Главная » Книги

Мопассан Ги Де - Испытание

Мопассан Ги Де - Испытание


   Ги де Мопассан

Испытание

I

   Примерная это была чета - чета Бонделей, хотя и немного воинственная. Муж и жена часто ссорились по пустякам, но потом снова мирились.
   В прошлом Бондель был коммерсантом; скопив достаточно, чтобы жить согласно своим скромным вкусам, он покончил с делами, снял в Сен-Жермене маленький домик и поселился там вместе с женой.
   Это был человек спокойный, с определенными, твердо установившимися понятиями. Он получил некоторое образование, читал серьезные журналы и вместе с тем ценил галльское остроумие. Будучи наделен логическим умом и практическим здравым смыслом - главнейшим качеством изворотливого французского буржуа, - он думал мало, но был уверен в правоте своих суждений и никогда ничего не решал, пока не находил доводов, непогрешимость которых подтверждалась бы его природным чутьем.
   Он был среднего роста, с легкой проседью, почтенной внешности.
   Жена его, обладая прекрасными качествами, не была лишена и некоторых недостатков. При вспыльчивом характере, прямоте в обращении, граничившей с деспотизмом, и непреодолимом упрямстве она была непримирима и злопамятна. Когда-то очень хорошенькая, она потом располнела и стала слишком румяна, но в своем квартале Сен-Жермен все еще считалась очень красивой женщиной, пышущей здоровьем, и надменной.
   Пререкания почти всегда начинались за завтраком, по какому-нибудь пустячному поводу, и супруги оставались в ссоре до вечера, а иногда и до следующего дня. В их жизни, такой простой, такой однообразной, всякая мелочь становилась серьезным событием и любой предмет разговора служил поводом для препирательств. Этого не случалось прежде, когда у них было дело, которое занимало обоих, объединяло их мысли, сближало и как бы опутывало супругов сетью сотрудничества и общих интересов.
   В Сен-Жермене они мало с кем встречались. Надо было заводить новые знакомства, надо было среди чужих людей создавать для себя новую и притом праздную жизнь. Из-за этой монотонности существования супруги стали раздражать друг друга, и спокойное счастье, на которое они надеялись и которого ждали с такой уверенностью, не приходило.
   Однажды утром, в июне месяце, садясь завтракать, Бондель спросил:
   - Ты знаешь ту семью, что живет в маленьком красном домике, в конце улицы Берсо?
   Г-жа Бондель, очевидно, встала с левой ноги. Она отвечала:
   - И да и нет; знаю, да знать не хочу.
   - Почему же? Они производят очень приятное впечатление.
   - А уж потому...
   - Сегодня на террасе я встретил мужа, и мы прошли вместе с ним два круга.
   И, почуяв в воздухе опасность, Бондель добавил:
   - Он первый подошел ко мне и заговорил.
   Жена недовольно взглянула на него и сказала:
   - Ты хорошо сделаешь, если впредь будешь избегать таких встреч.
   - Это почему?
   - Потому что об этих людях ходят сплетни.
   - Какие сплетни?
   - Какие сплетни! Бог мой! Ну, самые обыкновенные.
   Г-н Бондель сделал ошибку - он ответил с некоторой горячностью:
   - Ты прекрасно знаешь, мой друг, что я не выношу сплетен. И стоит мне их услышать про человека, как он тем самым становится мне симпатичен. А что касается этой семьи, то она мне очень нравится.
   Она вспылила:
   - Может быть, и жена тоже?
   - Ну да, и жена, хотя я даже не успел ее разглядеть.
   Ссора, становясь все ядовитее, разгоралась вокруг той же темы, так как другой не было.
   Г-жа Бондель упорно не желала сказать, какие именно сплетни ходили о соседях; она намекала, что это нечто очень скверное, но пояснить не хотела. Бондель пожимал плечами и подсмеивался, чем еще больше раздражал жену. Кончилось тем, что она закричала:
   - Ну, хорошо! Этому самому господину наставили рога! Вот что!
   Муж спокойно возразил:
   - Не вижу, почему это может уронить достоинство человека.
   Она была поражена.
   - Как, ты не видишь? Не видишь?.. Ну, это уж слишком!.. Ты не видишь? Да ведь это публичный скандал. Раз он рогат, значит, он обесчещен!
   Он отвечал:
   - Ничего подобного! Неужели человек теряет честь, если его обманывают, если его предают, если его обкрадывают?.. Ну, уж нет! Я, пожалуй, соглашусь с тобой, что, изменяя мужу, жена позорит себя, но отнюдь не его...
   Она пришла в ярость.
   - Измена позорит и мужа и жену! Это - бесчестье для того и другого! Это публичный скандал!
   Бондель спросил с полным спокойствием:
   - Прежде всего, правда ли это? Кто может это утверждать, если любовники не пойманы на месте преступления?
   Г-жа Бондель заерзала на стуле.
   - Что? Кто может утверждать? Да решительно все! Все кругом! Такие вещи видны как на ладони. Все это знают, все об этом говорят. Никаких сомнений тут нет. Это ясно, как божий день.
   Бондель усмехнулся.
   - Люди очень долго думали, что солнце вращается вокруг земли, и верили множеству подобных басен, которые были не менее известны, но ошибочны. Этот человек просто обожает жену; он говорит о ней с такой нежностью, с таким уважением. Все это вздор!
   Г-жа Бондель затопала ногами и прошипела:
   - Да ведь он ни о чем не догадывается, этот олух, этот одураченный кретин!
   Бондель не злился, он рассуждал:
   - Извини, пожалуйста. Этот господин вовсе не глуп. Напротив, он показался мне человеком очень тонким и умным. И ты не убедишь меня, что умный человек может не заметить подобной вещи в своем собственном доме, когда соседи, которые живут в других домах, не упускают ни одной подробности романа. Не правда ли, ведь они, конечно, не упустили ни одной мелочи?
   Г-жой Бондель внезапно овладел приступ лихорадочной веселости, раздражающе действовавшей на нервы мужа.
   - Ха-ха-ха! Все мужья одинаковы, все, все! Хоть бы один на свете заметил подобную штуку, пока его не ткнешь носом.
   Спор отклонился от темы. Теперь перешли к вопросу о слепоте обманутых мужей. Бондель сомневался в ней, а г-жа Бондель настаивала, и ее презрение носило настолько личный характер, что под конец супруг рассердился.
   Тогда закипел отчаянный спор: жена стояла на стороне женщин, муж брал под защиту мужчин.
   Он имел дерзость заявить:
   - Ну, уж если бы ты вздумала меня обмануть, то, клянусь, я бы сразу заметил. И я бы у тебя отбил охоту, да так, что ни один врач не поднял бы тебя на ноги.
   Она вспыхнула от ярости и закричала ему прямо в лицо:
   - Ты? Ты? Да ты так же глуп, как и прочие! Понял?
   Он снова подтвердил:
   - Клянусь тебе, что нет.
   Она расхохоталась с такой наглостью, что у него забилось сердце и по коже побежали мурашки.
   Он сказал в третий раз:
   - Уж я бы заметил.
   Она встала, продолжая все так же смеяться.
   - Нет, это уж слишком! - сказала она,
   И вышла из комнаты, хлопнув дверью.
  

II

   Бондель остался один и в очень дурном настроении. Этот дерзкий, вызывающий смех подействовал на него, как укус ядовитой мухи, в первый момент незаметный, а затем вызывающий жгучую боль, которая вскоре становится невыносимой.
   Он вышел из дому и зашагал в задумчивости. Уединенность его теперешней жизни поддерживала в нем печальные мысли и наклонность видеть все в мрачном свете. Вдруг показался сосед, которого он встретил утром. Они обменялись рукопожатием и завели беседу. Перебрав несколько тем, они заговорили о своих женах. Казалось, у обоих накопилось в душе нечто, чем хотелось бы поделиться, какие-то смутные, неопределенные, тягостные мысли по поводу тех существ, которые были соединены с ними на всю жизнь: по поводу жен.
   Сосед говорил:
   - Право, можно иной раз подумать, что они особенно враждебны к мужьям только потому, что это мужья. Я люблю свою жену. Я очень люблю ее, ценю и уважаю. И что же? Иногда она как будто держит себя с нашими друзьями гораздо непринужденнее и относится к ним доверчивее, чем ко мне.
   Бондель тотчас подумал: "Так оно и есть. Жена была права".
   Расставшись с этим человеком, он погрузился в размышления. Он ощущал в душе какой-то клубок противоречий, какое-то болезненное раздражение, а в ушах его еще слышался этот дерзкий, злорадный смех, в котором звучало: "Да, и с тобой случалось то же, что и с другими, дурак ты этакий!" Конечно, это была только бравада, наглая бравада женщины, готовой на все и рискующей всем, лишь бы оскорбить, лишь бы унизить рассердившего ее мужчину.
   Стало быть, этот бедняга - тоже обманутый муж, как многие другие! Он с грустью сказал: "Иногда она как будто держит себя с нашими друзьями гораздо непринужденнее и относится к ним доверчивее, чем ко мне". Вот так-то муж - тот сентиментальный слепец, которого закон именует мужем, - формулирует замеченное им предпочтение своей жены к другому мужчине. И это все. Больше он ничего не видит. Он такой же, как и прочие... Как и все!..
   И Бондель рассмеялся так же странно, как его жена: "Ты тоже... ты тоже!.." Как они сумасбродны и неосторожны, эти женщины, если только из желания подразнить готовы возбудить в вас подобные подозрения!
   Он стал перебирать события своей жизни с женой, всех старых знакомых, стараясь припомнить, не вела ли она себя когда-нибудь и с кем-нибудь непринужденнее и доверчивее, чем с ним. Он был всегда так спокоен, так уверен в ней, что никогда никого не подозревал.
   Но нет, у нее был один друг, задушевный друг, почти целый год приходивший к ним обедать три раза в неделю, - Танкре, этот милый Танкре, славный Танкре, которого Бондель любил, как брата, и с которым продолжал встречаться украдкой с тех пор, как жена рассорилась с этим прекрасным человеком неизвестно из-за чего.
   Бондель остановился и задумался, беспокойно вглядываясь в прошлое. Потом в нем поднялось отвращение к самому себе, к этим постыдным мыслям, нашептываемым злым, ревнивым и подозрительным "я", которое живет во всех нас. Он стал ругать, обвинять и стыдить себя, но в то же время вспоминал визиты и поведение этого друга, которого жена сначала так высоко ценила, а потом выгнала без всяких оснований. Но тут внезапно всплыли и другие воспоминания - о таких же разрывах, вызванных мстительным характером г-жи Бондель, которая никогда не прощала обид. И он облегченно рассмеялся над самим собой, над тоской, начинавшей мучить его; а вспомнив злобное выражение лица, с каким супруга выслушивала его, когда он говорил ей, вернувшись вечером домой: "Я встретил сегодня этого милого Танкре, он спрашивал о тебе", - Бондель окончательно успокоился.
   Она обычно отвечала: "Если ты еще раз увидишь этого господина, можешь сказать ему, чтобы он обо мне не заботился". О! Как раздраженно, как сердито произносила она эти слова! Чувствовалось, что она не простила, что она никогда не простит... И он мог подозревать хоть одну минуту?.. Боже, как глупо!
   А все-таки за что же она так разобиделась? Она никогда не говорила ни о настоящих причинах, вызвавших этот разрыв, ни о том, почему она так долго сердится. А она очень сердится! Страшно сердится! Неужели?.. Но нет... нет!.. И Бондель решил, что, допуская подобные мысли, он себя унижает.
   Да, он, несомненно, унижает себя, но он не мог не думать об этом и с ужасом задавал себе вопрос: неужели им навеки завладели эти внезапно возникшие мысли, не завелся ли у него в сердце зародыш постоянного мучения? Он знал себя; он всегда был таким, он пережевывал теперь свои сомнения, как прежде обдумывал свои коммерческие операции, - бесконечно, днем и ночью, взвешивая все за и против.
   Он был раздражен и шел все быстрее, теряя свое обычное спокойствие. Перед мыслями человек бессилен. Они неуловимы, их нельзя прогнать, нельзя убить.
   Внезапно ему пришла в голову одна идея, дерзкая, такая дерзкая, что он сначала усомнился, сможет ли осуществить ее.
   Всякий раз, как он встречал Танкре, тот спрашивал его о г-же Бондель, на что Бондель отвечал: "Она все еще сердится". И больше ничего. Боже!.. Неужели он сам - тоже ослепленный муж?.. Быть может!..
   Итак, он сядет в парижский поезд, отправится к Танкре, уверит его, что непонятный гнев жены утих, и сегодня же вечером привезет его с собой. Да, но какое лицо сделает г-жа Бондель! Какую сцену!.. В какой она будет ярости!.. Какой устроит скандал!.. Ну что ж, так ей и надо... Он отомстит этим за ее смех, а увидев их встречу, для нее совершенно неожиданную, прочтет на лицах обоих отражение истинных чувств,
  

III

   Он сейчас же пошел на станцию, взял билет и сел в вагон, но когда поезд тронулся и стал спускаться по склону Пэка, у него даже голова закружилась от страха перед своей затеей. Чтобы не сдаться, не отступить, не вернуться одному, он силился не думать о том, что затеял, заняться другими мыслями и выполнить свое намерение со слепой решимостью. До самого Парижа он напевал шансонетки и опереточные арии, чтобы отвлечься.
   Как только он увидел знакомую дорогу, которая должна была привести его на улицу, где жил Танкре, ему вдруг захотелось отдалить встречу. Он медленно проходил мимо магазинов, интересовался новыми товарами, замечал цены; он решил выпить пива, что совсем не входило в его привычки, а приближаясь к дому приятеля, ощутил желание не застать его.
   Но Танкре был дома один и читал. Он удивился, вскочил и закричал:
   - А, Бондель! Как приятно!
   Смущенный Бондель отвечал:
   - Да, мой друг, у меня были в Париже кой-какие дела, и я забежал повидать вас.
   - Это очень, очень мило! Тем более, что вы как будто утратили привычку заходить ко мне.
   - Что поделаешь! Человек, знаете ли, невольно поддается влиянию, а так как жена моя, кажется, немного сердилась на вас...
   - Черт возьми, "кажется"!.. Она больше чем сердилась, она выставила меня за дверь.
   - Но из-за чего? Я так до сих пор и не знаю.
   - А, пустяки... глупости... Мы поспорили, я с ней не согласился.
   - О чем же вы спорили?
   - Об одной даме, вы, может быть, слышали о ней, - госпожа Бутен, одна из моих приятельниц.
   - Ах, вот что!.. Ну, отлично... Мне кажется, что жена уже перестала на вас сердиться, нынче утром она говорила о вас в очень дружеских выражениях,
   Танкре вздрогнул и, казалось, был так поражен, что несколько секунд не знал, что сказать. Наконец он спросил:
   - Говорила обо мне... в дружеских выражениях?
   - Да...
   - Вы уверены?
   - Еще бы!.. Не во сне же я видел.
   - А потом?
   - А потом... потом, приехав в город, я подумал, что вам, пожалуй, будет приятно узнать об этом.
   - Еще бы... еще бы...
   Бондель, казалось, колебался, но, помолчав, сказал:
   - У меня даже явилась мысль... довольно оригинальная мысль.
   - А именно?
   - Привезти вас к нам обедать.
   При таком предложении осторожный от природы Танкре как будто обеспокоился.
   - О!.. Вы думаете? Но возможно ли?.. Не будет ли... не будет ли... неприятностей?
   - Да нет же, нет!
   - Дело в том, что... вы ведь знаете... госпожа Бондель довольно злопамятна.
   - Да, но уверяю вас, она больше не сердится. Я убежден, что ей будет очень приятно увидеть вас так, неожиданно.
   - В самом деле?
   - О, конечно!
   - Ну, что ж! Едем, дорогой! Я прямо в восторге. Видите ли, меня эта ссора очень огорчала.
   И они пошли под руку на вокзал Сен-Лазар.
   Ехали они молча. Оба, казалось, были поглощены своими мыслями. Они сидели в вагоне один против другого, не говоря ни слова, но каждый видел, что его спутник бледен.
   Выйдя на станции, они снова взялись под руку, как бы объединяясь против общей опасности, и после нескольких минут ходьбы, немного запыхавшись, остановились перед домом Бонделей.
   Бондель пропустил приятеля вперед, прошел за ним в гостиную, позвал служанку и спросил:
   - Барыня дома?
   - Дома, сударь.
   - Попросите ее, пожалуйста, немедля спуститься вниз.
   - Сейчас, сударь.
   Усевшись в кресла, они стали ждать, хотя обоим им только и хотелось убежать отсюда, пока на пороге не появилась грозная особа.
   Знакомые шаги, тяжелые шаги застучали по ступенькам лестницы, и мужчины увидели, как поворачивается медная ручка. Дверь распахнулась, и г-жа Бондель остановилась, чтобы осмотреться, прежде чем войти.
   Она взглянула, вздрогнула, покраснела, отступила на полшага, потом замерла на месте, держась руками за дверные косяки; щеки ее пылали.
   Танкре, который был теперь бледен, словно собираясь упасть в обморок, вскочил, уронив шляпу. Она покатилась по полу.
   - Боже мой... сударыня... это я... Я полагал... я осмелился... Мне было так тяжело... - бормотал он.
   Она не отвечала, и он продолжал:
   - Вы прощаете меня... теперь?
   И вдруг она, словно ее что-то толкнуло, подошла к нему, протянув обе руки; и когда Танкре схватил эти руки, сжал их и задержал в своих, она проговорила тихим голосом, взволнованным, срывающимся, замирающим, какого муж у нее не знал:
   - Ах, дорогой мой друг!.. Я так рада!
   И Бондель, наблюдавший за ними, весь похолодел, словно его окунули в ледяную воду.
  
  
   Новелла напечатана в "Эко де Пари" 13 июля 1889 года.
   Источник текста: Ги де Мопассан. Полное собрание сочинений в 12 т. М., "Правда", 1958 (библиотека "Огонек"). Том 9, с. 139-262.
   OCR; sad369 (24.10.2007)
  
  
  
  
  

Категория: Книги | Добавил: Ash (10.11.2012)
Просмотров: 195 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа