Главная » Книги

Островский Александр Николаевич - Воевода (Сон на Волге), Страница 2

Островский Александр Николаевич - Воевода (Сон на Волге)


1 2 3 4 5 6 7 8

но
   Шутил с тобой, а ты и вправду.

Дубровин

   Полно,
   Шутил ли ты? Да ну, я зла не помню:
   Я знаю, ты меня не свяжешь.

Брусенин

   Братцы!
   Я признаю его!

Цаплин

   И мне знакомо
   Обличье-то, а как назвать - не знаю.

Дубровин

   Я не боюсь и не таюсь: я беглый,
   Посадский наш, Роман Дубровин.

Тыра

   Братцы,
   И то ведь он. Два года не видались!
   Ты где гулял?

Дубровин

   На белом свете много
   Привольных мест - и Дон, и Волга-мать.
   Где я гулял - там нет меня; теперя
   Домой пришел.

Тыра

   Ты хочешь объявиться?

Дубровин

   Ну, нет, зачем! С женой бы повидаться.
   Не знаешь, где жена?

Тыра

   У воеводы.

Дубровин

(хватается за голову)

   Ужель к нему попала?

Тыра

   Взял насильем,
   В тюрьму сажал, а из тюрьмы да на дом
   Красавицу твою Олену.

Дубровин

   Дьявол!

(Задумывается.)

   Вот дело-то какое вышло! Эка
   Беда моя! На малый час задумал
   Вернуться к вам; придется оставаться,
   С Шалыгиным считаться за жену.
   У нас, людей торговых, так ведется:
   Берешь без торгу, так плати что спросят.

Тыра

   Вестимо так, да что с него возьмешь-то?

Дубровин

   Не деньги ж брать! я денег не возьму;
   Жена товар заветный, не продажный.

Тыра

   А что завету за жену положишь?

Дубровин

   Завет велик положен. На прощанье
   С моей Оленой я поклялся богом,
   Родителем, своей души спасеньем,
   Что если кто ее обидит...

Тыра

   Что же
   Обидчику?

Дубровин

   Я голову сорву
   Руками с плеч.

(Помолчав.)

   А что, жива, здорова?

Тыра

   Тоскует все да плачет, говорят.

Дубровин

   Спасибо вам на добром слове, братцы.
   Увидите жену, так поклонитесь!
   Мол, жив еще и помнит. Недалеко
   Гуляет, мол; желает повидаться,
   Так случая, мол, ищет. Воеводе
   Скажи хоть ты,

(Несмеянову)

   что собираюсь в гости,
   Чтоб припасал, чем потчевать. Прощайте!

Несмеянов

   Никак, ушел? Поотлегло от сердца, -
   Перепугал, проклятый. Что ж, робята,
   Явить аль нет?

Тыра

   А нам какое дело?
   Как хочешь ты, а мы и знать не знаем.
   Поди являй, а в послухи не ставь -
   Во всем запрусь.

Цаплин

   И я.

Брусенин

   Мы не видали.

Тыра

   Помалчивай, так сам целее будешь.

Выходят из собора: воевода, Облезлов, Бастрюковы, дворяне, дети боярские, Баим, стрельцы, слуги. Посадские и народ уходят в глубину площади.

   ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ

Воевода, Облезлов, Бастрюковы, дворяне, дети боярские, Баим, стрельцы, слуги и прежние посадские.

Воевода

(остановясь, не доходя ворот)

   Два раза глуп бывает человек:
   С младенчества сперва, потом под старость:
   Состареешь и поглупеешь, разум
   Отымется. Недаром люди стали
   Учить меня. Одно и остается:
   Коль стар и глуп, так умных больше слушай.
   Вот я велел переловить Баиму
   Ругателей, а Бастрюков наехал,
   Прогнал его, - что мы не дело, видишь,
   Затеяли, мятеж заводим, буйство.
   Челом ему за то, что надоумил.

Бастрюков Семен

   Да что ж, и впрямь затеяли не дело.

Воевода

(смеется)

   Ты погоди, дай кончить! Я спасибо
   Сказал тебе, чего ж еще! Не в ноги ж...
   Другую речь я поведу. Вот, видя,
   Что глуп-то я и стар, большое дело
   Без вашего, друзья мои, совету
   Начать не смею. Что приговорите,
   Тому и быть.

Облезлов

   Нечай Григорьич, полно
   Пытать-то нас. На что тебе советы.
   Ты сам умен.

Бастрюков Степан

   И мы не дураки.

Бастрюков Семен

   В чем дело-то?

Воевода

   Не знаю, как сказать!
   Попутал грех. И молодых и старых

(снимает шапку и кланяется)

   Простить меня прошу. Отцы и братья,
   Не осудите! Старому, седому
   И стыдно бы, да человек я слабой,
   Летами стар, зато душою молод.

Облезлов

   Какой старик, ты лучше молодых, -
   И стар, да дюж.

Воевода

   Без бабы не живется;
   Греха боюсь, - так вздумал ожениться.

Облезлов

   И в добрый час.

Воевода

   И не о том бы думать,
   Молиться бы, да слабость наша.

Бастрюков Семен

   Что же
   Жениться-то об эту пору! Сколько
   Тебе и жить-то! Было две жены,
   Чего ж тебе! Не дело, так не дело -
   Тебе-то блажь, а баба-то засохнет,
   За стариком живя.

Воевода

   Что значит ум-то!
   Не нам чета. И слушать-то отрада.
   От умной головы совету много
   Хорошего. А вас про что ни спросишь,
   Ответу нет; а у него как раз
   Умен ответ и скор. Развесьте уши
   И слушайте Семена Бастрюкова!
   Уж если он, такой разумной, скажет,
   Что не женись, Нечай Григорьич, значит,
   Что надобно жениться беспременно.

Бастрюков Семен

   Ты на смех, что ль?

Воевода

   Как хочешь, так и думай;
   За что почтешь, не буду спорить.

Бастрюков Семен

   Ладно ж!
   Припомни ты! Я сорок лет на службе,
   Изранен весь, доспехи боевые
   Я сорок лет носил. Литва и немцы
   До сей поры боятся Бастрюкова.
   Губным служил по выбору, не ползал,
   Не кланялся подьячим по приказам,
   Не плакался: пустите покормиться!
   Своим кормлюсь всю жизнь. Моя обида
   Откликнется тебе; держись, да крепче!
   В Москве бывал, туда дорогу знаю.

Воевода

   Москва Москвой; готовься сам к ответу.
   В поместье ты, как в омуте, уселся
   И думаешь - ты царь, тебе суда нет.
   Мы выведем на свежую водицу.

Бастрюков Семен

   Меня?

Воевода

   Тебя.

Бастрюков Семен

   Нет, руки коротки.

Воевода

   Длинней твоих. Ты беглых укрываешь,
   И зернщиков, и воровское держишь.

Бастрюков Степан

   Что ж, батюшка, ты смотришь! Что ж он лает!
   Царю челом ударим о бесчестье.

Воевода

   Молчи, щенок!

Бастрюков Степан

(бросается на воеводу)

   Ах, старая собака!

Его удерживают.

Бастрюков Семен

   Царю челом ударим, а покуда
   Ты бородой ответишь. Без остатку
   Всю выдеру.

(Бросается на воеводу.)

Воевода

   Держите их, держите!

Его загораживают.

Облезлов

   Семен, уймись! Безлепичное дело
   Затеял ты.

Бастрюков Семен

(наступая)

   Не я, а он затеял!
   Не уступлю, я сам его не хуже.

Голоса

   Пречистую, пречистую несут!

Все снимают шапки, некоторые падают на колени. Воевода, Облезлов и их свита уходят в ворота. Бастрюковы Семен и Степан стоят, благоговейно склонив головы.

   ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
   СЦЕНА ПЕРВАЯ
  
   ЛИЦА:
  
   Влас Дюжой.
   Настасья.
   Прасковья, Марья, дочери их.
   Heдвига, мамка.
   Воевода.
   Шут.
   Степан Бастрюков.
   Резвый, Кубас, Шишига, слуги Бастрюкова
   Слуги Дюжова и воеводы; сенные девушки.

Густой сад. Налево терем с выходом и крыльцом; направо баня; в глубине стоячий тын, из которого несколько надолб вынуто; за тыном, когда он разобран, виден берег Волги.

   ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Резвый, Степан Бастрюков в кустах, Кубас и Шишига у разобранного тына.

Резвый

   Кубас, Шишига, забирайте тын,
   Да разом в лодку, и лежи как мертвый!
   Да не дремать! По свисту подымайся;
   А по второму ты, Кубас, за весла;
   А ты, Шишига, здесь у лазу будь!

Бастрюков

   Да поживей!

Кубас

   Ты свистни, а мы смыслим.
   Перед тобой, как лист перед травой!

Загораживают тын.

Бастрюков

   Спасибо вам, робята! Услужили!

Резвый

   Кому ж служить, как не тебе, боярин!
   Одно и дело веселить да тешить
   Тебя, Степан Семеныч.

Бастрюков

   Да еще бы!
   Потоль и тешиться, пока живется.
   Ведь однова живем на свете белом.
   Не в чернецы ж идти! Теперь забота
   Одна в уме; одно и сплю и вижу,
   Как Марью Власьевну достать.

Резвый

   А мы-то!
   Да нас и хлебом не за что кормить,
   Коль мы тебе забаву не доставим.
   Да будь она за тридевять замками,
   За тридесять морями - мы достанем.
   Вчера всю ночь работали, пилили
   Сосновый тын, шесть игол вынимали,
   Да и опять поставили, как было.
   И разберем и заберем в минуту
   Широкий лаз, хоть тройкой поезжай.

Бастрюков

   А крепко Влас живет.

Резвый

   На всем посаде
   Ни у кого нет выше городьбы:
   Казну блюдет.

Бастрюков

   Ну, мы казны не тронем.

Резвый

   А дочерей уж не взыщи. Боярин,
   Никак, идут. Схоронимся до время.

Бастрюков

   Куда ж?

Резвый

   Вот баня!

Бастрюков

   Ну, и ладно!

Уходят в баню.

Входят Прасковья Власьевна, Марья Власьевна, Heдвига; сенные девушки вносят ковры, подушки и разное шитье.

   ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Недвига, Прасковья и Марья Власьевны, сенные девушки.

Марья Власьевна

   Нам в терему и тесно да и душно,
   Жара, как в бане, а тебе и любо,
   Коль у тебя в Петровки стынет кровь.
   Ты старая; тебя не манит лето
   На волюшку, на шелковы луга,
   В тенистый бор, где белым днем потемки,
   В зеленый сад, где алый цвет цветет,
   Где вишенье, орешенье назрело,
   И налилось, и ждет девичьих рук.
   Мы не старухи, нам без печки жарко,
   Не больно мил нам нов-высок терем.

Недвига

   Ну, в сад так в сад; мне все равно, старухе.

Марья Власьевна

   Что терем, что тюрьма - одно и то же.

Недвига

   Ну будь по-вашему. Вот здесь и сядем.

Садятся; молчат.

   Ох, не люблю, когда молчат! В молчанки
   Мы, что ль, играть сошлися! Нуте, девки,
   Повеличайте молоду княжну.

Прасковья Власьевна

   Все величать! Довольно! Надоели.

Недвига

   Сказать аль нет? Вестимо, что не дело
   Холопское о господах судачить,
   И промолчать нельзя.

Марья Власьевна

   Ну, что такое?

Недвига

   Да всё про то же, всё про жениха-то.
   Что у кого, а у меня забота
   Одна.

Марья Власьевна

   Тебе-то что, коль ей по сердцу?

Прасковья Власьевна

   По сердцу не по сердцу, а пойду
   И ох не молвлю!

Недвига

   Думали, гадали
   Родимые, да вот и догадались.
   Ну ровня ли! Седой как лунь, согнутый,
   Глядит медведем, так и хочет съесть.
   Одно и лестно, что большой боярин.
   Так не с боярством жить, а с человеком.
   Как месяц ни свети, а все не солнце!

Марья Власьевна

   Ей что ни поп, то батька: все равно;
   Ей лишь бы замуж, разбирать не станет.

Прасковья Власьевна

   Само собой. Да разве наша воля
   Себе мужьев по сердцу выбирать!
   Прикажут, и конец; а мил ли, нет ли -
   Тебя не спросят.

Марья Власьевна

   Лучше утопиться.

Прасковья Власьевна

   Не мы одни, всем девкам та же доля,
   А всем топиться, Волгу запрудишь.

Марья Власьевиа

   Другая б плакала, а ты так рада.

Прасковья Власьевна

   О чем, о ком я буду горевать-то?
   Боярыней живи да величайся,
   Ешь сладкое, медов сыченых вволю,
   Гора горой пуховики лебяжьи
   В опочивальне; хочешь спать, так спи,
   А нет, лежи: пусть тонет бело тело
   И нежится. Да вот сама увидишь,
   Так раздобрею в год, что не узнают.
   Работы нет, заботы не бывало!
   Сиди как пава, а кругом рабыни
   Кроят, и шьют, и строчат во сто рук.
   Такая жизнь, что умирать не надо!
   Чего жалеть-то? Девичью красу
   Да косу русую? Об ней поплачу,
   Как расплетут, да но уши повяжут
   Волосником, да бабью кику взденут.

Недвига

   Тебе с ним жить, ну и живи как знаешь,
   Не наше дело, кончен разговор!
   Что ж мы начнем? Все песни перепели.
   Переиграли игры, разве сказку
   Договорить, что даве начинали.
   Да с уговором: нИлюбо - не слушай,
   Лгать не мешай!

Прасковья Власьевна

   Досказывай хоть сказку.

Марья Власьевна

   Ты думаешь, нам очень любы сказки?
   От скуки слушаем, одна забота,
   Как время скоротать. А вот ты мелешь,
   Мы слушаем; так время и проходит.

Прасковья Власьевна

   Досказывай Никиту Кожемяку!

Недвига

   Ну, долго ль, коротко ли, в сказке скоро,
   На деле-то не вдруг. Ну вот в ту пору
   Сидит себе Никита, кожи мнет.
   И держит он, красавицы мои,
   В руках двенадцать кож; вдруг царь в кожевню,
   Взглянул Никита, так вот и затресся;
   Со страху ходнем руки заходили,
   И разорвал он те двенадцать кож.

Марья Власьевна

   Ну, ври еще!

Недвига

   Известно, сказка складка,
   А песня быль; не мимо говорится.

Марья Власьевна

   Не всякая. Сама же ты певала,
   Что воля красным девушкам гулять;
   Молодкам миновалася гульба.
   Мы девки вот, а все живем в неволе.

Недвига

   Досказывать аль нет?

Прасковья Власьевна

   Ну брось, не надо.
   Уж надоело про змеёв-то слушать!

Недвига

   Чего же вам?

Марья Власьевна

   Любовную скажи!

Прасковья Власьевна

   Ты расскажи, как в тереме высоком
   Сидит красавица; замком булатным
   Дверь заперта дубовая, и стража
   И день и ночь круг терема стоит.
   И солнцем не печет, и буйный ветер
   Пахнуть не смеет на нее.

Недвига

   А дальше?

Прасковья Власьевна

   А дальше я не знаю; я не стала б
   Просить тебя, сама бы рассказала.
   Ты знаешь всю, тебе и книги в руки.

Марья Власьевна

   Как добрый молодец прокрался в терем...
   Да ты нам все рассказывай, как было.

Недвига

   А мать услышит, кто в ответе будет?

Марья Власьевна

   Пойдем в малину! Не найдут до завтра.

Недвига

   Ну, быть по-вашему! Срамницы, право!
   Вас хлебом не корми, а дай послушать
   Соромских сказок. Да и то сказать -
   Все взаперти: чужих людей не видим,
   Гулять нет воли, миловаться не с кем,
   А у живого на уме живое.

Все уходят.

Резвый и Степан Бастрюков показываются из бани.

   ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Бастрюков и Резвый.

Резвый

   Рассыпались в кустах.

Бастрюков

   Мани легонько!

Резвый свищет. Марья Власьевна подходит к тыну, осматривается; Резвый скрывается, Бастрюков выступает.

   ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Бастрюков, Марья Власьевна, Резвый у тына.

Марья Власьевна

   Вот диво-то! Не с неба ль ты свалился?
   Не вихорь ли занес?

Бастрюков

   Да надоело
   Через забор вести переговоры.
   И видит глаз, да зуб неймет. Поближе
   Хотелось быть; лицом к лицу, бок о бок
   Речь тайную, любовную держать
   И миловаться, как душе угодно.
   Мы разобрали тын.

Марья Власьевна

   Ты, парень, ловок.

Бастрюков

   Ведь рано ль, поздно ль, надо ж будет, Маша,
   Тебе покинуть свой терем высокой,
   Чужую сторону узнать, так лучше
   С милым дружком тайком уехать! Разве
   Узнаешь думу батюшки-отца
   Иль матушки твоей башку пустую?
   Загубят век, спихнут за старика
   Постылого на горе да на слезы.
   Чего же ждать? Что думать! Свистнуть, что ли?
   У нас готово, люди в лодке, сядем
   Да и поедем.

Марья Власьевна

   Как же, дожидайся,
   Так и поеду! Нет, ошибся, парень.
   Ты поглупей ищи!

Бастрюков

   Ты вот как, Маша!
   Уж нелюб стал?

Марья Власьевна

   За что тебя любить-то?
   Обманщик ты! О святках было, помнишь,
   У нас в дому плясали скоморохи,
   Ты мехоношей был, ты что мне баял?
   Что ты купецкой сын, Иван Ковригин.
   Зима прошла, весна-красна настала,
   На дереве у моего окна
   Ты по ночам сидел, и коротали
   Тайком с тобой весенние мы ночи.
   Не раз, не два я спрашивать пытала
   Об имени и отчестве твоем:
   Иван Ковригин, только и ответу.
   Ну, как тебе не грех? Я все узнала:
   Ты не купецкой, а боярской сын
   Степан Семеныч, Бастрюковых роду.
   И скоморохи-то твои всё слуги,
   И сам ты скоморох.

Бастрюков

   Тебе же лучше.
   Боярской сын, - тебе почету больше,
   Со скоморохом веселее жить.

Марья Власьевна

   Ну нет, старуха надвое сказала.
   Купецкой сын-то женится честь честью.
   А у тебя, я знаю, во дворе-то
   Всё краденые девки да молодки;
   И я в таких же буду. Нет, зачем же?
   А ты женись, как следует, порядком,
   Тогда вези, куда душе угодно.

Бастрюков

   Да я бы рад, да вишь, Нечай Шалыгин
   Берет сестру твою Прасковью замуж,
   Он враг заклятый и отцу и мне;
   Не то что сватать, мне нельзя и носу
   К вам показать.

Марья Власьевна

   Ну, станем дожидаться;
   Мне лет немного; я не перестарок.

Бастрюков

   Толкуй с тобой; а замуж отдадут?

Марья Власьевна

   Своей охотой не пойду; а силой
   Неволить станут - ну тогда, не знаю,
   Быть может, парень, выйдет на твое;
   Тогда ломайте тын, готовьте лодку,
   Бери в охапку и тащи домой.

Бастрюков

   Голубушка!

(Обнимает.)

Марья Власьевна

   Ты волю-то не очень
   Давай рукам, повремени до срока!
   Придет пора, ни слова не скажу,
   Твоя же буду.

Бастрюков

   Жизнь моя, лебедка!
   Пройди весь свет от края и до края,
   По всем землям, по всем ордам немирным,
   Ищи другого парня, не найдешь,
   Чтоб так любил, как я. Да вот что, Маша.
   По-нашему любить, так вот как: видишь
   Булатный нож?

(Вынимает нож из-за пояса.)

Марья Власьевна

   Да что ты! Бог с тобой!

Бастрюков

   Нет, погоди! Промолви только слово -
   И глазом не моргну, по рукоятку
   В грудь опущу. Вели!

Марья Власьевна

   Да верю, верю.

Бастрюков

   Убей меня Господь на этом месте!

Марья Власьевна

   Да лжешь ли, нет ли: сам ответишь Богу,
   А слушать сладко.

Бастрюков

   Значит, по рукам?

(Подает руку.)

Марья Власьевна

   Да что уж говорить! Тебя полюбишь,
   Так не разлюбишь скоро. Поведешься
   С тобой, так на других потом не взглянешь.
   Ишь ты какой пригожий уродился.

(Прислушивается.)

   Домой пошли. Пора. Прощай!

(Идет. Навстречу ей выходит шут.)

   Ай, ай!

(Прячется в кустах.)

Бастрюков

   Чего она?

Резвый

   Шутило воеводин.

Прячутся в баню.

   ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Шут, потом воевода, Влас с Настасьей и девки.

Шут

   Авось-то он смирнее у невесты.
   А все боюсь, душа уходит в пятки.
   Бродил кой-где, с неделю укрывался,
   А надобно ж когда-нибудь явиться.
   Велит сыскать, так не проси пощады.
   Ух! Идол! Змей Горыныч! Чудо-юдо!

Входит воевода, за ним Влас и Настасья; девки несут жбаны, чары и ковриги.

Шут

(из-за кустов)

   Бывает виноватому прощенье?

Воевода

   Хоть редко, а бывает иногда.

Шут

(падая на колени)

   Помилуй, дяденька! Вперед не буду.

Воевода

   Вставай, собака. С одного вола
   Две шкуры не дерут. Да только помни,
   Шутить с оглядкой, как бы не заплакать!

Шут

   Всем закажу, и недругу, и другу,
   Шутить с тобой! А то накладно, дядя -
   Я языком шучу, а ты дубинкой!

Влас

   Покрой ковром беседку-то, Настасья!
   Пожалуй, осударь Нечай Григорьич,
   Изволь, присесть, не нудь боярских ног.

Воевода

(садится)

   Мы здесь свои, и вы садитесь рядом.
   Вы нареченные мне тесть и теща.

Влас

   Не подобает нам, с женишкой Настькой,
   Перед тобой, высоким воеводой,
   Сидеть да барствовать. Нам, темным людям,
   Холопями твоими быть за счастье;
   Родня роднёй, честь честью, осударь.
   Ты погости у нас, а мы послужим.

Настасья

   Да ну-ка ты! Служи один, я сяду.
   Я экой чести сроду не видала,
   Во сне не грезилось; что я за дура -
   Привел Господь сесть рядом с воеводой,
   А я не сяду! Ну-ка, дожидайся!
   Сажает сам! Хоть малость посижу-то,
   А сколько чести у меня прибудет!

Влас

   Не осуди! Прискорбна головой,
   Сызмальства скудоумна, Бог обидел.
   Робячий смысл, нелепое творит.

Воевода

   Не тронь, сидит.

Шут

   Я, дядя, тоже сяду.
   Понаберись-ка разума, ума
   От нас с Настасьей. Хитрое ли дело
   Судить, рядить да речи разводить
   С боярами да с думными дьяками!
   Поговори-ка с нами, дураками!

Влас

(потчует медом)

  
   Откушай, не побрезгай! Чем богаты,
   Тем мы и рады.

Воевода

   Покажи дорогу!
   Допреж хозяина и поп не пьет:
   Клади начин и подноси по ряду!

Влас

   Жел

Другие авторы
  • Галахов Алексей Дмитриевич
  • Маяковский Владимир Владимирович
  • Вейнберг Андрей Адрианович
  • Лишин Григорий Андреевич
  • Тредиаковский Василий Кириллович
  • Жемчужников Алексей Михайлович
  • Эрберг Константин
  • Жаколио Луи
  • Званцов Константин Иванович
  • Кузнецов Николай Андрианович
  • Другие произведения
  • Пушкин Александр Сергеевич - К *** ("Я помню чудное мгновенье...")
  • Ключевский Василий Осипович - Право и факт в истории крестьянского вопроса
  • Маяковский Владимир Владимирович - Стихотворения (1912-1917)
  • Кони Анатолий Федорович - Темное дело
  • Шулятиков Владимир Михайлович - Против воли (Н. В. Гоголь)
  • Новорусский Михаил Васильевич - М. В. Новорусский: биографическая справка
  • Добролюбов Николай Александрович - Об издании "Современника" в 1859 году
  • Воровский Вацлав Вацлавович - В кривом зеркале
  • Семенов Сергей Терентьевич - Лев Толстой. Предисловие к "Крестьянским рассказам" С. Т. Семенова
  • Лондон Джек - В бухте Йеддо
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
    Просмотров: 195 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа