Главная » Книги

Каратыгин Петр Андреевич - Чудак-покойник, или Таинственный ящик, Страница 2

Каратыгин Петр Андреевич - Чудак-покойник, или Таинственный ящик


1 2 3 4

ращений, в которых человек отрекается от собственного достоинства". Вандал, иезуит! Если бы ты мне попался...
   ЭМИЛЬ. Оставьте это... обратимся к наследству.
   СЕН-ФЕЛИКС. Это ни на что не похоже.
   ЭМИЛЬ. Но наследство...
   СЕН-ФЕЛИКС. Нет, как он смел это сказать!
   ЭМИЛЬ. Вот, прочтите объявление об этом наследстве.
   СЕН-ФЕЛИКС. Все вздор, все вздор. Будто я не знаю, что такое ваши объявления. В них и на живых-то врут как на мертвых, а о покойнике живого слова не скажут.
   ЖУЛЬЕТА. Ах, батюшка, если б вы в самом деле имели право...
   СЕН-ФЕЛИКС. Перестаньте, пожалуйста. Вы собьете меня с толку, сделаете то, что я лишусь памяти, а мне сегодня надо играть.
   ЖУЛЬЕТА. Как, батюшка, вы опять хотите рисковать?
   СЕН-ФЕЛИКС. Да, мой друг, я буду играть в первый раз перед здешней публикой, я хочу знать ее вкус...
   ЖУЛЬЕТА. Вы всегда так говорите, и после все-таки продолжаете...
   СЕН-ФЕЛИКС. Хорошо... слушай же, Жульета, слушайте, молодой человек... Клянусь Стиксом, то есть клянусь тобою, дочь моя, что если сегодня меня ошикают, то навсегда отказываюсь от театра... отказываюсь от моих драматических занятий, отказываюсь... но нет, я буду иметь успех, непременно буду: мне суфлирует мое сердце. Жульета, приготовь мне костюм башмачника Якова.
   ЭМИЛЬ. Если вы сами не хотите хлопотать об этом наследстве, так, по крайней мере, дайте мне ваши документы.
   СЕН-ФЕЛИКС. После... после спектакля... Мой костюм должен быть в чемодане вместе с прочими.
   ЭМИЛЬ. Но ваша фортуна...
   СЕН-ФЕЛИКС. Моя фортуна здесь... (указывая на лоб) или, лучше сказать, там... там... на сцене... Пойдем, дитя мое. А вы, о юноша... "Священные права родителя почтите". Знаете ли, когда я играл Эдипа, я произвел ужасный хохот в этом месте, но вы, молодой человек, не смейтесь: отец - всегда отец. Мы увидимся. До свидания.
   ЖУЛЬЕТА (уходя). До свидания.
   ЭМИЛЬ. Прощайте, прелестная Жульета.
  
  

ЯВЛЕНИЕ V

  
   ЭМИЛЬ (один). Она здесь, я её опять нашел... Какое счастье... Судьба не захочет, чтоб я лишился её в другой раз... и какой прекрасный человек её отец. Но боже мой... когда я подумаю, что я сам в Париже его освистал... О, бедный старик!
  
  
  
  
  

ЯВЛЕНИЕ VI

Эмиль и Дюпре.

  
   ДЮПРЕ. Почтовая коляска остановилась у ворот. Ну, куда вы девали нашего старого сумасброда?
   ЭМИЛЬ. Ах, господин Дюпре, этот старый сумасброд - отец моей любезной.
   ДЮПРЕ. Право? Поздравляю вас.
   ЭМИЛЬ. И вообразите мою радость: он, кажется, один из потомков де Ратиньер.
   ДЮПРЕ. Лавердьер, точно... это имя... но как я не вспомнил... впрочем, немудрено, он совсем меня заболтал.
   ЭМИЛЬ. Какой счастье для него, если не явятся другие наследники.
   ДЮПРЕ. Что вы говорите... Вот к нам кто-то приехал...
   ЭМИЛЬ. Какая досада...
   ДЮПРЕ. Я, напротив, очень рад дорогим гостям.
   ЭМИЛЬ. Как?
   ДЮПРЕ. Чем больше будет претендентов, тем больше придется нашему брату... А, вот уж входят.
  
  

ЯВЛЕНИЕ VII

Те же, барон, баронесса и младший писарь.

  
   ПИСАРЬ (докладывая). Господин барон и госпожа баронесса де...Р...
   БАРОН. Де Ратиньер, дурак.
  

Выходные куплеты Барона и Баронессы:

   БАРОНЕССА. Ах, что здесь за дрянной народ!
   Не правда ли, Барон!
   БАРОН. Потише, друг мой, этот сброд
   Везде, со всех сторон...
   БАРОНЕССА. Ах, как устала я, Барон,
   Дорога - просто ад!
   А в нашем замке меж колонн
   Парфюмов аромат,
   Собаки, слуги, гардероб
   И музыка к еде.
   И мой садовник, мой Жакоб,
   Готов всегда, везде...
   БАРОН. На что садовник ваш готов,
   Не понял я, мадам.
   БАРОНЕССА. Разбить дорожки меж кустов...
   Начать нельзя ли нам?
   БАРОН. Да, да, сейчас распоряжусь,
   Дорожки, говоришь...
   Жаннет, милашка, я вернусь
   К тебе в ночной Париж.
   БАРОНЕССА. Как страшный сон все позабыть,
   Вернуться в замок свой!
   БАРОН. Но надо ж деньги получить...
   Спокойнее, друг мой.
   БАРОНЕССА. На них балы, как при дворе,
   Устрою я зимой.
   БАРОН. Как пригодились бы в игре
   Они, о Боже мой!
   Месье...э...как вас там, пардон!
   Нельзя ли нам начать?
   Вот баронесса, я барон...
   БАРОНЕССА. Да, мы не можем ждать.
  

(Младший писарь уходит).

  
   ДЮПРЕ. Милости просим... прошу садиться.
   БАРОНЕССА (садясь). Ах, какая несносная дорога. Я совершенно избита, изломана, измучена...
   ДЮПРЕ. Что вы говорите, баронесса...большая дорога прекрасна, её недавно поправили.
   БАРОНЕССА. Да, она, может быть, хороша для вас... и если б не это глупое наследство, мы бы ни за что не поехали в такую глушь. (Смотрит на часы). Кажется, мы поспели во время...
   ДЮПРЕ. Вам надо здесь немножко подождать - по завещанию покойника, ровно в четыре часа мы приступим к делу.
   БАРОН. Что за вздор, нельзя ли поскорее?
   ДЮПРЕ. Не смею, барон; вы ждали сто лет этого наследства, так полчаса ничего не значат.
   БАРОН. Но, согласитесь, господин нотариус, что людям нашего звания низко оставаться в вашем дрянном городишке во время ярмарки.
   БАРОНЕССА. Разумеется... и что здесь за народ - живого лица не встретишь!
   ДЮПРЕ. Да вам теперь живых и не нужно, баронесса, но воля покойника...
   БАРОН. Ах, вы мне надоели... Вот мои документы. После этого, я полагаю, ничего более не остаётся, как приказать отнести в мою карету ящик, оставленный моим предком, великим сенешалем... Покажите же мне мой ящик.
   ДЮПРЕ. Вот он...но, позвольте, надобно сперва удостовериться в ваших правах.
   БАРОН. В каких правах? Я барон де Ратиньер. Мы единственные наследники: кажется, довольно ясно.
   ДЮПРЕ. (Читая бумагу). Ясно, но этого не довольно. Может быть другие, не нося фамилии де Ратиньер, могут иметь право на это наследство.
   БАРОНЕССА. Как скучно иметь дело с этими крючками!
   ДЮПРЕ. (Взяв со стола бумагу). Вот духовное завещание: Фабий-Мерлюш де Ратиньер...
   БАРОНЕССА. Что такое? Что вы сказали? Какой Мерлюш?
   ДЮПРЕ. Я согласен, что эта фамилия не совсем приятна для слуха...
   БАРОНЕССА. Она просто отвратительна! Я не хочу, чтоб мой муж был Мерлюш. Мерлюш! Ха-ха-ха, Мерлюш!
  
  

ЯВЛЕНИЕ VIII

Те же, Мерлюш и госпожа Рапе.

  
   МЕРЛЮШ. Вот и я... вот и я. Кто меня зовёт?
   РАПЕ. (Войдя с ним в одно время, обходит его, стараясь подойти прежде к Дюпре). Извините, сударь, я вошла прежде.
   МЕРЛЮШ. (Перебегая). Совсем нет, сударыня.
   РАПЕ. Извините, сударь.
   ДЮПРЕ. Позвольте, позвольте...господа.
   МЕРЛЮШ. .Здесь спрашивали Мерлюша?
   РАПЕ. Так точно, это я. Вдова Клариса Рапе, торгующая табаком, урождённая Мерлюш.
   БАРОНЕССА. (Наводя лорнет). Что это за люди?
   РАПЕ. Вот мои права, господин нотариус.
   МЕРЛЮШ. (Подавая огромную связку бумаг). Вот мои права... Надеюсь, что они имеют вес... Девяносто семь свидетельств о моём рождении, сорок - о смерти моих родственников и восемьдесят - о свадебном договоре, который прошу вас разобрать как можно скорее. Моя жена по болезни не могла сюда приехать, я её оставил на своём мыльном заводе.
  

МЫЛО

   Никому из нас без мыла
   Обойтись нельзя и дня.
   Вы представьте: что бы было,
   Если б не было меня!
   Чтобы чисто делать дело,
   Нужен к чистоте талант,
   Чтоб душа и тело пело -
   Нужен мыльный фабрикант.
   Жить хорошо - значит, жить в чистоте.
   Чистота - друг удаче и друг красоте.
   Коль женщина мыло забыла,
   То женское счастье уплыло,
   И ей не помогут ни "ох" и ни "ах",
   Победу удержишь лишь в чистых руках!
   В мужчине важна аккуратность!
   Важнее, чем дутая знатность!
   Покупайте, покупайте,
   Чистоплюи, чистоту!
   Мойте, мыльте, намывайте!
   Наводите красоту!
   Я - профессор, академик
   В этих мыльных пузырях.
   Больше пены - больше денег,
   Меньше нищих и нерях!
   Чистую прибыль и чистый доход
   Чистота чистоганом даёт круглый год!
   Вернёмся же к нашим баранам,
   Наследством заняться пора нам!
   Им всем не помогут ни "ох" и ни "ах".
   Наследство удержишь лишь в чистых руках!
   И сами теперь посудите -
   Кому вы сундук отдадите!?
  
   БАРОНЕССА. Боже мой! Фабрикант!
   МЕРЛЮШ. Фабрикант мыла, сударыня, отличного мыла, посредством которого я заслужил признательность соотечественников, сделался помещиком и кандидатом, но я нисколько не возгордился; не надо забывать прежнего своего состояния.
   РАПЕ. Я с вами согласна, у меня тоже табачный магазин, но я никогда не подымаю носа.
   БАРОНЕССА. Этого только не доставало: мыльный заводчик, табачная торговка...
   РАПЕ. Да, сударыня, привилегированная от правительства, и горжусь своим званием. Вы нюхаете табак? (Потчует её).
   БАРОНЕССА. Как?
   РАПЕ. Как? Носом... Как и все порядочные люди.
  
   Куплеты Рапе:
   Покупают мой табак
   И вельможа, и бедняк.
   Вот так!
   Вам товар - деньжата мне.
   Много в кошельке монет.
   Звяк-звяк!
   На табак деньжат не жаль,
   Улетит с дымком печаль
   Прочь! Прочь!
   Ты отдашь свою тоску
   За понюшку табаку
   Точь-в-точь!
   Может любой в мою лавку зайти,
   Даже если ему не совсем по пути.
   Графья, рыбаки, трубочисты,
   Гусары, поэты, артисты.
   И каждый готов табачок покупать,
   Других посмотреть и себя показать.
   Меня же с поклоном встречают,
   Мамашей Рапе величают.
   Я бурлива и жива,
   Как веселая вдова
   Клико!
   Всех сдружу и соглашу,
   Все вопросы разрешу
   Легко!
   Открывайте сундучок -
   Вдруг там тоже табачок
   Битком!
   Посидим, поговорим,
   Ароматным подымим,
   Дымком!
   (Припев)
  
   БАРОНЕССА. Какая дерзость... И вы, барон, это позволяете?
   БАРОН. Потерпите, баронесса... вот только получу наследство, я с ними разделаюсь.
   ДЮПРЕ. Ваши бумаги совершенно удовлетворительны.
   МЕРЛЮШ. (Подходя к барону). Здесь, кажется, вся наша семья собралась.
   БАРОН. Потише, милостивый государь, я барон де Ратиньер.
   МЕРЛЮШ. Ратиньер...дайте же мне руку... Вы мне братец... Мы оба настоящие Мерлюши. Вы, сударыня, также из наших.
   БАРОНЕССА. Боже мой, какое унижение!
   БАРОН. Это баронесса де Ратиньер, сударь.
   МЕРЛЮШ. Стало быть, Мерлюш по замужеству.
   БАРОНЕССА. Что за тон! Что за народ!
   МЕРЛЮШ. Что? Народ. Этот народ ничем не хуже вас, сударыня.
   БАРОН. Послушайте, милостивый государь...
   МЕРЛЮШ. (Надевая шляпу). Что вам угодно?
   БАРОН. Если б вы . были дворянин...
   МЕРЛЮШ. Так не был бы честным фабрикантом; а если б вы не были дворянином, так я не знаю, что бы из вас было... Вы не хотели подать мне . свою руку, но мыльный фабрикант не может её замарать, сударь; понимаете ли...
   БАРОНЕССА. Барон, оставьте его.
   РАПЕ. Так потому, господин нотариус, я не единственная наследница?
   ДЮПРЕ. Нет, сударыня. Все, которых вы видите, все собрались для одного и того же.
   РАПЕ. Как, это все Мерлюши?.. Все мои родные и соперники?!.. О, очень рада... Позвольте мне, любезная сестрица, расцеловать вас. (Идет к баронессе).
   БАРОНЕССА. Боже мой... Эта табакерка меня уморит. Отстаньте, отстаньте, пожалуйста.
   РАПЕ. А вы, я вижу, очень чопорны... Позвольте же вас обнять, братец.
   БАРОН. Хорошо, хорошо, после, матушка, после...
   РАПЕ. "Матушка!" Да, сударь, я матушка, только не хотела бы иметь такого сынка. (Подходя к Эмилю). Но вы, молодой человек, верно позволите...
   ЭМИЛЬ. Извините, сударыня, я совсем вам не родня.
   РАПЕ. И вы тоже отпираетесь от своих близких? Хорошо, очень хорошо... Ну уж родня!
  

Куплеты Рапе:

   Вот родня! Спаси нас Боже!
   А еще парик надел!
   Да с такой бароньей рожей
   Здесь ты, братец, не у дел!
   Хочешь получить наследство,
   Так изволь родных признать!
   Все мы здесь Мерлюши с детства,
   Хоть и выбились вы в знать!
   (Нечего его толкать.)
   Здесь семья, родные люди,
   Здесь Мерлюши, милый мой.
   И никто вас не осудит,
   Уберись вы с глаз долой!
   С мыловаром, для примера,
   Сможем мы поговорить
   И наследство Ратиньера
   На две кучки разделить!
   Так что, мэтр, доставайте
   И бумаги, и печать.
   Завещание читайте,
   Будем денежки считать!
  
  

ЯВЛЕНИЕ IX

Те же и Дероше.

  
   ДЕРОШЕ. (В дверях). Здесь канцелярия законоведца?
   ДЮПРЕ. Контора нотариуса... Точно так, милостивый государь.
   ДЕРОШЕ. Я было ошибся этажом... Меня расстроило неприличное зрелище, которое теперь представляет ваша площадь... Шумная толпа...
   ДЮПРЕ. Нынче у нас ярмарка.
   ДЕРОШЕ. Везде фигляры, грубые игры, скандальные сцены; я удвоил шаги, потому что истинная нравственность должна удаляться от унизительного базара, где торгаши хлопочут только о денежной прибыли.
   ДЮПРЕ. Для чего же вы сюда прибыли?
   ДЕРОШЕ. Для получения наследства. На вас возложено исполнение последней воли...
   ДЮПРЕ. Господина де Ратиньера?
   ДЕРОШЕ. (Утирая слезы). Того прекрасного человека, которого после долгой жизни, посвященной добродетели, угодно было Всевышнему призвать к себе.
   МЕРЛЮШ. (Подражая его тону). Сегодня ровно сто лет... Глядя на него, можно подумать, что он сейчас с его похорон.
   ДЮПРЕ. С кем я имею честь говорить?
   ДЕРОШЕ. С родным племянником покойного аббата де Ратиньера.
   МЕРЛЮШ. Еще родня...
   БАРОН. Еще процесс...
   РАПЕ. Он сам очень похож на покойника.
   ДЕРОШЕ. Я Иосиф Дероше Мерлюш... вот мои бумаги.
   ДЮПРЕ. Вы писатель?
   ДЕРОШЕ. Редактор газеты под названием "Общественная нравственность"... Газета в высшей степени моральная.
  

Куплеты Дероше:

   Изнанку жизни наблюдать
   Мне больно и печально.
   Людей морали научать
   Стремлюсь ежеквартально!
   Прочь все пороки и грехи,
   Я бичевать их буду!
   Вину - не старые мехи,
   А новые сосуды!
   Но не готов народ принять
   Реформы, право слово.
   Конечно, проще поменять
   Народ, да нет другого...
   Вот и тружусь на ниве сей,
   И поступью я твердой
   Людей веду, как Моисей,
   Непонятый и гордый!
   Борюсь я из последних сил
   За счастие людское,
   И кто бы что ни говорил,
   Суров я и спокоен.
   Моя борьба, как в горле кость
   Фиглярам и клевретам.
   "Общественная нравственность" -
   Моральная газета!
  
   В моей газете я не смеюсь над пороками людей, но только оплакиваю их.
   МЕРЛЮШ. Да, я думаю, и деньги подписчиков тоже плакали.
   БАРОНЕССА. С удовольствием вижу, молодой человек, что вы нам родственник.
   ДЕРОШЕ. Я сам считаю это за особенное счастье, прекрасная сестрица. (В сторону). Она прехорошенькая. (Баронессе). Надеюсь, что вы позволите мне продолжить наше родственное знакомство и иногда посещать вас. (Целует баронессе руку).
   БАРОНЕССА. Вот мой муж, сударь...
   ДЕРОШЕ. (Несколько сконфуженный). Муж, любезный братец...
   БАРОН. Я очень рад, милости прошу.
   БАРОНЕССА. Муж мой редко бывает дома, он страстный охотник, и я почти всегда одна... Я надеюсь...
   ДЕРОШЕ. О, помилуйте...
   МЕРЛЮШ. Гм, я сам в молодые годы тоже любил охотиться в чужих имениях.
   ДЕРОШЕ. На чей счет вы это говорите?
   МЕРЛЮШ. А разве вы охотник до чужого?
   ДЕРОШЕ. Что вы хотите этим сказать?..
   МЕРЛЮШ. Не больше того, что вы уже поняли.
   ДЕРОШЕ. Вы забываетесь...
   ДЮПРЕ. Позвольте, господа; смею вам напомнить, скоро ударит четыре часа... Не угодно ли садиться, я пока приготовлю мой протокол.
  

СКОРЕЙ, СКОРЕЙ!

   БАРОНЕССА. Наследство главная забота -
  
  
  
  
  Престиж наш выше всех поднять!
   БАРОН.
  
  
  Как сердце вдруг забилось что-то!..
  
  
  
  
  
  Ну не унять!
   МЕРЛЮШ.
  Престиж, конечно, очень мило,
  
  
  
  
  Любвеобильная газель.
  
  
  
  
  Расширить производство мыла -
  
  
  
  
  Вот наша цель!

Припев:

   ВСЕ.
  
  
  Скорей, скорей, скорей, скорей!
  
  
  
  
   Как хочется богатым стать!
   БАРОН.
  
  
   Играть!
   БАРОНЕССА.
  Любить!
   МЕРЛЮШ.
  
  
  Производить!
   ДЕРОШЕ.
  
  И издавать!
   РАПЕ.
  
  
  
   И торговать!
   ВСЕ.
  
  
   Скорей, скорей, скорей, скорей!
   СЕН-ФЕЛИКС. На выход бы не опоздать ...
   ВСЕ.
  
  
   Скорей, скорей, скорей, скорей!
   ДЮПРЕ.
  
   Формальность надо соблюдать!
   РАПЕ.
  
  
  
   И мне наследство, значит, тоже
  
  
  
  
  
  
   Понадобится еще как...
  
  
  
   (к Дероше)
  
  
  
  
  
  
   Но по ее я вижу роже:
  
  
  
  
  
  
   Дела - табак.
   ДЕРОШЕ. Морали вы служить заставьте
  
  
  
  Ту груду золотых монет!
  
  
  
  Друзья, родные! Ах, оставьте...
  
  
  
  Наследство мне.
  
  
  
  
  
   Припев.
  
  
  
  (Часы бьют четыре раза.)
   ВСЕ.
   Скорей, скорей, сундук откройте!
  
  
  
  Вы слышали - бом, бом, бом, бом!
  
  
  
  И наши души успокойте...
  
  
  
  Ну, что же в нем?!!
  

(Все бросаются к стульям).

  
  

ЯВЛЕНИЕ Х

Те же и Сен-Феликс.

  
   ДЮПРЕ. А, ты пришел очень кстати.
   СЕН-ФЕЛИКС. Я пришел к тебе за важным делом. Сделай милость, одолжи мне сорок пять франков.
   ДЮПРЕ. Что такое?
   СЕН-ФЕЛИКС. Сорок пять франков, сию же минуту.
   ДЮПРЕ. Эх, братец, ты видишь, что я теперь занят.
   СЕН-ФЕЛИКС. Да, и мне очень нужно занять. Представь, братец, в то самое время, когда мне надо играть, все мои вещи удержаны в закладе... за сорок пять франков... Проклятая хозяйка!
   ДЮПРЕ. Извините, господа... С тобою ли твоё свидетельство о крещении, все твои документы?
   СЕН-ФЕЛИКС. (Шаря по карманам). Да, да, все здесь... я тебе дам законную расписку...
   ДЮПРЕ. Да не о том речь... Покажи бумаги.
   СЕН-ФЕЛИКС. Хорошо, хорошо, о корыстолюбивая душа, за сорок пять франков. Ты не беспокойся, у меня сегодня будут деньги после спектакля, непременно будут. Да та беда: прежде надо сыграть, а чтоб играть, нужен костюм, а чтоб выручить костюм, нужны опять деньги... и какой костюм, он втрое меня старее... само по себе, он не стоит сантима, а его мне отдают за сорок пять франков... это варварство.
   ДЮПРЕ. О болтун! Дай мне свои бумаги.
   СЕН-ФЕЛИКС. Ты мне надоел со своими бумагами... Ну, можно ли заниматься этим вздором в минуты моего торжества?.. Вот мои документы... нет, это моя роль... вот это, кажется, они.
   ДЮПРЕ. Ну, садись же здесь.
   СЕН-ФЕЛИКС. С ума ты сошел... я оставил в гостинице мою дочь вместе с моим костюмом, она меня ожидает... через полчаса начнётся спектакль. Пожалуйста, поскорей дай мне деньги, и я счастливейший человек в мире.
   ДЮПРЕ. (Читая). "Феликс Мерлюш Лавердьер"...
   МЕРЛЮШ и РАПЕ. Еще Мерлюш.
   БАРОНЕССА. Нашей родне конца не будет.
   ДЮПРЕ. "...Сен-Феликс, отставной актёр..."
   ДЕРОШЕ. Что я слышу?
   БАРОНЕССА. Это ужасно!
   РАПЕ. Канатный плясун!

(Все вместе).

   МЕРЛЮШ. Странствующий фигляр!
   СЕН-ФЕЛИКС. Что с ними делается?
   ДЮПРЕ. Это твои родственники, которые собрались сюда для выслушания завещания вашего предка.
   СЕН-ФЕЛИКС. Родственники. Я так и думал, судя по их любезности. Родственники. О, в таком случае, милостивые государи...
   БАРОН. Хорошо, любезный, хорошо.
   СЕН-ФЕЛИКС. Вы, сударь, тоже мой родственник?
   ДЕРОШЕ. Подальше, подальше, пожалуйста. Театр есть самый испорченный плод просвещения; комедия - это так называемая школа нравов...
   СЕН-ФЕЛИКС. (Вынимая газету из кармана). Постойте, постойте...
   ДЕРОШЕ. Есть нечто иное...
   СЕН-ФЕЛИКС. "...Как цепь гнусных превращений, в которых человек..." Продолжайте, продолжайте...
   СЕН-ФЕЛИКС. Напротив, я вам напоминаю; я буду вам суфлировать...
   ДЕРОШЕ. Я очень помню, что я пишу.
   СЕН-ФЕЛИКС. Как, неужели вы издатель этой газеты?
   ДЕРОШЕ. Да, сударь, я сам.
   СЕН-ФЕЛИКС. Честь имею вас поздравить, издание чудесное; жаль только, мой любезный, что вы пишите о том, о чём вы не имеете понятия.
   ДЕРОШЕ. Господин нотариус, скажите этому фигляру, что его место не здесь.
   СЕН-ФЕЛИКС. А вы все здесь, на своём месте?
   БАРОН. Я - дворянин.
   МЕРЛЮШ. Я - фабрикант и избирательный кандидат.
   РАПЕ. Я - госпожа Рапе, женщина со званием и содержательница табачного магазина.
   СЕН-ФЕЛИКС. Ага, у вас у всех кровь заговорила... вы презираете меня потому, что я актёр. Да, господа, я - актёр, и благодаря просвещению это звание не может быть унизительно. Шекспир и Мольер были также актёры, и знаете ли вы, что значит истинный драматический актёр? Вы - это, вы - то, а он - всё. Он наблюдает все классы общества и представляет их по очереди. Да, да, я - актёр и горжусь моим званием.
   БАРОН. Какая глупая гордость.
   СЕН-ФЕЛИКС. А ваша разве умнее?.. Да вы-то сами, господа, что такое, разве не те же актёры?
  

ЖИЗНЬ - ТЕАТР

(Куплеты Феликса)

   Ну, кто из нас не притворялся,
   Кто ближнего не обманул?
   Уверить в том не попытался,
   В чём сам его потом надул?
   Примерил маски все на свете -
   Как увлекательна игра! -
   Ум - нынче, завтра - добродетель...
   И, глядь, забыл, кем был вчера...
   А в зале? - Поднимите глазки -
   Полно "актёров" и "актрис".
   О, эти лица - те же маски!
   О, жизнь! - театр без кулис!
   Но надоест менять личины,
   И ты, святая простота,
   Все маски снимешь до единой,
   А под последней - пустота!
  
   Например: когда я играю в "Мещанине во дворянстве" графа, который занимает у мещанина деньги, когда он так важно надувает его: "Дайте мне, любезный, тысячу франков. Это с прежним долгом составит ровно две тысячи..." - разве в это время я не похож на вас, господин барон?
   МЕРЛЮШ. Ну, слыханное ли это дело, чтоб бедняк, который...
   СЕН-ФЕЛИКС. А вы, сударь, толстый промышленник, жирный капиталист... я несколько раз представлял вас: "Деньги, деньги, я больше ничего знать не хочу; с деньгами я умён, пользуюсь уважением, имею все, что только вздумаю... и все должны мне кланяться". Так ли, дядюшка?.. (Бьёт Мерлюша по животу).
   РАПЕ. Это уж слишком невежливо.
   СЕН-ФЕЛИКС. Что касается вас, матушка Рапе: женщин вашего разбора у нас часто играют мужчины. Есть пьеса... забыл название, где выведена торговка, точь-в-точь как вы... "Я имею привилегию обманывать кого угодно и мешать в свой табак, что мне заблагорассудится; полиция этого не пронюхает". (Потчует её табаком). Не прикажете ли, у меня не подмешанный?
   ДЕРОШЕ. Господин нотариус, положите конец этому соблазну.
   СЕН-ФЕЛИКС. (Дероше). О, что до вас, милостивый сударь, то дело другое, я вам прочту из "Тартюфа", этого высокого произведения, где выставлено самое низкое существо:
  

Другие авторы
  • Бахтин Николай Николаевич
  • Иволгин Александр Николаевич
  • Голиков Иван Иванович
  • Аладьин Егор Васильевич
  • Коншин Николай Михайлович
  • Чехов Антон Павлович
  • Герцен Александр Иванович
  • Шаликов Петр Иванович
  • Парнок София Яковлевна
  • Богданов Александр Александрович
  • Другие произведения
  • Полевой Ксенофонт Алексеевич - Горе от ума. Комедия в четырех действиях, в стихах. Сочинение Александра Сергеевича Грибоедова
  • Есенин Сергей Александрович - Сорокоуст
  • Крыжановская Вера Ивановна - Законодатели
  • Лесевич Владимир Викторович - Дефо
  • Неведомский М. - А. И. Богданович, как писатель и редактор "Мира Божия"
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Тоска по родине. Повесть. Сочинение М. Н. Загоскина
  • Черный Саша - Сатиры
  • Калашников Иван Тимофеевич - Камчадалка
  • Вересаев Викентий Викентьевич - Пушкин и Евпраксия Вульф
  • Воровский Вацлав Вацлавович - Красное яичко безработному люду
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
    Просмотров: 183 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа