Главная » Книги

Крылов Виктор Александрович - В сетях Амура

Крылов Виктор Александрович - В сетях Амура


1 2


В. А. Крыловъ

Въ сѣтяхъ Амура.

Комед³я въ одномъ дѣйств³и.

(Мотивъ заимствованъ).

Для сцены.

Сборникъ пьесъ.

Томъ девятый.

Издан³е

Виктора Крылова

(Александрова)

С.-Петербургъ.

Типограф³я Шредера, Гороховая, 40.

1896.

ДѢЙСТВУЮЩ²Я ЛИЦА.

  
  
   Тюменевъ, Павелъ Герасимовичъ,- дворянинъ изъ обѣднѣвшихъ.
   Клеопатра, Анна, Елена, Л³д³я,- его дочери.
   Лыковъ, Ѳедоръ Платоновичъ,- мужъ Клеопатры, служитъ секретаремъ въ сенатѣ.
   Насоновъ, Давидъ Семеновичъ,- мужъ Анны, секундъ-ма³оръ.
   Ратаевъ, Никита Ивановичъ,- молодой богатый дворянинъ.
   Князь Глуховской, Дмитр³й Петровичъ,- богатый гвардейск³й офицеръ.
   Тихонъ,- слуга у Ратаева.
  

Дѣйств³е происходитъ въ подмосковномъ имѣньи Ратаева (верстахъ въ десяти отъ Москвы) въ 80-хъ годахъ прошлаго столѣт³я.

  

Изящный сквозной многогранный павильонъ, сдѣланный изъ пилястръ, соединенныхъ между собою рѣшетчатыми стѣнами; все окрашено темно-зеленой краской. Потолокъ изукрашенъ густо цвѣтами, зеленью, птицами, амурами (сходится пирамидой). Сквозь рѣшетчатыя стѣны видѣнъ садъ. Входовъ нѣсколько безъ дверей арками. Широк³я гардины приподняты. Мебель рококо, разнообразная; зелень, бюсты на колонкахъ.

  

1.

КНЯЗЬ ГЛУХОВСКОЙ и РАТАЕВЪ.

Глуховской сидитъ, Ратаевъ стоитъ передъ нимъ.

  
   Ратаевъ. Ну кажется обстоятельно я тебѣ доложилъ.
   Глуховской. Докладъ не замысловатый; въ единомъ словѣ совмѣщается: ты хочешь всенепремѣнно меня женить.
   Ратаевъ. То есть, если ужъ цѣликомъ открыть душу: я хочу только выдать замужъ Лид³ю Павловну; а такъ какъ для этого необходимо имѣть жениха...
   Глуховской. То ты на сей предметъ выбралъ меня?!
   Ратаевъ. Видишь, какъ ясно: ты съ лету хватаешь...
   Глуховской. Ясно-то ясно, да не совсѣмъ со мной согласно. Я пр³ѣхалъ сюда изъ Петербурга совсѣмъ не для того, чтобъ...
   Ратаевъ. Ты пр³ѣхалъ развлечься,- какое-же тебѣ большее развлечен³е?... Ты всѣмъ въ жизни наслаждаешься: и виномъ, и картами, и военными экзерциц³ями; живешь среди знати, на куртагахъ при дворѣ менуэтъ танцовалъ... Ты не испыталъ только одного: женитьбы... А это братецъ мой такое развлечен³е!- одинъ разъ на всю жизнь.
   Глуховской. (Посмѣиваясь.) Знаю.
   Ратаевъ. Благоустроенный бракъ вѣдь это что? это на землѣ сущее подоб³е райской жизни - право. Я вѣдь тебѣ сватаю не вертопрашку какую Петербургскую, а дѣвицу примѣрныхъ качествъ. Лид³я Павловна, ты и не воображаешь... она собран³е всѣхъ достоинствъ и даровъ природы... играетъ на трехъ музыкальныхъ инструментахъ, рукодѣльничаетъ лучше любой крѣпостной дѣвки, письма по французки излагаетъ, что твой Дидеротъ и Руссо.
   Глуховской. Скажи пожалуй какое сокровище. Да для чего-жъ ты мнѣ ее уступаешь, а не самъ на ней женишься.
   Ратаевъ. Я хочу ей дать достойнѣшаго жениха - и такъ какъ ты гораздо достойнѣе меня: ты гвардеецъ, и князь, и на лин³и къ высшимъ почестямъ...
   Глуховской. Охъ, милый, ты плутуешь.
  

Встаетъ.

  
   Ратаевъ. Ха, ха, ха... Вижу, что отъ тебя ничего не скроешь - всю подноготную наружу - изволь. Главная тутъ причина та, что я въ настоящее время пребываю въ сѣтяхъ Амура...
   Глуховской. Влюбленъ!?
   Ратаевъ. Безмѣрно... въ дѣвицу Тюменеву.
   Глуховской. И оттого хочешь женить меня?
   Ратаевъ. Не забѣгай впередъ. Познакомился я съ ней меньше года назадъ... Ея отецъ вдовый дворянинъ; положимъ обѣднѣвш³й,- вотчины у него всего кустъ бузины у крыльца, а дворовой животины всего собака Азоръ, да чижикъ въ клѣткѣ чирикаетъ... (Глуховской смѣется.) но родъ его старинный, гордость самая сановитая и если не богатствомъ, такъ семейкой Господь его благословилъ. Четыре дочки на подборъ -и было же такое несчаст³е, что моя то красотка родилась послѣ всѣхъ, она младшая. Отецъ конечно радъ отдать ее за меня, но человѣкъ онъ предусмотрительный, прежде, говоритъ, надо старшихъ замужъ выдать.
   Глуховской. Досада не малая.
   Ратаевъ. Пришлось ужь мнѣ самому объ этомъ заботиться. Ну еще первую-то, Клеопатру, мнѣ легче было выдать, я ей доставилъ сенатскаго секретаря, Лыкова; но ужь для второй, Анны, мой будущ³й тестюшка потребовалъ военнаго, да еще въ штабъ-офицерскомъ чинѣ. Ѣздилъ я, ѣздилъ по разнымъ полкамъ, въ караульняхъ ночевывалъ, наконецъ добылъ таки секундъ-ма³ора Насонова. Тихъ и робокъ, какъ дѣвица, веревки вей изъ него: женилъ. Теперь осталось только одну выдать, Лид³ю. Но ужь для нея тестюшка никакихъ резоновъ не принимаетъ; требуетъ и богатаго, и знатнаго, и Богъ знаетъ что еще ему подай... Такъ видишь самъ, что лучше тебя мнѣ не подобрать.
   Глуховской. Да вѣдь, милый, я тебѣ не крѣпостной, чтобъ меня такъ не въ зачеть въ рекруты,
   Ратаевъ. Ты мнѣ другъ и герой. А герои отъ древнѣйшихъ временъ жизнью своимъ друзьямъ жертвовали.
   Глуховской. А почемъ ты знаешь, - можетъ я и самъ въ сѣтяхъ Амура...
  

Вбѣгаетъ Тихонъ.

  
   Ратаевъ. Не вѣрю, не вѣрю, ты отлыниваешь...

2.

ТѢ-ЖЕ и ТИХОНЪ.

  
   Тихонъ. Бояринъ!.. гости наѣхали! цѣльная колымага народу!..
   Ратаевъ. Кто такой?
   Тихонъ. Да самъ господинъ... съ боярышнями... Тюменевъ, Павелъ Герасимовичъ.
   Ратаевъ. Мой будущ³й тестюшка, и съ боярышнями, чего лучше! стало быть и твоя невѣста тутъ.
   Глуховской. Какая невѣста! Онъ ужь ее моей невѣстой величаетъ!
   Ратаевъ. Я обѣщалъ, что къ нему тебя привезу, да видно не выдержалъ старикъ, захотѣлось поскорѣй познакомиться съ новымъ зятькомъ.
   Глуховской. Въ зятьки меня ужъ произвелъ... вотъ.
   Ратаевъ. (Тихону.) Гдѣ они?
   Тихонъ. Боярышни-то подлѣ зеркалъ вертятся, а у боярина кафтанъ разодрался, такъ Андрюшка зашиваетъ. Я имъ сказалъ, что вы тутотка, въ павильонѣ,
   Ратаевъ. (Глянувъ въ кулисы.) Никакъ ужь вонъ они сюда идутъ?! Чудесно, сейчасъ я тебя и представлю.
   Глуховской. Неужто идутъ?!.. Прощай... Захвачу верховую на конюшнѣ и гоняйся тогда за мной въ поднебесьи.
   Ратаевъ. (Удерживая его.) Куда?.. куда?.. ты хоть только посмотри,
   Глуховской. Да ты съ ума сошелъ... не хочу я этого нисколько... отстань!
  

Быстро уходитъ.

  
   Ратаевъ. Гвардейск³й офицеръ и бабы испугался!.. да нѣтъ, я заставлю...

Убѣгаетъ за нимъ.

3.

ТИХОНЪ одинъ, потомъ ТЮМЕНЕВЪ, ЛИД²Я, ЕЛЕНА, ЛЫКОВЪ и КЛЕОПАТРА.

  
   Тихонъ. Ахти! Чтожь это они улепетываютъ - и мнѣ никакого наказа не дали? Какъ-же про нихъ сказывать?- что правду говори, что соври, попадешь какъ куръ во щи.
  

Входитъ Тюменевъ и остальные.

  
   Тюменевъ. Гдѣ-же Никита Ивановичъ?
   Тихонъ. Не засталъ ужъ я ихъ,- должно быть на гулянку ушли, съ гостемъ въ поле.
   Тюменевъ. Ну и путь имъ дорога! Мы здѣсь на роздыхѣ совѣтъ обстряпаемъ.
   Клеопатра. (Садясь въ кресло.) Сестрицы, как³я кресла! утопаешь, какъ въ облакѣ.
   Тихонъ. Этотъ павильонъ у насъ называется Монрепо.
   Клеопатра. Ахъ! прелести!
   Лыковъ. Завздыхала ужь моя женушка, что путнаго нашла?- храмина вовсе неустойчивая - стѣны сквозныя.
   Тюменевъ. А разукрашена знатно: всяк³е прародители въ зелени поразставлены... Очень великолѣпно... (Останавливается передъ бюстомъ Минервы). Это что за безобраз³е?.. поди сюда (Тихонъ подходитъ.) это что у васъ за офицеръ такой невѣжа стоитъ?
   Клеопатра. Батюшка! какой тамъ офицеръ?- это богиня мудрости - Минерва.
   Тюменевъ. Ну пускай Минерва!.. Какъ же она смѣетъ на меня такъ непристойно глядѣть, словно хочетъ сказать: куда это ты сосудъ скудельнич³й забрался?.. Убери ее прочь!.. туда въ кусты, тамъ старичекъ лысеньк³й стоитъ, давай его сюда.
   Тиховъ. Да вѣдь мой бояринъ сами ставили.
   Тюменевъ. Я тебѣ приказываю... я отецъ всего семейства и патр³архъ; стало я глава и хозяинъ... Неси вонъ... (Тихонъ беретъ бюстъ.) Покажи... Ишь ты, какъ глядитъ... я тебя научу - сосудъ скудельнич³й... тащи.
  

Тихонъ уноситъ бюстъ и ставитъ вмѣсто него бюстъ Сократа.

  
   Лыковъ. Скажешь-ли ты, тестюшка родной: зачѣмъ ты меня отъ служебнаго дѣла оторвалъ и сюда привезъ?
   Тюменевъ. Велико твое дѣло! Бумаги-то чай не самъ пишешь, а подмахнуть ихъ всегда успѣешь. У меня тутъ дѣло всѣхъ дѣловъ важнѣе... (Тихону.) Такъ, такъ, ставь его курносенькаго... Почитай старость... Пошелъ-же теперь сыщи своего боярина; скажи, что мы его тутъ ждемъ.
   Тихонъ. Слушаюсъ.
  

Уходитъ.

  
   Елена. Я, батюшка, понимаю твою затѣю.
   Тюменевъ. А понимаешь - такъ молчи, впередъ старшихъ не суйся. Жаль, что Анны съ мужемъ нѣтъ; писалъ я имъ, чтобъ всенепремѣнно сюда къ полудню прибыли. Ждать уже теперь некогда... стало...
   Лид³я. Идутъ, идутъ, батюшка... вонъ идетъ Анна...
   Елена. И секундъ-ма³оръ съ нею.
  

За сценой смѣхъ.

  
   Тюменевъ. (Клеопатрѣ.) Отмѣнно! Теперь и полная впереди бесѣда у насъ будетъ.
  

Входятъ Анна и Насоновъ.

4.

ТЮМЕНЕВЪ, ЛЫКОВЪ, НАСОНОВЪ, КЛЕОПАТРА, АННА, ЛИД²Я, ЕЛЕНА.

Анна - вбѣгаетъ съ хохотомъ. Она въ амазонкѣ.

  
   Анна. Ха, ха, ха... ой не могу!.. родные поддержите... ха, ха, ха... здравствую, батюшка... сестрицы ха, ха, ха, ха...
   Тюменевъ. Чего ты раскудахталась?
   Анна. Уморилъ... уморилъ меня мой муженекъ... вотъ воитель!!..
   Насоновъ. Вы, Анна Павловна, всегда на мой счетъ...
   Анна. Смирно!!.. Стой, ровняйся по прежнему... Что за продерзость разѣвать ротъ передъ командиромъ. (Смѣется.) Добро, что мы супостатовъ покорили, куда-бы онъ погодился, кабы его на побоище послать!... Вѣришь-ли, сударыня-сестрица, поскакали мы верхомъ изъ Москвы... недалеко вѣдь сюда, всего десять верстъ... мой секундь-ма³оръ на четвертой взмолился, усталъ; а ужъ къ концу-то совсѣмъ на шеѣ у коня повисъ... вотъ наѣздникъ!
   Елена. Неосновательный воинъ.
   Насоновъ. Я для того, матушка, и служу всю жизнь въ комисс³яхъ, да по канцеляр³ямъ, а не во фронтѣ.
   Анна. Смирно!.. не забывай, что ты съ супругой не въ одномъ рангѣ.
   Лыковъ. Что это у тебя своячекъ, жена-то не по уставу съ тобой разговариваетъ?
   Анна. А ты, приказная строка, знай свои уставы про свой носъ... тирань вонъ ее, свою жену, а до чужой не касайся.
   Клеопатра. Ахъ, сестрица, я-бы его всякое тиранство снесла, кабы только душа его была склонна къ стихотворству... всего ужаснѣе: не понимаетъ онъ что:
  
   Златая арфа Аполлона
   Подруга чернокудрыхъ музъ...
  
   Лыковъ. Съ твоей арфой-то безъ каши насидишься...
   Анна. Ахъ грубость судейская! |
   Клеопатра. Жалость одна... } Почти въ одно время.
   Елена. Бѣдная сестрица. |
  

Аханье.

  
   Тюменевъ. Тише дочки, тише!.. что вы ссоритесь ни путь, ни дѣло. Берегите про себя свое супружеское соглас³е... Садитесь и слушайте, зачѣмъ я васъ сюда привезъ... (Садится.) Я какъ патр³архъ на креслѣ, а вы всѣ кругомъ.
  

Анна, садясь на ручку кресла, мужу.

  
   Садись къ моимъ ногамъ на скамеечку.
  

Насоновъ обмахиваетъ скамейку и садится.

  
   Елена. (Гладя на Насонова.) Ахъ умора!..фасоны как³е!
   Тюменевъ. Драгоцѣнное мое потомство! вамъ извѣстно, что восемь мѣсяцевъ тому назадъ изъ четырехъ моихъ дочерей ни одна еще не была замужемъ...
   Елена. Ко мнѣ первой присватались.
   Тюменевъ. Молчи, не опережай старшихъ... Когда по моему требован³ю Никита Ивановичъ, чтобъ добыть себѣ Елену представилъ для Клеопатры вотъ этого жениха, я согласился отдать мою дочь чернильной душѣ.
   Лыковъ. Тестюшка, коли вы такъ меня аттестуете...
   Тюменевъ. Не возносись!- ты хоть и дворянскаго рода, но гдѣ-же тебѣ до моихъ предковъ, - и хоть тамъ въ сенатѣ ты воротила, а все таки судейск³й строчила, чести мнѣ въ твоемъ родствѣ мало.
   Лыковъ. Позволь...
   Тюменевъ. Другъ мой, ты въ этомъ не виноватъ,- тогда у меня было четыре дочери-дѣвицы, я съ ужасомъ думалъ, что никогда мнѣ ихъ всѣхъ съ рукъ не сбыть... Аннѣ достался уже лучш³й мужъ, хоть тоже не Богъ вѣсть какой гренадеръ, но въ секундъ-ма³орскомъ чинѣ и съ достаткомъ. (Анна ударяетъ хлыстомъ мужа.) Не волнуйся дочка, твой выборъ все-таки удачнѣе твоей старшей сестры.
   Клеопатра. Ахъ?
   Лыковъ. Однако тестюшка...
   Тюменев. Елена просватана: остается одна Лид³я, ее я дешево не отдамъ. Я уже захаилъ трехъ жениховъ, но теперь кажется Никита Ивановичъ досталъ наиблестящаго... Моя дворянская гордость не позволила мнѣ принять его въ моемъ убогомъ жилищѣ и оттого я предпочелъ васъ собрать сюда... чтобъ вы всѣ общимъ родственнымъ совѣтомъ обсудили жениха...
   Лид³я. Батюшка, я уже говорила тебѣ, что напрасно ты обо мнѣ стараешься; не хочу я замужъ итти, не хочу...
   Всѣ. Какъ такъ? что? что? помилуй!
   Лид³я. Коли не изволишь меня у себя держать, отпусти лучше въ монастырь.
   Тюменевъ. Инъ ты, совсѣмъ дѣвка съ ума спятила. И слушать не желаю; выложи эту нелѣпицу изъ головы... У меня ужь такое и положен³е надумано, чтобъ четыре дня въ недѣлю обѣдать у дочерей.
   Лыковъ. Тестюшка...
   Тюменевъ. Ты не бойся; къ тебѣ я въ постные дни, все равно голодать... А у Лид³и я думалъ бывать по праздникамъ. Куда-же я въ Воскресенье пойду?.. пожалѣй отца, да и сестру пожалѣй: у меня зарокъ данъ - ни за что Елену Никитѣ Ивановичу не отдамъ, пока ты замужемъ не будешь.
   Лид³я. Коли такъ, батюшка, что отъ этого счастье зависитъ сестры... и... Никиты Ивановича... будь все по волѣ твоей... выдавай меня за кого хочешь.
   Клеопатра. Ахъ! ей-же лучше всѣхъ попадаетъ и она-же ломается.
   Тюменевъ. Да, дѣточки, теперь я жалѣю, что у меня не семь дочерей, тогда-бы я круглую недѣлю дома не обѣдалъ и шестую дѣвицу выдалъ бы не иначе, какъ за иностраннаго принца.
  

Входитъ Тихонъ.

5.

ТѢЖЕ и ТИХОНЪ, потомъ РАТАЕВЪ и ГЛУХОВСКОЙ.

  
   Тихонъ. Идутъ-съ... и гостя за рукавъ ведутъ; онъ упирается, а они ведутъ...
   Анна. Ха, ха!- чего-же онъ упирается?
   Тюменевъ. Прямая страсть всегда съ робостью нераздѣльна... Подбирайтесь, боярышни, боярышни, подбирайтесь, товаръ лицомъ показать.
  

Группируются: КЛЕОПАТРА, ЛЫКОВЪ, НАСОНОВЪ, АННА, ЕЛЕНА, ТЮМЕНЕВЪ, впереди ихъ ЛИД²Я.

  
   Анна. (Мужу.) Держись ты бодро! - что у тебя за позитура?
   Тюменевъ. Тсс!!
  

Появляется Ратаевъ и Глуховской.

  
   Елена. (Невольно вскрикиваетъ). Ахъ! Создатель!..
  

Закрываетъ лицо вѣеромъ. Общ³й церемонный поклонъ.

  
   Ратаевъ. Прости, Павелъ Герасимовичъ; позамѣшкались встрѣтить... не ждалъ я такой вашей милости, что самъ ко маѣ пр³ѣдешь... Многолюбезному семейству поклонъ (Снова поклонъ). Позвольте познакомить: мой другъ - лейбъ-гвард³и поручикъ.
   Всѣ. (Кромѣ Лид³и; послѣдовательно, полушопотомъ.) Лейбъ-гвард³и! Лейбъ-гвард³и...
   Ратаевъ. Дмитр³й Петровичъ князь Глуховской.
   Всѣ. (Такъ-же.) Князь! князь! слышали: князь...
   Ратаевъ. (Тихо Тюменеву.) Отъ пятнадцати до двадцати тысячъ рублей годоваго дохода,
   Тюменевъ. (Тихо женѣ.) Отъ двадцати до тридцати тысячъ дохода.
   Елена. (Тихо Аннѣ.) Отъ тридцати до сорока тысячъ...
   Анна. (Насонову и Лыкову шепчетъ.) Отъ сорока...
  

Лыковъ шепчетъ что-то Клеопатры.

  
   Клеопатра. (Всплеснувъ руками.) Шестьдесятъ тысячъ годоваго дохода!!.
   Тюменевъ. Князь,- вотъ вамъ все мое семейство, прошу любить и жаловать... безъ церемон³й. Мы хоть и старинные дворяне, но люди простые.
   Лыковъ. Прошу любить и жаловать!
   Анна. Ваше с³ятельство пожаловали къ намъ изъ Петербурга?
   Глуховской. Такъ-съ... Это вы, Лид³я Павловна?
   Анна. Ахъ нѣтъ, къ несчаст³ю я ужь замужемъ.
   Глуховской. (Про себя.) Да они тутъ всѣ въ заговорѣ.
   Клеопатра. Вы неминуемо видѣли тамъ его превосходительство, господина поэта Державина...
  
   Небесный даръ, краса вѣковъ,
   Въ тебѣ великость лучезарна,
   Восходитъ мысль высокопарна.
   Я всѣ его стихи наизусть знаю.
  
   Яыковъ. (Отводя ее.) Съ чѣмъ сообразно, матушка, веди себя надлежаще.
   Елена. (Князю.) Давно вы дружны съ Никитой Ивановичемъ, князь?
   Глуховской. (Пораженный.) Какъ? это вы, Елена Павловна?.. здѣсь?..
   Ратаевъ. (Отстраняя ее.) Это моя невѣста... моя... это не то...
   Глуховской. Вы невѣста?..
   Елена. (Вздохнувъ.) Да!..
   Тюменевъ. (Выводя Лид³ю ) Но вотъ мой фениксъ... вотъ моя Лид³я, которая вамъ такъ понравилась... это лучшая изъ всѣхъ: ко всѣмъ талантамъ соприкасается... (Глянувъ на часы.) Никита Ивановичъ, черезъ полчаса мѣста, чтобъ обѣдъ былъ на столѣ... а той порой, молодежь, ступайте въ садъ,- веселитесь промежъ себя... молодежь должна веселиться... ступайте.
   Елена. (Отходитъ влѣво.) Игру затѣемъ!!..
   Клеопатра. Я вамъ буду стихи читать... я вамъ изъ Державина Фелицу прочитаю.
   Анна. Ой, ой, будь милосердна - избавь; давайте лучше въ воланъ кидаться.
   Ратаевъ. Я, государыни мои, предлагаю вамъ въ жмурки играть.
   Дамы. Вотъ и въ самомъ дѣлѣ, въ жмурки! въ жмурки! идемте въ жмурки играть!
   Тюменевъ. Ступайте, ступайте... Судейскому секретарю прежде всего глаза завяжите.
   Лыковъ. Въ силу какихъ причинъ?
   Глуховской. Оттого что Ѳемида всегда слѣпа пребываетъ.
   Дамы. Пойдемъ, пойдемъ...
  

Всѣ шумно и смѣясь уходятъ.

  

6.

ТЮМЕНЕВЪ и РАТАЕВЪ.

Тюменевъ останавливаетъ Ратаева.

  
   Тюменевъ. А ты не спѣши. Имѣй терпѣнье - пообожди; тамъ и безъ тебя нахохочутся.
   Ратаевъ. Дозвольте мнѣ хоть свѣтскую учтивость справить: я еще слова моей невѣстѣ не сказалъ.
   Тюменевъ. Какое тамъ тебѣ еще слово сказывать?- вы оба напередъ знаете, как³я слова другъ дружкѣ говорить станете: ахъ, божество, примите, молъ, въ с³ю райскую минуту сердца моего клятвы, что тебя боготворить буду и пылать нѣжнѣйшимъ пламенемъ... или она тебѣ!. "государь мой, окромя васъ, жизнь моя ни на что не надобна, хоть за окно выброси ее", и все этакую сумасбродную ахинею... такъ ты думай, что уже сказалъ,- все едино.
   Ратаевъ. Вы, тестюшка, не хотите понять...
   Тюменевъ. Погоди, женишься - будешь свои чувства изливать хоть съ утра до ночи... еще такъ прискучитъ, что въ чужой домъ убѣжишь... Ты здѣсь хозяинъ, ступай обѣдомъ распорядись.
   Ратаевъ. У меня на это домоправитель поставленъ,
   Тюменевъ. Домоправитель самъ по себѣ, а все хозяйск³й глазъ нуженъ, чтобъ родителя въ должной статьѣ удовольствовать... Я хотѣлъ тебѣ напомнить: коричневая водка у тебя хороша, неподдѣльная, не здѣшняго сидѣнья... да еще венгерск³й ликеръ ты прошлый разъ поставилъ, куда мнѣ понравился...
   Ратаевъ. Все будетъ, все, что прикажете, ужъ и теперь, чай, столъ накрытъ... Домоправитель у меня смѣтливый.
   Тюменевъ. Такъ и пойдемъ смотрѣть, все-ли въ порядкѣ? нѣтъ-ли какой недостачи?
   Ратаевъ. Да ты, тестюшка, одинъ ступай, командуй у меня, какъ въ своемъ домѣ.
   Тюменевъ. Вотъ еще! чтобъ на меня холопья рожу скосили. Да не отговаривайся!.. Кто я такой? - я глава, я патр³архъ. Кому ты прежде всѣхъ угодить долженъ, какъ не родителю... что такое за бунтовство?!.. ступай, говорятъ, слушайся.
  

Оба уходятъ. Изъ глубины выходятъ Лыковъ и Клиопатра.

7.

ЛЫКОВЪ и КЛЕОПАТРА.

  
   Клеопатра. Губитель мой, что же это за насильство?
   Лыковъ. Не попущу, не попущу столь злонравнаго дурачества... понимаю, зачѣмъ вы мнѣ глаза завязали: это все въ разсужден³и этого гвардейскаго офицерчика... не забывайте, сударыня, что вы мужняя жена.
   Клеопатра. Ахъ! на это одно могу сказать: доброе молчан³е всему отвѣтъ.
   Лыковъ. Посколько нѣтъ другаго. Что-же это значитъ? когда я Анну поймалъ и у меня повязку сняли, а ты въ тотъ часъ рука съ рукой съ княземъ стоишь и блаженными глазами на него поглядываешь?.. что это значитъ?
   Клеопатра. Сердцу можно-ль запрещать
         Въ м³ръ небесный возлетать?
   Лыковъ. Есть въ тебѣ стыдъ мнѣ этакое прямо въ лицо сказать?... Или ужъ и къ тебѣ ангелъ сатанинъ треокаянный притронулся?.. то то я смотрю, она сегодня съ утра китайскимъ порошкомъ притирается,- сколько, сударыня, не станешь бѣлиться, души себѣ этимъ не убѣлишь... прямо тебѣ говорю, коли ты модницамъ подражать хочешь, выйдетъ для тебя отъ этого скука великая.
   Клеопатра. Ѳедоръ Платоновичъ, не возгорайся... сядь... сядь; пожалуйста, прошу тебя... послушай мое объяснен³е...
   Лыковъ. (Садясь.) Меня, матушка, не оплетешь.
   Клеопатра. Прослушай и тогда поступай, какъ знаешь.
   Лыковъ. Да что тамъ? Ну, слушаю.
   Клеопатра. (Декламируя.)
   Дафнисъ, юный пастушокъ,
   Но съ ревнивою душою,
   Полюбилъ пастушку Хлою.
   Ревность гибельный порокъ!
   Хлоя только глазки скоситъ,
   Дафнисъ сердится, не сноситъ,
   И влюбленныя сердца
   Настрадались безъ конца.
   Хлоя долго не стерпѣла
   И къ другому улетѣла.
   Дафнисъ брошенъ. одинокъ;
   Не ревнуй, мой пастушокъ...
   Лыковъ. Отцы мои!.. да никакъ ты поврежденная!..
   Клеопатра. О, горе судьбы моей! что за супругъ мнѣ достался: на сладкозвучное стихотворство бранью отвѣчаетъ!
   Лыковъ. Поврежденная и есть... Клеопатрушка, ты очнись, опомнись...
   Клеопатра. Умолкни, чернь непросвѣщенна!
   Слѣпые м³ра мудрецы...
   Боже! кто пойметъ меня, сколь несносна жизнь подлѣ супруга-невѣжды...
   Лыковъ. Я ее запирать буду... ей-ей буду...
  

Входитъ раздраженная Анна съ повязкой въ рукахъ.

8.

ТѢ-ЖЕ и AHHA.

  
   Анна. Силъ нѣтъ стерпѣть такое поношен³е!.. что я остарокъ какой, что-ли? или шутиха приживальщица, чтобы меня на смѣшки подымать?
   Лыковъ. Ты еще чего разгрохоталась, сестрица?
   Анна. Мужикъ того не сдѣлаетъ... слышите: завязали мнѣ глаза, я мечусь по лужайкѣ, въ цвѣтникъ забрела, на яблоню наткнулась, все кругомъ молчитъ... я со зла сорвала повязку,- что-же? васъ нѣтъ, сестрица наша тихоня сидитъ въ гротѣ на лавочкѣ, въ мечтахъ погрузилась, мой секундъ-ма³оръ спитъ подъ кустомъ, а Еленушка съ гвардейцемъ далеко далеко по аллеѣ ушли, разгуливаютъ... я съ завязанными глазами руками по воздуху-то шарю да шарю, мухъ ловлю, а они тамъ въ разговорахъ разсыпались... Это всему нашему семейству позоръ.
   Лыковъ. Глупая игра! Я спервоначала сказалъ,
  

Появляется Насоновъ.

  
   Анна. А!.. и ты поднялся на ножки... поди-ка поди-ка сюда!
   Насоновъ. Виноватъ, матушка, дрема осилила; легкое-ли дѣло десять верстъ верхомъ!
   Анна. Нѣтъ, видно ты военную-то службу на печи проходилъ!.. капральская-то палка мало по тебѣ прогуливалась. Смѣетъ онъ, гвардейчикъ росписаный, нашу дворянскую честь задѣвать?.. вотъ вамъ объявляю обоимъ, вы двое мужчинъ, намъ слабымъ безпомощнымъ защита... вы съ этимъ княземъ должны разсчитаться,
   Лыковъ. Ну ужь меня не тревожь, мое дѣло сторона, у меня на это рукъ нѣтъ.
   Анна. Видно, у тебя руки то только на то, чтобы барашка бъ бумажкѣ хватать...
   Лыковъ. Что ты пристала?- диви-бы, тебѣ еще кляузу какую настрочить приходилось - мнѣ въ ссору съ гвардейцемъ вступаться... у тебя вонъ свой мужъ, военный,- ему больше пристало.
   Анна. Какой у меня мужъ? прѣсная душонка! отъ такой вороны - не жди обороны.
   Насоновъ. Аннушка!
   Анна. Молчи!.. Обманулъ меня Ратаевъ, Никита Ивановичъ... за военнаго тебя выдалъ, когда ничего въ тебѣ военнаго нѣтъ... поддѣльный офицеръ, канцеляристъ...
   Клеопатра. (Встаетъ.) Вотъ это истина!.. Всему виноватъ Никита Ивановичъ; когда онъ могъ намъ такихъ-же князей жениховъ достать, а онъ намъ кого на шею навязалъ.
   Лыковъ. Что ты мелешь? - какой гвардеецъ, на тебя покорыствуется?..
   Клеопатра. Ты до этого не доходишь.
   Анна. Въ военно-судную комисс³ю его - Никиту Ивановича. Это подлость... онъ долженъ былъ мнѣ настоящаго штабъ-офицера доставить - а это что?
   Насоновъ. Аннушка! Аннушка!..
   Анна. Я ему отплачу, я отплачу...
  

Входитъ Ратаевъ.

9.

ТѢ-ЖЕ и РАТАЕВЪ.

  
   Ратаевъ. Хорошо-ли вы веселитесь, сестрица?
   Анна. Спасибо тебѣ за твое веселье, за все спасибо!.. но ужъ невѣсты твоей ты не увидишь, какъ своихъ ушей, въ этомъ я тебѣ порука.
   Ратаевъ. Родная? да чего ты гнѣваться изволишь?
   Клеопатра. У тебя друзья-гвардейцы?! Князья! богатые... свѣтскаго благочин³я?.. а ты насъ за кого выдалъ?.. за кого ты насъ замужъ выдалъ?
   Лыковъ. Супруга, Клеопатра Павловна!.. нѣтъ, она совсѣмъ рехнулась...
   Ратаевъ. Такова ваша благодарность за всѣ мои благодѣян³я?
   Анна. Благодѣян³я!?.. (Потряхивая за плечо мужа.) Это ты называешь благодѣян³е?.. нѣтъ, красота моя, ты за это передъ прокуроромъ отвѣтъ держать будешь, коли ты его офицеромъ называешь...
   Клеопатра. Пойдемъ, сестра, батюшкѣ пожалуемся.
   Анна. Пойдемъ. (Ратаеву.) И я не я буду, коли онъ за тебя Елену отдастъ... я ему предоставлю всю табель твоихъ провинностей передъ нами двумя, тебѣ за нихъ еще не то слѣдуетъ. Пойдемъ, сестра.
  

Уходитъ съ Клеопатрой.

  
   Лыковъ. Право, не начудила бы чего моя стихотворщица.
  

Уходитъ.

  
   Насоновъ. (Вздохнувъ.) Пойду, попрошу у нея прощенья.
  

Уходитъ.

10.

  
   Ратаевъ. (Одинъ.) Вотъ признательность человѣческая! Дѣлай послѣ этого добро людямъ... Я-же ихъ замужъ выдалъ, и онѣ же хотятъ мое счастье разстроить... Ну ужъ будьте надежны, это вамъ не удастся... и если этотъ болванъ отецъ тоже всякое мое дружество забудетъ и начнетъ отъ брака сторониться, я имъ себя покажу: Еленушка меня любитъ, я ее противъ воли родительской увезу... и пускать къ себѣ никого не стану, ни батюшку, ни сестрицъ.... (Глянувъ за кулисы.) А!.. Сюда бѣжитъ!! мой барашекъ, чуетъ ея сердечко, гдѣ милый... притаюсь испугаю её.
  

Прячется въ зелень, вбѣгаетъ Елена.

  

11.

РАТАЕВЪ, ЕЛЕНА, потомъ ГЛУХОВСКОЙ.

  
   Елена. (Озираясь) Куда-жъ онъ дѣлся? (Видя входящаго Глуховскаго.) А!..
   Глуховской. (Входя.) Гдѣ ты порхаешь, мой мотылекъ?
   Елена. Совсѣмъ не твой, оставь... у тебя своя роза цвѣтетъ,- кружись около нея...
   Глуховской. Жестокая, не хочешь видѣть, что я жить безъ тебя не могу.
   Ратаевъ. Ахъ бездѣльникъ, да онъ её у меня отбиваеть.
   Елена. Полно, князь, полно, остепенись. Не слѣдъ тебѣ со мной амуриться... Когда могъ ты меня взять, ты не хотѣлъ.
   Глуховской. Какъ тебѣ клясться... Ты гостила у моей тетки, княгини, одна, мнѣ даже фамильи твоей не сказали; знаю только что Елена Павловна... Ты видѣла, что я влюбился въ тебя всей душой... ты даже дала понять это.
   Елена. Ахъ! что онъ говоритъ!
   Ратаевъ. Не слышу...
   Глуховской. Я прямо тётку просилъ присватать меня. Но она была противъ; въ то-же утро тебя тайкомъ спровадили... Куда?- я не зналъ... слишкомъ годъ я тосковалъ по тебѣ одной, спрашивалъ...
   Ратаевъ. Онъ, кажется, ей въ любви объясняется...
   Елена. (Боязливо.) Молчи, князь, чтобъ не подслушали, вѣдь я невѣста, я почитай, что чужая жена.
   Глуховской. Развѣ онъ тебѣ милѣе меня?
   Елена. Я боюсь тебя слушать...
   Глуховской. Развѣ Никита милѣе?
   Елена. Лукавецъ! въ чемъ ты заставляешь меня признаваться...
   Ратаевъ. Что?
   Глуховской. А коли нѣтъ, зачѣмъ ты будешь себя въ неволю отдавать?.. Да и не можетъ онъ тобой такъ восхищаться, какъ я, богиня моя, Афродита...
   Ратаевъ. Спасибо.
   Глуховской. Твоими взглядами жгучими... твоей рѣчью соловьиной.
   Елена. Замолчи, несносный! ты проказникъ. какъ я погляжу... ты понялъ, что мнѣ и лесть твоя пр³ятна... Зачѣмъ ты пр³ѣхалъ сюда?.. такой красивый... распудренный, разряженный...
   Глуховcкой. Ахъ, продолжай, говори... отъ твоихъ словъ душа не вмѣщаетъ всей радости...
   Елена. Ахъ, я несчастная! я должна за Никиту Ивановича выходить... спаси ты меня отъ него, утѣха жизни моей,
   Глуховской. Не унывайте; коли злыя обстоятельства будутъ намъ противиться, я увезу тебя силой, пойду противъ всѣхъ...
   Ратаевъ. И онъ хочетъ её увезти!..
   Елена. Коварный злодѣй... что ты сдѣлалъ со мной? чѣмъ ты такъ приворожилъ?.. я дрожу передъ тобой, какъ овечка передъ волкомъ... (Онъ цѣлуетъ ее.) Ай?. отвяжись обольститель...
  

Со смѣхомъ убѣгаетъ.

  
   Глуховской. Нѣтъ, ты отъ меня не уйдешь.
  

Уходитъ за ней.

  

12.

РАТАЕВЪ одинъ, потомъ ЛИД²Я.

   Ратаевъ. Чего-же ужъ больше ждать?.. достаточно почтенъ и награжденъ за все... Сестрицы за мои старан³я на меня-же напали; а Елена... Такъ вотъ ея любовь! Она шла за меня по нуждѣ только... кокетка... и этотъ другъ!.. на свою-же шею я его пригласилъ сюда... Добро-же... теперь мнѣ никого не надо;

Другие авторы
  • Аскоченский Виктор Ипатьевич
  • Никитин Виктор Никитич
  • Крюковской Аркадий Федорович
  • Бестужев Александр Феодосьевич
  • Грот Николай Яковлевич
  • Серафимович Александр Серафимович
  • Галлер Альбрехт Фон
  • Башкирцева Мария Константиновна
  • Мейхью Август
  • Кокошкин Федор Федорович
  • Другие произведения
  • Катков Михаил Никифорович - Источник злоумышления и сила, которую обнаружило русское чувство
  • Лейкин Николай Александрович - Пасхальное гостбище
  • Замятин Евгений Иванович - Большим детям сказки (1917-1920)
  • Тихомиров Павел Васильевич - Библиография. Новые книги по истории философии
  • Тагеев Борис Леонидович - Русские над Индией
  • Кржижановский Сигизмунд Доминикович - Орфей в аду
  • Карамзин Николай Михайлович - Кадм и Гармония, древнее повествование, в двух частях
  • Соколов Н. С. - Он
  • Иванов Вячеслав Иванович - Письма к М. А. Волошину
  • Дуров Сергей Федорович - Избранные стихотворения
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
    Просмотров: 234 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа