Главная » Книги

Лажечников Иван Иванович - Горбун, Страница 3

Лажечников Иван Иванович - Горбун


1 2 3 4

енной аллеей; на конце пруд; крестьянки в праздничных нарядах, группою; впереди сцены стол, на котором огромная суповая чаша, стаканы, графины, бокалы и закуска. Множество слуг и дворовых девок в различных одеяниях, как водилось в старину в беспорядочных господских домах.

  

Явление I

  

Громодерин и Курилкин. Сидят за столом и ведут попойку.

  
   Курилкин. Почему я не муха?
   Громодерин. Потому, что ты человек.
   Курилкин. Знаю, да почему я не муха?.. Окунулся бы в стакан пунша, да и утонул бы в нем.
   Громодерин. Браво!.. правда, когда бы не вино, гадкое житье на свете!.. Ну, бабы, задремали!.. Эй, Дуная!
  

Крестьянки составляют кружок; одна из них надевает мужскую шляпу и ходит посредине хоровода; хор затягивает песню:

  
   Как пошел наш молодец
   Вдоль по улице в конец,
   Ой, Дунай ли, наш Дунай,
   Сын Иванович Дунай!
   Ах! как звали молодца,
   Позывали удальца,
   Ой, Дунай ли, наш Дунай,
   Сын Иванович Дунай!
   Как во пир пировать,
   Во беседушку сидеть,
   На игрище поиграть,
   Ой, Дунай ли, мой Дунай,
   Сын...
  
   Громодерин (махая рукой). Завыли! полно!.. полно!.. Настю сюда, злодейку Настю. (Слуга подзывает молодую, пригожую крестьянку; она отговаривается.) Проворней!.. не то... (Слуга подводит крестьянку; Громодерин дает ей поцелуй, потом свою руку поцеловать и вынимает из бумажника белую ассигнацию.) Вот тебе за боярский поцелуй! (Обращаясь к Курилкину.) Кой черт! братец, не работы ли горбунчика?
   Курилкин (пожимая плечами). Сомнительная.
   Громодерин. Ну да в нашем краю сойдут с рук! (Отдает другую бумажку.) А что ни говори, братец, скучно жить на свете. Эй! Гаврюшку да Соньку! славно разбойница поет под бандуру. Да кларнетистов!
  

Входит с бандурой молодой, красивый, бойкий парень, в сером армяке, между тем как жилет и прочее платье, довольно щегольское, обличают в нем дворового человека; за ним дворовая пригожая девка, богато одетая, но грустная; подле них становятся два кларнетиста: один с подбитым глазом, с красным носом.

  
   Курилкин. Что это у тебя, Гаврюшка, под наказанием?
   Громодерин. Дурь вошла в голову; полюбил Соньку, а она его, да я-то не полюбил; за эту страстишку задавал порядочную, страсть, да неймется: хочу в солдаты. Ну-ка заливную, про амуры ваши! Лихо, братец, поет, так и тянет за душу! (Певцы переговариваются с музыкантами. Указывая на Гаврюшку.) Ведь он у меня грамотник, своею охотой, собака!..
  
   Певцы поют:
  
   Смолкни, смолкни, молодой ямщик,
   Мимо наших окон едучи;
   Груди белой не надсаживай:
   Сердце без тебя дивно болит.
  
   Со востока пыль поднимется,
   Запоет-то мой пригожий друг:
   Он разбудит ночку темную,
   Встрепенется алая заря.
  
   Он зальется, словно реченька
   Говорит в бегу по камышкам;
   Он застонет, словно горлица,
   Что воркует знойно во саду.
  
   Будто чарами недобрыми
   Песни те заговорил:
   Сердце хочет выскочить от них,
   Просится к нему душа моя.
  
   Чу! запел он... припади к земле,
   Ветер буйный, гость докучливей,
   Замолчи, валдайский колокол:
   Дайте мне наслушаться его.
  
   Ах, прости, прощай, родимая!
   Убегу, куда потянет песнь.
   Пропадай, моя головушка,
   Воля моя, воля девичья!
  
   Громодерин. Прочь!.. И без вас тошно на свете... (Пьет и обнимается с Курилкиным.) Народ! умирать! (Все кругом Громодерина падают на землю.) "Жить и пиво варить!" (Все встают и поют.)
  
   Мы с этого пива опять встанем,
   Ладо, мое Ладо, опять встанем.
   Мы с этого пива в ладоши ударим,
   Ладо, мое Ладо, в ладоши ударим.
   (Бьют в ладоши.)
  
   Теперь, с этого пива, все передеремся,
   Ладо, мое Ладо, все передеремся.
  

Женщины и мужчины все перемешиваются и под лад музыки толкают друг друга.

  
   Курилкин. Ха, ха, ха!..
   Громодерин. Довольно! по местам! (Все расходятся на свои места. К концу этой игры приезжают Останов и Сотов и становятся в отдалении.)
   Сотов. Боярские увеселения!
  

Останов пожимает плечами.

  
   Громодерин. Докажи дружбу, задушевный, любовую! (Пьют и обнимаются и таким образом подходят к пруду.) Хочешь, братец, докажу и я дружбу: брошусь для тебя в пруд!
   Курилкин. Докажу и я: за тобой умирать, так умирать вместе. (Хотят броситься в пруд, люди их удерживают; слышны колокольчики и бубенчики; сходятся гости один за другим.)
  

Явление II

Те же, Останов, Сотов, Пурышков, Козявкин, Тузин, Переметкинский и Македонский.

  
   Останов. Посмотри, наш Орест и Пилад где нашли умирать - в воде!
   Сотов. Да, это не их стихия. Пойдут, как ключ, ко дну. А была, видно, попойка порядочная. Неужели в этой оргии мы выберем себе исправника?
   Останов. Что ж делать, для успеха нашего дела надо с волками повыть.
   Сотов. По-моему, чем волков тешить, надо их бить, где ни попадутся.
   Останов. О, это не так легко, как ты думаешь по-своему, по-столичному! Эти гуси люди богатые; половина уезда им должна... задают пиры, купайся в вине по колено!.. в губернский город шлют обозы.- Тут не много сделаешь!
   Громодерин. Ну, до другого дня. (Увидав гостей.) Милости просим, милости просим, дорогие гости! Эй! малый, наливочки! Народ - долой. (Толпа крестьян и дворовых удаляются. Подают наливку. Останов пьет, Сотов отговаривается.)
   Громодерин. Видно, не старого закала! Такой же хрустальный, как и Радугин, гвардеец и гордионец.
   Сотов. Прошу о Радугине ни слова худого. Этот хрусталь обделан в таком огне, в каком вы не бывали - его с гордостью можно употреблять и за царской трапезой.
   Громодерин (мигая вошедшему Македонскому). А, господин секретарь суда? как думаешь?
   Македонский. Прошу послушать, господа! Дело криминальное. .
   Останов. Ну, полно, господа, разве мы приехали для ссоры? (На ухо Сотову.) И тебе охота связываться с пьяным?
   Сотов. Однако ж к этому пьяному мы приехали трактовать о деле целого дворянского сословия.
   Пурышков (раскланиваясь, Громодерину). Я не мог преминуть сей верной оказии, чтоб не засвидетельствовать вам моего нижайшего почитания.
   Громодерин. А, здорово, всеобщий опекун! Говорят, славную старушку подцепил! Что выторговал-таки духовную?
   Пурышков. Не даром, батюшка! три года ходил около постели хворой.
   Сотов. Утешитель духовный и телесный!.. Не безделица! Кто, кроме вас, взял бы на себя труд возиться с этим тряпьем?
   Курилкин. В это тряпье завернуто золото, мой милый!
   Сотов. Милый твой?.. Ошибся, видно, голубчик! (Курилкин махает рукой.)
   Останов (на ухо ему). Ай, ай, какой ты задорный!.. Да угомонишься ли, братец?
   Сотов. Он может так говорить с лакеем своим, или кто себя доброй волей запишет в его лакеи.
   Козявкин. Здравствуйте, честная компания! Го, го, умора! Побился об заклад с Аполлоном Павлычем, что мой кривой иноход обгонит его тысячного рысака на трех верстах. Что ж, на одной версте засыпал его пылью. Правда, околели две пристяжные; пристяжных кучера долой... черт знает, не переломил ли себе ребра? да зато батюшка коренник честно вывез - не ударил меня лицом в грязь.
   Громодерин. А что закладу?
   Козявкин. С его стороны тысячный рысак и две сотни придачи, с моей иноходец и та же придача.
   Курилкин. Что ему, горбуну? Плевое дело! у него, чай, в обоих горбах набиты ассигнации.
   Громодерин. За здоровье батюшки-коренника!
   Несколько голосов. За здоровье батюшки-коренника! (Все пьют, кроме Останова и Сотова, которые занялись жарким разговором.)
   Сотов (Останову). Дети, достойные отца!
   Громодерин (мигая на них). Ой, вы, иезуиты!
   Македонский (униженно подойдя к Курилкину и потирая ладони). Ваше высокородие проговаривали что-то об ассигнациях и горбуне.
   Курилкин. Ну, да, братец.
   Македонский. Верьте Богу, все пустые слухи... злых людей не оберешься в наше время!.. Я за него готов идти к крестному целованию... А не ровен час, как ваше словечко поймают да пустят в ход... да как на деле не докажете... Вы сами изволите ведать, ложному доносчику... осмеливаюсь доложить из глубочайшего желания добра особе вашего высокородия.
   Курилкин. И впрямь спасибо!.. Спасибо!.. пришли, родной, за овсецом-то. Подводы у тебя ведь ненанятые!
   Македонский. Помилуйте, разве я из интересу, лишь из усердия...
   Громодерин (обнимая вошедшего Тузина). Хорошо, дружище! в воскресенье откушать нашего хлеба-соли не приехал.
   Тузин. Виноват, любезный, пробовал новую осетрину.
   Громодерин. А у меня какая солонина духовая была! Чудо! деликатес!
   Тузин. Солонина!.. Ах, Боже мой, солонина!
   Громодерин. И стерлядка аршинная.
   Тузин. И стерлядь. Да я хлеба лишусь на целую неделю. Лучше б не говорил, ночи не засну, все будут мерещиться солонина да стерлядь, стерлядь да солонина.
   Громодерин. Ну, да, мы поправим скоро это дело.
   Сотов (на ухо Останову, показывая на Переметкинского, стоящего подле них). Это что за новое лицо?
   Останов (тихо Сотову). Татарин или жид, черт знает! Досталось ему здесь какое-то именьице, служил аферистом у наших и ваших. (Обращаясь к прочим.) Полноте, господа, из пустого в порожнее переливать; пора за дело. Сядемте-ка и потолкуем... Вспомните, через три дня дворянские выборы. Судьи и прочие члены судов назначены; ныне хотели назначить исправника.
   Громодерин. Да, да, сядемте и потолкуем. Эй! Филька, наливки! (Все садятся в полукруг, кроме Македонского, который становится за стулом Курилкина.) Что ж ты!
   Македонский (кланяясь). Я и постою-с.
   Курилкин. Кого ж бы нам выбрать?
   Громодерин. Есть один гусь на примете... рангу полковничьего... гвардионец... Надо бы проучить!.. Такой гордец, что и Боже упаси! Стариков нас и знать не хочет; приехал и визита мне не сделал - хоть бы из уважения к моему состоянию и летам!
   Курилкин. Радугин! Да и у меня не был: гордион!
   Переметкинский. И подступу нет ни с той, ни с другой стороны. Несносный человек!
   Громодерин. На небо плюет!.. Ой, ой! Республиканец!
   Тузин (задумавшись). Солонина!.. Стерлядь!..
   Громодерин. Эх, братец, какая тут солонина, мы толкуем о Радугине.
   Тузин. Да, да, нехороший человек и стола с нами гнушается!
   Пурышков Что ж? Почему бы не проучить голубчика! Выбрать его в исправники.
   Курилкин. Ему, чай, мало в губернаторы!
   Громодерин. Пожалуй, в обер-прокуроры захочет!
   Несколько голосов. Проучить!.. в исправники его!.. пускай потрет лямку! (Шепчут между собой и смеются.)
   Сотов. Позвольте...
   Переметкинский. Не дозволяем.
   Сотов смотрит на него с презрительною усмешкой.
   Останов (Сотову тихо). Ради Бога, не мешай. Я сам, через протоколиста моего, навел их на этот путь. Меня просил новый губернатор, человек благороднейший.
   Сотов. Такой же, как и прежний.
   Останов. Боже упаси!.. К этому не прислала бы императрица кошелька в день именин. О, этот человек благороднейший! Он умолял меня постараться выбрать в исправники Радугина, который некогда служил в одном с ним полку. Сказал мне по секрету: "Открывается дело очень важное по-вашему уезду... Нарочно не произвожу следствия... дождусь Радугина следователем".
   Сотов. В таком случае я поддержу вас (громко). И я предлагаю полковника Радугина в исправники, но не потому, чтобы мстить за личные неудовольствия: это неприлично русскому дворянину! нет, а потому, что я уверен в благородстве и твердости его правил, и ручаюсь, что он поддержит достойным образом наш выбор, защищая крестьян от незаконных поборов и бедных от угнетения. Вы хотите его унизить, а он себя возвысит своею должностью. (Слышен ропот.)
   Останов. Позвольте мне сказать слово за Радугина. Вышедши в отставку и собираясь жениться, он должен был, тотчас по приезде своем, заняться хозяйственными делами, и потому не успел воздать должное почтеннейшим своим соседям. Я уверен, обживясь, он постарается загладить свою невольную вину. А, между тем, за тайну должен сказать вам, господа, что и сам губернатор меня об этом просил.
   Несколько голосов. Сам губернатор! Сам губернатор! В исправники Радугина! решено!
   Переметкинский. Честию клянусь, будет образец исправникам.
   Останов. Да как же вы его давеча бранили?
   Переметкинский. Ну, да вы видели, ведь надо было par camaraderie...
   Останов. А кто от слова своего отступится, господа, да будет тому стыдно!
   Все (единодушно). Да будет стыдно!
   Громодерин. Эй, шипучки! Вспрыснем заочно нового исправника!
   Пурышков. Вот и Кремоновы. Что-то они скажут о выборе будущего зятька.
   Македонский. Осмелюсь доложить, и у них сильная партия - жалисты! Опасно-с, как бы не укусили-с!
  

Явление III

  

Те же, Кремонов и Аполлон Павлович.

  
   Громодерин (обнимая Кремонова). Добро пожаловать, поздние гости!
   Кремонов. Дел куча, выдаю дочь; а не смел отказаться, мой почтеннейший друг!
   Громодерин (Аполлону Павловичу, ударяя его дружески по ладони). Здорово, здорово, дружище!
   Аполлон Павлович. Я увлек уж батюшку; мы так много уважаем вас, что готовы бросить самые важные дела, лишь бы провести несколько часов в вашей приятнейшей беседе.
   Сотов (Останову). Только не делание...
   Останов (дернув его за рукав, на ухо). Язык мой, враг мой!.. Даст выпить кофейку - так закусишь его.
   Сотов. Боюсь я его кофейка!..
   Курилкин (Кремонову). Здорово, родной, сколько лет, сколько зим! (Обнимаются.)
   Громодерин. Эй, карты! Аполлон Павлыч любит бостончик.
   Аполлон Павлович. Не прочь.
   Козявкин (Аполлону Павловичу). Рысачок мой.
   Аполлон Павлович. И с ним 200 рублей.
   Козявкин. Помилуйте, совестно, хоть рысачка-то одного.
   Аполлон Павлович. Разве вы хотите меня дарить? я подарков не беру.
   Козявкин. В таком случае не прочь и от денег (тихо пожимая ему руку). Прошу во всяком случае располагать мною.
   Аполлон Павлович (Пурышкову). Я написал полную квитанцию об опеке вашей и отослал ее в суд.
   Пурышков. Не знаю, как изъяснить вам мою благодарность, достойный муж; без вас дело проволокли бы Бог знает сколько.
   Македонский (Аполлону Павловичу, пожимаясь). Дрожечки-то у вас, конечно, московские?
   Аполлон Павлович. Арбатского. А что - понравились? Купите.
   Македонский. Помилуйте, по вашим ли деньгам?
   Аполлон Павлович. Заплатите мне 50 рублей, и они ваши.
   Македонский спешит вынуть из бумажника деньги.
   Аполлон Павлович. Пришлите прежде за дрожками, а там сочтемся. (Македонский, униженно кланяясь, прячет деньги. Громодерин подает Аполлону Павловичу карту.)
   Аполлон Павлович (не принимая). Помилуйте, есть постарше меня: я возьму после.
   Громодерин. Вот за это люблю молодого человека; стариков таки уважает, не то, что какой-нибудь шематон... (Сотов, который стоит подле него, берет карту без приглашения; за ним Останов, Тузин и Аполлон Павлович садятся за карточный стол, по временам слышны: "бостон", "шесть в сюрах", "вист", "ремиз". Прочие гости и хозяин то прохаживаются по саду, то попивают; Кремонов садится на углу карточного стола, возле стола.)
   Аполлон Павлович (Тузину). Какие балыки я получил! Янтарь настоящий!
   Тузин. Откуда вы это, родной, достали?
   Аполлон Павлович. Это моя тайна! Угодно, поделюсь.
   Тузин (подавая ему руку через стол). Благодетель!
   Громодерин. А знаете ли, Павел Иваныч, мы без вас к будущим выборам исправника назначили.
   Кремонов. Кто ж удостоился?
   Громодерин. Да, не взыщи, родной: твой будущий зятек, Радугин.
   Кремонов. Помилуйте, как это... (Аполлон Павлович толкает его коленкой.) Полковник гвардии - только что из службы...
   Останов. То была служба коронная, а теперь не откажется сделать нам честь послужить дворянам.
   Кремонов. Почему б... только... не успел оглядеться... свадьба... куча дел...
   Аполлон Павлович (толкая его опять коленкой и значительно взглянув). Я уверен, Александр Андреич почтет за особенную честь исполнить желание здешнего дворянства. Он постарается доказать, что не место возвышает человека, а человек место.
   Переметкинский. Ваши слова, вельможный господин, надо записывать золотыми буквами.
   Аполлон Павлович (кланяясь). О!..
   Сотов. Игра кончена.
   Аполлон Павлович (рассчитав). От меня приходит вам 95 рублей (вынимает из бумажника ассигнации).
   Сотов. Я ассигнаций не беру.
  

Останов бледнеет и видимо смущен.

  
   Аполлон Павлович. Почему так, милостивый государь.
   Сотов. Так, потому что не беру.
   Аполлон Павлович. У всякого барона своя фантазия!.. В этом случае добрый хозяин поможет мне.
   Громодерин. Что это за вольнодумство!.. Начитался Вольтера, да и хочет весь мир поставить вверх дном. Вы, господин Сотов, обижаете гостя и вместе хозяина. Я давно заметил, вы своей имажинацией разстраиваете нашу компанию. Не любо вам у нас, так вот вам и двери, а погорячитесь, так и не прогневайтесь, полетите и в окошко.
   Сотов (играя перочинным ножиком, который вынул из жилета). Прежде тот полетит на тот свет, кто осмелится наложить на меня руку.
   Останов (Громодерину). Успокойтесь.
   Сотов. Я сам за честь почитаю оставить вашу достопочтеннейшую компанию, а все-таки (иронически) ассигнаций от господина Кремонова не беру... (удаляется).
   Громодерин. Эй, дворецкий! Наклади Сотову в его экипаж меди на 95 рублей. Прежде не пускать его со двора! Слышь?
   Все гости (ходят и кричат). Браво!.. славно отделал молодца.
   Переметкинский. Соломоново решение!
   Аполлон Павлович. Сделайте одолжение, оставьте этого сумасшедшего. Мы с ним иначе разделаемся.
   Громодерин. Нет, нет, проучить молокососа! Слышь? Меди ему на 95 рублей. Однако ж господа, дождик накрапывает, лучше под крышу. (Все начинают уходить, один за другим, вслед за хозяином.)
   Кремонов (тихо сыну). Переживу ли я этот день!
   Аполлон Павлович (любуясь мимоходом цветами, громко). Какие пышные пионы!.. жаль, облетят ныне же...
  

АКТ IV

Богато убранная гостиная. Вечер, блестящее освещение.

Явление I

Аполлон Павлович и Мошнин. Последний входит, осматриваясь, из боковой двери.

  
   Аполлон Павлович (отводя его в сторону). Что, друг, не слыхать ли чего?
   Мошнин. Ни гу-гу, батенька. Все тихо, как на погосте. И кому говорить? Сотов прикусил язычок... кофеек был хорош... будет знать, кошка, чье мясо съела; все дворяне уехали в губернию на выборы.
   Аполлон Павлович. Да, любезный, эти выборы дадут нам славную подмогу. Радугина, жениха моей сестры, выберут в исправники... Смекаешь, как это выгодно? А все я смастерил. Его поставил против соседей... сказал, что мужики, не стоит вести с ними компании; соседей поставил против него, надул им через добрых людей в уши: и гордец-то он, и в грош их не ценит, и хочет-то он в губернские предводители... А они, назло ему, и давай выбирать его в исправники! дескать, низка для него должность; пускай потянет лямку! Батюшка было и прочь, да я его остановил.
   Мошнин. Недаром говорю, золотая головка! С тобой, чай, и в аду не сгоришь, прости, Господи, мое прегрешение! Лишь бы поскорей окрутить сестрицу-то с Александром Андреевичем, а то и шило в мешке спрячем. Пойдет ли на свою кровь?.. А заседатели и секретари наши батраки. И понятых за ведерку приведут... понимаешь... Кто на себя руки наложит? А коли надо, и мертвый на себя покажет.
   Аполлон Павлович (идет к двери и прислушивается; возвратясь). Теперь один Каспар нас связывает по рукам и ногам. Видно, решился погубить нас. Выпустить его на волю - все равно что на себя доказать. Ему ничего. Скажет, засадили его силой! А нам беда! Во что б ни стало, надо ему на язык мертвую петлю, и поскорей, нынче же!
   Мошнин. Как бы без душегубства, батенька, прошу не прогневаться, тихим образом, то есть... нельзя ли сонного, сиречь... зельица? Уснет себе голубчик, да и только.
   Аполлон Павлович. Дело!.. вот уж сутки не давал я ему пить. Жажда не свой брат... В питье... понимаешь?
   Теперь нырни куда-нибудь, а там и покажись на вечеринке... Я выйду, когда можно будет, а ты посматривай за отцом да за зятьком... Отец беспрестанно следит меня... я уж будто побаиваюсь его... Ба! не потерял ли я уж волю свою?.. Зачем же и трудился!.. Нет, покуда она еще моя! покуда я господин здесь в доме!..
   Мошнин. А где ж уложить почивать?..
   Аполлон Павлович. Уложим... в подвале же! Из опочивальни ежедневной сделаем только вечную...
   Мошнин. Как ключ ко дну. Ох, ох! подумаешь, жизнь-то человеческая на волоске висит.
   Аполлон Павлович. А там... разорим, уничтожим все, чтобы и следов не осталось... смотри... (грозит ему) не обмани в последний раз...
   Мошнин. Эх, Аполлон Павлович, разве я нехристь какой! Из веры напоследи вышел! Ведь у меня здесь домик, жена и дети...
   Аполлон Павлович. То-то же!.. Ну решено! Ступай, и приходи вовремя. (Мошнин уходит в боковую дверь.)
  

Явление II

  
   Аполлон Павлович (один). Отчего ж вдруг так сердце замерло? Я думал, решиться на это дело легко... Воображение иногда играет злодеянием, как дитя огнем, но дотронься только до него, и волосы встают дыбом. Видно, на жизни человека лежит святая печать, наложенная самим Богом: ужасно человеку сломить ее!.. А воротиться нельзя... Шаг вперед - грозное привидение с поднятою секирой, и назад - то же. Поздно робеть... Вперед, Аполлон! Крепись, и привидение исчезнет! (Немного погодя.) Что ж? Он уснет сном сладким; его не потревожат житейские горести... (Слышно вдали пение.)
  
   Отставала лебедь белая
   От стада лебединова,
   Приставала лебедушка
   Что ко стаду серым гусям...
   Не умеет лебедушка
   По гусиному кликати.
   Не щиплите меня, лебедя,
   Ой, вы, гуси серые;
   Не сама я к вам залетела,
   Занесла меня погодушка.
  
   Люди поют, веселятся от души, наслаждаются жизнью, а я... так близко от них, под их пение иду губить подобного себе... Что разнежился больно?.. Баба!.. Отцовская кровь заговорила... Нет, мешкать нечего!
  

Явление III

  

Вера Павловна, Елисавета Андреевна, Кремонов, Аполлон Павлович, несколько подруг Веры Павловны и дворовые девушки. Во время разговора ее с подругами, Кремоновы, отец и сын, прохаживаются по комнате.

  
   Вера Павловна (своим подругам). Благодарю вас, милые, каждой из вас желаю таких счастливых минут. Ах! Кабы вы знали, что делается в моем сердце?
   Елисавета Андреевна. Однако ж любезный женишок заставляет себя ждать... Я на твоем месте отмстила бы ему после свадьбы.
   Вера Павловна. На моем месте заговорила б другое. Может ли теперь придти что-нибудь злое на ум и сердце! чувствуешь только смутное блаженство, да и в том не можешь дать себе отчета. (Садится, около нее садятся ее подруги; Елисавета Андреевна шепчет что-то горничным; они поют):
  
   На речке лебедушка кликала,
   На быстрой белая кликала:
   Ты лети, лети, лебедь мой,
   Ты лети, лети, белый мой:
   Без тебя ли мне, лебедушке.
   Речка не так течет,
   В поле трава не зелена.
  
   В тереме Верушка плакала,
   В высоком Павловна плакала:
   Ты иди, иди, суженый мой,
   Ты иди, иди, ряженый мой,
   Скорей иди, Александр господин,
   Александр, сударь Андреевич!
  
   Без тебя ли мне, девице,
   Темно красное солнышко,
   Не ясен светел месяц,
   Терем не так стоит;
   Без тебя ли мне, девице,
   Сахарны яства на ум нейдут,
   Денечек весь пасмурен,
   Не спится темною ночкой.
  
   Аполлон Павлович (про себя). Боюсь, чтоб она не веселилась над бездной!.. Надо спасти ее! Без жертвы не обойдется...
   Кремонов (отводя сына в сторону). Для такого радостного дня, дай свободу бедному Каспару.
   Аполлон Павлович. Дам... дам... я уж об этом и думал.
   Кремонов. Ты так мрачно говоришь о таком добром деле.
   Аполлон Павлович. Нельзя же!.. Надо взять предосторожности... не быть в дураках. Видите радость, счастие сестры!.. Ну, если все это рушится?
   Кремонов. Если... все это рушится?!
   Несколько голосов. Жених! Жених!..
  

Кремонов и Аполлон Павлович идут навстречу Радугину.

  

Явление IV

  

Те же и Радугин. За ним несколько молодых франтов, разодетых по бальному.

  
   Радугин (поцеловав руку у невесты, обращается к хозяевам дома). Рекомендую вам моих добрых знакомых: все прекрасные молодые люди и танцоры до упаду.
   Кремонов. Очень рад дорогим гостям, очень рад. (Молодые люди расшаркиваются и подают Кремонову руку.)
   Радугин. Хотел бы сюда на крыльях ветра. Лошади мчали меня, а мне все казалось, что тащусь на клячах. Кричу кучеру: "Пошел! пошел!.." - он летит по камням и ухабам и вдруг хлоп - рессора пополам.
   Кремонов (в сторону). Худое предвестие!
   Вера Павловна. Не ушибся ли ты?
   Радугин. Нет, слава Богу; кончилось только одною досадою на задержку. Теперь я с тобою, мой друг, и все забыл. Как хочешь, по обычаям сговора, мы здесь не расстанемся. (Садится рядом, за ним размещаются и другие.)
   Вера Павловна (тихо пожимая ему руку). Ни здесь, ни там! (Показывает глазами на небо.)
   Радугин. Да, я забыл вам сказать: в сенях стоит, пригорюнясь, бедный Мошнин, такой нарядный, сапоги со скрипом, и не смеет сюда войти, а говорит: "Хотелось бы полюбоваться на радость общую".
   Кремонов. Почему ж не так? Он не помеха. У нас все попросту, без чинов и затей, по старине, как вы сами хотели.
   Аполлон Павлович. Мы давно ведем с ним дела торговые... простой, но честный купец! (Слуге.) Попросить сюда Мошнина.
  

Явление V

Те же и Мошнин

  
   Мошнин. Честной беседе во компании многие лета желаем.
   Кремонов. Вот мой будущий зять - прошу полюбить. (Радугин подает Мошнину руку.)
   Мошнин (низко кланяясь). А нас прошу жаловать. (Всматривается в жениха и невесту.)
   Вера Павловна. Что ты так на меня пристально смотришь, Гаврила Силаич?
   Мошнин. Смотрю и думаю я: напрасно, матушка-сударыня, прошу не прогневаться, цветочек приколоть изволили - сами розанчик, да еще какой!.. только вот что развернулся. А твое красное солнышко при тебе: есть от чего расцветать.
   Радугин. Благодарим за приветствие, благодарим.
  

Аполлон Павлович показывает возле себя место Мошнину, этот садится.

  
   Хор:
  
   Черна ягода смородина,
   Прилегла к круту бережку;
   Прилегли кудри русые
   К лицу белому, румяному:
   Приглядывали красны девицы
   За румяным молодцом;
   Русы кудри по плечам лежат
   На Александре да Андреевиче,
   Брови черные, что у соболя;
   Очи ясные, что у сокола!
   Слышишь ли, Александр Андреевич,
   Мы тебе песню поем,
   По имени называем,
   По отечеству величаем.
  
   Радугин (кладет ассигнации на поднос, который подносит девушка). Благодарю, милая!
  

Мужчины встают, один за другим, с места, для поздравления; им подносят бокалы шампанского. На приветствия их жених и невеста откланиваются; Кремонов хочет говорить, но от слез не может; Вера Павловна бросается к нему в объятия, потом в объятия брата.

  
   Аполлон Павлович (взявши бокал). Вера, в счастии своем не забудь брата! (Выпивает.)
   Вера Павловна. О никогда, никогда: счастием своим я вам обязана!
   Один из гостей (взяв бокал, обращается к жениху и невесте). Как искрится сие вино, так искрилось бы всегда ваше счастие. (Выпивает.)
   Другой (с бокалом в руке, восторженно). Сколько упоительных капель в этом бокале, столько упоительных дней в вашей жизни!
   Третий (расшаркавшись и откланявшись, молча выпивает вино).
   Четвертый. Как... сколько... (Краснеет и не может выговорить слова.)
   Мошнин. Э, батюшка, оставьте, дней много в году впереди, успеете сказать. (Взявши поднесенный бокал.) Матушка, сударыня, Вера Павловна, дорог у тебя на ожерельи окатный жемчуг: унизал бы тебя Господь такими дорогими дочками! Милостивец, Александр Андреевич, так и горят жаром золотые позументы на одежде твоей: такими золотыми сынками обложил бы тебя Господь!
   Радугин. От души спасибо за желания, Гаврила Силаевич! (Обращаясь к Вере Павловне, тихо.) Этот, видно, не полезет в карман за словами. (Подносят вино девушкам; они, коснувшись губами бокала, поздравляют жениха и невесту, потом целуются с невестой.)
   Елисавета Андреевна. Мне чего желать тебе, милый друг? Чтобы ты поскорей, так же весело, праздновала мою свадьбу.
  
   Хор
   (величает гостей)
  
   Ох, вы умные головушки,
   Разудалы, добры молодцы,
   Вы охочи по пирам ходить,
   Песни слушати:
   Вы охочи ли девиц дарить,
   Не рублем, не полтинкою,
   Золотою гривенкой.
  

Молодые гости кладут на поднос деньги, Мошнин хочет то же сделать - от него не принимают; он садится на свое место; хор поет:

  
   Уж ты умная головушка,
   Ты окладиста бородушка,
   Гаврила Силаевич,
   Ты охочь по пирам ходить,
   Песни слушати:
   Ты досуж по свадебкам гулять,
   Девушек сманивати.
   Ты охочь ли девушек дарить?
   Не дари рублем, не полтинкою,
   Ты дари золотою гривною.
   Слышишь ли, бородушка,
   Гаврила Силаевич,
   Мы тебе песню поем,
   По имени называем
   По отечеству величаем.
   Станешь дарить -
   Станем хвалить;
   Не станешь дарить -
   Станем корить.
  
   Мошнин (кладя на поднос серебряную мелкую монету). Вы, голубушки, хвалили мою бородушку - моя бородка негодная, ощипанная, дарит вам, чего стоит.
  
   Хор
  
   На дружке-то кафтан
   Весь по нитке сбиран.
   Как на дружке-то кафтан,
   С фальшивой бахромой,
   Чулки вязаны,
   И те крадены,
   На дружке-то шляпенка
   После сватушки чертенка.
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 300 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа