такой, которая и въ ветошномъ ряду порядочнаго торгу производить не умѣла.
   Некопейковъ. Послушай ты, дѣвушка! я вѣдь челобитную на тебя напишу, и какъ подамъ, такъ ты мнѣ и безчестье заплатить изволишь.
   Парасковья. Вотъ еще как³я бредни! ха! ха! Изволь отсюда убираться, пошелъ вонъ. Барыня моя идетъ, она изволитъ за меня заступить; не очень я тебя боюсь; да авось-либо еще и господинъ судья Спесовъ меня не выдастъ: онъ также милостивъ ко мнѣ.
   Некопейковъ. Не надѣйся на него: даромъ что онъ хвастунъ, судья-то онъ рядъ дѣлу. Дѣла слушаетъ во снѣ, а подписываетъ, какъ разбудятъ, не зная, что въ приговорѣ написано; да что и развѣся уши слушаетъ, и того не понимаетъ, а туда жъ-таки съ другими подписываетъ.
   Парасковья. Добро, вотъ я скажу Спесову, какъ ты его почитаешь и что про него говоришь.
  

ЯВЛЕШЕ VI.

Ворчалкина, Спесовъ, Гремухинъ, Дремовъ, Парасковья, Некопейковъ,

(увидя Спесова, въ другую сторону бѣжитъ съ театра).

  
   Парасковья (удерживая Некопейксова). Куда бѣжишь, мудрецъ? постой, дай мнѣ разсказать твои слова.
   Некопейковъ (уходитъ). Мнѣ недосугъ.
   (Парасковья, выгоняя его, уходитъ).
   Спесовъ (Ворчалкиной). Неужто, сударыня, вы вѣрите, что непр³ятели мои на меня взводятъ, и что человѣкъ такой знатной природы, какъ я, можетъ сдѣлать такую подлость? Скажите мнѣ, кто эти господа, которые осмѣлились на меня сказать, будто я таковой слухъ выдумалъ и пропустилъ?
   Ворчалкина. На что тутъ господа? довольно, свидѣтель былъ очевидный, слуга господина Гремухина. Еакая ему причина на васъ клепать? да и смѣлъ ли бы онъ, если бы своими ушами не слыхалъ вашего съ Геркуловымъ разговора?
   Спесовъ. Какъ, сударыня, вы хотите больше вѣрить слугѣ, нежели мнѣ, мнѣ, который имѣетъ счаст³е быть толь знатной природы? Видно, видно, сударыня, что злодѣи мои усилились и что.... Да я знаю, чьи эти выдумки. Господинъ.... (указывая на Дремова).
   Гремухинъ. Нѣтъ, сударь, это не выдумка. Всѣ знаютъ о вашемъ съ Геркуловымъ услов³и, чтобъ принудить госпожу Ворчалкину выдать скорѣе дочерей замужъ. Вы еще и то притомъ говорили, что если слухъ о десятилѣтнемъ запрещен³и не удастся, то бъ вымыслить друг³е, равно несбыточные, и пропустить для устрашен³я ея, почитая ее легковѣрною, непонятною.... И все это слышалъ мой человѣкъ, котораго вы и сами тогда жъ видѣли.
   Ворчалкина. Я легковѣрна!... я непонятна!... Добро, сударь, добро. Я вамъ покажу, какъ я легковѣрна.... Этакой умница.... Благодарствую.... это за мою хлѣбъ-соль.... дурою меня почитать....
   Гремухинъ. Сверхъ сего, сударыня, чтобъ вамъ болѣ доказать, что все это я сказываю весьма безпристрастно, то открою вамъ еще то, чего вы никогда не знали. Любя васъ и почитая, я не могу сокрыть отъ васъ истины. Я самъ, сударыня, отъ всего моего сердца желалъ называться зятемъ вашимъ, но, увидя въ томъ непреоборимыя со стороны дочери вашей препятства, принужденъ отрещись и почитать ее мнѣ не суженою. Желаю ей быть счастливою съ человѣкомъ, который, можетъ быть, ей кажется меня достойнѣе, и котораго, однако-жъ, не полагаю я въ число тѣхъ, кои непростительными коварствами ищутъ чрезъ обманы одной корысти, а не любви....
   Ворчалкина. Ошиблись, ошиблись, батька мой; не такъ-то скоро меня обманутъ.... Пусть что ни думаютъ.... да я сама у себя.... Легковѣрна!... Добро....
   Гремухинъ. Прошу терпѣн³я, сударыня. Я уже почти все сказалъ; остается только объявить, что я отселѣ надолго удалюсь....

вмѣстѣ.

   Дремовъ. А куда, скажи пожалуй?
  
   Ворчалкина. Куда ты ѣдешь, батька мой? поживи съ нами.
   Гремухинъ. Я получилъ отъ родителя моего сейчасъ письмо, въ которомъ приказываетъ онъ мнѣ немедленно пр³ѣхать къ нему въ дальн³я наши деревни; сказываетъ мнѣ, что онъ чрезъ мѣру занемогъ и меня видѣть желаетъ. Я повинуюсь его волѣ: сего требуетъ долгъ, да и собственное мое желан³е. Живучи въ уединен³и, я стараться буду не токмо поправить мое, свѣтомъ разстроенное, состоян³е, но и сдѣлать себя впредь годнымъ членомъ общества, гдѣ я по сихъ поръ ничѣмъ болѣ не извѣстенъ, какъ моею нерѣшимостью и вѣтреностью.
   Дремовъ. Весьма похвальное намѣрен³е. Я желаю вамъ всякаго благополуч³я. Но чѣмъ неможетъ батюшка вашъ? Онъ мнѣ всегда пр³ятель бывалъ.
   Гремухинъ. Вотъ его письмо: изъ него сами увидите. (Даетъ письмо).
   Дремовъ. Пожалуй. (Читаетъ:) "Другъ мой, Иванъ Филатьевичъ, здравствуй! буди надъ тобою наше родительское благословен³е....
   Ворчалкина (задумавшись). Я легковѣрная! о, кабы ихъ пропасть взяла!...
   Дремовъ (читаетъ:) "О себѣ доношу, что въ суетахъ моихъ еще живъ, только старая моя болѣзнь, животомъ, весьма расходилась, и никакой уже давно пользы нѣтъ, другой мѣсяцъ не встаю съ постели. Къ тому жъ, мой другъ, хлопотъ полонъ ротъ. Хлѣбъ дешевъ, травы хоть и хороши были прошлое лѣто, да подмокли, а солома плоха. Пр³ѣзжай, мой другъ, самъ, да привези съ собою Антипку и сѣрую суку - вѣдь не знаешь бѣды: щенята ея всѣ подохли, я чуть съ ума отъ этого не сошолъ; такая сдѣлалась причина. До болѣзни своей, пока она меня не свалила, таскался я на полѣ; хорошо-таки повеселили.... Муро-пѣг³й кобель, сынъ Вихревъ, изрядно скакалъ, да сука чорная, Скасырка, потѣшила. Пр³ѣзжай, мой другъ, поскорѣе, a впрочемъ остаюсь отецъ вашъ Филатей Гремухинъ".
   Гремухинъ. Это обязуетъ меня немедленно ѣхать; и лошади ужъ у меня готовы. Прощайте, сударыня, желаю вамъ всякаго благополуч³я.
   Ворчалкина. Что, ужъ вы ѣдете, мой свѣтъ? Прощайте, прощайте, не забывайте васъ.
   Гремухинъ (прощается съ Дремовымъ, и отходитъ).
   Дремовъ. Прощайте, сударь; счастливый вамъ путь. Батюшкѣ вашему прошу сказать мое почтен³е.
  

ЯВЛЕН²Е VII.

Ворчалкина, Дремовъ, Спесовъ.

  
   Ворчалкина. Легковѣрная! я легковѣрная! не могу этого забыть....
   Дремовъ (Спесову). Ну, сударь, мои ли это происки? что вы ни слова не говорите?
   Ворчалкина. Я старуха легковѣрная! обмануть меня хотѣли! Да небось, не удастся. Одного-то обманщика я уже за груб³янство и за буянство пускать въ домъ къ себѣ не велѣла. (Дремову) Подумай, батька, недовольно что меня обманывать, да еще и драться въ моемъ домѣ. Бѣднаго ребенка, какъ сказываютъ, прибилъ до полусмерти. Добро, сударь.... покажу я, какъ я легковѣрна. Жаль мнѣ только того, что Олимпушка большая, а замужъ не хочетъ; а то бы я знала, за кого Христинушку выдать.... Да и при тебѣ бы, сударь.... увидѣли бы вы, какъ я легковѣрна.... и какъ легко меня обмануть.
   Спесовъ. Вольно людямъ говорить, вольно вамъ и думать. Только нашей природѣ это несвойственно; ни отецъ мой, ни дѣдъ, ни дядья такой подлости не дѣлывали. Повѣрьте моей природѣ, что это выдумка не моя.
   Ворчалкина. Такъ, мой батька, такъ! какъ не вѣрить вашей природѣ! Да не забыли ль вы и того, что давеча, природою-то своей гордясь, за столомъ опрокинули солонку, да соль у меня просыпали. Вѣдь и эта примѣта не хороша. Я ужъ и чувствую, у меня смертельно голова болитъ.... Не изволишь ли и отъ этого также пртродою отолгаться? А я и людей своихъ больно за это приказываю бить, когда они виноваты, да не хотя повиниться, отговорками вздумаютъ отлыгаться и вину свою оправдать.
   Дремовъ. И я того жъ правила держусь. Ничто такъ мнѣ не досадно, какъ виноватый, который въ винѣ своей не хочетъ признаться. Это знакъ дурного сердца и нераскаян³я, и что онъ намѣренъ и впредь то же дѣлать. Такимъ упрямствомъ усугубляется вина въ моихъ глазахъ и сугубое заслуживаетъ наказан³е.
  

ЯВЛЕН²Е VIII.

Тѣ-жъ, Олимп³ада, Парасковья.

  
   Олимп³ада. Всѣ мнѣ, матушка сударыня, сказываютъ, что вы сестрицу для того только выдать замужъ не хотите, что я большая; и если это одно препятств³е, такъ сдѣлайте мнѣ милость, и на старшинство мое не глядите; я замужъ не хочу, и рада вѣкъ быть дѣвкою и жить съ вами. Отдайте ее; да мнѣ только одну обѣщайте милость....
   Ворчалкина. Какую? чего ты хочешь?
   Олимп³ада. Я во всемъ вашей волѣ покоряться готова, не выступлю никогда изъ должнаго послушан³я, только позвольте мнѣ всегда, когда я захочу, ѣздить въ комед³и, на маскарады, на балы, гдѣ бы они ни были: въ этомъ только мнѣ дайте полную свободу и не прекословьте никогда; впрочемъ, я вѣкъ ни за кого не захочу, и съ вами не разстанусь.
   Ворчалкина. Вотъ еще какая диковинка! какое желан³е! Да не раскаиваться бы послѣ!
   Олимп³ада. Если и раскаюсь, сударыня, такъ тогда на себя пенять стану; а впрочемъ, время не уйдетъ, я и тогда еще жениха себѣ сыщу. Теперь не хочу мѣшать сестрину счаст³ю, если она такъ замужство почитаетъ; выдайте ее за господина Таларикина: они другъ въ друга смертельно влюблены, и умрутъ съ печали, если вы откажете.
   Ворчалкина. Ну, добро.... быть такъ.... я ее отдамъ за него, и позабуду давешнюю досаду.... хоть она и горька мнѣ....
   Дремовъ. Примите жъ, сударыня, мое благодарен³е, и позвольте послать за племянникомъ моимъ.
   Парасковья. Извольте, я сбѣгаю. Онъ отсюда недалеко, я знаю; да и невѣсту я сыщу. (Парасковья уходитъ).
   Ворчалкина. А вы, господинъ судья, господинъ знатной природы, Спесовъ, не изволите ль изъ дому моего удалиться; вы видите, что вы въ немъ лишн³й. Здѣсь все мелк³е дворяне, все равные, такъ пожалуй, батька мой, оставь насъ въ покоѣ. Знайся съ буяномъ Геркуловымъ, котораго въ домъ къ себѣ также пускать я не велѣла; да если изволишь, съ господиномъ Фирлюфюшковымъ, который знатной же природы, хоть палками бить себя и позволяетъ. Скажи имъ обоимъ, что я всѣхъ васъ трехъ видѣть и терпѣть у себя, по многимъ причинамъ, не хочу; a первому прибавьте и то, что я хотя стара, хоть, по мнѣн³ю вашему, легковѣрна, но не такъ скоро провесть меня можно!
   Спесовъ. Къ чему эти пустыя слова? я и безъ того, въ разсужден³и знатности моей природы, хотѣлъ презирать васъ. всѣхъ. Прощайте.... Дойдетъ нужда до нашего роду, тогда спокаетесь.
   (Уходитъ съ презрѣн³емъ).
   Дремовъ. Какая глупая гордость! Хвалиться родомъ - это называется хвалиться чужимъ; ворона всегда будетъ ворона, хотя бъ она и павлиновыми украсилась перьями.
  

ЯВЛЕН²Е IX.

Таларикинъ, Ворчалкина, Олимп³ада, Дремовъ.

  
   Дремовъ (увидя Таларикина). Поди сюда, и благодари за милость госпожу Ворчалкину.
   Ворчалкина. Полно, батька! Господинъ Таларикинъ, я больше желан³ю вашему не противлюсь и вручаю вамъ дочь мою Христину.... Да гдѣ жъ невѣста?...
   Таларикинъ (цѣлуя ея руку). Симъ возстановляете вы навѣкъ мое благополуч³е. Во мнѣ будете вы имѣть послушнаго, преданнаго сына и....
   Дремовъ. Да вотъ и невѣста.
  

ЯВЛЕН²Е X.

Таларикинъ, Ворчалкина, Олимп³ада, Христина, Дремовъ, Парасковья.

  
   Ворчалкина. Поди сюда, Христинушка. Вотъ тебѣ женихъ: (отдавая ее Таларикину:) живите здорово да богато, да въ любви, да въ соглас³и, такъ будете счастливы; a o приданомъ мы послѣ условимся. Только, господинъ Дремовъ, я вамъ сказывала, что много дать нынѣ не могу.
   Таларикинъ. Мнѣ, кромѣ прелестной дочери вашей, ничего не надобно, сударыня; я и своимъ доволенъ.
   Ворчалкина. Если ты подлинно такъ думаешь, то спору у насъ не будетъ, и по возможности наградить....
   Олимп³ада. Посовѣтуйте объ этомъ, матушка сударыня, съ друзьями вашими. Госпожа Ханжахина недавно внучку выдала; поговорите съ нею и съ Вѣстниковою: онѣ вамъ присовѣтуютъ что дать; а я бъ желала, чтобъ сестра моя по крайней мѣрѣ не меньше Ханжахиной внучки приданаго имѣла.
   Ворчалкина. А мы съ чѣмъ останемся, подумай-ка....
   Олимп³ада. О, у насъ еще столько останется!
   Таларикинъ. Я уже сказалъ, что мнѣ ничего не надобно: ея прекрасные глаза (указывая на Христину) награждаютъ все. Но соотвѣтствуетъ ли твое сердце? скажи, любезная, скажи при всѣхъ, что ты меня любишь; умножь, соверши тѣмъ все счаст³е мое.
   Христина. Сердце мое тебѣ довольно открылось, а соизволен³е матери моей утвердило мое счаст³е.
   Дремовъ. Что до приданаго касается, мы спорить ни въ чемъ не станемъ. Пойдемъ....
  

ЯВЛЕН²Е XI.

Т123;-жъ, Некопейковъ.

  
   Дремовъ. Да этотъ безумецъ чего еще здѣсь хочетъ?
   Ворчалкина. Онъ уже и мнѣ почти надоѣлъ. Не велю я и его пускать къ себѣ въ домъ.
   Дремовъ. И лучше; меньше сплетокъ, какъ так³е побродяги меньше въ домъ ходятъ.
   Некопейковъ. Я вижу, что вамъ сегодня недосугъ листа, другого прослушать; а право они забавны.
   Ворчалкина. Поди, мой батька, теперь вонъ, не до тебя дѣло; я дочь сегодня выдаю, такъ недосужно.
   Некопейковъ. Поздравляю. Да за кого? A я прикажу тотчасъ другу моему Стихоткачеву сдѣлать поздравительные стишки. То-то голова! на всякой случай вмигъ, какихъ хочешь, стиховъ тысячу напишетъ; и что всего лучше, всѣхъ хвалитъ, всѣмъ отдаетъ въ стишкахъ своихъ справедливость; напримѣръ, намнясь, сказалъ обо мнѣ, что ни умнѣе, ни замысловатѣе меня пѣтъ. Что можетъ быть справедливѣе? Между тѣмъ.... кѣмъ этотъ проектъ сочиненъ, что вы выдаете дочь?
   Ворчалкина. О! чтобъ тебя пропасть взяла! Какой, батька, проектъ? поди, пожалуй, изъ дому моего вонъ.
   Некопейковъ. Неужто вовсе, сударыня....
   Ворчалкина. Вовсе ль, не вовсе ль, только исчезни ты теперь.... куда какъ надоѣлъ! силъ не стало.
   Парасковья. Не выгоняйте его вовсе, сударыня; какъ Степанида, дура ваша, умретъ, такъ онъ пригодится, и вмѣсто ея сказокъ, можетъ читать свои проекты. Вѣдь безъ дурака въ домѣ быть нельзя же.
   Некопейковъ. Слушай ты, болтунья....
   Дремовъ (Некопейкову). Ну, изволь пойти вонъ, коли честью не хотѣлъ; тфу, какой безстыдной! А мы, сударыня, пойдемъ теперь, сдѣлаемъ порядочный сговоръ: гостей много, родня вся здѣсь, звать не кого, и такъ полонъ дворъ.
   Ворчалкина. Изрядно, батька, изрядно; такъ пойдемте жъ, дѣтки.
  

ЯВЛЕН²Е ПОСЛѢДНЕЕ.

  
   Парасковья (одна). Дѣло наше, кажется, кончилось. Дураки съ ихъ пороками прогнаны и наказаны, а добродѣтель награждена, что мнѣ очень пр³ятно. Правда, госпожа Ворчалкина, не столько богата, какъ Ханжахина съ товарищи, но если снисхожден³е съ одной стороны сравняется съ усерд³емъ другой, то приданымъ нашимъ и глаза, и уши довольны быть должны. Мы потчуемъ по пословицѣ: "чѣмъ богати тѣмъ и ради"....
  
   1772.
  

Другие авторы
  • Кок Поль Де
  • Герье Владимир Иванович
  • Гроссман Леонид Петрович
  • Китайская Литература
  • Златовратский Николай Николаевич
  • Гауф Вильгельм
  • Марин Сергей Никифорович
  • Михайлов Михаил Ларионович
  • Линдегрен Александра Николаевна
  • Маслов-Бежецкий Алексей Николаевич
  • Другие произведения
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Карманная библиотека. Граф Монте-Кристо, роман Александра Дюма
  • Одоевский Владимир Федорович - Наука инстинкта. Ответ Рожалину
  • Дорошевич Влас Михайлович - Писательница
  • Маяковский Владимир Владимирович - Кандидат из партии
  • Загоскин Михаил Николаевич - (Статья без заглавия, направленная против "Философических писем"Чаадаева (1836))
  • Бахтин Николай Николаевич - Ли Бо. Красный цветок
  • Вяземский Петр Андреевич - В. Нечаева. Вяземский
  • Миклухо-Маклай Николай Николаевич - О диалектах некоторых аборигенных племен Малайского полуострова
  • Добролюбов Николай Александрович - Торжество благонамеренности
  • Мопассан Ги Де - Слова любви
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
    Просмотров: 311 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа