Главная » Книги

Короленко Владимир Галактионович - Любители пыточной археологии

Короленко Владимир Галактионович - Любители пыточной археологии


  
   Любители пыточной археолог³и. - Въ заграничныхъ газетахъ появились статьи, въ которыхъ сообщалось о жестокихъ пыткахъ, которымъ русск³я власти "конституц³оннаго пер³ода" подвергаютъ заключенныхъ, чтобы вынудить у нихъ сознан³е. Одна изъ такихъ статей была напечатана въ солидномъ англ³йскомъ "Таймсѣ" и подписана именемъ М. Горькаго. Въ ней разсказывается о пыткахъ, которымъ, по упорнымъ слухамъ, подвергали недавно умершаго въ тюрьмѣ фабриканта Шмидта. Въ бельг³йской газетѣ "Le Peuple" Камиллъ Гюисманъ описываетъ ужасающ³я истязан³я, которымъ карательные отряды въ Прибалт³йскомъ краѣ подвергаютъ, по его словамъ, захваченныхъ и заподозрѣнныхъ "въ революц³и". Русск³я газеты, съ своей стороны, выступили съ такими же разоблачен³ями. Особенно повезло при этомъ гор. Ригѣ, въ которомъ, по словамъ газетъ, оказался даже настоящ³й застѣнокъ, съ оруд³ями пытки разныхъ образцовъ и временъ, начиная съ средневѣковыхъ и кончая новѣйшими резинами и проволочными жгутами.
   Выходитъ такимъ образомъ, что въ Росс³и, на зарѣ конституц³оннаго пер³ода ея жизни,- возобновлены варварск³е обычаи средневѣковой инквизиц³и и пашихъ родныхъ застѣнковъ съ ихъ "разспросами" и "пристраст³емъ". Правительство, нерѣдко оказывающее просвѣщенное вниман³е обличен³ямъ, которыя появляются въ заграничной печати, и на сей разъ выступило со своимъ разслѣдован³емъ и "опровержен³емъ".
   "Въ виду появившихся въ русскихъ и иностранныхъ газетахъ извѣст³й,- гласитъ этотъ интересный оффиц³альный документъ,- о будто производимыхъ въ Ригѣ истязан³яхъ чинами охраннаго отдѣлен³я политическихъ арестованныхъ, министерство внутреннихъ дѣлъ своевременно дѣлало указан³я мѣстнымъ властямъ, затѣмъ министръ командировалъ въ Ригу директора департамента полиц³и для провѣрки. Разслѣдован³е Трусевича установило, что разоблачен³я газетъ могли касаться только сыскной полиц³и, а не мѣстнаго охраннаго отдѣлен³я, и что происходили обвинен³я объ истязан³яхъ не отъ политическихъ, а отъ уголовныхъ преступниковъ, содержавшихся въ сыскной полиц³и. Указывавшаяся корреспондентами коллекц³я оруд³й пытокъ оказалась просто музеемъ вещественныхъ доказательствъ (?). Въ то же время директоръ департамента полиц³и отмѣтилъ случаи жестокаго обращен³я съ тяжкими преступниками, что выражалось въ побояхъ, впрочемъ безъ тяжкихъ послѣдств³й. Озлоблен³е сыскной полиц³и противъ злоумышленниковъ легко (?) объясняется многочисленными уб³йствами и поранен³ями въ Ригѣ представителей полицейской власти. Для окончательнаго изслѣдован³я событ³й въ рижской сыскной полиц³и министръ велѣлъ возбудить слѣдств³е въ порядкѣ 1086 и слѣдующихъ статей устава уголовнаго" {"Р. Вѣд.", 25 февр. 1907, No 45.}.
   Очевидно, общество можетъ совершенно успокоиться: во-первыхъ, истязала не охрана, а только сыскная полиц³я. Во-вторыхъ, операц³и послѣдней касались не политическихъ, а только уголовныхъ заключенныхъ; въ-третьихъ, истязали не очень тяжко (тяжки были только преступлен³я потерпѣвшихъ) и, наконецъ, все это легко (!) объясняется озлоблен³емъ полиц³и по поводу уб³йствъ и поранен³й полицейскихъ. Что же касается до застѣнка, въ которомъ собраны оруд³я истязан³й,- то это вовсе не застѣнокъ, а просто "музей вещественныхъ доказательствъ", который свидѣтельствуетъ, очевидно, о большой культурности рижской полиц³и, интересующейся предметами археолог³и по своей спец³альности.
   Интересуясь, съ своей стороны, предметами изъ этой области и обладая по этому вопросу нѣкоторымъ матер³аломъ, который надѣюсь представить впослѣдств³и вниман³ю читателей, я позволю себѣ пока добавить къ правительственному опровержен³ю, что русск³я и иностранныя газеты, сдѣлавш³я эти сенсац³онныя яко бы открыт³я,- не совсѣмъ правы. Явлен³е это не ново, возникло оно совсѣмъ не въ пер³одъ росс³йской конституц³и и имѣетъ за собой длинную никогда не прерывавшуюся традиц³ю. Истина состоитъ въ томъ, что пытки въ Росс³и никогда и не прекращались, что онѣ составляютъ "обычное право" росс³йскихъ (даже столичныхъ) участковъ и что въ пер³одъ росс³йской конституц³и онѣ только распустились, какъ и многое другое, пышнымъ цвѣтомъ.
   Задача настоящей замѣтки - дать маленькую историческую справку собственно о нѣкоторыхъ "музеяхъ вещественныхъ доказательствъ". Такихъ музеевъ было (да, вѣроятно, и осталось) не мало въ разныхъ мѣстахъ нашего обширнаго отечества. Прежде учрежден³я эти находились при каждомъ воеводствѣ и магистратѣ. Потомъ ихъ держали только при губернскихъ канцеляр³яхъ, такъ какъ указы Петра ²²²-го и Екатерины II повелѣвали въ провинц³альныхъ (т. е. уѣздныхъ) городахъ отнюдь не пытать. Съ уничтожен³емъ въ 1801 году пытки, "позоръ и укоризну человѣчеству наносящей",- всѣ эти "музеи" были повсемѣстно закрыты, а оруд³я пытокъ повелѣно предать сожжен³ю. Оказалось, однако, что вандализмъ центральнаго правительства встрѣтилъ сопротивлен³е въ средѣ просвѣщенныхъ провинц³альныхъ любителей пыточной археолог³и, и "музеи вещественныхъ доказательствъ" остались для поучен³я будущимъ поколѣн³ямъ, а порой и кое для чего другого. "Должно быть,- читаемъ мы; напримѣръ, въ "Русской Старинѣ" (апр. 1887 г.)- не легко было разставаться съ подобными "оруд³ями", и они употреблялись долго спустя послѣ формальнаго упразднен³я". Такъ, 6 февраля 1827 года правительствующему сенату данъ былъ указъ, изъ котораго явствуетъ, что нѣкто служилый сотникъ войска Донского Григор³й Левицк³й заковалъ малоросс³янина Климова въ неподвижную колодку. "Каковой способъ держан³я людей" указъ справедливо признавалъ за родъ пытки, "отъ коей Климовъ и умеръ". Указъ строжайше повелѣваетъ подобныя оруд³я, очевидно оставш³яся отъ прежнихъ временъ, "истребить повсемѣстно", а къ пыткамъ отнюдь не прибѣгать, подъ страхомъ тяжкой отвѣтственности виновныхъ. Однако, и послѣ того даже въ то безгласное время выходили наружу и становились извѣстны факты, говоривш³е очень краснорѣчиво, что указы оставались въ области пожелан³й. Такъ, въ 1847 году пытка вновь была примѣнена по поводу поджоговъ и волнен³й въ Москвѣ. Въ томъ же году въ Костромѣ, тоже по поводу поджоговъ, которые молва приписывала полякамъ, губернаторъ, ничто же сумняся, арестовалъ всѣхъ проживавшихъ въ городѣ поляковъ и, "взведя слѣпо вину на безвинныхъ", какъ говорилось въ новомъ указѣ,- подвергъ ихъ допросамъ съ жестокими истязан³ями, за что д. ст. сов. Григорьевъ, по повелѣн³ю императора Николая I-го, преданъ суду при петерб. ордонансъ-гаузѣ {"Р. Стар.", 1879, XXVI, стр. 341-346.}.
   Однако, и эти мѣры все же не помогали, и нѣк³й "музей вещественныхъ доказательствъ" вдругъ обнаружился близь самой столицы. Въ томъ же 1847 году ямбургск³й (Петерб. губ.) уѣздный судъ "по нѣкоему, производившемуся въ немъ частному дѣлу" потребовалъ оффиц³альной бумагой колодку, употреблявшуюся, какъ оруд³е пытки при Малосковицкомъ приходѣ (Петерб. губерн³и, ямбургскаго уѣзда, въ 30 верстахъ отъ гор. Ямбурга). Оказалось, что на сей разъ эта принадлежность "музея вещественныхъ докаказательствъ" была во владѣн³и мѣстнаго пастора, простодушно употреблявшаго ее для исправлен³я заблудшихъ овецъ его паствы. Пасторъ считалъ колодку до такой степени несомнѣннымъ аттрибутомъ своей духовной власти, что прежде, чѣмъ отослать ее суду, обратился оффиц³ально къ своему начальству,- петербургской лютеранской консистор³и. Послѣдняя не увидѣла препятств³й къ исполнен³ю требован³я уѣзднаго суда, но, соглашаясь отдать колодку во временное его пользован³е,- простодушно прибавила требован³е: "возвратить с³е оруд³е мѣстному пастору по минован³и въ немъ надобности". Случай этотъ сталъ извѣстенъ министру внутреннихъ дѣлъ Л. А. Перовскому, который былъ такъ заинтересованъ, что затребовалъ отъ консистор³и болѣе подробныхъ свѣдѣн³й. Оказалось по справкѣ, что "до 1833 года въ лютеранскихъ церквахъ употреблялось с³е оруд³е по распоряжен³ю пасторовъ и церковныхъ старостъ для наказан³я крестьянъ". Такимъ образомъ, лютеранская консистор³я тоже превращала въ своемъ отзывѣ приходскую колодку въ предметъ исторической археолог³и, употреблявш³йся до 1833 года, умалчивая о томъ, для какой, собственно, надобности она желала вернуть ее вновь въ распоряжен³е пастора. Императоръ Николай I, до свѣдѣн³я котораго было доведено это дѣло, призналъ "с³е требован³е (консистор³и) нелѣпымъ и беззаконнымъ", почему повелѣно было, дабы ямбургск³й судъ оную колодку истребилъ {"Русская Старина", 1887 г., апр. (249-250).}.
   Изъ сказаннаго ясна та историческая такъ сказать почва, на которой сохранились и дожили до нашихъ дней музеи вещественныхъ доказательствъ. Правительство, уничтоживъ пытки, требовало истреблен³я и ихъ оруд³й. Но оффиц³альныя учрежден³я не легко отказывались отъ этихъ превосходныхъ оруд³й испытан³я истины, и "музеи вещественныхъ доказательствъ" обнаруживались отъ времени до времени то при станичномъ правлен³и войска донскаго, то въ лютеранскомъ "приходѣ", то даже порой въ помѣщичьей усадьбѣ. Что касается спец³ально рижскаго "музея", то, если не ошибаюсь, онъ имѣетъ свою собственную истор³ю, восходящую къ временамъ и болѣе близкимъ. Къ сожалѣн³ю, у меня нѣтъ подъ рукой матер³аловъ для болѣе точныхъ ссылокъ, но мнѣ вспоминается ясно, что еще въ 70-хъ годахъ въ русскихъ газетахъ писали очень много о пыткахъ, которымъ подвергали заключенныхъ въ застѣнкахъ при магистратѣ одного изъ остзейскихъ городовъ, помнится именно въ Ригѣ {Мы были бы очень признательны тѣмъ изъ нашихъ читателей, кто могъ бы дать по этому поводу болѣе точную справку.}. Обстоятельство это въ то время возбудило много шума, и нац³оналистск³е органы прессы объясняли его спец³ально остзейской жестокостью и неустройствомъ. Производилось, конечно, "разслѣдован³е", "виновные (надо думать) понесли наказан³е". Специфическ³я остзейск³я порядки преобразованы, но, очевидно, любовь къ археолог³и оказалась очень живучей, и послѣ обрусительныхъ роформъ "музей вещественныхъ доказательствъ" не только сохранился во всей неприкосновенности, но еще обогатился резиновыми палками и жгутами съ проволокой, очевидно современнаго происхожден³я...
   И пока извѣст³я о рижскомъ "музеѣ" проникали въ печать и успѣли заинтересовать иностранцевъ,- та же любовь къ историческимъ пережиткамъ обнаружилась въ другихъ мѣстахъ. Одесскому градоначальнику пришлось опровергать извѣст³я "Рѣчи" о настоящихъ застѣнкахъ въ "подземельяхъ Бульварнаго полицейскаго участка", гдѣ "заключенныхъ подвергаютъ ужаснымъ истязан³ямъ, съ цѣлью вынудить сознан³е. Для разслѣдован³я былъ командированъ старш³й чиновникъ особыхъ поручен³й Подольцевъ, которому всѣ заключенные заявили, что во время ихъ содержан³я подъ арестомъ ихъ никто не билъ. Чтобы они не стѣснялись дѣлать заявлен³я, при опросѣ никто изъ чиновниковъ не присутствовалъ" {Заимствуемъ извѣст³е изъ "Голоса Волыни", 26 февр. 1907 г.}. Это, конечно, могло бы успокоить общественное мнѣн³е, если бы опросъ (хотя бы и сепаратный) заключенныхъ и находящихся во власти той же администрац³и давалъ достаточную гарант³ю правдивости подневольныхъ показан³й и если бы так³я же извѣст³я въ удручающемъ изобил³и не приходили изъ другихъ мѣстъ. Такъ, въ Ельцѣ подсудимый Красняковъ и свидѣтели показали, что при дознан³и о кражѣ его сильно били, при чемъ проломили голову, а стражникъ, выхвативъ шашку, грозилъ убить, таскалъ за волосы и приказывалъ бить другимъ {"Голосъ Волыни", 14 февр. 1907, No 30.}. Къ этому нужно присоединить извѣст³е изъ Ферганской области, гдѣ во время суда обнаружились истязан³я, производимыя джигитами Кувинскаго волостнаго правлен³я. Одному подсудимому облили спину керосиномъ и подожгли, другимъ въ половые органы вгоняли мелконарѣзанный конск³й волосъ {Газ. "Самаркандъ" (цит. изъ "Русск. Вѣд.", 4 марта 1907, No 51.}. "Въ К³ево-Подольскомъ участкѣ,- пишутъ въ одной к³евской газетѣ, снова (!) убили человѣка. Въ течен³е нѣсколькихъ мѣсяцевъ это уже третья смерть" (!!).
   Раньше въ томъ же участкѣ производились систематическ³я истязан³я заключенныхъ полицейскими городовыми подъ руководствомъ околоточнаго надзирателя Платона Дубиллера. Если съ этими фактами сопоставить свѣдѣн³я объ уб³йствахъ, совершаемыхъ полиц³ей въ разныхъ другихъ мѣстахъ, то нельзя не придти къ заключен³ю, что уважен³е къ закону... пало еще ниже въ полицейской средѣ... Въ подтвержден³е можно сослаться хотя бы на тѣ вздорныя и нелѣпыя "опровержен³я", съ которыми на дняхъ выступили въ "К³евской Мысли" исправники Ковальск³й и Щербаковъ по поводу ряда уб³йствъ (!!!), совершенныхъ низшими полицейскими чинами въ Ольгопольскомъ и Васильевскомъ уѣздахъ {"К³евск³й Голосъ", 10 марта 1907, No 30.}.
   Какъ видите, рѣчь здѣсь идетъ о "цѣломъ рядѣ уб³йствъ", какъ о какомъ то бытовомъ явлен³и, по поводу котораго гг. исправникамъ совершенно достаточно напечатать въ газетѣ хотя-бы и "совершенно нелѣпое" объяснен³е. И пока это извѣст³е обходитъ газеты, его нагоняетъ другое: "На имя членовъ Гос. Думы Горбунова и Церетели получена изъ Харькова слѣдующая телеграмма: "Обнаружены возмутительныя подробности звѣрскихъ истязан³й въ тюрьмѣ. Требуйте думской ревиз³онной коммисс³и. Студенты харьковскаго ветеринарнаго института по поручен³ю общей сходки" {"К³евск³й Голосъ", 10 марта 1907.}.
   Разумѣется, опровергать так³я извѣст³я чисто оффиц³альными справками, "нелѣпыми" или даже совсѣмъ не нелѣпыми,- очень нетрудно. Несомнѣнно, однако, и то, что мног³е изъ такихъ случаевъ доказаны даже судебнымъ порядкомъ, что и односторонн³я административныя разслѣдован³я приводятъ порой къ признан³ю наличности "дѣйств³й, выходящихъ за предѣлы закономѣрности", какъ въ рижскомъ случаѣ, и что явлен³е это требуетъ серьезнаго изслѣдован³я тѣмъ путемъ, на который совершенно правильно указываютъ харьковск³е студенты.
   Правительственные отзывы по этому предмету стремятся объяснить эти явлен³я тревожнымъ состоян³емъ общества и временнымъ раздражен³емъ полиц³и. Къ сожалѣн³ю, это совершенно неправильно: явлен³е лежитъ глубже, и мы имѣемъ право утверждать, что истязан³я при дознан³яхъ составляютъ явлен³е хроническое, что въ "спокойныя времена" въ участкахъ убивали и истязали такъ же часто, какъ и теперь, что судебные приговоры установили множество такихъ случаевъ не только на окраинахъ, но въ центральной Росс³и и что, наконецъ,- это широкое прямо обычное явлен³е составляетъ не слѣдств³е нынѣшняго случайнаго времени, а скорѣе одну изъ безчисленныхъ его причинъ...
   Но объ этомъ придется поговорить болѣе пространно и болѣе доказательно въ другой разъ.

Вл. Короленко.

"Русское богатство", No 3, 1907

  

Категория: Книги | Добавил: Ash (10.11.2012)
Просмотров: 347 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа