Главная » Книги

Коцебу Август - Письмо одного Немца к приятелю, содержащее критику на драматические сочинения Г. Коцебу

Коцебу Август - Письмо одного Немца к приятелю, содержащее критику на драматические сочинения Г. Коцебу


  

Письмо одного Нѣмца къ пр³ятелю, содержащее критику на драматическ³я сочинен³я Г. Коцебу.

  
   Довольно долгое время надѣялись мы видѣть въ Герман³и возрожден³е златаго вѣка для драматическаго искусства. Одного только, не смѣли мы рѣшить, то есть, которой изъ славнѣйшихъ нашихъ театровъ будетъ первенствовать; и сомнѣн³я наши имѣли въ предметѣ только сей вопросъ: которой изъ четырехъ городовъ: Вѣна, Гамбургъ, Мангеймъ или Берлинъ будетъ нашими Аѳинами? Но с³я прекрасная перспектива изчезла. Авторы наши, занимаясь единственно настоящимъ, перестали заботиться о мнѣн³и потомства. Они желаютъ нравиться публикѣ, которая хвалитъ и платитъ. Гласъ народа сталъ нынѣ не только гласомъ Бож³имъ, но и гласомъ вкуса. Народъ хочетъ смѣяться или плакать; а мы, въ досаду Грац³ямъ и Музамъ, хотимъ производить надъ нимъ одно изъ сихъ дѣйств³й. Шредеръ, желая противоположить оплотъ страшнымъ и быстрымъ успѣхомъ испорченнаго вкуса, покусился, за нѣсколько времени предъ симъ, вывесть на нашу сцену Альзиру. С³я п³еса сначала понравилась, но вскорѣ публика вознегодовала на иго, налагаемое ей Шредеромъ. Возоп³яли на такое тиранство, Альзира упала, и съ тѣхъ поръ сдѣлано постановлен³е, чтобъ никто не осмѣливался находить удовольств³е въ представлен³и французскихъ п³есъ: патр³отизмъ безъ сомнѣн³я весьма похвальный! Не походитъ ли это на истор³ю мужика, которой, слушая въ страстную пятницу трогательную проповѣдь, одинъ только изъ предстоящихъ не плакалъ, и въ нечувствительности своей извинялся тѣмъ, что онъ былъ не того прихода.
   Знай, мой другъ, что та же самая публика, которая не требуетъ Ифиген³и и не хочетъ видѣть Альзиры, помѣщаетъ Г. Коцебу подлѣ Расина, Вольтера и Лессинга. У насъ только и разговоровъ, что о семъ плодовитомъ Писателѣ.... Такъ, конечно онъ очень плодовитъ, когда въ полтора года наградилъ насъ шестью или семью п³есами!! Ненависть къ людямъ и раскаян³е, Сынъ любви, Братъ Морицъ, Индѣйцы въ Англ³, Дѣва солнца, Благородная ложъ, Клубъ Якобинокъ, Попугай: таковы суть заглав³я его Драмъ и таковы права сего Автора на одобрен³е публики; сего Автора, которой овладѣлъ изключительною привилег³ею заставлять насъ плакать и смѣяться. Я не стану тебѣ говорить о каждой изъ сихъ п³есъ особо. Въ этой длинной галлереѣ всѣ картины между собою сходны; но это не слишкомъ удивительно. Извѣстно, что и лучш³й Писатель имѣетъ свои любимыя идеи, которыя безпрестанно почти вертятся у него въ умѣ; когда же удастся ему хотя однажды употребить ихъ съ успѣхомъ, то трудно уже бываетъ ему отстать отъ нихъ. Такимъ образомъ найдешь ты въ п³есахъ Г. Коцебу философа, которой попираетъ ногами всѣ принятыя съ обществѣ постановлен³я, а иногда и самыя правила нравственности, возстаетъ противъ неравенства состоян³й, и въ доказательство привязанности своей къ принятому имъ образу мыслей, кончитъ всегда тѣмъ, что женится на какой нибудь развратной женщинѣ. Вездѣ найдешь у него невѣрную жену, или молодую дѣвушку, сдѣлавшуюся прежде времени матер³ю, которыя обѣ оплакиваютъ свои проступки и наказываются за нихъ бѣдност³ю; но которыя однакожь скоро опятъ находятъ щаст³е: одна, помирясь съ мужемъ; другая, вышедъ замужъ за философа; вездѣ найдешь одну или двѣ простенькихъ дѣвочекъ, либо столько же вертопрашныхъ женщинъ, которыя усердно помогаютъ въ нещастной любви, здѣсь кающейся преступницѣ - тамъ, оставленной любовницѣ; вездѣ увидишь дурака или дуру, надутыхъ своимъ благородствомъ; изъ чего выходитъ удивительный контрастъ съ философомъ; наконецъ вездѣ найдешь полдюжины шутовъ, отряженныхъ Авторомъ для утѣшен³я отъ времени до времени бѣднаго зрителя, или, какъ нынѣ должно говорить, для облегчен³я души его, стѣсненной нѣсколькими будто бы трогательными сценами.
   Такая же единообразность видна и въ перемѣнахъ, случающихся въ состоян³и дѣйствующихъ лицъ. Вездѣ увидишь невинную дѣвушку, бросающуюся съ отмѣнною ловкост³ю на шею къ первому мужчинѣ, которой за особливое щаст³е почитаетъ жениться на сей невинной дщери Натуры, чтобъ имѣть удовольств³е образовать ее; вездѣ жена, кругомъ, какъ говорится, виноватая, выспреннею своею добродѣтелью возбуждаетъ участ³е и любовь въ честномъ человѣкѣ. Вездѣ видно торжество чуждой предразсудковъ философ³и надъ робкими возражен³ями разборчивости и пристойности. Среди всей этой чепухи разбросаны, яко украшен³я, сцены великодуш³я, нечаянныхъ свидан³й, обмороковъ, и мног³я друг³я театральныя разительности, нигдѣ будто бы невиданныя. Коцебу не удаляется никогда отъ своихъ обыкновенныхъ правилъ, такъ что даже мног³е самые ощутительные недостатки у него часто повторяются. Въ п³есахъ его нѣтъ ничего необходимаго. Интрига и развязка, все есть дѣло слѣпаго случая. Дѣйствующ³я лица приходятъ, уходятъ, видятся, не видятся, любятся, разлюбливаются: все это дѣлается по верховной волѣ Автора, которой, заступивъ мѣсто рока, думаетъ, что властенъ распоряжать произшеств³ями, и что никто не имѣетъ права требовать отъ него отчета. Прибавь къ этому вкусъ самый сложный, ни малѣйшаго чувства изящнаго въ морали, никакого слѣда того щастливаго искусства, которое обнаруживается въ выборѣ характеровъ, въ разпредѣлен³и ихъ между собою, въ расположен³и сценъ, въ языкѣ страстей, наконецъ въ пристойномъ разпоряжен³и побочныхъ украшен³й. Можетъ быть, назовешь ты критику мою слишкомъ строгою; но я не требую, чтобъ ты повѣрилъ однимъ только моимъ словамъ; представлю тебѣ доказательства самыя убѣдительныя: ихъ такъ много однако же, что выборъ несказанно меня затрудняетъ. Ты конечно знаешь несравненную, удивительную п³есу: Ненависть къ людямъ и раскаян³е, или по крайней мѣрѣ слыхалъ объ ней. Что скажешь ты о томъ щастливомъ случаѣ, которой привелъ Гжу. Миллеръ въ самое то мѣсто, куда мужу ея разсудилось удалиться, оставя весь родъ человѣческ³й? Вся деревня хотѣла видѣть и видѣла сего чудака, прогуливающагося по звѣринцу замка. Одна только Гжа. Миллеръ не имѣла сего любопытства. Все это однако же объяснится, когда подумаешь, что ей надлежало дать время надѣлать, подъ симъ чужимъ именемъ, нѣсколько добрыхъ дѣлъ, способныхъ интересовать въ ея пользу того, которому надлежало ее ненавидѣть, когда она была его женою, и изгладить изъ памяти его проступки ея передъ нимъ. Что скажешь ты о нечаянномъ прибыт³и господина замка, а особливо о услужливой его поспѣшности упасть въ прудъ, нарочно для того, чтобъ подать Барону Мейнау случай къ человѣколюбивому и отважному дѣян³ю? Какова тебѣ покажется скорость, съ какою сей мизантропъ - которой однако же только что успѣлъ доказать почти геройски свое добросердеч³е - укрывается отъ изъявлен³я благодарности... Поэтъ, зналъ, что чѣмъ скорѣе онъ побѣжитъ, тѣмъ усерднѣе за нимъ погонятся. Сверхъ того, избавитель Графа долженъ быть дорогъ его семейству. И дѣйствительно, преодолѣвъ всѣ препятств³я, добрались до него.... Усильнѣйшими прозьбами склонили его дать слово отужинать въ замкѣ, и тамъ - подивитесь Провидѣн³ю! - онъ находитъ въ Графскомъ шуринѣ одного изъ старинныхъ своихъ товарищей, которой, будучи страстно влюбленъ въ Гжу Миллеръ, и желая на ней жениться, вздумалъ возложить сватовство на Мейнау. Всѣ с³и произшесшв³я, безъ сомнѣн³я весьма естественныя, нужны были для сближен³я супруговъ. Естьли бы они одною минутою прежде примѣтили.... то прощай ихъ примирен³е, и прощай п³еса!...
   Въ Сынѣ любви, солдатъ, идя въ отпускъ, находитъ на большой дорогѣ мать свою, которой онъ не зналъ. Баронъ Вильденгайнъ, обольстивъ ее, бросилъ, и с³я нещастная женщина, не имѣя пропитан³я, принуждена ходить по м³ру. Солдатъ желаетъ облегчить участь матери своей..... У него нѣтъ денегъ. Тщетно прибѣгаетъ онъ къ великодуш³ю прохожихъ. Наконецъ пришедъ почти въ бѣшенство отъ полученныхъ отказовъ, изливаетъ свое негодован³е въ длинномъ монологѣ, и, къ великому щаст³ю, слышитъ его Баронъ Вильденгайнъ, бывши на охотѣ, и котораго безъ сомнѣн³я добрый духъ привелъ къ этому мѣсту. Солдатъ проситъ у него флоринъ. Вильденгайнъ не безъ причины удивляется, что здоровый, молодой воинъ проситъ милостыни. Но какъ онъ отмѣнно добрый человѣкъ, то конечно не отказалъ бы ему, естьли бы молодой солдатъ не забылъ сказать, для кого онъ проситъ подаян³я. Но естьли бы онъ это сказалъ, то п³eca тотчасъ бы кончилась; а поелику публика заплатила за пятъ актовъ, то Сочинитель и долженъ непремѣнно ихъ поставить. Сверхъ того мы бы лишились той страшной сцены, въ которой отчаянный сынъ готовъ заколоть отца своего. По щаст³ю, прибѣгаютъ на шумъ - Авторъ для всякаго случая разставилъ по близости отъ того мѣста людей - солдата обезоруживаютъ и отводятъ въ тюрьму.... Переходя отъ приключен³я къ приключен³ю и потомъ опять къ приключен³ю, отецъ, мать, сынъ, узнаютъ другъ друга; заключается бракъ и - всѣ довольны, покрайней мѣрѣ Автору этого хотѣлось...
  

II.

  
   Сколько разъ, приходя изъ театра, и стараясь дать одинъ другому отчетъ въ тѣхъ впечатлѣн³яхъ, которыя нами тамъ получены, соглашались мы съ тобою другъ мой, что драматической Авторъ естьли хочетъ занимать зрителя, не долженъ, вѣрить случаю: долженъ создать ходъ произшеств³й, не оставляя ничего случаю и не предлагая ни одного дѣйств³я, которое не произходитъ естественно и необходимо изъ своей причины. Отъ сего-то соображен³я произходитъ такъ называемое единство. - Единство есть всегда единство какъ въ цѣломъ, такъ и въ подробностяхъ; это неизмѣнное правило Природы. Оно также должно быть правиломъ и Поэта, которому надобно всячески стараться подражать ей. Поэтъ творящ³й долженъ творить по ея примѣру. С³е правило единства изключаетъ обстоятельства невѣроятныя, не приготовленныя и слишкомъ неожидаемыя. Оно изключаетъ еще все, что несовершенно отвѣтствуетъ характеру дѣйствующихъ лицъ. Не говорю, чтобы человѣкъ въ томъ, или другомъ положен³и не могъ выступить на минуту изъ своего характера; но и въ этомъ случаѣ надлежитъ дать очень ясно примѣтить вл³ян³е причины на дѣйств³е. На примѣръ: въ Ненавнсти къ людямъ и раскаян³и - можно ли намъ брать живѣйшее участ³е въ этомъ Баронѣ Мейнау? Можно ли понять, чтобы человѣкъ, толь жестоко обманутый двумя лучшими своими друзьями - потому что одинъ отнялъ у него половину имѣн³я, а другой обольстилъ жену - не нашелъ бы въ поведен³и своемъ чѣмъ себя укорить? Тотъ, кто никогда не видалъ отъ людей ничего, кромѣ измѣны, неблагодарности и мрачнѣйшихъ во всякомъ родѣ поступковъ, не подаетъ ли повода мыслить, что онъ заслужилъ участь свою какими нибудь недостатками или проступками? И ежели по характеру двухъ очень худо избранныхъ друзей заключилъ онъ, что весь родъ человѣческ³й не имѣетъ въ себѣ ничего, кромѣ ненавистнаго, то по крайней мѣрѣ не можно ли его назвать худымъ Логикомъ? Тимонъ Лук³яновъ гораздо самъ съ собою согласнѣе. Онъ поклялся вѣчною ненавист³ю ко всѣмъ людямъ, и въ слѣдств³е сего грозитъ проломить голову всякому, кто осмѣлится къ нему подойти, Мизантропъ Гна. Коцебу колеблется безпрестанно между двумя противуположными чувствами: между ненавист³ю и любов³ю; ему очень трудно выполнять наложенную на себя обязанность. Онъ безпрестанно самъ съ собою разсуждаетъ, и остается тѣмъ, чѣмъ хочется ему быть, единственно отъ того, что худо разсуждаетъ. Можетъ быть, представя его нерѣшимымъ, Авторъ хотѣлъ увеличить участ³е зрителей въ его судьбѣ. Но нѣтъ: добрыя дѣян³я, которыя онъ ему придаетъ, суть въ немъ ничто иное, какъ невольное слѣдств³е сострадан³я и перваго движен³я. Онъ противъ воли благотворителенъ, слѣдовательно не добродѣтеленъ, слѣдовательно мало имѣетъ права на уважен³е наше. По крайней мѣрѣ хотя бы сей мнимый мизантропъ оказывалъ иногда сожалѣн³е о сдѣланномъ людямъ добрѣ! - Но и этого совсѣмъ нѣтъ; напротивъ онъ часто самъ ищетъ къ тому случаевъ, безъ сомнѣн³я для того, чтобы не быть ни минуты въ своемъ характерѣ. Разсматриваемыя подъ сими разными видами, Баронъ не мизантропъ, ни по свойству, ни по правиламъ.
   Сей недостатокъ единства и вѣроят³я еще примѣтнѣе въ п³есѣ, подъ назван³емъ: Дѣва Солнца, которая, къ чести Герман³и, мало имѣла въ ней успѣха. Содержан³е взято изъ Мармонтелевыхъ Инковъ; дѣйств³е произходитъ въ Квито. Алонзо, молодой Гишпанецъ, замѣтилъ во время народной процесс³и одну изъ дѣвицъ, посвященныхъ Солнцу. Глаза его остановились на ней и скоро встрѣтились съ ея взорами - они уже любятся.... Но какъ изъясниться? Само небо спѣшитъ къ нимъ на помощь. Страшное землетрясен³е колеблетъ храмъ Солнца. Ограда во многихъ мѣстахъ разсѣдается; и чрезъ одинъ изъ сихъ проломовъ они могутъ видѣться, разговаривать, и... что же произошло отъ сихъ свидан³й?... Кора сама скажетъ намъ объ этомъ съ рѣдкимъ простодуш³емъ.
  

Кора.

   Милой Алонзо! съ нѣкоторыхъ поръ я безпрестанно больна,
  

Aлонзо.

   Не вправду ли?
  

Кора.

   Да, и очень больна; но этому такъ и должно быть. - Скоро любезная твоя не одного тебя любить будетъ... Не такъ ли, Алонзо?.... Однакожь мать есть почтенное создан³е.
  

Aлонзо.

   Откуда взяла ты так³я мысли?
  

Кора.

   Не ужели ты не можешь догадаться? (съ видомъ невинной радости) Алонзо? О я буду матерью.
  
   Можно-ли повѣрить, чтобы Кора, воспитанная въ храмѣ Солнца, могла не знать строгаго закона, предписаннаго дѣвамъ, въ ономъ обитающимъ? Зрители не безъ причины удивляются, что сказываетъ ей объ немъ иностранецъ, осквернитель сего храма, Алонзо..... Онъ, какъ видно, взялся выучить ее всему... Никто не избѣжитъ судьбы своей! вотъ для нея извинен³е, представляемое ей снизходительност³ю добрыхъ ея подругъ. Замѣть, что она и дѣйствительно не была обольщена, но сама бросилась въ объят³я любовника. Допустимъ, что, по какимъ нибудь особымъ причинамъ, Кора не вѣдала всѣхъ обязанностей своего зван³я; но покрайней мѣрѣ, не будучи слишкомъ взыскательными, можно положить, что она имѣла хотя общее понят³е о нравственности и пристойности. Правду сказать, она часто увѣряетъ насъ, что любитъ и почитаетъ добродѣтель. Вѣроятно, что стыдливости нѣтъ въ ея спискѣ... И дѣйствительно, она не показываетъ даже ни малѣйшаго раскаян³я въ своемъ проступкѣ, и ни сколько не опасается, чтобы ее почли преступницею. Каковъ покажется вамъ этотъ характеръ? Гдѣ тутъ истина, нравственность, благопристойность? гдѣ то почтен³е, которое всякой писатель долженъ оказывать Публикѣ? Не уже ли Г. Коцебу думаетъ приближаться къ Природѣ въ то время, какъ онъ наиболѣе отъ нея удаляется? Не уже ли полагаетъ онъ, что этотъ стыдъ, которой принуждаетъ дѣвушку потуплять глаза, это смущен³е, которое испытываетъ даже и молодая женщина, ставъ въ первой разъ матерью, суть дѣйств³я предразсудковъ, основанныхъ на общежительныхъ пристойностяхъ? Не уже ли мыслитъ онъ, что не Природа внушаетъ чувство стыдливости? Правду сказать, онъ во многихъ мѣстахъ забавляется надъ женскими добродѣтелями и должностями, такъ что, кажется, не вѣритъ ихъ существован³ю. Послушайте молодыхъ подругъ Коры, и скажите мнѣ, не одного ли только случая не доставало имъ, чтобы впасть въ подобное преступлен³е? - Но въ п³есѣ, подъ заглав³емъ; Братъ Маврик³й, мнѣн³е Автора о семъ обнаруживается еще оскорбительнѣе. Надобно знать, что этотъ Братъ Маврик³й есть, или долженъ быть человѣкъ совершенно благоразумный, или, лучше сказать, осьмой мудрецъ, Онъ влюбляется въ молодую дѣвушку, которая, сохранивъ всю свою невинность, получила однако же отъ перваго любовника самый несомнѣнный залогъ его нѣжности. Для отвращен³я Маврик³я отъ предлагаемаго имъ супружества съ нею, открываетъ она ему чистосердечно свой проступокъ.... Это конечно очень честно. Теперь, по отвѣту Маврик³я, разсудите, почувствовалъ ли онъ цѣну такого поступка и достоинъ ли такой жены? - "Еще предразсудокъ!" говоритъ онъ ей... "но не бойся, чтобы онъ остановилъ меня. Посмотри на этотъ перстень; онъ конечно хорошъ, не смотря на то, что былъ во многихъ рукахъ, что нѣкоторые люди носили его прежде меня и я хочу, чтобы онъ былъ погребенъ со мною; а ожидая этого, ношу съ такимъ точно удовольств³емъ, какъ будто я самъ извлекъ его изъ рудниковъ Голкондскихъ!!! Такъ, милая моя! зная, какова ты теперь, чувствую, что буду съ тобою щастливъ, не говори мнѣ, что прежде была достойнѣе..... нѣтъ! я утверждаю, что нынѣ стала ты честнѣе. Ты была невинна по привычкѣ и по невѣден³ю другаго рода существован³я; была невинна для того, что тебѣ приказывали такою быть. Теперь же знаешь, какъ и для чего ты добродѣтельна... Такъ, нынѣ только стала ты добродѣтельна!.... Не уже ли я пожертвую щаст³емъ своимъ химерѣ? не уже ли презрю розу за то, что Зефиръ лобызалъ ее?... Я не имѣю права спрашивать у тебя, что ты была прежде. Знаю, что ты есть теперь и чѣмъ будешь для меня.... Ты не требуешь, чтобъ я разсказалъ тебѣ любовныя приключен³я моей молодости: не ужели права обоихъ половъ въ разсужден³и этого не одинаковы!!!" Объ этомъ, кажется, я разсуждать нечего....
   Еще слово о характерахъ Г. Коцебу. Они обыкновенно не только слабы, но даже ломки, и всегда увидишь ихъ съ одной только стороны. Они или выходятъ изъ Натуры, или когда остаются тѣмъ, чѣмъ должны быть, то это всегда бываетъ съ самою скучною монотон³ею, отъ сего - никакого разнообраз³я, никакой постепенности въ развит³яхъ; отъ сего наконецъ сочинен³я Г. Коцебу должны быть и суть дѣйствительно совершенно безполезны для тѣхъ, которые хотятъ познать сердце человѣческое. Дѣйствующ³я его лица очень хорошо дѣлаютъ, приходя объявлять зрителю, что они имѣютъ такую-то страсть, или так³я-то чувства, которыхъ бы безъ сей ихъ услужливости никто не могъ угадать. Такимъ-то образомъ, въ первую четверть часа бесѣды своей съ Графскимъ шуриномъ, Гжа. Миллеръ, с³я по свойству застѣнчивая женщина, и сверхъ того убитая нещаст³емъ, спѣшитъ однако же, какъ можно скорѣе, дать знать ему, что она очень свѣдуща; не опускаетъ ни малѣйшей подробности, даже не забыла имени композиторовъ, которыхъ сонаты она разыгрываетъ. - Иногда кажется, что его дѣйствующ³я лица заимствуютъ слогъ свой отъ недавно читанныхъ ими Авторовъ. Въ первомъ актѣ Ненависти къ людямъ п раскаян³я всякой подумаетъ, что Баронъ выписалъ ролю свою изъ Циммермановой книги объ уединен³и. Четвертый же актъ заключаетъ въ себѣ цѣлую тираду изъ сего превосходнаго сочинен³я.
   Болѣе всего прочаго оскорбляетъ въ Драмахъ Г. Коцебу совершенное отсутств³е драгоцѣннаго и необходимаго всякому Писателю качества, качества, котораго ни искуство, ни самъ Ген³й замѣнить не могутъ. Вы понимаете, что я говорю о вкусѣ. Сей недостатокъ вкуса видѣнъ у него въ безпрестанномъ, несносномъ смѣшен³и важнаго съ шуточнымъ, благороднаго съ низкимъ, наконецъ въ частомъ употреблен³и самыхъ непристойныхъ двусмысленностей. Я упоминалъ уже о тѣхъ возбуждающихъ къ себѣ отвращен³е забавникахъ, которые, какъ будто по наряду, приходятъ смѣшить зрителей. Подлѣ степеннаго Человѣка увидишь почти всегда одного изъ скучныхъ шалуновъ: въ Сынѣ любви Графа фон-Мульду, въ Братѣ Маврик³и Штиренбока, въ Индѣйцахъ Шмита. Мнимая веселость сихъ шутовъ часто бываетъ глупа даже до подлости. Всегда с³и несносные дураки приходятъ совсѣмъ неожидаемо - но, нѣтъ! кто знаетъ обычай Г. Коцебу, тотъ долженъ быть къ этому приготовленъ: всегда у него послѣ трогательной сцены слѣдуетъ Арлекинада. Кажется, что Авторъ хочетъ возстановить нарушенное имъ равновѣс³е; ему больно, что опечалилъ насъ, и онъ почитаетъ себя обязаннымъ осушать слезы, которыя проливать насъ заставилъ. - Самое обыкновенное, самое низкое, даже подлое - такова есть сфера Г. Коцебу. Въ ней то любитъ онъ обращаться по природной склонности. Не льзя однакожь отрицать совершенно, чтобы онъ не имѣлъ искуства трогать иногда зрителя; но не ищите глубокихъ чувствъ въ его дѣйствующихъ лицахъ. Языкъ ихъ не всегда есть языкъ истины. Много ли найдется въ его сочинен³яхъ сихъ разящихъ стрѣлъ, которыя, вылетая изъ рукъ Природы, проницаютъ въ послѣдн³е изгибы сердца? По крайней мѣрѣ его характеры, въ разсужден³и сего, суть вообще самаго обыкновеннаго разбора. Когда же вздумается ему поблагородничать, то почти всегда впадаетъ онъ въ иперболы и парадоксы! - О! это уже пристраст³е, скажете вы. - Нѣтъ, любезной другъ, и не думай, чтобы мнѣ трудно было доказать справедливость моихъ замѣчан³й - но довольно...

(Изъ одного иностраннаго Журнала.)

"Вѣстникъ Европы", No 1-2, 1804.

  

Другие авторы
  • Титов Владимир Павлович
  • Адрианов Сергей Александрович
  • Слепушкин Федор Никифорович
  • Анненкова Прасковья Егоровна
  • Анненская Александра Никитична
  • Палей Ольга Валериановна
  • Буссенар Луи Анри
  • Короленко Владимир Галактионович
  • Тучкова-Огарева Наталья Алексеевна
  • Каратыгин Петр Петрович
  • Другие произведения
  • Хаггард Генри Райдер - Завещание мистера Мизона
  • Медведев М. В. - Нет, не любил он
  • Серафимович Александр Серафимович - На заводе
  • Успенский Николай Васильевич - Повести и рассказы
  • Михайлов Владимир Петрович - Если трезвой мысли холод...
  • Измайлов Александр Алексеевич - Цветы новой романтики
  • Михайловский Николай Константинович - Герой безвременья
  • Колычев Василий Петрович - Колычев В. П.: биографическая справка
  • Горький Максим - Великие дела совершаются в нашей стране...
  • Соловьева Поликсена Сергеевна - Стихотворения
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (10.11.2012)
    Просмотров: 366 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа