Главная » Книги

Стендаль - Чрезмерная благосклонность губительна, Страница 2

Стендаль - Чрезмерная благосклонность губительна


1 2

погибнуть неотомщенными.
   Фабиана рыдала, стоя на коленях и опираясь об оливковое дерево; она была не в силах помочь Челиане.
   - Позаботься прежде всего смыть следы крови, которые могут оказаться на твоей одежде. Через час я приду плакать с тобою.
   Затем Челиана с помощью Мартоны перенесла сначала труп своего любовника, а затем труп Пьер-Антонио на улицу Золотых дел мастеров, расположенную более чем в десяти минутах ходьбы от калитки сада. Челиане и ее помощнице посчастливилось: никто не попался им навстречу. По другой счастливой случайности, очень существенной и без которой их мудрая предосторожность оказалась бы невозможной, солдат, стоявший на часах перед садовой калиткой, сел поодаль на камень и, казалось, уснул. Челиана удостоверилась в этом, прежде чем начала переносить трупы. Возвращаясь во второй раз, Челиана и ее помощница очень испугались. Ночь стала немного светлее; было уже два часа; они ясно различили перед садовой калиткой трех солдат, и, что было гораздо хуже, калитка была, по-видимому, заперта.
   - Вот первая глупость нашей аббатисы, - сказала Челиана Мартоне. - Она, наверное, вспомнила, что по уставу святого Бенедикта садовая калитка должна быть заперта. Нам надо бежать к нашим родным; так как нами правит суровый и мрачный государь, я могу, пожалуй, поплатиться головой за это дело. Что же касается тебя, Мартона, ты ни в чем не виновна, по моему приказанию ты помогала переносить трупы, присутствие которых в саду могло обесчестить монастырь. Станем на колени за этими камнями.
   Двое солдат направлялись к ним, возвращаясь от садовой калитки в караульную. Челиана с радостью заметила, что они были, по-видимому, совсем пьяны. Они разговаривали между собой, но солдат, стоявший перед тем на часах и обращавший на себя внимание необычайно высоким ростом, ничего не говорил своему спутнику о ночных происшествиях, и действительно во время дознания, произведенного впоследствии, он только показал, что какие-то вооруженные и хорошо одетые люди пришли и стали драться в нескольких шагах от него. В темноте он насчитал человек семь или восемь, но предпочел не вмешиваться в их схватку; потом все сражавшиеся вошли в монастырский сад.
   Когда солдаты прошли мимо, Челиана и ее помощница подошли к садовой калитке и, к своей великой радости, обнаружили, что она была только притворена. Эта благоразумная предосторожность была делом рук Феличе. Отойдя от аббатисы, чтобы Челиана и Фабиана ее не узнали, Феличе побежала к калитке, открытой настежь. Она смертельно боялась, что Родерико, внушавший ей в ту минуту ужас, попытается, воспользовавшись этим удобным случаем, войти в сад и добиться свидания. Зная его безрассудство и смелость и опасаясь, как бы он не постарался скомпрометировать ее, чтобы отомстить за замеченное им охлаждение чувств, Феличе притаилась за деревьями возле калитки. Он слышала все сказанное Челианой аббатисе, а затем Мартоне, и это она притворила калитку, когда вскоре после того, как Челиана и Мартона вышли, унося труп, услышала шаги солдат, пришедших сменить часового.
   Феличе видела, как Челиана заперла калитку своим ключом и ушла. Только после этого Феличе удалилась из сада. "Вот оно, мщение, сулившее мне такую радость!" - подумала она. Феличе провела остаток ночи с Роделиндой, стараясь угадать, какие события могли привести к столь трагическому исходу.
   К счастью, ранним утром вернулась в монастырь благородная камеристка Роделинды и принесла Феличе длинное письмо от Родерико. Как истинные храбрецы, Родерико и Ланчелотто не захотели обратиться к помощи наемных убийц, которых в те времена было много во Флоренции. Они вдвоем напали на Лоренцо и Пьер-Антонио. Схватка затянулась, ибо, выполняя в точности полученное ими приказание, Родерико и Ланчелотто все время отступали, желая нанести противникам лишь легкие раны; и действительно, они только укололи их шпагами в плечо и были совершенно уверены, что противники не могли умереть от этих ран. Но в ту минуту, когда они уже собирались уйти, они увидели, к своему удивлению, что какой-то бесноватый набросился на Пьер-Антонио. По тем возгласам, какие издавал нападающий, они сразу узнали в нем мальтийского рыцаря дона Чéзаре. Тогда, видя, что их трое против двух раненых, они поспешили удалиться. На следующий день жители Флоренции немало удивились, когда неожиданно были обнаружены трупы юношей, занимавших видное положение среди самой знатной и богатой молодежи города. Смерть их обратила на себя внимание только вследствие их общественного положения, ибо во времена распутного Франческо, преемником которого стал строгий Фердинанд, Тоскана была как бы испанской провинцией, и в городе каждый год совершалось более сотни убийств. В высшем обществе, к которому принадлежали Лоренцо и Пьер-Антонио, особенно мало споров вызывал вопрос, дрались ли они на поединке, или пали жертвой чьей-то мести.
   На следующий день после этого события в монастыре царило полное спокойствие. Большинство монахинь было в полном неведении относительно того, что произошло. На рассвете, до прихода садовника, Мартона перекопала землю в тех местах, где она была залита кровью, и уничтожила все следы происшествия. Эта девушка, сама имевшая любовника, очень толково, и, главное, ничего не выболтав аббатисе, исполнила все приказания Челианы. Челиана подарила ей красивый, усыпанный алмазами крестик. Мартона, девушка весьма простодушная, поблагодарила Челиану и сказала:
   - Есть вещь, которая была бы мне дороже всех алмазов. С тех пор как в монастыре появилась эта новая аббатиса, хотя я и унижалась всячески перед нею, стараясь снискать ее расположение, я ни разу не могла добиться от нее ни малейшей поблажки, которая бы позволила мне увидеться с Джулиано Р., влюбленным в меня. Эта аббатиса принесет нам всем несчастье. Ведь прошло более четырех месяцев, как я не виделась с Джулиано, и он в конце концов забудет меня. Ваша подруга синьора Фабиана состоит в числе восьми сестер-привратниц. Услуга за услугу: не может ли синьора Фабиана когда-нибудь, когда она будет сторожить у ворот, выпустить меня для свидания с Джулиано или впустить его?
   - Я сделаю все, что могу, - ответила Челиана, - но главная трудность, на которую укажет мне Фабиана, заключается в том, что аббатиса может заметить твое отсутствие. Ты слишком приучила ее постоянно иметь тебя под рукой. Попробуй ненадолго отлучаться. Я уверена, что, если бы ты прислуживала любой другой монахине, а не аббатисе, Фабиане не стоило бы никакого труда исполнить твою просьбу.
   Челиана говорила так не без умысла.
   - Ты целыми днями оплакиваешь своего любовника, - сказала она Фабиане, - и не думаешь об ужасной опасности, которая нам угрожает. Аббатиса до такой степени не способна молчать, что рано или поздно все случившееся станет известно нашему строгому герцогу. Он и на троне ведет себя как человек, пробывший двадцать пять лет кардиналом. Наше преступление - одно из величайших с точки зрения религии; короче говоря, жизнь аббатисы - наша смерть.
   - Что ты хочешь сказать?! - воскликнула Фабиана, вытирая слезы.
   - Я хочу сказать, что тебе надо упросить твою подругу Витторию Амманати, чтобы она дала тебе немного того замечательного перуджийского яда, который вручила ей, умирая, ее мать, сама отравленная своим мужем. Ее болезнь длилась несколько месяцев, и мало кому пришла мысль о яде; то же будет и с нашей аббатисой.
   - Твой замысел ужасает меня! - воскликнула кроткая Фабиана.
   - Я понимаю твой ужас и разделяла бы его, если бы не была убеждена, что жизнь аббатисы - смерть Фабианы и Челианы. Подумай вот о чем: аббатиса не умеет молчать; одного ее слова достаточно, чтобы в чем угодно убедить герцога-кардинала, который громогласно ужасается преступлениями, вызванными свободой, царившей прежде в наших несчастных монастырях. Твоя кузина очень дружна с Мартоной, которая происходит из боковой ветви ее рода, разоренной банкротствами 158... года. Мартона безумно влюблена в красавца-ткача, которого зовут Джулиано; пусть твоя кузина даст ей под видом снотворного средства, которое могло бы ослабить столь стеснительный надзор аббатисы, этот перуджийский яд, убивающий через полгода.
   Графу Буондельмонте случилось в это время побывать при дворе, и великий герцог Фердинанд поздравил его с образцовым спокойствием, воцарившимся в аббатстве Санта-Рипарата. Слова государя побудили графа поехать взглянуть на дело своих рук. Легко можно представить себе его удивление, когда аббатиса рассказала ему о двойном убийстве, свидетельницей которого она была. Граф ясно убедился, что аббатиса Виргилия ничего не может сообщить ему о причине этого преступления. "Здесь только Феличе, та умная девушка, чьи доводы ставили меня в такое затруднительное положение полгода назад, во время моего первого посещения монастыря, может пролить свет на это дело, - подумал он. - Но она до такой степени занята мыслями о несправедливом отношении общества и родни к монахиням, что едва ли захочет говорить".
   Приезд наместника великого герцога доставил Феличе беспредельную радость. Наконец-то она вновь увидит этого необыкновенного человека, бывшего единственной причиной всех ее поступков за минувшие полгода. На Челиану и ее подругу, юную Фабиану, появление графа троизвело обратное действие - оно повергло их в величайший ужас.
   - Твои колебания погубят нас, - сказала Челиана Фабиане. - Аббатиса настолько слабохарактерна, что, конечно, проговорилась. Теперь наша жизнь в руках графа. У нас два выхода... бежать, но на какие средства мы будем жить? Наши скупые братья воспользуются тем, что нас подозревают в преступлении, и откажут нам в куске хлеба. В старину, когда Тоскана была не более как испанской провинцией, те несчастные тосканцы, которые подвергались гонениям, могли находить приют во Франции. Но герцог-кардинал ищет сближения с этой державой и хочет сбросить испанское иго. Для нас нигде нет приюта. Вот, бедняжка, до чего довели нас твои ребяческие колебания. Мы все-таки вынуждены совершить преступление, ибо Мартона и аббатиса - единственные опасные свидетельницы всего, что произошло в ту роковую ночь. Тетка Роделинды ничего не скажет; она не захочет уронить честь этого монастыря, которою она так дорожит; Мартона, дав аббатисе снотворное средство, не посмеет ни о чем рассказывать, когда мы ей откроем, что это был яд. К тому же она славная девушка и без памяти влюблена в своего Джулиано.
   Было бы слишком долго излагать искусную беседу Феличе с графом. Она хорошо помнила ошибку, которую совершила, слишком быстро уступив в вопросе о горничных. Следствием этого излишнего чистосердечия было то, что граф полгода не показывался в монастыре. Феличе твердо решила не повторять такой ошибки. Граф с величайшей учтивостью попросил ее пожаловать для беседы с ним в приемную. Феличе была вне себя от радости, получив это приглашение. Ей понадобилось призвать на помощь женское достоинство, чтобы отложить на один день эту беседу. Но, войдя в приемную, где не было никого, кроме графа, Феличе, хотя ее и отделяла от него решетка с огромными перекладинами, внезапно почувствовала такую застенчивость, какой она никогда еще не испытывала, и была крайне удивлена этим. Она глубоко раскаивалась в умысле, когда-то показавшемся ей столь ловким и забавным. Мы имеем в виду признание в любви к графу, сделанное ею аббатисе для того, чтобы та передала ему об этом. Тогда Феличе любила графа далеко не так, как теперь. Ей показалось забавным покорить сердце этого важного человека, которого герцог назначил представителем своей власти в монастыре. Теперь она питала совсем другие чувства: понравиться графу было необходимо для ее счастья; если это не удастся, она будет несчастна, и что подумает такой важный человек о странном сообщении аббатисы? Он может найти его непристойным, и эта мысль терзала Феличе. Надо было начать разговор. Граф сидел перед нею с серьезным выражением лица и восхвалял ее высокий ум. Сказала ли ему аббатиса? Все внимание молодой монахини было сосредоточено на этом вопросе. К счастью для нее, она решила - как это и было на самом деле, - что, ужасно испуганная видом двух трупов, представившихся в ту роковую ночь ее взору, аббатиса забыла столь ничтожную подробность, как безрассудная любовь, овладевшая молодой монахиней.
   Граф, в свою очередь, ясно замечал чрезвычайное смущение этой красивой девушки и не знал, чему его приписать. "Не виновна ли она?" - спрашивал он себя. Эта мысль волновала графа, обычно столь рассудительного. Такое подозрение заставило его уделить серьезное и глубокое внимание ответам молодой монахини - честь, которую он давно уже не оказывал речам женщины. Граф восхищался находчивостью Феличе. Она искусно отвечала лестными для него словами на все, что он говорил ей относительно рокового боя у монастырской калитки, но решительно воздержалась от каких-либо существенных показаний.
   После полуторачасовой беседы, в продолжение которой граф ни минуты не скучал, он простился с молодой монахиней, попросив ее через несколько дней снова удостоить его беседы. Эти слова наполнили душу Феличе неизъяснимой радостью.
   Граф уехал из аббатства Санта-Рипарата в глубоком раздумье. Он говорил себе: "Долг велит мне, конечно, доложить герцогу о странных событиях, о которых я только что узнал. Все герцогство было заинтересовано странной смертью этих двух бедных юношей, таких блестящих и богатых. С другой стороны, при том грозном епископе, которого недавно назначил к нам герцог-кардинал, сказать ему хоть одно слово о происшедшем - значит навлечь на этот несчастный монастырь все ужасы испанской инквизиции. Этот грозный епископ погубит не одну бедную девушку, а, быть может, пять или шесть; и кто, как не я, будет виновником их смерти, между тем как достаточно мне слегка злоупотребить доверием герцога, чтобы этого не произошло? Если герцог уже знает о случившемся и будет упрекать меня, я скажу ему: меня испугал ваш грозный епископ".
   Граф не смел до конца признаться себе в причинах, побуждавших его молчать. Он не был уверен в невиновности прекрасной Феличе, и ужас охватывал все его существо при одной мысли о том, что может подвергнуть опасности жизнь бедной девушки, после того как с нею так жестоко обошлись ее родные и общество. "Она была бы украшением Флоренции, - думал он, - если бы ее выдали замуж".
   Незадолго перед тем граф пригласил на великолепную охоту в мареммах Сьены, половиной которых он владел, знатнейших придворных и самых богатых купцов Флоренции. Он извинился перед ними, охота состоялась без него, и Феличе немало удивилась, услышав уже через день после первого разговора нетерпеливый топот графских лошадей на переднем дворе монастыря. Решив не рассказывать герцогу о случившемся, его наместник, однако, почувствовал, что берет на себя обязанность следить в дальнейшем за спокойствием в монастыре. А чтобы добиться этого, надо было сначала выяснить, в какой мере обе монахини, любовники которых погибли, причастны к их смерти. После долгой беседы с аббатисой граф приказал позвать десять монахинь, в том числе Фабиану и Челиану. К своему величайшему удивлению, он убедился, что восемь из них, как сказала ему перед тем аббатиса, ничего не знают о событиях той роковой ночи. Граф задавал прямые вопросы только Челиане и Фабиане; они все отрицали, Челиана - с твердостью духа, стоящей выше величайших несчастий, а юная Фабиана - как бедная, впавшая в отчаяние девушка, которой жестоко напоминают причину всех ее горестей. Она ужасно исхудала, и, по-видимому, у нее начиналась чахотка; она не могла утешиться после смерти молодого Лоренцо Б.
   - Это я его убила, - говорила она Челиане в долгих беседах с нею. - Мне надо было пощадить самолюбие предшественника Лоренцо, жестокого дона Чéзаре, когда я порывала с ним.
   Едва войдя в приемную, Феличе поняла, что аббатиса имела слабость рассказать наместнику великого герцога о ее любви к нему; поэтому поведение благоразумного Буондельмонте совершенно изменилось. Сначала это заставило Феличе отчаянно краснеть и смущаться. Сама того не замечая, она вела себя очаровательно во время долгого разговора с графом, но ни в чем не созналась.
   Аббатиса ровно ничего не знала, кроме того, что сама видела, да и то, судя по всему, видела плохо. Челиана и Фабиана ни в чем не сознавались. Граф был в большом затруднении. "Если я допрошу, - рассуждал он, - благородных камеристок и служанок, это будет то же, что привлечь к делу епископа. Они все расскажут своему духовнику, и в монастырь нагрянет инквизиция".
   Граф, сильно обеспокоенный, ежедневно приезжал в Санта-Рипарата. Он решил допросить всех монахинь, затем всех благородных камеристок и, наконец, всю прислугу. Граф неожиданно для себя установил все подробности совершенного три года тому назад детоубийства, донос о котором ему представил один из членов духовного суда, руководимого епископом. Но, к своему великому удивлению, граф убедился, что о случае с двумя умирающими юношами, вошедшими в монастырский сад, не знал никто, кроме аббатисы, Челианы, Фабианы, Феличе и ее подруги Роделинды. Тетка Роделинды так ловко отвечала на вопросы, что осталась вне подозрений. Страх, внушаемый новым епископом, был столь велик, что за исключением аббатисы и Феличе все остальные монахини давали свои показания, явно перемешанные с ложью, в одних и тех же выражениях. Граф заканчивал каждое свое посещение монастыря долгой беседой с Феличе; эта беседа была для нее счастьем, но, желая продлить ее, она старалась каждый день сообщать графу только очень небольшую часть того, что знала о смерти обоих кавалеров. В то же время Феличе проявляла величайшую откровенность в том, что касалось ее лично. У нее было трое любовников; она рассказала графу, почти ставшему ей другом, историю всех своих увлечений. Такая откровенность молодой девушки, столь красивой и умной, заинтересовала графа, не замедлившего ответить на нее величайшим чистосердечием.
   - Я не могу отплатить вам такими же интересными рассказами, как ваши, - говорил он Феличе. - Осмелюсь ли я вам признаться, что все особы вашего пола, с которыми я встречался в свете, всегда возбуждали во мне больше презрения к их характеру, чем восхищения их красотой?
   Частые приезды графа лишили Челиану покоя. Все более погружаясь в свое горе, Фабиана перестала выказывать отвращение к советам своей подруги. Когда настала ее очередь сторожить монастырские ворота, она отперла их и отвернулась, и молодой ткач Джулиано, друг Мартоны, наперсницы аббатисы, получил возможность войти в монастырь. Он провел там целую неделю, до той минуты, когда ворота снова были оставлены открытыми. По-видимому, к концу этого длительного пребывания в монастыре своего любовника Мартона, тронутая жалобами Джулиано, запертого в одиночестве у нее в комнате и смертельно скучавшего, дала снотворное аббатисе, которая желала денно и нощно видеть ее подле себя.
   Молодая и очень набожная монахиня Джулия, проходя однажды вечером в общую спальню, услышала разговор в комнате Мартоны. Она подкралась к двери, посмотрела в замочную скважину и увидела красивого молодого человека, который, сидя за столом, смеялся и ужинал с Мартоной. Джулия постучала в дверь, потом ей пришло в голову, что Мартона может открыть эту дверь, запереть ее, Джулию, с молодым человеком и донести на нее аббатисе, которая поверит Мартоне, так как Мартона обычно не отходит от нее ни на шаг. Молодую монахиню охватила величайшая тревога; она представила себе, как Мартона, гораздо более сильная, чем она, гонится за ней по пустынному и темному коридору, где еще не зажгли лампы. Джулия в смятении кинулась бежать, но, услышав, как Мартона открыла дверь, и вообразив, что она ее узнала, пошла и рассказала все аббатисе. Пылая негодованием, аббатиса прибежала в комнату Мартоны, где Джулиано уже не оказалось, так как он скрылся в саду. Но в ту же ночь, после того как аббатиса сочла за благо, ради репутации Мартоны, уложить ее спать в своей келье и объявила ей, что утром она сама пойдет в сопровождении монастырского духовника, отца ***, и наложит печать на дверь комнаты Мартоны, где, как осмелились злостно предположить, был спрятан мужчина, Мартона, раздраженная и занятая в это время приготовлением шоколада, составлявшего ужин аббатисы, подмешала в него огромную дозу снотворного, как ей сказали, средства.
   На следующий день аббатиса Виргилия почувствовала сильнейшее нервное возбуждение и, взглянув в зеркало, увидела, как изменилось ее лицо, и сочла себя при смерти. Первое действие перуджийского яда заключается в том, что люди, его принявшие, почти сходят с ума. Виргилия вспомнила, что одной из привилегий аббатис благородного монастыря Санта-Рипарата было право получать предсмертное напутствие от епископа; она написала прелату, и он вскоре явился в монастырь. Аббатиса рассказала ему не только о своей болезни, но и о происшествии с двумя трупами. Епископ сделал ей строгий выговор за то, что она не уведомила его о столь необычайном и преступном событии. Аббатиса ответила, что наместник герцога граф Буондельмонте усиленно советовал ей избегать огласки.
   - А как смеет этот мирянин называть оглаской точное выполнение ваших обязанностей?
   Узнав, что в монастырь приехал епископ, Челиана сказала Фабиане:
   - Мы погибли. Этот объятый религиозным рвением прелат, желающий во что бы то ни стало ввести в монастырях своей епархии правила Тридентского собора[2], отнесется к нам совсем иначе, нежели граф Буондельмонте.
   Фабиана с плачем кинулась в объятия Челианы.
   - Смерть не страшит меня; но, умирая, я буду вдвойне отчаиваться, так как я погублю тебя, но не спасу этим жизнь несчастной аббатисы.
   Фабиана тотчас пошла в келью монахини, которая в тот вечер должна была стоять у ворот. Не вдаваясь в дальнейшие подробности, Фабиана сказала ей, что надо спасти жизнь и честь Мартоны, имевшей неосторожность принять в своей комнате мужчину. После долгих уговоров монахиня согласилась оставить ворота незапертыми и на миг отойти от них вскоре после одиннадцати часов вечера.
   Тем временем Челиана велела передать Мартоне, чтобы она пришла на хоры. То было огромное помещение, как бы вторая церковь, отделенная от предоставленного публике пространства решеткой; соффит хоров возвышался на сорок с лишним футов над уровнем пола. Мартона стала на колени посредине хоров так, что, если бы она заговорила вполголоса, никто не мог бы ее услышать. Челиана опустилась рядом с нею.
   - Вот, - сказала она, - кошелек, в нем все деньги, какие оказались у меня и Фабианы. Сегодня или завтра вечером я устрою так, что монастырские ворота останутся на миг незапертыми. Вели Джулиано бежать и вскоре после этого скройся сама. Будь уверена, что аббатиса Виргилия все сказала грозному епископу, чей суд, без сомнения, приговорит тебя к пятнадцати годам заключения или к смерти.
   Мартона сделала движение, желая кинуться Челиане в ноги.
   - Что ты делаешь, неосторожная! - воскликнула Челиана, вовремя удержав ее. - Помни, что Джулиано и тебя каждую минуту могут схватить. С этого мгновения и до самого побега старайся тщательно от всех скрываться и особенно внимательно следи за теми, кто будет входить в приемную аббатисы.
   Приехав на следующий день в монастырь, граф нашел немало перемен. Наперсница аббатисы Мартона ночью исчезла; аббатиса настолько ослабела, что, перед тем как принять графа, вынуждена была приказать, чтобы ее в кресле перенесли в приемную. Она призналась графу в том, что все рассказала епископу.
   - Значит, кровь и яд неизбежны! - воскликнул он...
  

Примечания

   Новелла не закончена. Стендаль работал над ней в первой половине апреля 1839 года и прервал работу 15 апреля. В основу этой новеллы легла история закрытия монастыря в Байяно, изложенная в старой итальянской рукописи. Эта история была известна Стендалю еще в 1829 году, так как он упоминает о ней в "Прогулках по Риму".
   Стендаль предполагал закончить новеллу следующим образом:
   Граф Буондельмонте хочет спасти Феличе, но она не желает бежать одна, оставив в монастыре Роделинду. Это внушает графу еще больше уважения к ней. Вскоре Роделинда умирает от чахотки, и тогда Феличе бежит. Граф поселяет ее в Болонье и с тех пор в течение всей жизни постоянно ездит в Болонью. История остальных персонажей повторяет события, рассказанные в хронике "Монастырь в Байяно", которая послужила источником Стендалю.
  

1

   Драматическая история Бьянки Капелло, известная по ярмарочным изданиям, была рассказана самим Стендалем в "Истории живописи в Италии".

2

   Тридентский собор - был созван в 1548-1563 годах для борьбы с реформацией и ересями.
  
   Источник текста: Стендаль. Собрание сочинений в 12 томах. Том 6. М: Правда, 1978.
  
  
  
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 142 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа