Главная » Книги

Мирэ А. - Побежденные, Страница 2

Мирэ А. - Побежденные


1 2

Шеффлер. Пророки! (Пожимает плечами.) Твоя мысль витает где угодно, но не в действительности. (Закуривает сигару.) Тебя сотрут.
   Вильде. Посмотрим.
   Шеффлер. Тебя стерли.
   Вильде. Именно?
   Шеффлер. Все твои векселя опротестованы.
   Вильде. Не может быть!
   Шеффлер. Не может быть! Я тебе говорю. Это еще не все. Выкопали из могилы забвения твою историю с Генриеттой.
   Вильде. Не может быть...
   Шеффлер. Ты увез эту несчастную из сумасшедшего дома.
   Вильде (сухо). Я об этом не забыл.
   Шеффлер. Ее предсмертное отчаяние обратилось в оружие против тебя. Это еще не все. На твоей совести - Эмма Рунге, которую ты не любишь.
   Вильде. Кто тебе сказал? (Разбирает рукописи.)
   Шеффлер. Ты продолжаешь бывать у Амелии...
   Вильде. Ложь.
  

Шеффлер пристально на него смотрит.

Вильде нервно разбирает рукописи.

  
   Шеффлер. Она стреляла в себя, когда узнала, что ты ее не любишь. И теперь она - слепая.
   Вильде. Это не любовь с ее стороны.
   Шеффлер. Не любовь?
   Вильде. Это - месть. Она мне мстит. Ежедневно она подвергает меня самой утонченной пытке, заставляя смотреть не ее страданье.
   Шеффлер. Не любовь? (Рассеянно.) Значит, Солнце теперь недосягаемо. (Опять смотрит на Вильде.) Ты бездумно растратил свое наследство. Ты собирал самых грубых публичных женщин и наряжал их в платья, вышитые бриллиантами.
   Вильде (небрежно). Это было красиво.
   Шеффлер. Но кто были эти женщины, которыми ты окружал себя?
   Вильде. Это все равно. Это блестело... Мне казалось, что танцуют феи в светло-опаловых сумерках. (Смотрит перед собой.) Пляска призраков.
   Шеффлер. И ты обвиняешь...
   Вильде. Обществу нет дела до моих человеческих слабостей. Оно должно взирать только на тот великий путь, который я ему указываю. Остальное - моя личная жизнь. Я запираю дверь перед сплетнями.
   Шеффлер (смотрит в окно. Лучи солнца слабым золотом прорезывают серую пелену). Прокаженный пророк теряет свою величавую силу.
   Вильде (с насильственной улыбкой). Ты хочешь, чтоб я превратился в настоящего фиваидского аскета*?
   Шеффлер. Я хочу, чтоб ты бросил свои сумасбродства.
   Вильде (с прорывающимся отчаянием). Даже ты не веришь в мою искренность!
   Шеффлер. В особенности твоя пресловутая школа вызывает бурю негодования. Говорят, что ты развращаешь юношество... История с этой школой может кончиться для тебя трагически.
   Вильде. Если слепые не видят...
   Шеффлер (возвышает голос). Не всякий путь ведет к прозрению.
   Вильде. Мой светоч - единственный. Я хочу, чтоб люди были подобны богам Эллады. (С жестом, полным беспомощной грации.) Чтоб каждый жест их был гармоничен. Чтоб слова их звучали, как музыка... как арфа с золотыми струнами. И - чтоб мелодия сфер была мелодией жизни на земле.
   Шеффлер (серьезно). Закрой свою школу.
   Вильде. Ни за что!
   Шеффлер. Как хочешь. Что касается меня, я не верю в красоту человеческой души. То человечество, которому я молился, - мираж. Я молился человечеству, облеченному в белые одежды, с кристальными сердцами, понимающими Вечность, и Лазурь, и Любовь. (Идет к двери и поднимает портьеру.) Я теперь не верю.
   Вильде. Ты уходишь?
   Шеффлер (глаза его становятся стеклянными. Зрачки удлиняются). Может быть, я еще приду. (Уходит.)
   Вильде. Я тоже не верю. В этом я могу признаться только самому себе. (Задумчиво. ) Шеффлер прав. Векселя... Петля затягивается... Abyssus abyssum invocat...* И притом, разве я люблю Амелию? (Садится к столу и наклоняется над бумагами. Мечтательно.) Я хочу победить! Я буду говорить на площадях. В белой мантии апостола... Красота должна владычествовать над жизнью... (Его голос звучит резко в металлическом ритме слов.) Ad majorem Dei gloriam...*
  

Входит Эмма. На ней темное платье. Она идет ощупью. Голова ее слегка откинута. На лице - тень Смерти.

Вильде оглядывается и опять наклоняется над бумагами.

  
   Эмма (идет на середину комнаты, с протянутыми руками). Фред, ты здесь? Я слышу шелест бумаги... Мне все кажется, что я хожу по какому-то темному подземелью. Я слышу только свой голос в этой похоронной зале. Это меня раздражает. Забавная история! Ослепнуть! Я не хочу жить среди мертвецов! (Вздрагивает.) Это сон? (Идет к окну.) Или я уже сошла с ума?
   Вильде (мягко). У тебя слишком расстроенное воображение.
   Эмма. Земля кажется мне кладбищем. Разве люди теперь живут?
   Вильде. Что ты говоришь?
   Эмма. Они - маленькие лживые мертвецы.
   Вильде (устало). Их нужно воскресить.
   Эмма. Они воскреснут только в день Страшного Суда. Теперь... (Протягивает руку.) Мои руки касаются только бездушных холодных стен. Кругом - мертвые. Их жизнь - песнь похоронных колоколов. Острым ударом впивается каждый звук в мое сердце. Я не могу... Какой ужас! Отнимите у меня жизнь! (Подходит ближе к Вильде.) Фред, уйдем отсюда...
   Вильде. Куда мы уйдем?
   Эмма (презрительно). Какой ты жалкий!
   Вильде. Я должен оставаться здесь.
   Эмма (медленно. На губах ее скользит улыбка). Ты ведь не веришь.
   Вильде (резко. Измученным голосом). Да, я не верю.
   Эмма. Что?
   Вильде. Я ни во что не верю. Теперь миром владеют темные силы. Солнце умерло... Красота умерла.
   Эмма (опускает руки. С неподвижным лицом). Красота умерла.
   Вильде. Она была, как золотой огонь.
   Эмма (приподнимает голову. На ее лице - выражение экстаза). Какой сияющий свет!.. Я - в белой зале... Белое солнце загорается надо мной! Белое солнце меня жжет! Я ищу Любовь!.. Она, должно быть, близко... (С жестом отчаяния.) О, как она далеко! Ее нет в моем сердце... (Испуганно, словно затверживая урок.) Фред, я тебя люблю! Фред, я тебя люблю!
  

Вильде молчит.

  
   Где ты, Фред? Ты далеко... Фред! Фред! Фред!.. Ты слышишь? И мы тоже - мертвые.
  

Вильде закуривает сигару.

  
   О, какой холод, ужас и отчаяние во всей вселенной!.. Звезды кричат: любви нет! Солнца кричат: любви нет! Они в горе разметали свои огненные одежды. Как страшен лик солнца!
   Вильде (смотрит на нее). Ты внушаешь мне ужас.
   Эмма (с насмешкой). Мертвые - ужасны.
  

В передней звонок. Входит Служанка и подает Вильде письмо.

  
   Вильде (просматривает письмо). От Шеффлера... Сейчас вернусь... (Быстро уходит.)
   Эмма (стоит, не двигаясь. С суровым лицом). Призрак... Я знаю, что передо мной призрак... (Протягивает руки.) Я тебя не вижу. Я не могу тебя видеть. Я - слепая. (Улыбается.) Но я знаю: ты - Смерть!
  

В передней звонок. Входит Рунге. У него постаревшее лицо. Подвязанная длинная седая борода. В каждом движении - надменная уверенность.

  
   Рунге. Эмма...
   Эмма. Кто это?
   Рунге. Я, Рунге.
   Эмма. Зачем ты пришел?
   Рунге (всматривается в нее. Удивленно). Что с тобой, Эмма? У тебя... глаза...
   Эмма. Я - слепая. Разве ты об этом не знал?
   Рунге. Нет. Почему это?
   Эмма (тихо). Почему?
   Рунге (рассеянно). Да, да... Ты слышала о том, что недавно произошло в городе?
   Эмма (с усилием о чем-то соображает). Золото солнца падает пурпурной мантией на мертвую землю...
   Рунге (нетерпеливо). Ты говоришь совсем не о том... Мы допустили оплошность. Крюднера арестовали. Нам грозит каторга.
   Эмма. Крюднера? Ах, да, да!.. (Сдвигает брови.) Какой лозунг ему сказала сегодня утром жизнь?
   Рунге. Эх-ма! Она его без разговоров уволокла за шиворот. (Смотрит в окно.) За мной следят... Но это ничего. Один погибает, другой побеждает. Я не теряю уверенности, что венец жизни - мой. Через несколько часов я удираю за границу. (Озабоченно.) Спрячь меня на это время. Куда-нибудь... получше... Чтоб не увидел Вильде.
   Эмма (равнодушно). Налево - дверца. Это - стенной шкаф. Спрячься туда.
   Рунге. Прекрасно. (Отворяет дверцу шкафа.) Я не знаю, Эмма, зачем ты родилась на свет. Жизнь принадлежит таким, как я.
   Эмма. Таким?..
   Рунге (с усмешкой). Дороги бывают разные. Но... сила воли... (Прячется в шкаф.)
  

Эмма нащупывает кресло возле дивана, садится и застывает в неподвижной позе, с бесстрастным лицом, с вытянутыми на коленях руками. С улицы доносятся отдаленные крики. В передней звонок. Входят Вильде и Шеффлер.

  
   Вильде. Они осмелились осыпать меня оскорблениями... Бросать в меня камни*!
   Шеффлер. Я тебе говорил.
   Вильде (потрясенный). Стоит ли жизнь таких страданий и борьбы! Не лучше ль отказаться от всего... Навеки... Сказать: исчезни жизнь, огонек болотный!
   Шеффлер (пожимает плечами). Я тебе говорил.
  

С улицы кто-то швыряет камень в окно. Он разбивает стекло и падает на середину комнаты. Эмма приподнимает руки и опять опускает их.

  
   Вильде. Это...
   Шеффлер. Прелюдия к финалу.
  

В передней звонок. Входит Браун. Солидный господин с широким лицом и широкой бородой.

  
   Браун. Господин Вильде?
   Вильде. Это я.
   Браун. Мой единственный сын учился в вашей школе...
   Вильде (рассеянно). Весьма возможно.
   Браун (говорит все время медленно, деланно-спокойным голосом). Я - богатый коммерсант. Я хотел, чтоб мой единственный сын был моим помощником и наследником, продолжателем моего дела. К несчастью, вы встретились на его жизненном пути...
   Вильде. Обвинительный акт?.. (Садится к столу.)
   Браун (продолжает говорить, стоя около двери. Его глаза вспыхивают). Вы не ошиблись. Обвинительный акт... Я не потерпел, чтоб мой сын превратился в женоподобного юношу с длинными кудрями. Мне не нравилось, что он декламирует греческие стихи и играет на лютне.
  

Вильде закуривает сигару.

  
   Меня выводила из себя его разорительная страсть к дорогим картинам и отвращение к практической, деловой жизни. Его безнравственность доводила меня до отчаяния. Я боялся и ненавидел его презрительную улыбку. Его изысканная манера смотреть свысока заставляла меня предчувствовать крах всего моего состояния... Его философия представляла для меня ряд безумных причуд... Я запретил ему переступать порог вашей школы. Я подверг его строжайшему домашнему аресту, чтоб он мог одуматься... Он {ближе подходит к Вильде)... он отравился. Я пришел свести наши счеты.
   Вильде. Это вы бросили камень в окно?
   Браун. Вы с ума сошли... Я, понятно, могу убить ВЭ.С, КЭ.К собаку, из-за угла... Но я предлагаю вам поединок. (Вынимает из кармана два револьвера.)
   Вильде. Я не отказываюсь. Жажда жить убывает во мне с каждой минутой, как море в часы отлива. (Встает и бросает недокуренную сигару.)
   Браун. Желаете осмотреть револьверы? (Кладет револьверы на стол.)
   Вильде (небрежно). Это безразлично. Надеюсь, оба револьвера заряжены. Ваши условия?
   Браун. Пять шагов. Стрелять, пока один из нас не будет убит.
   Вильде. Прекрасно...
  

Шеффлер молча отсчитывает шаги, отмечает места противников мелом и садится возле Эммы.

  
   Браун. Приступим к делу.
   Эмма. Что это? Убийство? (Встает с протянутыми руками. Потом опять садится и вытягивает руки на коленях.)
  

Вильде и Браун становятся на места. Прицеливаются. Стреляют. Вильде стреляет вверх. Выстрел Брауна убивает его наповал. Он тяжело падает навзничь.

  
   Браун. Я исполнил свой долг... (Берет шляпу и идет к двери.)
   Шеффлер (пожимает плечами). Вы убили мертвеца.
   Браун. Это меня не касается. Мое почтение. (Уходит.)
   Эмма (встает). Он убит? (Нащупывает руками дорогу, приближается к трупу.) Фред... Фред... Фред...
   Шеффлер (подходит к ней). Оставьте его.
  

Рунге отворяет дверцу шкафа и тихо, незамеченный Шеффлером, уходит из комнаты.

  
   Оставьте его. Он умер еще раньше. И мы оба тоже - мертвые.
   Эмма (нащупывает голову Вильде и целует его в лоб). Может быть, за гранью, отделяющей нашу земную жизнь от Вечности...
   Шеффлер. Amen.
  

За стеной, где шкаф, кто-то тихо играет "Реквием" Моцарта.

  
   Слышите? (Лицо его освещается странной улыбкой.) Это американский пианист... Слышите? Привет мертвым...
   Эмма. Да... да... (Стоит, наклонив голову.)
   Шеффлер (закрывает лицо руками). Видите ослепительные молнии?..
   Эмма (протягивает руки). Это - чудо. Я вижу ослепительные молнии...
   Шеффлер. В вечном движении идем мы, мертвецы, к Жизни. Теперь молнии белоснежные...
   Эмма. Я вижу! Вижу!
   Шеффлер. Теперь они багряные и золотые, как будто Солнце вонзило в них свои Лучи. В предсмертных криках должна быть радость...
   Эмма (благоговейно). Да!
   Шеффлер. Жизнь - не здесь.
   Эмма (таинственно прикладывает палец к губам). Там...
  

Они смолкают, словно окованные усталостью и ожиданием. Американский пианист играет громче.

  

Занавес

  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   Печатается по: Мирэ А. Черная пантера. СПб., 1909.
  
   С. 277 Туареги - народность группы берберов, проживает в Мали, Нигере, Алжире, Ливии. По вероисповеданию - мусульмане-сунниты.
   С. 278 Циклопы - мифическое племя великанов с одним круглым глазом посредине лба. По преданию, жили на Сицилии, занимались скотоводством. Согласно Гомеру, одного из них, Полифема, убил Одиссей.
   С. 279 Монте-Кассино - гора в Кампании в 80 км от Неаполя, где в 529 г. св. Бенедикт основал монастырь с особым орденским уставом, который предполагал, помимо молитв и духовной работы, физический труд и обучение юношества. В скором времени монастырь стал местом паломничества для всего западнохристианского мира, превратился в центр богословского образования.
   С. 280 Вавилонская башня. - Библейское предание, приуроченное к началу истории человечества (после потопа), когда начали строить город и башню до небес. Но Бог, возмущенный дерзостью людей, разрушил их намерения: строители перестали понимать друг друга, и строительство прекратилось.
   Монблан - вершина в Западных Альпах на границе Франции и Италии, самая высокая в Западной Европе (4808 м).
   С. 281 Нирвана - понятие в буддизме, обозначающее состояние освобождения от страданий, при котором отсутствуют эмоции, страсти, и человек достигает полной умиротворённости, "высшего счастья". По своей сути нирвана - трансцендентное состояние непреходящего покоя и удовлетворения. Свайные постройки - древние жилые построения или целые поселения, сооруженные на деревянных сваях, у берегов рек, озёр, морских заливов, т.е. Эмма подразумевает доисторические времена.
   Валькирии - в скандинавской мифологии - воинственные девы-богини, помогавшие героям в битвах, уносившие души убитых воинов в божественную страну Валгаллу, где прислуживали им на пирах.
   С. 283 Изида - в египетской мифологии супруга и сестра Осириса, мать Гора, олицетворение супружеской верности и материнства; богиня плодородия, волшебства, охранительница умерших. В позднейшей мифологии покрывало Изиды трактовалось как нечто, скрывающее истинную суть мироздания.
   С. 284 Фирвальдштетское озеро - озеро в Швейцарии.
   Мускус - сильно пахнущее вещество, вырабатываемое железами некоторых животных (кабарги, овцебыка, бобра и др.). Используется в парфюмерии. Феллахи - оседлое население в арабских странах, занятое земледелием.
   С. 285 ...с детства возлюбил он одиночество, тишину и святые книги. - Обычная формула при описании жизни Святых отцов церкви, отшельников.
   С. 287 Кто вверяется неведомому кормчему... - Отражение формул буддизма, которым в это время была увлечена писательница. Но, возможно, намек на поэта-символиста В. И. Иванова, на чьих собраниях - "средах" на Башне - А. М. Моисеева бывала и чья книга "Кормчие звезды" (1903) была ей хорошо известна.
   С. 288 Гурия - вечно юная дева мусульманского рая.
   С. 289 Тиволи-клуб - вероятно, какой-либо аристократический клуб в курортном местечке Тиволи близ Рима.
   С. 290 Фиваидский аскет - нарицательное обозначение христианских отшельников, селившихся в разрушенных храмах египетского города Фивы.
   С. 291 Abyssus abyssum invocat... - Бездна бездну призывает (лат.). Слова из Псалма Давида (41. 8). Ср. аллюзия Ф. Ницше: "Когда ты смотришь в бездну, бездна также смотрит в тебя" Ad majorem Dei gloriam... - К вящей славе Господа (лат.).
   С. 293 Бросать в меня камни! - Этот мотив явно навеян стихотворениями М. Лермонтова и Андрея Белого (сб. "Золото в лазури", 1904). Об осмеянном пророке Мирэ писала в рассказе "Проповедник смерти" (сб. "Черная пантера").
  

Другие авторы
  • Скалдин Алексей Дмитриевич
  • Луначарский Анатолий Васильевич
  • Венгеров Семен Афанасьевич
  • Трубецкой Евгений Николаевич
  • Тютчев Федор Иванович
  • Гаршин Всеволод Михайлович
  • Ковалевский Егор Петрович
  • Модзалевский Борис Львович
  • Гей Л.
  • Кирпичников Александр Иванович
  • Другие произведения
  • Брюсов Валерий Яковлевич - Зоилам и Аристархам
  • Анненский Иннокентий Федорович - Меланиппа-философ
  • Желиховская Вера Петровна - Завещание
  • Ричардсон Сэмюэл - Английские письма, или история кавалера Грандисона (Часть четвертая)
  • Розанов Василий Васильевич - Еще о смерти Пушкина
  • Белый Андрей - Северная симфония
  • Грот Константин Яковлевич - Петр Николаевич Семенов
  • Амфитеатров Александр Валентинович - На заре
  • Рылеев Кондратий Федорович - В. Базанов, А. Архипова. Творческий путь Рылеева
  • Парнок София Яковлевна - Стихотворения, не вошедшие в сборники (1925—1927)
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
    Просмотров: 215 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа