Главная » Книги

Попов Михаил Иванович - Анюта

Попов Михаил Иванович - Анюта


1 2 3 4

  
  
   М. И. Попов
  
  
  
  
  Анюта
  
  
  
   Комическая опера --------------------------------------
  Стихотворная комедия, комическая опера, водевиль конца XVIII - начала XIX века. Сборник: Т. 1 / Вступ. ст., биогр. справки, сост., подг. текста и примеч. А. А. Гозенпуда.- Л.: Сов. писатель, 1990. (Б-ка поэта. Большая серия).
  OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru --------------------------------------
  Михаил Иванович Попов (1742-1790) - прозаик, поэт, драматург. До 1764 года был одним из первых актеров труппы Ф. Г. Волкова. Учился в Московском университете. В 1767 году был секретарем Комиссии по составлению проекта нового Уложения. Сотрудничал в сатирических журналах М. Д. Чулкова и Н. И. Новикова, который поддержал его первые литературные опыты. Попов составил "Описание древнего славенского языческого баснословия" (Спб., 1768), написал сборник сказочно-рыцарских повестей "Славенские древности, или Приключения славенских князей" (Спб., 1770-1771. Ч. 1-3), выдержавший в XVIII веке несколько изданий. Книги эти сыграли значительную роль в русской литературе и театре XVIII - начала XIX века, подсказав сочинителям сказочных поэм и опер темы и образы. Есть предположение, что вместе с М. Д. Чулковым Попов составил "Собрание российских песен" (Спб., 1770-1774. Ч. 1). Он сочинял элегии, притчи, эпиграммы, а также песни, из которых особенно популярны были подражания народной лирической поэзии. Попову принадлежат переводы драм и комедий (в том числе "Севильского цирюльника" Бомарше), трактатов по истории и драматургии. Он автор комедии "Отгадай, и не скажу" (Спб., 1788) и комической оперы "Анюта" (Спб., 1772). Это лучшее произведение писателя, первая русская комическая опера, в которую введены народные песни, а основными действующими лицами являются крестьяне.
  
  
  
  
  АНЮТА
  
  
  
   Комическая опера
  
  
  
   ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
  Мирон, крестьянин.
  Филат, батрак его.
  Анюта, мнимая Миронова дочь.
  Виктор, дворянин, любовник ее.
  
   Действие на поле, подле Викторовой деревни.
  
  
  
  
  ЯВЛЕНИЕ 1
  
  
  Феатр представляет поле и деревню,
  
  
  
   окруженную лесом.
  
  
  
  
  Мирон
  
  (один, рубит дрова и голосом следует за ударами)
  
  
   Га!.. га!.. га!..
  
  
  (Бросает топор и несколько отдыхает.)
  
  
  
  Ух! как жо я устал:
  
  
  
  А дров ощо не склал.
  
  
  
  Охти, охти, хресьяне!
  
  
  
  Зачем вы не дворяне?
  
  
  
  Вы сахар бы зобали
  
  
  
  Так, словно бы как лед,
  
  
  
  И пили бы вы мед,
  
  
  
  Да деньги огребали
  
  
  
  Из рода в род и род:
  
  
  
  Лежали б на печи
  
  
  
  Да ели калачи:
  
  
  
  Про вас бы роботали,
  
  
  
  А вы бы лишь мотали.
  
  
   А нашой так беды не подымает грудь!
  
  
   Запеть жо мне теперь от грусти што-нибудь.
  
  
  
  Боярская зобота:
  
  
  
  Пить, есь, гулять и спать;
  
  
  
  И вся их в том робота,
  
  
  
  Штоб деньги обирать.
  
  
  
  Мужик сушись, крушиса,
  
  
  
  Потей и роботай:
  
  
  
  И после хоть взбесиса,
  
  
  
  А денежки давай.
  
  
  
  Вот наша жизнь какая,
  
  
  
  Проклятая! благая!
  
  
  
  Да быть жо ин уж так,
  
  
  
  Как нам пометил дьяк.
  
  
  
  Не в петлю жо ведь лезти,
  
  
  
  Што нечово нам ести;
  
  
  
  А лучше погадать,
  
  
  
  Как век докоротать.
  
  
  
  Теперь один с жоною
  
  
  
  Живу я сотоною:
  
  
  
  Нет мочи ни орать,
  
  
  
  Ни хлеба собирать.
  
  
  
  Одна помога Аша,
  
  
  
   И та не наша;
  
  
   Служанка к нам ее ребенком принесла.
  
  
  
  А где ее взяла,
  
  
  
  Про то нам не сказала;
  
  
   И, брося ста рублей, сама от нас пропала.
  
  
  
  Я деньги иссорил:
  
  
  
  Ребенка воспоил
  
  
  
   И воскормил;
  
  
  
  И, дав ей имё Ашой,
  
  
  
  Я назвал дочью нашой.
  
  
  
  Она теперь и чает,
  
  
  
  Што я родил ену,
  
  
  
  И матушкою величает
  
  
  
   Мою жену.
  
  
   А нам и на руку: Филатко, наш батрак,
  
  
   Охотится на ней жениться, -
  
  
  
   И сделай так;
  
  
  
   А он ведь не дурак,
  
  
  
  Так мне скоре с ним льзя розжиться;
  
  
   А у хресьянина чем более детей,
  
  
  
   Тем более людей,
  
  
  
   А с ними жнива,
  
  
  
  
  И пива,
  
  
   И сена, и овец, и дров, и лошадей.
  
  
  
  
  ЯВЛЕНИЕ 2
  
  
  
   Мирон, Филат
  
  
  
  
  Филат
  
  
  
   (выходя, поет)
  
  
   Белолица, круглолица,
  
  
  
  Красная девица!
  
  
   Иссушила, сокрушила,
  
  
  
  Сердцо надсадила...
  
  
  
  
  Мирон
  
  
  Филатко?
  
  
  
  
  Филат
  
  
  
   Асе, сте.
  
  
  
  
  Мирон
  
  
  
  
  
  Где, милый, побродил?
  
  
  
  
  Филат
  
  
  На сходе, сте, сидел.
  
  
  
  
  Мирон
  
  
  
  
  
   А для чово сход был?
  
  
  
  
  Филат
  
  
  А вон, сте, староста сбиратца ехать в город,
  
  
  Так баял, што бы всем складчину положить:
  
  
  Алтын хоть по пятку; да мир стал говорить,
  
  
  Што ныня де у нас, Пафнутьич, знать, ведь голод,
  
  
  Так будет-де с души копеек и по шти,
  
  
  Так станет и того довольно псам на шти.
  
  
  
  
  Мирон
  
  
  Да на што жо ему и экая складчина?
  
  
  
  
  Филат
  
  
  Слышь, у подьячова жона родила сына.
  
  
  
  
  Мирон
  
  
  Неушто и робя приносы уж берет!
  
  
  Полно, не староста ль в карман себе дерет?
  
  
  
  
  Филат
  
  
  Нет, пра, сте, на поклон: подьячому на кстины,
  
  
  
   А жонке на родины.
  
  
  
  
  Мирон
  
  
  Да што жо много так?
  
  
  
  
  Филат
  
  
  
  
  
  Ему ведь пять рублей;
  
  
  А досталь на харчи да на других судей.
  
  
  Ефрем боло судил и гроша не давати:
  
  
  За што-де за это нам деньги им совати,
  
  
  Што множитца в Руси их злой кропивный род?
  
  
  Какой, дескат, от них нам добрым людям плод.
  
  
  Ведь только-де они бумагу лишь морают
  
  
  Да взятки и с живых и с мертвых собирают.
  
  
  
  
  Мирон
  
  
   Нешто ведь, побери их прах!
  
  
  
  Они охальники,
  
  
  
   Еретики,
  
  
  
  И бусорманы,
  
  
   Так словно как цыганы,
  
  
  Сжирают весь наш хлеб, вгоняя бедных в страх.
  
  
  Хресьянское житье и плохо, и убого;
  
  
   А пуще всех мое:
  
  
   Мне хлеба наде много,
  
  
  А некому пахать; есь дочь, да одноё
  
  
  Не станет ведь на всё; она жо молода.
  
  
  
  Худа,
  
  
   Друг, эта клячка!
  
  
  
  
  Филат
  
  
   А я то што, сте, дячка?
  
  
  Кабы да милось лишь была твоя со мной,
  
  
  Так я бы и навек роботник был, сте, твой.
  
  
  
  
  Мирон
  
  
  
  Пожалуй, я не прочь:
  
  
  Теперь хош по рукам, да и ступай к Миколе,
  
  
  Коли тебе люба моя лишь только дочь.
  
  
  Я слова, друг, тебе не изменю уж боле.
  
  
   Мы не так, как горожане,
  
  
   Кои на дары богаты,
  
  
   На посулы тороваты,
  
  
   На приветы кудреваты
  
  
   Да на дачу туповаты.
  
  
   Инак мы живем, хресьяне:
  
  
   Хоша баем непригожо,
  
  
   Да сулим друзьям, што схожо;
  
  
   На словах у нас што ежо,
  
  
   И на деле будет то жо.
  
  
  
  
  Филат
  
  
   Сам я то жо баю, дядя:
  
  
   Горожанин, руки гладя,
  
  
   На чужую мошну глядя,
  
  
   Скалит зубы, речи ладя:
  
  
   Ум в приветы опущает,
  
  
   Вечну дружбу возмещает,
  
  
   Вечну службу обещает,
  
  
   Как кошолку, вылещает;
  
  
  А как мошну лишь достанет;
  
  
  Он толды и не вспомянет,
  
  
   В мире ль ты или в гробу.
  
  
   Я ж в приветы не мешаюсь,
  
  
   А роботать обещаюсь,
  
  
   Сколько станет сил в горбу.
  
  
  
  
  ЯВЛЕНИЕ 3
  
  
  
  Мирон, Филат, Анюта.
  
  
  
  
  Анюта
  
  
  
   (выходя, поет)
  
  
  Кабы да на цветы не морозы,
  
  
  И зимой бы в полях цвели розы;
  
  
  Кабы да на меня не печали,
  
  
  Во слезах бы меня не встречали.
  
  
  
  
  Мирон
  
  
  Не плачь и не грусти, мой друг!
  
  
  Не бося, завтра жо и горе минет вдруг;
  
  
  Што прибыли, што ты как маков цвет извянешь,
  
  
  Уж не тужи, не бось! смеятца скоро станешь.
  
  
  
  
  Анюта
  
  
  А! батюшко, тебя и не видала я...
  
  
  А это всё, ей, ей, задумчивость моя!
  
  
  Мне матушка тебя к себе велела звать.
  
  
  
  
  Мирон
  
  
  Зачем?
  
  
  
  
  Анюта
  
  
  
   Не ведаю.
  
  
  
  
  Мирон
  
  
  
  
   Так я ин это знаю.
  
  
  
  
  (Филату.)
  
  
  
  
  Я чаю.
  
  
  О свадьбе, знать, твоей со мной потолковать.
  
  
  
  
  Филат
  
  
  Хе! хорошо, сте.
  
  
  
  
  Мирон
  
  
  
  
   Ну, а вы покаместь здесь
  
  
   С дровами убирайтесь,
  
  
   А уж меня день этот весь
  
  
   К собе не дожидайтесь.
  
  
   Роботайте, робята,
  
  
   Секирой и сохой:
  
  
   Здесь жизь хош трудновата,
  
  
   Да лучше городской:
  
  
   Там всякому поклоны,
  
  
   Кому ни попадись;
  
  
   Толчки без обороны
  
  
   Примай там, не ленись;
  
  
   Там всем над нами воля,
  
  
   И все с нас тянут сбор;
  
  
   А здесь нам вся неволя
  
  
   Боярский только двор.
  
  
  
  
  (Отходит.)
  
  
  
  
  ЯВЛЕНИЕ 4
  
  
  
   Анюта, Филат.
  
  
  
  
  Филат
  
  
  
  (начав складывать дрова)
  
  
  Што ж пригорюнилась ты так, мой друг Анюша?
  
  
  
  
  Анюта
  
  
  Тебе что дела?
  
  
  
  
  Филат
  
  
  
  
  Мне? Тебя жо жаль, горюша!
  
  
  Сама ты знашь, што я тебя люблю уж год,
  
  
  А можот быть, твоим и мужом скоро буду.
  
  
  
  
  Анюта
  
  
  Ты! мужем! Едакой страмец, дурак, урод?
  
  
  
  
  Филат
  
  
  А ты красавица, я чаю; да откуду?
  
  
  
  
  Анюта
  
  
   Пошел же прочь, скотина!
  
  
  Ин я ведь батюшку скажу.
  
  
  
  
  Филат
  
  
  Вот на! Сама ты животина!
  
  
  На грозы я твои, голубка, не гляжу;
  
  
   И батько твой
  
  
   Со мной
  
  
   Так борзо не хлопочот,
  
  
  А выдать за меня тебя он верно хочот.
  
  
  
  
  Анюта
  
  
  Неволей никого не можно выдавать...
  
  
  Добро! я знаю, что перед попом сказать.
  
  
  
  
  Филат
  
  
  
  
  (ласково)
  
  
  Да чем жо я тебе, родима, не кажуса?
  
  
  Ведь я и сам не худ, колды как на ряжу са!
  
  
  
  
  Анюта
  
  
   Ох! ужесть как пригож!
  
  
  Да только лишь всегда на лешего похож.
  
  
  Уж и такой страмец пригожством стал хвалиться!
  
  
  Я чаю, и свинья тобою не польстится.
  
  
  
  
  Филат
  
  
  Ну! так и быть. Добро! теперь я замолчу,
  
  
  А завтра, можот быть, и сам я заворчу
  
  
   И как хочу
  
  
   Поворочу;
  
  
   А можот, и дубиной
  
  
   По ребрам прихвачу:
  
  
  Толды не станешь звать меня уж ты скотиной!
  
  
  
  
  Анюта
  
  
  Ах ты мерзавец! плут! Ты и грозить уж стал?
  
  
  Знать, ты еще толчков за это не хватал?
  
  
  Какая харя! двух сочесть не разумеет,
  
  
  А уж гордиться смеет,
  
  
  И хочет властвовать другими...
  
  
  
  
  Филат
  
  
  
  
  
  
   Ну, добро!
  
  
  Не выломлено, знать, ищо у те ребро?
  
  
   Ей, деушка, не лайса!
  
  
  
  А с нами

Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
Просмотров: 225 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа