Главная » Книги

Вяземский Петр Андреевич - Путешествие князя А. Д. Салтыкова по Персии и Индии

Вяземский Петр Андреевич - Путешествие князя А. Д. Салтыкова по Персии и Индии



П. А. Вяземск³й

  

Путешеств³е князя А. Д. Салтыкова по Перс³и и Инд³и *).

1851.

*) Voyages en Perse et dans l'Inde. 3 volumes. Paris 1860-1861. in 8

  
   Вяземск³й П. А. Полное собран³е сочинен³й. Издан³е графа С. Д. Шереметева. T. 2.
   Спб., 1879.
   Намъ сообщили отзывъ одной изъ лучшихъ Французскихъ газетъ о сочинен³и князя А. Д. Салтыкова. Читателямъ Москвитянина и вообще каждому Русскому, безъ сомнѣн³я, любопытно и пр³ятно будетъ прочесть этотъ отзывъ о нашемъ соотечественникѣ и о путевыхъ письмахъ его, изданныхъ на Французскомъ языкѣ и частью уже извѣстныхъ у насъ по вашимъ журналамъ. Здѣсь было бы неумѣстно упрекать путешественника въ томъ, что онъ писалъ письма свои не на Русскомъ языкѣ. Князь Салтыковъ не имѣлъ никогда притязан³я на авторство. Письма его вылились изъ головы, впечатлѣн³й, пера его, какъ случилось. И въ этомъ-то особенная прелесть ихъ и главное достоинство. Письма эти все-таки наши, и мы можемъ радоваться ими за себя и за того, кто ихъ писалъ. Это все-таки вкладъ въ Русскую умственную сокровищницу. Русскими ли золотыми рублями, Французскими ли золотыми двадцати-франковыми внесенъ этотъ вкладъ: это дѣло постороннее. Все-таки даян³е благо. И наша обязанность не придираться въ щедрому вкладчику за отчеканен³е золота, которымъ онъ подѣлился съ нами, а благодарить его за золото, которое онъ разсыпалъ предъ нами. Но во всякомъ случаѣ рѣчь идетъ теперь не о томъ. Мы хотимъ поговорить о статьѣ Французскаго критика.
   Иноземная журналистика, а въ особенности Французская, такъ вообще невѣжественна, нелѣпа и недоброжелательна, когда дѣло коснется до Росс³и, что исключен³я изъ общаго правила достойны возбудить внимательность вашу. Благодаря Бога, мы можемъ не сердиться на вранье и клевету. На нашей сторонѣ много въ тому успокоительныхъ и утѣшительныхъ заключен³й. Но мы должны быть признательны за каждое сказанное о васъ доброе и разумное слово. Посреди ложныхъ, добровольныхъ и невольныхъ понят³й, сужден³й, разглашаемыхъ о насъ иностранцами, писатель, который не увлекается толпою, не кричитъ заодно съ другими, а имѣетъ свое собственное мнѣн³е и осмѣливается гласно обнаружить его, вопреки господствующимъ заблужден³ямъ, есть явлен³е рѣдкое въ наше время.
   Изъ общей любви въ литтературѣ, въ истинѣ и ко всему человѣческому, неблагодарно и несправедливо было-бы съ нашей стороны не встрѣтить такого писателя вѣжливымъ вниман³емъ и сочувств³емъ. Авторъ прилагаемой здѣсь статьи судитъ о книгѣ князя Салтыкова не только какъ о замѣчательномъ литтературномъ явлен³и, но преимущественно оцѣниваетъ въ ней частное выражен³е и значен³е настоящей и будущей Росс³и. Онъ признаетъ въ Русскихъ начало духовной силы и духовной живучести, которыя посреди Европейскихъ колебан³й, посреди тревожнаго состоян³я умовъ и вмѣстѣ съ тѣмъ болѣзненнаго утомлен³я ихъ, должны неминуемо служить намъ опорою, предохранен³емъ и надежнымъ залогомъ. Онъ хорошо понялъ, или угадалъ, что наша умственная и литтературная дѣятельность не есть, какъ была въ старой Франц³и, почти исключительною принадлежностью одного отдѣльнаго и второстепеннаго сослов³я, что она у насъ вливается свыше, а не прорывается снизу, а потому въ этой дѣятельности нѣтъ ничего враждебнаго, завистливаго, насильственнаго. Дѣйств³е ея мирно и благодѣтельно, потому что она истекаетъ изъ полноты силы законной, благоустроенной, которой завидовать некому и нечему. Нельзя не замѣтить, что литтературная дѣятельность наша - говоря здѣсь объ однихъ умершихъ дѣятеляхъ Русскаго слова - начиная отъ Князя Кантемира до Пушкина, сосредоточивалась преимущественно въ высшемъ нашемъ сослов³и. Дѣятельнѣйш³я и блистательнѣйш³я наши литтературныя знаменитости придали своимъ уже почетнымъ и родовымъ именамъ блескъ новой и личной славы. Если и бывали исключенья, какъ, напримѣръ, Ломоносовъ, то и эти исключенья не долго оставались въ сторонѣ, но силою общаго порядка входили въ высш³й кругъ и наравнѣ съ другими пользовались ихъ правами и преимуществами. Оскорбительнаго раздѣлен³я не было: слѣдовательно, не могло быть ни столкновен³й, ни борьбы, ни противодѣйств³я, а было единомысл³е и единодуш³е. Литтература наша дѣйствовала всегда въ духѣ примирен³я, любви и теплаго сочувств³я бъ немощамъ и недостаткамъ человѣческимъ и общественнымъ. Дворянство наше хорошо поняло и примѣнило въ дѣйств³ю прекрасный смыслъ Французскаго изречен³я: дворянство обязываетъ (noblesse oblige). Оно всегда было въ передовой странѣ образованности и просвѣщен³я. Занимавш³еся науками и предметами умственной дѣятельности не были ему чуж³е, и оно не было для нихъ ни чуждымъ, ни недоступнымъ. Въ этомъ отношен³и дворянство слѣдовало примѣру, данному ему свыше. Служба общественному благу мыслью и перомъ всегда признаваема была нашимъ правительствомъ за дѣйствительную службу. Литтературныя заслуги наравнѣ съ другими вознаграждались отъ верховной власти поощрен³ями, пособ³ями и отлич³ями. "Изо всѣхъ Европейскихъ аристократ³й, говоритъ Лакомбъ, къ какому государственному порядку ни принадлежали бы онѣ, высшее Русское дворянство болѣе другихъ и блистательнѣйшимъ образомъ оправдало значительное положен³е, которое оно пр³обрѣсти умѣло.
   "Въ то время, когда высш³я сослов³я Франц³и, Англ³и и большей части южныхъ государствъ предаются почти исключительно нѣгѣ, забавамъ свѣтскимъ, удальству спорта и многимъ другимъ разсѣян³ямъ и нравственнымъ и матер³альнымъ, которыя должны неминуено, въ дальнѣйшенъ или ближавшемъ срокѣ, приготовить паден³е ихъ, если не преобразуютъ они себя совершенно,- въ то самое время Русская аристократ³я, глава дѣвственнаго поколѣн³я, укрѣпляется съ каждымъ днемъ болѣе и болѣе на своей основѣ нравственной и на основѣ матер³альной и, не теряя своего государственнаго значен³я, сближается съ народными нравами и потребностями. Она, кажется, понимаетъ, что въ то время, когда демократ³я южныхъ государствъ Европы, съ наглостью, угрожающею ниспровержен³емъ государственныхъ судебъ, возвышается наступательными движен³ями своими по ступенямъ, съ которыхъ ниспадаетъ патриц³анская сила, Славянск³я племена призваны, быть можетъ, на совершен³е великаго подвига: отстоять просвѣщен³е и всеобщую образованность, а съ ними и самое христ³анство отъ уб³йственныхъ покушен³й соц³ализма варварскаго и языческаго.
   "Глядя съ сей точки зрѣн³я, находящейся внѣ и выше мелкихъ озабочен³й дневной и переходной политики, нельзя не признать на челѣ Русскаго народа знамен³я Провидѣн³я и въ полномъ развит³и силъ, которыми дѣйствуетъ онъ въ виду Европы, залога спасен³я для всѣхъ нравственныхъ завоеван³й образованности и человѣческаго разума.
   "И въ самомъ дѣлѣ, какъ часто любовались мы въ нашихъ Парижскихъ салонахъ, куда стекаются знаменитости всем³рныя, этими лицами благородными и мыслящими, которыхъ сѣверъ высылаетъ на югъ, какъ будто съ тѣмъ, чтобы изобличить нашу безпечность и врожденное наше легкомысл³е. Здѣсь, въ блистательныхъ этихъ собран³яхъ, не случалось ли вамъ часто, между музыкальною импровизац³ею г-жи Дильонъ и вальсомъ Штрауса, слышать какъ одинъ изъ этихъ знаменитыхъ чужестранцевъ судитъ о Франц³и гораздо основательнѣе, нежели мы? Обратите вниман³е на отзывы его о нашихъ философахъ и поэтахъ, о нашихъ государственныхъ людяхъ и художникахъ; замѣтьте, какою ясною и вѣрною мыслью оцѣниваетъ онъ и тѣхъ, которыхъ враждебность парт³й и совмѣстничество духа пристраст³я силятся унизить, и тѣхъ, которыхъ напрасно превознести хотятъ личныя побужден³я литтературныхъ и политическихъ кружковъ; послушайте, какъ онъ ссылается на имена ученыхъ и писателей нашихъ, которыхъ слава вездѣ памятна и жива и которыхъ мы одни предаемъ непростительному забвен³ю. Вы удивляетесь глубокому разнообраз³ю этихъ свѣдѣн³й, мѣткости и вѣрности подобнаго суда, вы спрашиваете: "да кто же этотъ собесѣдникъ? откуда онъ?" и должны будете придти къ этому заключен³ю: Французъ по выражен³ю, Европеецъ по образованности, очевидно это - Русск³й.
   "Теперь дѣло для васъ и для меня не въ замѣчательномъ разговорѣ, а въ великолѣпной книгѣ, написанной и иллюстрированной перомъ и карандашомъ князя Алексѣя Салтыкова: почетное имя, съ честью оправданное! Пламенный любитель искусства и природы, нашъ знаменитый туристъ, хотя и Русск³й - едва не сказали мы потому, что онъ Русск³й - живописуетъ и разсказываетъ свои путешеств³я по Перс³и и Инд³и съ прелестью и увлекательностью, которыя, казалось, были нѣкогда исключительною принадлежностью Французовъ. Здѣсь любопытство соперничаетъ съ занимательностью, блескъ слога съ богатствомъ, простотою и вѣрностью рисунка.
   "Сочинен³е князя А. Салтыкова заключается въ трехъ великолѣпныхъ тонахъ, изданныхъ г. Бюрнеронъ, издателемъ лучшихъ иллюстрированныхъ книгъ, вошедшихъ въ общее употреблен³е. Часть, посвященная повѣствован³ю о Перс³и, особенно замѣчательна по добросовѣстному, обдуманному изложен³ю своему. Нѣтъ ничего живописнѣе, оригинальнѣе картинъ, описан³й, типическихъ портретовъ, собранныхъ княземъ-путешественникомъ. Каждая черта карандаша его есть оттискъ мысли глубокой, или живаго чувства, каждая черта пера его есть завѣтное слово образованностей, погибшихъ въ назиданье образованностямъ живущимъ, завѣтное слово неподвижности поколѣн³й первобытныхъ и павшихъ въ назидан³е поколѣн³ямъ послѣдовавшимъ и возрожденнымъ, которыя движен³ями души своей придаютъ постепенный ходъ человѣчеству и м³ру. А между тѣмъ двѣ книги, заключающ³я въ себѣ описан³е Инд³и съ ея обширными объемами, имѣютъ еще болѣе внутренняго достоинства. Надобно слѣдовать шагъ за шагомъ за путешественникомъ и съ книгою его въ рукахъ по этимъ чудеснымъ странамъ, гдѣ Богъ поставилъ колыбель человѣческихъ обществъ, коихъ странная, обратная и неисповѣдимая судьба также таинственна какъ смерть. Мы въ Бомбеѣ, въ великолѣпной столицѣ, возвышающейся посреди пальмоваго лѣса: по улицамъ ея волнуется толпа, почти нагая, но расписанная красками и обвѣшанная браслетами и кольцами. Предъ нею и за нею музыканты съ барабанами и скрипками, коихъ неумолкаемый шумъ преслѣдуетъ васъ днемъ и ночью. Посмотрите на этихъ факировъ, худощавыхъ и испитыхъ, съ длинными и крючковатыми ногтями, какъ орлиные когти; на этихъ женщинъ, съ волосами распущенными и въ безпорядкѣ, дико озирающимися, на этотъ типъ не красоты, а безобраз³я: все это спѣшитъ въ пагоды, на поклонен³е чудовищнымъ кумирамъ. И въ одно и то же время щеголеватые Англ³йск³е всадники и красивыя женщины въ богатыхъ экипажахъ, выписанныхъ изъ Лондона и Парижа, струятся мимо васъ и расточаютъ посреди дикихъ нравовъ всѣ утонченности нашей образованности и роскоши.
   "И такъ борьба варварства и христ³анской общественности существуетъ въ Инд³и предъ глазами Англ³и, которая, съ эгоистическимъ разсчетомъ, исключительно озабоченная своими вещественными выгодами, не помышляетъ обратить владычество свое въ могущественный рычагъ возрожден³я и человѣколюбиваго подвига. Слѣдующая сцена, хотя и отдѣльная, имѣетъ однакоже общее значен³е, которое заслуживаетъ вниман³е.
   "Баядерки, говоритъ князь Салтыковъ, образуютъ касту особенную, касту многочисленную, которой единственное занят³е заключаются въ томъ, чтобъ пѣть, плясать и жевать бетель, листья остро-кислаго вкуса, способствующ³е пищеварен³ю и придающ³е губамъ особенную красноту. Эти плясуньи миловидны и стройны въ движен³яхъ своихъ. Одѣты онѣ тканью, частью газовою, частью серебряною и золотою, отливающеюся цвѣтами - розовымъ, бѣлымъ, ф³олетовымъ или вишневымъ; голыя ноги ихъ обвѣшены кольцами и цѣпями, которыя, когда баядерка ударяетъ пяткою объ полъ, бренчатъ подобно шпорамъ, но звукъ ихъ болѣе серебристъ. Пляска ихъ такъ отмѣнна отъ всѣхъ другихъ плясокъ, такъ увлекательна изяществомъ и странностью, пѣн³е ихъ такъ уныло и дико, движенья такъ нѣжны и часто такъ быстры, музыка, оглашающая пляску ихъ, такъ нестройна, что очень трудно дать о нихъ понят³е. Онѣ всегда сопровождаются мужчинами, наружности грубой и грозной, которые выступаютъ и отступаютъ позади ихъ, топая ногами и извлекая дик³е звуки изъ своихъ инструментовъ, и когда подумаешь, что эта пляска, выражающая значен³е невѣдомое, восходитъ, можетъ быть, до отдаленнѣйшей древности и что въ течен³е нѣсколько тысячелѣт³й баядерки повторяютъ ее, не давая себѣ отчета въ томъ, что дѣлаютъ, умъ теряется въ таинствахъ Инд³и, этой землѣ чудесъ. Этѣ дѣвицы, коихъ безсчетное множество, и друг³я, которыя не занимаются.пляскою, населяютъ цѣлыя улицы и живутъ въ домахъ, коихъ легкая постройка нѣсколько напоминаетъ Китайскую. Эти жилища вечеромъ освѣщены, музыка въ нихъ раздается и входъ въ нихъ каждому доступенъ. Но нынѣшн³е хозяева здѣшняго края ни мало не дорожатъ этими Индѣйскими Терпсихорами. Такимъ образомъ у меня вчера эта мистическая пляска была вдругъ прервана приходомъ нѣсколькихъ Англичанъ: они запугали робкихъ дѣвицъ, насильно увлекая ихъ въ вальсъ. Баядерки оскорбились такимъ насильствомъ, пали на землю съ плаченъ и долго не соглашались оставаться съ нами!!
   "Вообще Англичане ничего не дѣлаютъ, чтобы сблизить съ собою Инд³йск³я племена, или измѣнить и образовать родъ ихъ жизни. Вмѣсто того, чтобы привлечь ихъ къ нравственному образован³ю, они помышляютъ только какъ-бы поживиться ими. И куда не послѣдовали бы за княземъ Салтыковымъ, въ Калькутту ли, въ Бенаресъ, въ Коломбо, въ Агру, въ Делли, въ Лагору или въ Кашемиръ, вездѣ найдете вы полицейское устройство, но нѣтъ нигдѣ нравственнаго и разумнаго развит³я. Варварская жизнь не отступаетъ предъ жизн³ю образованною и неподвижная Инд³я равнодушно, подобно безжизненнымъ своимъ кумирамъ, смотритъ какъ проходитъ и дѣйствуетъ предъ нею промышленная и удалая Англ³я. Со всѣмъ тѣмъ Инд³йская жизнь имѣетъ свои поэтическ³я, своеобразныя, или изящныя стороны, которыя не ускользнули отъ наблюден³й нашего путешественника: онъ уловилъ ихъ подъ перо и карандашъ съ строгою и мелочною точностью. Не говоря уже о домашнихъ и семейныхъ нравахъ, которые составляютъ столь разительную противоположность съ Европейскими, нельзя не сознаться, что Инд³йцы несутъ иго, наложенное на нихъ Англичанами, съ покорност³ю, не лишенною смышлености. Но пока единственная для нихъ точка соприкосновен³я съ нашею образованностью есть военное устройство; изъ нихъ образуютъ солдатовъ, не умѣя или не желая преобразовать ихъ иначе.
   "Творен³е князя Салтыкова тѣмъ особенно замѣчательно, что онъ хорошо понялъ свою философическую и художественную цѣль. Отправившись въ путь съ желан³емъ изслѣдовать края, которые донынѣ мерещатся намъ подъ обаятельными туманами Тысячи и одной ночи, онъ показалъ намъ варварство этого края въ истинномъ его видѣ. Всѣ усил³я его направлены были на то, чтобы схватить живьемъ дикую природу. То водитъ онъ васъ за собою отъ таинственныхъ пагодъ къ уличнымъ явлен³ямъ, то погружаетъ васъ въ пустыни, населенныя слонами, тиграми, безобразными змѣями и всѣми чудовищами, которыя, казалось, могли только присниться романтической поэз³и. Тутъ въ мѣстахъ самыхъ недоступныхъ находимъ храмъ, гдѣ буддизмъ исправляетъ обряды свои въ ихъ первобытной странности. Жрецы, облаченные въ желтыя ткани и съ бритою головою, простертые у ногъ исполинскаго Будды, выражаютъ символы баснослов³я грубаго, но мирнаго; а тамъ, далѣе, толпа Малабарскихъ скомороховъ скитается во тьмѣ ночи по дубравамъ, съ зажженными свѣточами, и представляетъ въ дѣйств³и явлен³е изъ той же религ³и подъ видомъ яростнаго дервиша, который воспламеняетъ въ битвѣ во имя какой-то независимости и какого-то владычества, о коихъ самая-то страна потеряла и предан³е.
   "Невозможно въ тѣсной статьѣ дать точное понят³е о всемъ, что есть увлекательнаго и дикаго, величественнаго и любопытнаго въ прекрасномъ творен³и князя Салтыкова. Картины и письменное изложен³е, которыя другъ друга поясняютъ самымъ замысловатымъ образомъ, могутъ одни ознакомить читателя съ этимъ возрожден³емъ племени уже мертваго, но еще движущагося, которое изъ свойствъ жизни сохранило только то, что имѣетъ оно въ себѣ вещественнаго и живописнаго, но утратило все, что нѣкогда имѣло оно душевнаго. Князь Салтыковъ съ избыткомъ пополнилъ сей недостатокъ и вложилъ мысль и чувство свое въ мертвыя создан³я. Это достоинство такъ велико, что нельзя достаточно благодарить за него автора.
   "Теперь, чтобы кончить также, какъ мы начали, прибавимъ, что должны мы заключить о Росс³и и ея народѣ, который средь блистательнѣйшихъ своихъ аристократическрхъ именъ встрѣчаетъ дарован³я столь многообразныя и полно-сильныя, и умственныя способности такого разряда и такого размѣра. Нѣтъ сомнѣн³я, что такой народъ призванъ свыше на подвигъ велик³й изъ всѣхъ народныхъ подвиговъ, и если онъ съ такимъ рвен³емъ изучаетъ племена варварск³я и дик³я, то не съ тѣмъ-ли, чтобы узнать вѣрнѣе и ближе то, чего требуютъ племена христ³анск³я и просвѣщенныя?"
  

Категория: Книги | Добавил: Ash (10.11.2012)
Просмотров: 357 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа