Главная » Книги

Кальдерон Педро - Поклонение кресту, Страница 11

Кальдерон Педро - Поклонение кресту


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

">  
  
  
  Дать? Кому?
  
  
  
  
  Курсио
  
  
   Мне, Курсио.
  
  
  
  
  Эусебио
  
  
  
  
   Тебе - охотно.
  
  
  
  (Отдает ему шпагу.)
  
  
   И эти ноги обниму,
  
  
   И умолять тебя я буду,
  
  
   Чтоб ты обиду мне простил.
  
  
   Но рана порвала дыханье,
  
  
   И говорить нет больше сил,
  
  
   В душе боязнь и смутный ужас.
  
  
  
  
  Курсио
  
  
   Могу ли чем тебе помочь
  
  
   Как человек?
  
  
  
  
  Эусебио
  
  
  
  
   О, нет, я слышу,
  
  
   Что смертная подходит ночь,
  
  
   Лишь Бог душе моей помог бы.
  
  
  
  
  Курсио
  
  
   Скажи, куда ты ранен?
  
  
  
  
  Эусебио
  
  
  
  
  
   В грудь.
  
  
  
  
  Курсио
  
  
   Быть может есть еще дыханье
  
  
   И есть надежда; дай взглянуть.
  
  
  
   (Осматривает рану
  
  
  
   и видит Крест.)
  
  
   О, Боже! Что за знак прекрасный,
  
  
   Божественный? Мой дух смущен.
  
  
  
  
  Эусебио
  
  
   То герб, он мне Крестом дарован,
  
  
   Перед которым я рожден;
  
  
   Я о своем рожденьи больше
  
  
   Не знаю, ничего не знал.
  
  
   Отец мой мне не показался
  
  
   И в колыбели отказал;
  
  
   Предчувствовал, должно быть, ясно,
  
  
   Что буду я таким дурным.
  
  
   Я здесь родился.
  
  
  
  
  Курсио
  
  
  
  
  
  И довольство
  
  
   Сравнится с горем здесь моим.
  
  
   Печаль сравнится здесь с блаженством,
  
  
   Одна их создала звезда,
  
  
   Рок благодатный и враждебный.
  
  
   О, сын мой! Раньше никогда
  
  
   Тебя не мог назвать я сыном.
  
  
   Ты, Эусебио, мне сын,
  
  
   И все приметы замечая,
  
  
   Я вижу, что теперь один
  
  
   Я буду плакать, сокрушаться,
  
  
   Найдя тебя лишь для того,
  
  
   Чтоб сына своего увидеть
  
  
   И вдруг похоронить его.
  
  
   Твои слова лишь подтвердили,
  
  
   Что я угадывал душой:
  
  
   Ты матерью был здесь оставлен,
  
  
   Где снова был отыскан мной.
  
  
   Где совершил я прегрешенье,
  
  
   Там и наказан навсегда;
  
  
   Уж это место говорит мне,
  
  
   Что ошибался я тогда.
  
  
   Но в чем сильнее указанье,
  
  
   Чем в этом знаменьи святом?
  
  
   И грудь у Юлии таким же
  
  
   Навек отмечена Крестом.
  
  
   Нет, не без некой высшей тайны
  
  
   В вас небеса тот Крест зажгли:
  
  
   Они хотели, чтоб вы оба
  
  
   Явились чудом для земли.
  
  
  
  
  Эусебио
  
  
   Отец, я более не в силах
  
  
   С тобою говорить. Прости!
  
  
   Вкруг тела слышу холод смерти.
  
  
   Как бешен бег ее пути,
  
  
   Пресекла все, и не могу я
  
  
   Тебе заветных слов сказать,
  
  
   Нет жизни, чтоб тебя утешить,
  
  
   Души, чтобы тебе отдать.
  
  
   Удар последний подступает,
  
  
   Подходит достоверный сон.
  
  
   Альберто!
  
  
  
  
  Курсио
  
  
  
  
  Смерть того оплачу,
  
  
   С кем в жизни был разъединен.
  
  
  
  
  Эусебио
  
  
   Приди, Альберто!
  
  
  
  
  Курсио
  
  
  
  
  
  Рок неверный!
  
  
   Несправедливая война!
  
  
   Судьба!
  
  
  
  
  Эусебио
  
  
  
   Альберто! О, Альберто!
  
  
  
  
  (Умирает.)
  
  
  
  
  Курсио
  
  
   Ударом смертным сражена
  
  
   Жизнь юного: так пусть седины
  
  
   За эту скорбь заплатят мне.
  
  
  
  (Рвет свои волосы.)
  
  
  
  
  СЦЕНА 13-я
  
  
   Брас и тотчас вслед за ним
  
  
  Октавио. - Курсио. Эусебио, мертвый.
  
  
  
  
   Брас
  
  
   Рыдание твое и скорбь напрасны.
  
  
   Ужель судьба суровою рукой
  
  
   И мужество твое сразить сумела?
  
  
  
  
  Курсио
  
  
   Я никогда не знал беды такой.
  
  
   В моих глазах не слезы, жгучий пламень,
  
  
   Так пусть же вспыхнут склоны этих гор.
  
  
   О, мрачная звезда! О, боль печали!
  
  
   О, тягостный, суровый приговор!
  
  
  
   (Входит Октавио.)
  
  
  
  
  Октавио
  
  
   Судьба сегодня, Курсио, решила
  
  
   Тебе послать такую бездну бед,
  
  
   Какую только вынесет несчастный.
  
  
   Как рассказать? В душе уменья нет,
  
  
   И тяжко мне, тому свидетель небо.
  
  
  
  
  Курсио
  
  
   Что ж приключилось?
  
  
  
  
  Октавио
  
  
  
  
  
   Юлия ушла.
  
  
   В монастыре ее не оказалось.
  
  
  
  
  Курсио
  
  
   Скажи мне, разве мысль сама могла
  
  
   Изобрести подобное терзанье?
  
  
   Себе представить даже я не мог,
  
  
   Чтоб за одним несчастием другое
  
  
   Так ниспослал мне беспощадный рок.
  
  
   Октавио, вот этот труп остывший
  
  
   Мой сын. Теперь ты можешь сам решить,
  
  
   Не мог ли из ударов этих каждый
  
  
   Над жизнью смертный приговор свершить.
  
  
   Терпенья дай мне небо, или жизни
  
  
   Меня лиши, - в ней слишком много мук.
  
  
  
  
  СЦЕНА 14-я
  
  
   Хиль, Тирсо, крестьяне. - Те же.
  
  
  
  
   Хиль
  
  
   Сеньор...
  
  
  
  
  Курсио
  
  
  
  
  Еще несчастье?
  
  
  
  
   Хиль
  
  
  
  
  
  
  Разбежавшись,
  
  
   Разбойники соединились вдруг,
  
  
   Спешат сюда, схватить тебя желают,
  
  
   Какой-то демон служит им вождем,
  
  
   От них самих свое лицо скрывает.
  
  
  
  
  Курсио
  
  
   В печальном злополучии моем
  
  
   Так возросли души моей страданья,
  
  
   Что мне услада - новая беда.
  
  
   Возьмите это горестное тело,
  
  
   Чтоб сохранить до времени, когда
  
  
   Остывший прах его найдет могилу.
  
  
  
  
  Тирсо
  
  
   Ты хочешь, чтоб в святой ограде он
  
  
   Нашел себе могилу между верных?
  
  
   Забыл, что он от церкви отлучен?
  
  
  
  
   Брас
  
  
   Такою смертью ежели кто умер,
  
  
   Пусть гроб найдет он между этих скал.
  
  
  
  
  Курсио
  
  
   О, мстительность людей по крови низких!
  
  
   Ваш гнев настолько душу вам сковал,
  
  
   Что он предел последний самой смерти
  
  
   Готов без колебанья перейти?
  
  
  
   (Уходит, рыдая.)
  
  
  
  
   Брас
  
  
   Пусть в хищных птицах и зверях свирепых
  
  
   Могильщиков сумеет он найти.
  
  
  
  
  Другой
  
  
   Чтобы достойно кару увеличить,
  
  
   В ущелье сошвырнем его скорей.
  
  
  
  
  Тирсо
  
  
   Давайте лучше кое-как схороним
  
  
   Усопшего в траве между ветвей.
  
  
  (Кладут между ветвей тело Эусебио.)
  
  
   Уж ночь идет, закрыта в мрачный саван;
  
  
   Ты, Хиль, останься здесь, посторожи
  
  
   Покойника; а коль придут бандиты,
  
  
   Ты криком нам об этом расскажи.
  
  
  
  
  (Уходят.)
  
  
  
  
   Хиль
  
  
   Недурно. Эусебио спокойно
  
  
   Они в траве меж веток погребли,
  
  
   Меня к нему приставили как стража
  
  
   И бросили в горах, и все ушли.
  
  
   Почтенный Эусебио, припомни,
  
  
   Тебе я другом был в те дни, когда...
  
  
   Но что это? Обман воображенья?
  
  
   Или толпа людей идет сюда?
  
  
  
  
  СЦЕНА 15-я
  
  
  Альберто. - Хиль, Эусебио, мертвый.
  
  
  
  
  Альберто
  
  
   Теперь из Рима возвращаясь,
  
  
   В безмолвии застывшей ночи,
  
  
   Среди ущелий этих горных
  
  
   Вторично заблудился я.
  
  
   Здесь Эусебио от смерти
  
  
   Освободил меня, и ныне,
  
  
   Как думаю, его солдаты
  
  
   Весьма мне могут угрожать.
  
  
  
  
  Эусебио
  
  
   Альберто!
  
  
  
  
  Альберто
  
  
  
  
  Чей дрожащий голос,
  
  
   Чье еле слышное дыханье
  
  
   Ко мне мое домчало имя
  
  
   И зовом в слух ко мне вошло?
  
  
  
  
  Эусебио
  
  
   Альберто!
  
  
  
  
  Альберто
  
  
  
  
  Вот, я снова слышу,
  
  
   Меня зовут, и полагаю,
  
  
   Что этот зов идет отсюда;
  
  
   Давай посмотрим.
  
  
  
  
   Xиль
  
  
  
  
  
  О, Творец!
  
  
   То Эусебио взывает,
  
  
   И страх мой всех страшнее страхов.
  
  
  
  
  Эусебио
  
  
   Альберто!
  
  
  
  
  Альберто
  
  
  
  
  Зов раздался ближе,
  
  
   О, голос, бьющийся в ветрах,
  
  
   Меня по имени зовущий,
  
  
   Ответь мне и скажи мне, кто ты?
  
  
  
  
  Эусебио
  
  
   Я Эусебио, Альберто;
  
  
   Прошу тебя, приди сюда,
  
  
   Где схоронен я между веток;
  
  
   Приподними их, и не бойся.
  
  
  
  
  Альберто
  
  
   Я не боюсь.
  
  
  
  
   Xиль
  
  
  
  
  А мне так страшно.
  
  
   (Альберто открывает его.)
  
  
  
  
  Альберто
  
  
   Разъяты ветви, ты открыт.
  
  
   Скажи же мне, во имя Бога,
  
  
   Чего ты хочешь?
  
  
  
  
  Эусебио
  
  
  
  
  
  И во имя
  
  
   Его, Альберто, я взывал,
  
  
   Моя к тебе взывала вера,
  
  
   Чтоб пред тем, как умереть мне,
  
  
   Ты исповедь мою услышал.
  
  
   С минуту как уж умер я;
  
  
   И дух от тела был свободен,
  
  
   Но роковой удар, смертельный,
  
  
   Обычность действий их нарушил,
  
  
   Но их еще не разделил.
  
  
  
   (Поднимается.)
  
  
   Иди со мной, чтоб мог; Альберто,
  
  
   Тебе я все грехи поведать,
  
  
   Их больше, чем песчинок в море,
  
  
   Пылинок в солнечных лучах.
  
  
   Так много значит поклоненье
  
  
   Кресту - для умягченья неба.
  
  
  
  
  Альберто
  
  
   Итак, тебе все покаянья,
  
  
   Что совершил я до сих пор,
  
  
   Я отдаю, чтобы служили
  
  
   Они твоей вине защитой,
  
  
   Хотя немного.
  
  
   (Эусебио и Альберто уходят.)
  
  
  
  
   Xиль
  
  
  
  
   Помереть мне
  
  
   На месте - он ведь сам идет.
  
  
   И, чтоб его яснее видеть,
  
  
   На небе показалось солнце,
  
  
   Свои лучи распростирает.
  
  
   Пойду и всех оповещу.
  
  
  
  
  СЦЕНА 16-я
  
  
   Юлия, несколько бандитов;
  
  
  потом Курсио и крестьяне. - Xиль.
  
  
  
  
   Юлия
  
  
   Теперь, победу одержавши,
  
  
   Они беспечно погрузились
  
  
   В объятья сна, и этим самым
  
  
   Нас к нападению зовут.
  
  
  
  
   Один
  
  
   Когда ты хочешь захватить их
  
  
   Врасплох - вот здесь всего удобней;
  
  
   Они сюда идут толпою.
  
  
   (Выходят Курсио и крестьяне.)
  
  
  
  
  Курсио
  
  
   Да, яв

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 189 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа