Главная » Книги

Кальдерон Педро - Поклонение кресту, Страница 8

Кальдерон Педро - Поклонение кресту


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

nbsp;
   Забыл почтение к Кресту,
  
  
   Когда он будет мною сделан
  
  
   Свидетелем моих падений,
  
  
   Как позову его на помощь,
  
  
   Как призову, не устыдясь?
  
  
   Нет, Юлия, будь инокиней:
  
  
   Нет, я тебя не презираю,
  
  
   Тебя люблю теперь сильнее.
  
  
  
  
   Юлия
  
  
   Останься, Эусебио.
  
  
  
  
  Эусебио
  
  
   Вот лестница.
  
  
  
  
   Юлия
  
  
  
  
   Постой, останься,
  
  
   Или возьми меня с собою.
  
  
  
  
  Эусебио
  
  
   Нельзя. (Спускается.) Блаженства не вкусивши,
  
  
   Которого я столько ждал,
  
  
   Тебя навеки покидаю.
  
  
  
  
  (Падает.)
  
  
   О, Господи, не дай погибнуть!
  
  
   Я падаю.
  
  
  
  
  Рикардо
  
  
  
  
  Что там случилось?
  
  
  
  
  Эусебио
  
  
   Не видите, что в высоте
  
  
   Исполнен жгучих молний ветер?
  
  
   Не видите, что в пятнах крови
  
  
   Нависло небо надо мною?
  
  
   Куда ж укрыться я могу,
  
  
   Когда разгневается небо?
  
  
   О, Крест божественный, отныне,
  
  
   Перед тобою преклоняясь,
  
  
   Даю торжественный обет,
  
  
   Что я без всяких оговорок
  
  
   Везде, где я тебя увижу,
  
  
   Прочту, в мольбе,
  
  
   Упавши на земь пред тобой!
  
   (Он поднимается, и все трое они уходят,
  
  
  
  оставляя лестницу.)
  
  
  
  
  СЦЕНА 14-я
  
  
  
   Юлия (у окна)
  
  
   Я вся в тревоге, вся в смущеньи.
  
  
   Так это-то, неблагодарный,
  
  
   Твоя обещанная твердость?
  
  
   Так это крайности любви?
  
  
   Или моей любви тут крайность?
  
  
   Угрозами, тоской, мольбами,
  
  
   То как насильник, то как нежный,
  
  
   Ты все настаивал, пока
  
  
   Не победил меня; но только
  
  
   Сумел назваться полновластным
  
  
   И над собой и надо мною,
  
  
   Как пред победою бежал.
  
  
   Кто побеждал, спасаясь бегством,
  
  
   Кто, как не ты? Я умираю!
  
  
   О, небо! Для чего природа,
  
  
   Чтоб убивать, рождает яд,
  
  
   Когда на свете есть презренье?
  
  
   Оно меня лишает жизни;
  
  
   И в пытке снова я желаю
  
  
   Того, пред чем презренна я.
  
  
   Кто знал столь странное влиянье
  
  
   Любви? Когда в слезах, с мученьем,
  
  
   Он умолял, я отвергала;
  
  
   Когда он бросил, я молю.
  
  
   Так вот мы, женщины, какие,
  
  
   Мы против собственных желаний,
  
  
   Любя, тому, кого мы любим,
  
  
   Упиться счастьем не даем.
  
  
   Пусть нас никто не любит слишком,
  
  
   Когда достичь награды хочет:
  
  
   Любимые, мы презираем,
  
  
   Отвергнутые, любим мы.
  
  
   Не больно мне, что он не любит,
  
  
   А больно, что меня он бросил.
  
  
   Он здесь упал, за ним я кинусь.
  
  
   Но это лестница? О, да!
  
  
   Какое страшное мечтанье!
  
  
   Остановись, воображенье,
  
  
   Не устремляй меня с обрывов;
  
  
   Раз я с тобою соглашусь,
  
  
   Я совершаю преступленье.
  
  
   Но Эусебио влюбленный
  
  
   Не для меня ль сюда ворвался?
  
  
   И не было ли сладко мне
  
  
   Из-за себя его увидеть
  
  
   В такой опасности? Так что же
  
  
   Я сомневаюсь? Что ж колеблюсь?
  
  
   Уйдя, я то же совершу,
  
  
   Что сделал он, сюда вступая:
  
  
   И раз одно с другим сравнится,
  
  
   Он будет рад, меня увидя
  
  
   В опасности из-за него.
  
  
   Согласие ему давая,
  
  
   Я тот же самый грех свершила;
  
  
   Зачем же счастье будет меньше,
  
  
   Когда вина так велика?
  
  
   Когда согласье я давала,
  
  
   И Бог свою десницу отнял,
  
  
   Моя вина не прощена ли?
  
  
   Чего ж должна еще я ждать?
  
  
   (Спускается по лестнице.)
  
  
   Нет больше в сердце уваженья
  
  
   Ни к миру, ни к стыду, ни к Богу,
  
  
   Когда с закрытыми глазами
  
  
   Иду к великой слепоте.
  
  
   Я ангел, павший с высей неба,
  
  
   Я демон, потому что, павши,
  
  
   Раскаянья не ощущаю,
  
  
   Хоть нет надежд вернуться ввысь.
  
  
   Уже стою я вне святыни,
  
  
   И мертвое молчанье ночи,
  
  
   Меня окутывая мраком,
  
  
   Тревожит ужасом мечту.
  
  
   Настолько путь затянут тьмою,
  
  
   Что я о сумрак спотыкаюсь
  
  
   И, падая, не замечаю,
  
  
   Что я в объятиях греха.
  
  
   Куда иду? Чего хочу я?
  
  
   Боюсь, что в смуте этих страхов
  
  
   Восстанет каждый волос дыбом
  
  
   И возмутится кровь моя.
  
  
   Воображение в тревоге
  
  
   Рождает в воздухе виденья,
  
  
   И голос эхо глухо вторит
  
  
   Неумолимый приговор.
  
  
   То преступление, что прежде
  
  
   Меня соделало надменной,
  
  
   Меня не возбуждает больше
  
  
   И заставляет трепетать.
  
  
   Едва передвигаю ноги,
  
  
   Они стеснились кандалами,
  
  
   И на плечах я слышу тяжесть,
  
  
   Она мучительно гнетет;
  
  
   И вся я точно льдом покрыта,
  
  
   Я не хочу идти отсюда,
  
  
   Я в монастырь хочу вернуться
  
  
   И замолить свой страшный грех;
  
  
   Я верю в милосердье Бога,
  
  
   Нет стольких звезд на небе дальнем,
  
  
   Нет у морей песчинок стольких,
  
  
   Нет стольких атомов в ветрах,
  
  
   Что, если б сочетать их вместе,
  
  
   Они не были бы ничтожны
  
  
   Перед числом грехов, которым
  
  
   Сумеет дать прощенье Бог.
  
  
   Сюда идут, я слышу шорох,
  
  
   Я спрячусь здесь, чтоб не видали
  
  
   Меня прохожие, и после
  
  
   Немедленно вернусь наверх.
  
  
  
   (Прячется.)
  
  
  
  
  СЦЕНА 15-я
  
  
  
  Рикардо, Селио. - Юлия,
  
  
  спрятавшаяся так, что ей их не видно.
  
  
  
  
  Рикардо
  
  
   Так Эусебио, упавши,
  
  
   Испуган был, что мы забыли
  
  
   Здесь лестницу, а день уж близко,
  
  
   Пойдем, возьмем ее скорей.
  
   (Берут лестницу и уходят; Юлия возвращается
  
  
   туда, где была лестница.)
  
  
  
  
   Юлия
  
  
   Ушли: теперь могу подняться.
  
  
   Нет никого. Но что же это?
  
  
   Ведь лестница была у этой
  
  
   Стены? Но нет, она вон там.
  
  
   Но нет и там. О, силы неба!
  
  
   Как без нее смогу подняться?
  
  
   Но я несчастье понимаю:
  
  
   Мне небом прегражден возврат.
  
  
   Раскаявшись, хочу подняться,
  
  
   И не могу. Нет милосердья.
  
  
   Мне в нем отказано. Так пусть же
  
  
   В отчаяньи я совершу,
  
  
   Как женщина, дела такие,
  
  
   Что небеса им изумятся,
  
  
   Века, и мир, и грех смутятся,
  
  
   И устрашится самый ад.

    ХОРНАДА ТРЕТЬЯ

  
  
  
  
  СЦЕНА 1-я
  
  
  
  
  Гора.
  
  
   Хиль, с множеством крестов
  
  
  и с одним очень большим на груди.
  
  
  
  
   Xиль
  
  
   Велела Менга дров достать мне,
  
  
   Я на гору сюда пришел,
  
  
   А чтоб опасности избегнуть,
  
  
   Такую штуку изобрел:
  
  
   Наш Эусебио, я слышал,
  
  
   Благоговеет пред Крестом.
  
  
   Что ж, с ног до головы прикроюсь,
  
  
   И значит по дрова пойдем.
  
  
   Сказал и сделал: тут как тут он.
  
  
   Нигде я места не найду,
  
  
   Где безопасность достоверна;
  
  
   Нырнул в кусты, дрожу и жду.
  
  
   Ну, этот раз меня не видел,
  
  
   Пока пройдет, побуду тут.
  
  
   В терновнике укрыться можно.
  
  
   Ай, ай! колючки так и жгут.
  
  
   Спаси, Создатель! Так и колют,
  
  
   Сильнее, чем презренье той,
  
  
   Кто всех мужчин к себе пускает,
  
  
   Сильней, чем ежели какой
  
  
   Глупец вас ревностью ужалит.
  
  
  
  
  СЦЕНА 2-я
  
  
   Эусебио. - Xиль, спрятавшийся.
  
  
  
  
  Эусебио
  
  
   Не знаю я, куда идти:
  
  
   Как долги дни того, кто грустен;
  
  
   И смерть не встретишь на пути,
  
  
   Когда тяжка дорога жизни.
  
  
   Ты, Юлия, была моей,
  
  
   Я был в твоих объятьях нежных,
  
  
   И силу ласковых цепей
  
  
   Могла любовь из них соделать,
  
  
   Но я, блаженства не познав,
  
  
   Бежал от этих чар волшебных;
  
  
   И все ж я пред тобою прав:
  
  
   Не я причина перемены,
  
  
   Я не в себе ее носил,
  
  
   Моею волей овладело
  
  
   Влияние сокрытых сил;
  
  
   Мне что-то высшее велело
  
  
   Крест на груди твоей почтить,
  
  
   И я с таким Крестом родился;
  
  
   Связующая эта нить,
  
  
   О, Юлия, ведет нас к тайне,
  
  
   Ее лишь Бог один поймет.
  
  
  
   Xиль (в сторону)
  
  
   Нет, больше я терпеть не в силах,
  
  
   Терновник рвет, терновник жжет.
  
  
  
  
  Эусебио
  
  
   Кто там? Меж веток кто-то скрылся.
  
  
  
   Хиль (в сторону)
  
  
   Не выгорело ничего.
  
  
  
  
  Эусебио
  
  
   Тут кто-то к дереву привязан,
  
  
   И Крест на шее у него:
  
  
   Согласно моему обету,
  
  
   Молитву должен я свершить.
  
  
  
  
   Хиль
  
  
   Ты, Эусебио, кому же
  
  
   Здесь молишься, позволь спросить.
  
  
   Коль мне, зачем меня ты вяжешь?
  
  
   Коль вяжешь, молишься зачем?
  
  
  
  
  Эусебио
  
  
   Кто ты?
  
  
  
  
   Xиль
  
  
  
   И Хиля не признаешь!
  
  
   Я тут стоял и глух, и нем,
  
  
   С тех пор как ты меня оставил;
  
  
   Сперва кричал, не помогло,
  
  
   Никто не поспешил на помощь
  
  
   И не услышал, как назло.
  
  
  
  
  Эусебио
  
  
   Но я тебя не здесь оставил.
  
  
  
  
   Xиль
  
  
   Сказать по совести, сеньор,
  
  
   Ты правду говоришь, но, видя,
  
  
   Что я один меж этих гор,
  
  
   Как был привязанным, так прямо
  
  
   Я от ствола к стволу и шел,
  
  
   И этаким манером значит
  
  
   До этих самых мест добрел.
  
  
  
  Эусебио (в сторону)
  
  
   (Он Дурачок, и при расспросах
  
  
   Пригоден будет он для нас.)
  
  
   Тебя я помню, Хиль, с тех пор как
  
  
   Тебя я видел в первый раз.
  
  
   Так будем же вперед друзьями.
  
  
  
  
   Хиль
  
  
   Друзьями? Ладно. И тогда
  
  
   К себе туда уж не пойду я,
  
  
   А значит перейду сюда.
  
  
   Давай разбойничать {1}; я слышал,
  
  
   Здесь, что ни день, то пир горой;
  
  
   Не то что целый год работать.
  
  
  
  
  Эусебио
  
  
   Так оставайся здесь со мной.
  
  
  
  
  СЦЕНА 3-я
  
  
   Рикардо, бандиты; Юлия, одетая
  
   в мужскую одежду, лицо у нее закрыто. -
  
  
  
   Эусебио, Xиль.
  
  
  
  
  Рикардо
  
  
   На той тропинке, что пониже
  
  
   Пересекает горный склон,
  
  
   Добыча в руки нам попалась,
  
  
   Ты ей не будешь огорчен.
  
  
  
  
  Эусебио
  
  
   Сейчас поговорим об этом.
  
  
   А к нам пристал еще солдат.
  
  
  
  
  Рикардо
  
  
   Откуда? Кто он?
  
  
  
  
   Хиль
  
  
  
  
  
  Хиль: не видишь?
  
  
  
  
  Эусебио
  
  
   Он, правда, очень простоват,
  
  
   Но знает гору превосходно
  
  
   И будет нам проводником.
  
  
   Лазутчиком его отправлю,
  
  
   Чтоб шпионил за врагом.
  
  
   Пускай оденется бандитом,
  
  
   Вручить ему мушкет.
  
  
  
  
  Селио
  
  
  
  
  
   Бери.
  
  
  
   Хиль (в сторону)
  
  
   Ну, заразбойничаем сла

Другие авторы
  • Полежаев Александр Иванович
  • Лебедев Константин Алексеевич
  • Шахова Елизавета Никитична
  • Галанский Сергей
  • Клейст Эвальд Христиан
  • Фонвизин Павел Иванович
  • Ренье Анри Де
  • Григорьев Аполлон Александрович
  • Хавкина Любовь Борисовна
  • Галахов Алексей Дмитриевич
  • Другие произведения
  • Неизвестные А. - Парамон и Варенька
  • Гримм Вильгельм Карл, Якоб - В пути
  • Козлов Иван Иванович - Козлов И. И.: Биобиблиографическая справка
  • Куприн Александр Иванович - О том, как профессор Леопарди ставил мне голос
  • Полонский Яков Петрович - Письмо к издателю "Времени"
  • Достоевский Федор Михайлович - К портрету Ф. М. Достоевского
  • Ростопчина Евдокия Петровна - Письма A. H. Островскому
  • Тетмайер Казимеж - Казимеж Тетмайер: биографическая справка
  • Федоров Николай Федорович - Что значит "стать самим собою"?
  • Черный Саша - Саша Черный: Биобиблиографическая справка
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
    Просмотров: 212 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа