Главная » Книги

Кальдерон Педро - Чистилище святого Патрика, Страница 6

Кальдерон Педро - Чистилище святого Патрика


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

nbsp;  Лишь чувственная жадность, и едва
  
  
   Насыщено такое побужденье,
  
  
   Как женщина, хотя б она была
  
  
   Скромнейшей и красивейшей, претит мне.
  
  
   Но раз уж так мой дух вольнолюбив,
  
  
   Что значит смертью больше или меньше?
  
  
   Полония умрет от рук моих:
  
  
   Она мне отдалась в такое время,
  
  
   Когда никто не любит и не ценит, -
  
  
   Как все, она в беспечности жила бы,
  
  
   Когда она любила бы как все.
  
  
  
  
  (Уходит.)
  
  
  
  
  СЦЕНА 9-я
  
  
  Капитан; потом Царь, Филипо, Леогарио.
  
  
  
  
  Капитан
  
  
   Я прихожу сюда с приказом царским,
  
  
   Чтоб смертный приговор свой Людовико
  
  
   Узнал... Но что такое? Дверь открыта?
  
  
   И в башне никого? Что это значит?
  
  
   Сюда, солдаты! Нет ответа! Стражи!
  
  
   Измена! Эй, сюда!
  
  
  (Входят: Царь, Филипо и Леогарио.)
  
  
  
  
   Царь
  
  
  
  
  
   Что ты кричишь?
  
  
   Что это значит?
  
  
  
  
  Капитан
  
  
  
  
  
  Людовико скрылся,
  
  
   И стражи убежали.
  
  
  
  
  Леогарио
  
  
  
  
  
  Государь,
  
  
   Я видел, как сюда пред тем входила
  
  
   Полония.
  
  
  
  
  Филипо
  
  
  
  
  О, Боже мой, так это
  
  
   Она ему доставила свободу.
  
  
   Тебе известно, что ее желал он
  
  
   И ей служил. Я ревностью подвигнут
  
  
   Последовать за ними. Ныне станет
  
  
   Гиберния твоя второю Троей.
  
  
  
  
  (Уходит.)
  
  
  
  
   Царь
  
  
   Дать мне коня, я сам лечу в погоню.
  
  
   О, кто ж они, кто эти христиане:
  
  
   Сомнительными разными делами
  
  
   Один смутил покой мой, а другой
  
  
   Похитил честь мою! Но им обоим
  
  
   Придется жертвой мести стать моей.
  
  
   Сам Папа в Риме мне за них заплатит!
  
  
  
  
  (Уходит.)
  
   Лес, в глубине которого - хижина Паулина.
  
  
  
  
  СЦЕНА 10-я
  
  
   Полония убегает, раненая;
  
   Людовико, с обнаженным кинжалом в руке.
  
  
  
  
  Полония
  
  
   Сдержи порыв руки окровавленной,
  
  
   О, сжалься надо мной, не как любовник,
  
  
   А как христианин, и, взявши честь,
  
  
   Оставь мне жизнь.
  
  
  
  
  Людовико
  
  
  
  
  
   Полония, ты знаешь,
  
  
   Что красоте всегда награда - горе,
  
  
   Не могут красота и счастье жить
  
  
   В согласии; я твой палач, и дерзко
  
  
   Над головой твоей вздымаю сталь,
  
  
   Чтоб жить спокойно, жизнь твою порвавши.
  
  
   Возьму тебя с собой - возьму с собою
  
  
   Свидетеля моих злосчастных дней,
  
  
   И чрез него за мною могут гнаться,
  
  
   Преследовать меня, узнать, найти.
  
  
   Тебя в живых оставлю я - оставлю
  
  
   Разгневанной тебя и оскорбленной,
  
  
   То будет - лишний враг мой (и какой!).
  
  
   И значит, взять тебя с собой иль бросить -
  
  
   Равно оплошность. Лучше если я,
  
  
   Исполненный предательства и низкий,
  
  
   Презрев законы Бога и людей,
  
  
   Тебя убью теперь собственноручно.
  
  
   Пусть между диких скал, в их мощных недрах,
  
  
   Я схороню навек мою беду;
  
  
   И вместе с тем пусть мстительная ярость
  
  
   Достигнет этим новых насыщений:
  
  
   Убью с тобой Филипо, если он
  
  
   Живет в твоей груди, - убью с Филипо
  
  
   И твоего отца. В моем бесчестьи
  
  
   Ты первою причиною была,
  
  
   Будь первой между жертв, казненных мною.
  
  
  
  
  Полония
  
  
   О, горе мне, своими же руками,
  
  
   Как червь, я создала себе гробницу.
  
  
   И ты не зверь? И ты христианин?
  
  
  
  
  Людовико
  
  
   Я демон. Кончи. Все запечатлеешь.
  
  
  
  
  Полония
  
  
   О, да поможет мне Господь Патрика!
  
  
   (Людовико поражает ее кинжалом,
  
  
  
  она падает за сцену.)
  
  
  
  
  Людовико
  
  
   Упала на цветы, облившись кровью
  
  
   И ужасы кругом распространяя.
  
  
   Теперь могу я скрыться без помехи.
  
  
   Богатств со мной довольно, чтобы жить
  
  
   В Испании, нужды не ощущая.
  
  
   Поздней, в другой одежде, измененный
  
  
   Теченьем дней, вернусь я отомстить
  
  
   Предателю: обида не задремлет.
  
  
   Но где мой путь? Повсюду тени смерти.
  
  
   С дороги сбился я и, может быть,
  
  
   Спасаясь от погони, сам я брошусь
  
  
   В предательские руки. Если только
  
  
   Я не обманут внешним жалким видом,
  
  
   Передо мною сельская лачуга.
  
  
   Спрошу-ка здесь, куда держать мне путь.
  
  
  
   (Стучится.)
  
  
  
  
  СЦЕНА 11-я
  
  
   Паулин, Льосия, Людовико.
  
  
  
   Льосия (за сценой)
  
  
   Кто там?
  
  
  
  
  Людовико
  
  
  
  
  Я странник, сбившийся с пути,
  
  
   Слепой и темный. Пробудись, приятель!
  
  
  
   Льосия (за сценой)
  
  
   Эй, Паулин, проснись! Зовут у двери.
  
  
  
   Паулин (за сценой)
  
  
   Мне хорошо и здесь. Иди сама,
  
  
   Тебя зовут.
  
  
  
   Льосия (за сценой)
  
  
  
  
   Кто там стучится?
  
  
  
  
  Людовико
  
  
  
  
  
  
  
  Странник.
  
  
  
   Паулин (за сценой)
  
  
   Ты странник?
  
  
  
  
  Людовико
  
  
  
  
   Да.
  
  
  
   Паулин (за сценой)
  
  
  
  Так странствуй. Здесь, любезный,
  
  
   Не постоялый двор.
  
  
  
  
  Людовико
  
  
  
  
  
   Вот мужичина!
  
  
   Сейчас тебе сломаю дверь.
  
  
  
   (Срывает дверь.)
  
  
  
  
  
  
   Готово!
  
  
  
   Льосия (за сценой)
  
  
   Эй, Паулин, проснись! Сломали дверь!
  
  
  
   Паулин (за сценой)
  
  
   Ну, ну! Уж на один я глаз проснулся,
  
  
   Вот на другой проснуться не могу.
  
  
   Пойдем-ка вместе. Что-то страшновато.
  
  
   (Выходит Паулин и Льосия.)
  
  
   Кто тут зовет?
  
  
  
  
  Людовико
  
  
  
  
   Молчите, мужичье,
  
  
   Не то я вас убью своей рукою.
  
  
   Здесь на горе я потерял дорогу,
  
  
   Набрел на дом твой. Укажи мне, где
  
  
   Путь к гавани. Оттуда, полагаю,
  
  
   Могу я с безопасностью спастись.
  
  
  
  
  Паулин
  
  
   Так вон по той тропинке вы идите,
  
  
   И ежели вам встретится гора,
  
  
   Вот с этой стороны, так вы взойдите,
  
  
   Где будет поровнее, там спуститесь,
  
  
   И уж тогда, как к гавани придете,
  
  
   Пред вами, значит, прямо будет гавань.
  
  
  
  
  Людовико
  
  
   Нет, лучше ты иди со мной, не то,
  
  
   Свидетель Бог, окровяню я землю.
  
  
  
  
  Льосия
  
  
   Не лучше ли вам, рыцарь благородный,
  
  
   У нас остаться на ночь до звезды?
  
  
  
  
  Паулин
  
  
   Да вы совсем расчувствовались, женка!
  
  
   Он чувствия успел в вас пробудить?
  
  
  
  
  Людовико
  
  
   Ну, выбирай: или иди со мною,
  
  
   Иль смерть тебе!
  
  
  
  
  Паулин
  
  
  
  
  
  Ах, сударь, не сердитесь.
  
  
   Я первое, конечно, выбираю,
  
  
   И, если вам угодно, потащу вас
  
  
   Хоть на плечах, - и не из страха смерти,
  
  
   А чтоб Льосии сделать неприятность.
  
  
  
  
  Людовико
  
  
   Чтоб никому не мог он рассказать,
  
  
  
   (в сторону.)
  
  
   Куда я путь направил, сошвырну я
  
  
   Его с горы, когда достигнем моря.
  
  
  
   (К Льосии.)
  
  
   Прошу, не беспокойтесь. Спите с миром.
  
  
   Супруг ваш не замедлит к вам прийти.
  
  
  (Уходят: Людовико и Паулин в одну
  
  
   сторону, Льосия - в другую.)
  
  
  
  
  СЦЕНА 12-я
   Царь Эгерио, Лесбия, Леогарио, Капитан, потом Филипо.
  
  
  
  
  Лесбия
  
  
   Простыл и след их: гору осмотрели,
  
  
   Долину, и холмы, и лес, и все,
  
  
   Но нет нигде ни знака, ни намека,
  
  
   Что здесь они сокрылись.
  
  
  
  
   Царь
  
  
  
  
  
  
  Нет сомненья,
  
  
   Что самая земля их проглотила,
  
  
   Чтоб только уберечь их от меня.
  
  
   Им в небесах приюта не нашлось бы,
  
  
   Я их настиг бы там, клянуся небом.
  
  
  
  
  Лесбия
  
  
   Уж солнце простирает над горами
  
  
   И над лесами пряди золотые
  
  
   Разметанных волос, чтоб день явился
  
  
   Тебе путеводителем в исканьях.
  
  
  
   (Входит Филипо.)
  
  
  
  
  Филипо
  
  
   О, Государь, я вам пришел сказать
  
  
   О величайшем горе, о несчастьи
  
  
   Чудовищном настолько, что такого
  
  
   Ни вымыслы судеб, ни время нам
  
  
   Не рассказали. В поисках тревожных
  
  
   В дремучий лес зашел я и провел
  
  
   Всю ночь в лесу; в час утра показалась
  
  
   На небе полусонная заря,
  
  
   Вся трауром покрытая, меж дымных
  
  
   И черных облаков, и звезды с неба
  
  
   Впервые отлучились - не жалея,
  
  
   Довольные отсутствием. Идя,
  
  
   То там, то сям, в дремучих чащах леса,
  
  
   Мы увидали чашечки цветов,
  
  
   Обрызганные кровью, и меж ними
  
  
   Обрывки разных женских одеяний.
  
  
   Идя по следу, мы холма достигли,
  
  
   И там, на ложе роз, как раз у склона,
  
  
   Мы мертвую Полонию нашли.
  
  
  
  
  СЦЕНА 13-я
  
  Те же. - Полония, мертвая; вскоре за этим Патрик.
  
  
  
  
  Филипо
  
  
   Взгляни, и ты увидишь красоту,
  
  
   Исторгнутую с корнем, побледневший
  
  
   И горестный цветок, огонь потухший,
  
  
   Увидишь распростертым то, что жило,
  
  
   Как светлый сон, прекрасный и подвижный, -
  
  
   Ты мертвую Полонию увидишь.
  
  
  
  
   Царь
  
  
   Молчи, Филипо, замолчи, молю,
  
  
   Во мне нет сил такие пытки встретить,
  
  
   Нет мужества принять такое горе.
  
  
   О, дочь моя несчастная, утрата,
  
  
   Найденная в такой недобрый час!
  
  
  
  
  Лесбия
  
  
   От скорби я лишилася дыханья
  
  
   И жалобы смолкают, не излившись.
  
  
   О, пусть твоя несчастная сестра
  
  
   Сопутствует тебе в твоих несчастьях!
  
  
  
  
   Царь
  
  
   Какая беспощадная рука
  
  
   Подъяла смертоносное оружье
  
  
   На эту неземную красоту?
  
  
   Пусть жизнь моя порвется в этой скорби.
  
  
  
  
  Патрик
  
  
   Вострепещи, Гиберния, покайся,
  
  
   Край злополучный, край несчастный! Горе!
  
  
   Коль ты слезами землю не омочишь,
  
  
   И в горести рыдая дни и ночи,
  
  
   Не умягчишь небесные врата,
  
  
   Замкнутые твоим непослушаньем, -
  
  
   Тогда дрожи, Гиберния, и бойся!
  
  
   Край злополучный, край несчастный! Горе!
  
  
  
  
   Царь
  
  
   О, небо, что за вопли скорби слышу!
  
  
   Что за печальный голос! Он пронзает
  
  
   Мне грудь, он проникает прямо в сердце!
  
  
   Узнайте, кто препятствует теченью
  
  
   Моей печали? Кто скорбеть здесь может
  
  
   Сильней, чем я? Кто жаловаться может?
  
  
  
  
  Леогарио
  
  
   То, государь, Патрик. Он, как ты знаешь,
  
  
   В Ирландию из Рима возвратился
  
  
   И, получив от Папы посвященье
  
  
   В ирландские епископы, и вместе
  
  
   Достоинства верховные, обходит
  
  
   Все острова, пророчествуя так.
  
  
  
  
  Патрик
  
  
   Вострепещи, Гиберния, покайся!
  
  
   Край злополучный, край несчастный! Горе!
  
  
  
  
  (Входит.)
  
  
  
  
   Царь
  
  
   Патрик, зачем мешаешь мне в печали,
  
  
   Удваивая ныне грусть мою
  
  
   Поддельностью своих воззваний скорбных,
  
  
&

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 109 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа