Главная » Книги

Соловьев Сергей Михайлович - Памяти Федора Евгеньевича Корша

Соловьев Сергей Михайлович - Памяти Федора Евгеньевича Корша


  
   Соловьев С. M., свящ. Некрологи: II. Памяти Федора Евгеньевича Корша [ум. 16 февраля 1915 г.]: (Некролог) // Богословский вестник 1916. Т. 1. No 3/4. С. 602606 (2я пагин.).
  
   Годъ прошелъ со смерти Ѳедора Евген³евича Корша, но еще странно представить себѣ, что опустѣла старомодная и холодноватая квартира въ глухомъ Ушаковскомъ переулкѣ. гдѣ по воскресеньямъ Ѳедоръ Евген³евичъ принималъ разнообразное общество. Здѣсь можно было встрѣтить и важнаго профессора восточныхъ языковъ, и заѣзжаго провинц³альнаго актера, и украинца. Въ гостинной Корша можно было услыхать всѣ языки Европы и Аз³и... Какъ сейчасъ вижу Ѳедора Евген³евича: маленьк³й старичокъ, безъ крахмальнаго бѣлья, голова дрожитъ отъ старческой слабости, но небольш³е голубые глаза свѣтятся острымъ умомъ, шуткой и безконечнымъ добромъ. Этотъ маститый ученый, говоривш³й на всѣхъ языкахъ, отличался скромностью, простотой и незлоб³емъ ребенка. Двери его были открыты для всѣхъ, и всѣ уходили отъ него, получивъ добрый совѣтъ и утѣшей³е.
   Коршъ совмѣщалъ въ себѣ рѣдко соединяемыя качества: глубокую научную эрудиц³ю и живое поэтическое воображен³е, любовь къ красотѣ античнаго м³ра и христ³анск³й идеализмъ и доброту. Спец³альностью Корша была собственно латинская поэз³я и, конечно, она была основой его ума и психики. Особенно цѣнилъ онъ Катулла и Горац³я и цитатами изъ нихъ пересыпалъ свою рѣчь. Въ отношен³и содержан³я Ѳ. Е. цѣнилъ римскую элег³ю, какъ начало романтизма, начало новое для эллинскаго м³ра. Въ отношен³и формы онъ ставилъ выше всѣхъ Горац³я (въ чемъ совпадалъ съ Ницше), цѣня въ немъ смѣлость и оригинальность выражен³й. Наоборотъ, Овид³я онъ ставилъ невысоко, находя въ немъ чрезмѣрную легкость и гладкость стиля. Но не менѣе глубоко, чѣмъ латинскую, зналъ Коршъ и поэз³ю греческую, и поэз³ю Востока, и новую европейскую поэз³ю. Изъ русскихъ поэтовъ онъ болѣе всѣхъ любилъ Пушкина. Разбору метрики Пушкина онъ посвятилъ обширное изслѣдован³е. Въ Пушкинѣ привлекала его, какъ близкая Горац³ю, красота формы, такъ и, родственная самому Коршу, душевная простота и сердечное отношен³е къ людямъ и м³ру. "Здоровый идеализмъ"- такъ опредѣлялъ Коршъ поэз³ю Пушкина, въ противоположность болѣзненной сантиментальности нѣкоторыхъ романтиковъ и олимп³йскому отчужден³ю отъ людей у Гете.
   Ѳ. Е. былъ по преимуществу лингвистъ и метрикъ и съ этихъ точекъ зрѣн³я преподавалъ классическую филолог³ю. Но съ большой ирон³ей относился онъ къ тому филологическому направлен³ю, которое сводитъ все къ одной лингвистикѣ, игнорируя художественное значен³е разбираемыхъ текстовъ. "Теперь Гомеръ - жертва лингвистовъ", говаривалъ онъ. "Чтобы быть хорошимъ филологомъ необходимо быть поэтомъ". Свой идеалъ поэта, какъ безкорыстнаго, бездомнаго и нищаго служителя красоты, выразилъ онъ въ слѣдующемъ стихотворен³и, гдѣ онъ мастерски воспользовался трудной формой глоссы:
  
   Что мы слышимъ о Гомерѣ?
   Онъ терпѣлъ подъ старость голодъ;
   Зналъ Овид³й въ Понтѣ холодъ.
   На людскомъ провѣрь примѣрѣ:
   Намъ свидѣтель Алиг³ери,
   Какъ судьба пѣвцовъ караетъ;
   Всяк³й, кто стихи мараетъ,
   Пусть припомнитъ о наградѣ
   Донъ-Кихоту, Луз³адѣ...
   Глупъ, кто риѳмы подбираеп³ъ.
  
   Въ пѣсни польза намъ какая?
   Что Петрарки, что намъ Тассы?
   Признается безъ прикрасы
   Встарь и нынѣ чернь тупая.
   Кто блаженствуетъ, внимая
   Отъ народнаго баяна,
   Какъ мы били Оттомана?
   Кто къ родной приверженъ лирѣ,
   Книжки "Пчелки" чтитъ четыре,-
   Смѣхъ на этого болвана!
  
   Съ коробкомъ торговецъ бродитъ,
   Лишь въ свое проворство вѣритъ,
   Полотно и ленты мѣритъ,
   Глядь - уже домъ себѣ заводитъ.
   Пусть въ Китай поэтъ уходитъ,
   Пусть, идетъ до Океана,
   Пусть, божественнаго сана
   Увлеченъ мечтой напрасной,
   О дѣвицѣ грезитъ красной,-
   Вѣчно жертва онъ обмана.
  
   Но поетъ при всемъ онъ этомъ:
   Быть вы можете богаты,
   Покупать себѣ палаты,
   Хоть зимой въ нихъ жить, какъ лѣтомъ.
   Вмѣсто храминъ, надъ поэтомъ
   Небо кровъ свой простираетъ,
   Въ солнцѣ золотомъ играетъ
   Серебро на травкѣ влажной.
   Ими счастливъ, онъ отважно
   Голъ живетъ и умираетъ.
  
   Съ чувствомъ благоговѣн³я относился къ Коршу извѣстный поэтъ и переводчикъ латинскихъ поэтовъ Фетъ. Посвящая Коршу переводъ элег³й Тибулла, Фетъ называетъ Корша "стоящимъ у входа въ блаженный Елисей".
  
   "Взглянувъ на ширь долины злачной,
   Никто не цѣнитъ такъ, какъ ты,
   Всей этой прелести прозрачной,
   Всей этой легкой простоты.
   Вотъ почему, смирясь душою,
   Тебя о милости прошу
   И неувѣренной рукою
   Вѣнки Тибулла подношу.
  
   Поднося Коршу 3-й выпускъ "Вечернихъ огней", Фетъ говоритъ:
  
   Каменъ нетлѣнныя созданья
   Душой усвоивъ до конца,
   Прослушай волчьи завыванья
   Гиперборейскаго пѣвца.
  
   Коршъ перевелъ на латинск³й языкъ горац³анскими размѣрами стихотворен³я Пушкина "Поэтъ и герой" и "Пока не требуетъ поэта" и такимъ образомъ какъ бы возвелъ эти стихи къ ихъ первоисточнику, ибо у самого Пушкина они вызваны были проникновен³емъ въ латинскую поэз³ю.
   Коршъ оставилъ не много трудовъ. Главныя его сочинен³я "О сатурнинскомъ стихѣ", о метрикѣ Пушкина и о римской элег³и. Упорная кабинетная работа была не въ натурѣ Корша, который предпочиталъ изучать, a не творить, и слишкомъ самоотверженно отдавалъ себя людямъ и живымъ современнымъ интересамъ. Часто жаловался онъ на невозможность замкнуться въ одну область научнаго знан³я, въ виду того, что русская жизнь и наука требуютъ не спец³ализац³и, a одновременной работы во многихъ направлен³яхъ. Послѣдн³е годы Коршъ совершенно забывалъ древнихъ музъ для дѣлъ украинскихъ. Коршъ относился къ украинскому движен³ю тепло и со вниман³емъ, стараясь разрѣшать спорные вопросы украинства на основан³и несомнѣнныхъ данныхъ филолог³и. Украинцы всегда встрѣчали у него ласковый пр³емъ.
   Любовь кь античному м³ру не заглушала въ душѣ Ѳ. Е. христ³анскихъ идеаловъ. Всѣмъ общественнымъ идеаламъ противопоставлялъ онъ идеалъ "царств³я Бож³я", но отрицательно относился къ эллинизац³и христ³анства, находя ее искажен³емъ ветхозавѣтныхъ основъ религ³и богочеловѣчества. Научная школа, основанная Коршемъ, не умерла. Его традиц³и хранятся его непосредственнымъ ученикомъ профессоромъ A. A. Грушка. Пусть хранится въ памяти нашей и нравственный образъ Корша. Богатые дары своего ума онъ не сдѣлалъ оруд³ями матер³альныхъ интересовъ. Получивъ отъ Бога свой рѣдк³й "даръ языковъ", онъ не зарылъ своего таланта въ землю, онъ расточилъ его на живое дѣло добра. Гуманизмъ не остался въ немъ мертвой традиц³ей. Облагораживающее вл³ян³е красоты вносилъ онъ въ смуту и хаосъ современной жизни. И если онъ не оставилъ по себѣ груды тяжеловѣсныхъ трудовъ, то весь его жизненный путь далеко свѣтилъ работникамъ римско-славянской культуры. Ѳедоръ Евген³евичъ Коршъ въ рѣдкой гармон³и сочеталъ въ себѣ одаренность ума, чувство красоты и человѣколюб³е. Чутко уловивъ первое дыхан³е романскаго ген³я въ мятежныхъ стихахъ Катулла, онъ привѣтствовалъ расцвѣтъ романизма въ нашей нац³ональной поэз³и Пушкина. Пониман³е романтическаго начала привело его и къ справедливой оцѣнкѣ украинскаго романтизма, слишкомъ грубо отметаемаго представителями "трезвой" и безъидеальной политической доктрины.

Священникъ Серг³й Соловьевъ.


Категория: Книги | Добавил: Ash (10.11.2012)
Просмотров: 297 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа