Главная » Книги

Иванов Вячеслав Иванович - Копье Афины

Иванов Вячеслав Иванович - Копье Афины




Вяч. И. Иванов

  

Копье Афины *

  
   Источник: Вяч. И. Иванов. Собрание сочинений. Брюссель, 1971. Т. 1. С. 727-733.
  

Нам, как маяк, давно поставила

Афина строгая - копье.

Валерий Брюсов ("Тезей")

   Ошибочно думают о новых исканиях в области художественного творчества те, которые объединяют их в понятии малого искусства, изначала и по существу рассчитанного на постижение немногих, в противоположность искусству большому, обращенному к толпе. Как между отдельными стадиями эпохи этих исканий и отдельными ее представителями, так и в самом понятии малого искусства необходимы точные различения.
   Большого, всенародного искусства нет для современного человека, - быть может, потому, что нет самого современного человека, как сущего, т.е. достигшего некоторого статического типа бытия: есть тип динамический, потенциальный и текучий, всецело принадлежащий потоку возникновения, генезиса, становления. Между тем большое, или всенародное, искусство нам было доселе известно только как отражение народного бытия, в смысле статического момента в процессе эволюции, - как творческое истолкование уже созданного, как творчество вторичное. В нем художник - не зачинатель, а завершитель; орган непосредственного народного самосознания, он не имеет иной задачи, кроме раскрытия самоутверждения народного, когда это самоутверждение, в определенном цикле развития, уже закончилось, и доколе оно еще не разложилось.
   Потому эпохи истинного большого искусства, при высоком уровне народной культуры, так редки и так кратковечны; зато монументальное бессмертие обеспечено его произведениям, часто вне прямой зависимости от гения отцов их. Ибо, когда заговорит музыка соборной души, не скоро замирают ее отзвуки в соборной душе изменившихся поколений; да и самый язык соборной души всегда существенно один, как голоса стихий - гул горного обвала, рев водопада или набат морского прибоя.
   Статический и соборный характер этих эпох делает их по преимуществу эпохами стиля, который обычно напечатлевается на памятниках вполне самостоятельного и в себе завершенного зодчества и определяет, в сфере повседневной жизни, единство форм художества домашнего, чему примером может служить искусство древнейшей утвари и античных ваз строгого образца.
  

II

  
   Эпохи становления суть, по необходимости, эпохи малого искусства; но это понятие должно быть принято как чисто отрицательное, образованное путем исключения всего того, что не есть большое искусство. На самом же деле оно объемлет, по крайней мере, три типа искусства, имеющие между собою более черт различия, нежели сходства.
   И, прежде всего, - так как становление немыслимо без некоторого синтеза его моментов в представлении относительного бытия, - есть тип малого искусства, так относящийся к душе современности в ее динамическом аспекте, как большое искусство относится к душе соборной в ее аспекте статическом. Этот тип, в отличие от искусства всенародного, может быть назван искусством демотическим, - термин, в ином смысле употребленный Геннекеном в применении к роману, обнимающему целокупность явлений общественной или народной жизни данного времени.
   Различие обусловлено, с одной стороны, состоянием коллективной души, которую демотическое искусство находит разделенной в себе и нецельной, не сущей, а становящейся или внутренне не определившейся, с другой - сознательностью синтетической деятельности художника, ищущего обратить становление в некий образ бытия, тогда как творец искусства всенародного - иератического искусства древности или романско-готического искусства средних веков, - говоря себя, непосредственно говорит народную душу. Сходство же этого типа с искусством всенародным - в том, что предметом его служит коллективная, а не личная душа, и что творческий гений говорит в нем ко всем и о всех.
   Великий русский роман с "Евгения Онегина", как и общеевропейский роман с "Дон-Кихота", пошел по пути этого типа. Формы, привитые Риму Грецией, - римский портик и вся почти поэзия римлян,- не могли создать там искусства всенародного и сделались элементами искусства демотического.
  

III

  
   Два другие типа малого искусства имеют общею основой дифференциацию, как формальное начало становления. Это - преобладающие и отличительные типы эпох быстрого поступательного движения народных культур. Они обусловлены обособлением отдельных культурных групп и личностей с одной стороны, отдельных видов и моментов художественного творчества - с другой. Мы различаем их, как искусство интимное и искусство келейное. При всей общности вышеуказанных черт, оба эти типа тем противоположны друг другу, что первый утверждает начало дифференциации, второй идеально преодолевает его.
   Интимное искусство есть искусство наиболее важное с точки зрения художественной τέχνη. Это преимущественно "искусство для искусства". Оно выделяет артиста, и вырабатывает виртуоза. Оно предъявляет запрос на утонченность и вкус. Прозрения и открытия чисто эстетического порядка совершаются в его замкнутом круге. В нем живописец впервые только живописец, как Веласкес, музыкант - только музыкант, как Моцарт. Оно центростремительно; пассивно по отношению к общим целям культурно-исторического движения; наконец, аналитично по методу, в противоположность большому искусству, существенно синтетическому. Поскольку мыслимы статические типы обособления, интимное искусство, как, например, аристократическое искусство XVIII века, может достигать того единства стиля, которое составляет преимущественную принадлежность большого искусства, и заражать им неопределенно широкие круги: так, мы имеем право говорить о стиле XVIII века вообще.
   Искусство келейное, напротив, центробежно в своем глубочайшем устремлении, активно, и снова синтетично. Если интимное искусство очерчивает себя волшебным кругом, келейное хочет овладеть магическим жезлом. Его замкнутость - вынужденная замкнутость самозащиты и сосредоточения: творческая монада нового брожения обороняет себя непроницаемою броней, как бы уходит в свою раковину, и так копит в себе свою эксплозивную энергию. Это - катакомбное творчество "пустынников духа".
   Интимное искусство - искусство чистого, беспримесного созерцания; келейное - искусство метафизического изволения. Созерцание того устремлено на внешнее и частное, этого - на внутреннее и общее. В том торжествует личность и произвол ее; в этом, как в искусстве всенародном, опять побеждает сверхличное. Его представители, все, в большей или меньшей степени, являют черты лермонтовского Пророка. Символом его мистической души мог бы служить текст Данта: "Немногое извне доступно было взору; но через то звезды я видел и ясными, и крупными необычно". Его психология - психология молитвенного делания, родная созерцаниям браманов, знавших, что из энергии молитвенной таинственно и действенно возникает, доколе она длится, божество молитвы, Брахманаспати. Его религия - воля, или - что то же - вера, того темного порыва, который подобен содроганиям зачатой жизни в материнском чреве, несущем в себе новую душу. Художник этого типа искусства, сознательно или бессознательно, живет убеждением, что "нужен одинокий пыл неразделенного порыва", - что "из искры тлеющей летит пожар на неудержных крыльях", - что "самые тихие слова - самые могущественные", как дух шепнул Заратустре.
  

IV

  
   Творцы художественных произведений того или другого типа искусства не необходимо, впрочем, соответствуют, складом своей личности и характером своих стремлений, объективным признакам этого типа. Так, Достоевский, создания которого принадлежат главным образом искусству демотическому, представляет отличительные особенности художника келейного, как и Дант, чья "Божественная Комедия" должна быть однако отнесена к сфере большого искусства. Творения Бетховена, хотя и несомненно "пустынника духа", тем не менее обнаруживают, подобно творениям Шекспира, значительную степень приближения к идеалу искусства всенародного, - как музыка вообще, эта "текучая архитектура" в нашем лишенном зодчества веке, - единственное искусство нового мира, о котором можно условно сказать, что пафос художества всенародного еще жив среди нас.
   Отсюда - внутреннее противоречие и как бы трагическая антиномия Девятой Симфонии Бетховена, - этой двойной измены творца ее и двойной жертвы: ибо она - измена самой музыке, как сфере частной и обособленной, и принесение ее неизрекаемых таинств в жертву Слову, как общевразумительному символу вселенского единомыслия, - измена личности и отречение от ее высочайших притязаний во имя любви и правды вселенской.
  

V

  
   Четыре типа искусства, в том порядке, в каком они выше охарактеризованы, представляют собою восходящую градацию индивидуальной свободы художника. В искусстве всенародном, я творца как бы погружено в Нирвану я народного. Искусство демотическое, хотя и обусловленное началом индивидуации, все же существенно ограничивает свободу творческого порыва. В интимном искусстве личность развивается вольно и безудержно; здесь впервые художник говорит себе: "Wage du zu tràumen und zu irren". Наконец, в искусстве келейном "безвольный произвол" гения переступает пределы эмпирического дерзновения (по существу аналитического) и достигает свободы внутренней, или пророчественной. Но эта, последняя, эманципация личного порыва есть, вместе с тем его безусловное отрешение от всего лично-волевого.
   Здесь свобода переходит в необходимость, произвол делается безвольным, пророчественное дерзновение обращается в подчинение пророческое. Келейный художник уже не говорит: "Дерзай мечтать и заблуждаться": он может сказать еще: "Мечтать дерзай"; но на высших ступенях своего служения он знает одно: "Дерзай", - и не ведает сам, где межа, разделяющая его произвол и его покорность. Ибо его мечта уже не просто аполлинийская сонная греза, но вещее аполлинийское сновидение; и к нему особенно применимо изречение Ганса Закса (в "Мейстерзингерах" Вагнера), которое Ницше прилагает к поэтическому творчеству вообще:
  
   Единый памятуй завет:
   Сновидцем быть рожден поэт.
   В миг грезы сонной, в зрящий миг,
   Дух истину свою постиг;
   И все искусство стройных слов -
   Истолкованье вещих снов.
  
   Так и на примере Бетховена мы видели, что крайнее дерзновение индивидуального духа переходит в свою противоположность: в отрицание индивидуума ради идеи вселенской. Вот связь, которая логически приводит искусство келейное в преддверие всенародного, под условием гармонии между волением творческой монады и самоопределением соборным.
   Но возможна ли эта гармония?
  

VI

  
   В статье "Поет и Чернь" мы искали показать, что внутреннее слово, которое открывается в искусстве келейном в те переходные эпохи, когда "мысль изреченная" становится "ложью", - силою внутренней необходимости совпадает с символом всенародным и вселенским. Но, между тем как поэт обращается к символам, искони заложенным в его духе народом, - не отчужден ли уже духовно сам народ от того, что составляло его древнее достояние? И не будет ли гений напоминать тому о его божественности, кто уже только "себя забывший и забытый бог"?
   Здесь дерзновением было бы предрешать исход возможностей. Здесь возникает лик исторической Ананке, древней Необходимости. Молчанием и покорностью подобает чтить Адрастею. И, тем не менее, позволительно сеятелю, по слову Шиллера, с надеждой вверять земле золотое семя и, утешаясь, ждать весенних всходов. Позволительно ему разделять и суеверие этих строк, - уповая на subtile virus caelitum:
  
   В ночи, когда со звезд Провидцы и Поэты
   В кристаллы вечных Форм низводят тонкий Яд,
   Их тайновеянья сообщницы - Планеты
         Над миром спящим ворожат.
   И в дрожи тел слепых, и в ощупи объятий
   Духотворящих сил бежит астральный ток,
   И новая Душа из хаоса зачатий
         Пускает в старый мир росток.
   И новая Душа, прибоем поколений
   Подмыв обрывы Тайн, по знаку звездных Числ,
   В наследьи творческом непонятых велений
         Родной разгадывает смысл.
   И в кельях башенных отстоянные яды
   Преображают плоть, и претворяют кровь...
   Кто, сея, проводил дождливые Плеяды, -
         Их, серп точа, не встретит вновь.
   ("Cor Ardens")
  

VII

  
   Утверждая безусловную свободу художественного творчества, мы - индивидуалисты в сфере эстетической. Возвышая его до теургического воления, мы находим в самой свободе его - ее метафизические границы. Такою гранью является сверхличное.
   Кто волит своего я, тот знает, что не обрел его. Fio, ergo non sum. Я становлюсь: итак, не есмь. Жизнь во времени - умирание. Жизнь - цепь моих двойников, отрицающих, умерщвляющих один другого. Где - я? Вот вопрос, который ставит древнее и вещее "Познай самого себя", начертанное на дельфийском храме подле другого таинственного изречения: "Ты ecu" (εἰ).
   Не нужно быть чрезмерно пристрастным к метафизическому образу мышления, чтобы обличить жизнь, как становление и, следовательно, небытие; чтобы осмыслить свое эмпирическое существование как мэон (не-сущее); чтобы осознать, что синтетическое условие становления есть бытие и что существует для ищущего, подобно математическому пределу бесконечно приближающихся величин, некоторое Я во мне; как постулат моего не я, или я - мэона.
   Кто проникся этим пафосом самоискания, тот уже не знает личного произвола: он погружается в целое и всеобщее. По мере того как наше искусство, переступая пределы интимного, будет переходить в келейное, оно будет становиться сверхличным. Признаки дифференциации и индивидуации будут преодолены. И мы стоим на пороге этого преодоления.
   Пылающее воление излучается любовью и ненавистью. Не на дальнее ли должен быть устремлен этот Эрос целого и всеобщего? Конечно, да. Но кто - дальний? Он - в близких нам, он - в отдаленнейших потомках наших, он - в нас самих. Только по недоразумению можно противополагать евангельскую любовь к ближнему, эту неумолимую и не знающую матери и братьев любовь, ницшеанской любви к тому, кто дальше всего от нас. Дальний есть сущий в нас и в близких, и сущее во всем. Относиться к сущему в других, как к сущему в себе, - вот заповедь. Любить ближнего, как себя, и ненавидеть его, как себя, - одно и то же, при условии различения между сущим, как предметом любви, и мэоном, как предметом преодоления.
   Несправедливо обвинять так настроенных в принципиальной защите личного или социального эгоизма, и индифферентизма общественного. Они волят не своего и частного, а общего и сверхличного; и ничто из общего и соборного не может быть им чуждо. Правда, они неподкупны в своих оценках: они знают цену хлеба, и знают цену Слова. Но разве должно не знать последней, чтобы пожалеть народ, не евший целых три дня?
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   Впервые - "Весы" 1904. X. Статья вошла в ПЗ, стр. 43-53.
  

Категория: Книги | Добавил: Ash (10.11.2012)
Просмотров: 199 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа