Главная » Книги

Иловайский Дмитрий Иванович - История России. Том 1. Часть 2. Владимирский период, Страница 24

Иловайский Дмитрий Иванович - История России. Том 1. Часть 2. Владимирский период


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

как за год перед тем он для решения в свою пользу все того же вопроса об Австрийском наследстве собрал большое войско, призвал на помощь некоторых польских князей, нанял половецкие и даже татарские отряды. Но, что всего замечательнее, Даниил Романович снова позволил увлечь себя в это предприятие и снова неразумно тратил свои средства на чуждое дело. Есть известие, что он с своей дружиной тоже находился в составе угорского войска, когда произошла знаменитая битва с чешским королем Оттокаром на берегах Моравы (в июле 1260 г.), битва, окончившаяся поражением угров и их союзников. Разгром был так велик, что в письме своем к папе Оттокар утверждает, будто он мог тогда завладеть всем Угорским королевством, но предпочел заключить мир, оставив это королевство как необходимый оплот Европы против татар. Таким образом, не только Угорский король еще не успел собраться с силами после разгрома, но и главнейшие польские князья тоже были ослаблены этою битвою; ибо они принимали в ней участие, одни на стороне Оттокара, другие на стороне Белы. Следовательно, вместо приобретения помощи против татар Даниил только потерял часть своей рати на берегах Моравы. Таким образом, это братоубийственное сражение принесло непосредственную пользу варварам; а старый Бурундаи, конечно, имел нужные ему сведения о событиях и положении христианских народов Средней Европы.
   Подумав между собою, братья Романовичи решили, чтобы Даниил снова уклонился от поездки к татарскому воеводе, а вместо себя послал с братом старшего сына Льва и епископа холмского Ивана. Они встретили татарина у города Шумска с богатыми дарами. На этот раз Бурундаи принял их весьма гневно за то, что Даниил опять не приехал лично. "Если вы мирны со мной, - сказал он, - то размечите все свои города" (т.е. городские стены). Татарин хорошо понимал значение и силу этих укреплений против степных наездников. Делать было нечего: Василько и Лев, находясь в руках татар, решили исполнить требование, хотя бы и не вполне. Лев послал разорить стены некоторых галицких городов, в том числе Данилов и свой стольный город Львов; а Василько велел разрушить волынские места Кременец и Луцк; вероятно, эти города, отбившие нападение Куремсы, обратили на себя особое внимание татар.
   Владыка Иван, отправленный Васильком к Даниилу, поведал ему о гневе на него Бурундая. Галицкий король устрашился и поспешил уехать в Польшу, а оттуда в Угрию. От Шумска Бурундаи двинулся к стольному городу Владимиру и.потребовал разорения его укреплений. Василько исполнил это требование; но так как разрушение стен такого большого города потребовало бы много трудов и времени, то он велел их зажечь. Всю ночь горели стены. Бурундаи, остановившийся поблизости в селении Житани, поутру приехал в город и, довольный видом пепелища, принял угощение от Василька на его княжем дворе. Однако он не ограничился сожжением стен, а велел еще раскопать и самые валы. Из Владимира он пошел к Холму. Но этот отлично укрепленный город, снабженный пороками и самострелами, был охраняем верными боярами, Константином и Лукою Иванковичем с храброю дружиною. Бурундаи осмотрел его с разных сторон и убедился, что силою было бы трудно его взять.
   "Василько, - сказал он, - это город твоего брата, поезжай и скажи горожанам, чтобы передались".
   Для присутствия при переговорах с князем посланы трое татар и переводчик. Умный Василько нашелся. Он взял в руку несколько каменьев и, подъехав к стенам, начал громко говорить: "Константине, холопе, и ты другой холопе Лука Иванкович! Это город моего брата и мой. Передайтесь".
   Сказав это, князь бросил на землю один за другим три камня, давая тем разуметь, что надобно обороняться метательными орудиями, а не сдаваться. Константин, стоя на заборале, понял мысль князя и закричал ему в ответ: "Уезжай прочь, а то, пожалуй, угодим тебе камнем в голову; ты теперь уже не брат своему брату, а его враг".
   Татары передали Бурундаю слова Василька и ответ горожан. Старый воевода оставил Холм в покое. Отсюда он устремился с своим полчищем и с теми же волынско-галицкими князьями на ляхов. Очевидно, он на этот раз избегал открытой борьбы с русскими, а хотел разрушить их союз с польскими князьями, как в прошлом году разрушил союз с литовскими. Бурундай прошел область Люблинскую, у Завихоста переправился за Вислу и обступил Судомир. Татары по обычаю окружили весь город своими телегами, тыном, валами; поставили пороки и начали день и ночь громить стены камнями и метать стрелы, так что защитники не могли показаться на заборалах. Три дня продолжалась метательная подготовка (подобная артиллерийской подготовке нашего времени); а на четвертый варвары приставили лестницы, ворвались в город и пошли двумя толпами в разные стороны, каждая имея впереди себя татарина, несущего знамя. Последовала обычная картина беспощадного избиения жителей; начался пожар; дворы, крытые соломою, распространили его по всему городу; соборная церковь, построенная из белого тесаного камня, имевшая верх деревянный, также сгорела со множеством народа, искавшего в ней спасения. Остаток народа, укрывшийся в детинец, сдался на милость варваров, был выведен ими за город и там избит без всякой пощады. Между тем отряды, разосланные в разные стороны, опустошили Судомирскую область. По словам польских летописцев, в это нашествие был разорен татарами и самый Краков. После того Бурундай вернулся назад. Цель его хотя временно была достигнута; русская помощь, косвенно участвовавшая в этом разорении, конечно, возбудила вражду к галицко-волынским князьям со стороны их прежнего союзника Болеслава Стыдливого.
   После Бурундаева нашествия король Данило воротился в свою землю. Разоренные укрепления городов ясно убедили его в своем бессилии свергнуть ненавистное иго. Пришлось снова признать себя данником. Но он, однако, не унизился до новой поездки в Орду; сам Бурундай, очевидно, действовал с осторожностью и политической ловкостью по отношению к сильному Галицкому королю и не желал доводить его до крайности, так что об отнятии у Даниила владений нет и помину. В этом случае Даниилу благоприятствовали те же обстоятельства, которые помогли Александру Невскому отвратить новое татарское разорение от Суздальской Руси, т.е. война, возникшая между Беркаем и Гулагу. Эта война, вероятно, и побудила Бурундая после разорения Судомира поспешить в Орду.
   Меж тем обнаружились плоды помощи оказанной татарам против Миндовга. Первою жертвою его мести сделался сын Даниила Роман (бывший претендент на Австрийское герцогство); у него отняли Новгородок, а потом и самого его убили. Литовские отряды начали воевать земли Волынскую и Пинскую и забирать везде большой полон. Василько с юным своим сыном Владимиром нагнал главный из этих отрядов у города Невеля. Литва, прижатая к озеру, "по обычаю своему" построилась в три ряда "за щитами" и встретила нападение русских; но была разбита и частию изрублена; частью потонула в озере.
   Король Данило, не имея долго вестей от брата, ушедшего в дальний поход в Литву, скорбел о нем. Вдруг один из его слуг прибегает с словами: "Господине! какие-то люди едут за щитами с сулицами, а в руках ведут поводных коней". Король вскочил и радостно воскликнул: "Слава Тебе, Господи! Это Василько победил Литву". Действительно, то был Васильков боярин Борис, который привез королю от брата "сайгат" (часть военной добычи), состоявшей в конях, седлах, щитах, сулицах и шеломах литовских. В печальных обстоятельствах того времени победа над этими врагами Руси немало оживила дух южнорусских князей и народа. Между прочим князья Пинские, подручники Владимиро-Волынского, угрожаемые литовским завоеванием, этою победою избавились от опасности и первые приветствовали Василька, встретив его на обратном пути из похода с питием и брашном, которыми угощали победителей. Вскоре потом братья Романовичи съехались на сейм с Болеславом Стыдливым в пограничном городе Тарнове и возобновили прежние союзные отношения. Им удалось восстановить мир и с Миндовгом*.
   ______________________
   * Ипат. лёт. Плано Карпини. Относящиеся сюда папские грамоты изданы Тургеневым в Histonca Russiae Monumenta. T. I. Вообще все это дело с унией при Данииле Романовиче за недостатком обстоятельных известий остается пока не совсем ясным. Является вопрос: вместе с коронованием была ли формально принята Даниилом уния Червонно-Русской церкви с Римскою. Один из специальных историков того края Шараневич в своей ""Истории Галицко-Володимирской Руси" (Львов. 1863) решает этот вопрос положительно (стр. 98), т.е. считает несомненным, что князь и Галицко-русское духовенство признали унию и подчинили свою церковь папе. Он основывается на следующих словах Ипатьев, летописи: "Он же венец от Бога прия, от церкви святых Апостол и от стола св. Петра и от отца своего папы Некентия и от всех епископов своих. Некентий бо кляньше тех хулящим веру Грецкую правоверную и хотящу ему сбор творити о правой вере о воединеньи церкви. Данило же прия от Бога венец в городе Дрогичине, идущу ему на войну со сыном Львом и со Сомовитом князем Лядьским". Здесь, хотя и видим весьма почтительное отношение к папе и к союзу с ним Даниила, но говорится собственно о короновании королевским венцом; причем собор о соединении церквей имелся еще только в виду (Рассуждение об отношениях к папе см. у Дашкевича. 153, прим. 5).

Ипат. лет. Об участии Даниила в битве 1260 г. на Мораве говорит Оттокар в своем письме к папе Александру IV. Histor, Rus. Monum. II. 348. Об участии Галицко-Волынских князей в походе Бурундая на Судомирско-Краковскую область упоминают и польские историки, например, Кромер (De Origine et rebus gestis Polonorum. Lib. IX). Только он ошибочно называет при этом самого Даниила, который тогда пребывал в Венгрии.
   ______________________
  
   Вслед затем погиб этот основатель литовского могущества; но прежде нежели перейдем к нему, скажем о предприятиях Даниила против ятвягов.
   Одно из литовских племен, дикие, хищные ятвяги, своими набегами и грабежами на соседние области Руси и Польши, а особенно захватом в плен многих жителей, побудили, наконец, галицко-волынских и польских князей общими силами предпринять решительную и настойчивую борьбу с сим племенем, окончившуюся его порабощением и отчасти истреблением. В этом отношении Данило и Василько докончили дело, начатое их предками и особенно их отцом Романом. Братья Романовичи совершили целый ряд походов в землю ятвягов. Волынский летописец, по-видимому, участник походов, сообщает любопытные подробности о том, каким образом велась эта борьба. Походы совершались обыкновенно в зимнее время, когда леса и болота ятвяжские были более доступны.
   Зимой 1246 года, еще до возвращения Даниила из Золотой Орды, союзник его Конрад Мазовецкий прислал к Васильку со словами: "Пойдем на ятвягов". Волынский князь соединился с Конрадом. Союзники дошли только до р. Нура и воротились по причине великих снегов и непогоды. (В это-то именно время и встретился с Васильком у Конрада Мазовецкого папский посол Плано Карпини, когда отправлялся к татарам.) Давно задуманный поход общими силами состоялся в следующую зиму, уже после смерти Конрада, княжество которого наследовал сын его Семовит. Данило и Василько послали звать на ятвягов Семовита, попросили помощи от Болеслава. Стыдливого Краковского. Сборным местом обыкновенно служил Данилов город Дрогичин на Западном Буге. Семовит пришел сам, а Болеслав прислал своих воевод Суда и Сигнева. Соединенная рать прошла пограничные болота и вступила в землю ятвяжскую. Вопреки уговору и к великому неудовольствию Романовичей, мазуры не вытерпели и зажгли первую же ятвяжскую деревню; пожар тотчас дал знать всем окрестным жителям о неприятельском нашествии. Со всех сторон начали стекаться разные ятвяжские роды под начальством своих князьков и старшин. Ближайшие из них, злинцы, прислали к Даниилу со словами: "Оставь нам ляхов, а сам уходи с миром из нашей земли". Они, вероятно, узнали о его неудовольствии; но, конечно, получили отказ. На ночь Русь расположилась в стане неукрепленном, а войско Семовита, чуя опасность, огородилось острогом, т.е. наскоро поставленным тыном, наваленными деревьями, обозными телегами и т.п. Действительно, в эту ночь ятвяги ударили на польский стан и начали метать в него сулицами, головнями горящих костров, уподоблявшимся во мраке молниям, и камнями, частыми, как дождь. Ляхи храбро защищались, но ятвяги все напирали, стараясь вломиться в острог и схватиться в рукопашный бой. Семовит прислал к Даниилу с мольбой дать ему на помощь стрелков. Даниил все еще сердился за нарушение уговора и потому медлил помощию. Однако послал несколько стрелков, которые своими меткими стрелами отогнали неприятелей от польского стана. Очевидно, плохо вооруженные ятвяги не отличались как стрелки из лука, да и сами поляки имели в них недостаток.
   Наутро союзные князья зажгли свои станы и двинулись далее. Впереди шел Даниил с ляхами Болеслава Стыдливого, за ним следовал Василько с Семовитом, а боярин Лазарь вел задний полк, в котором находился и отряд половцев. Между тем ятвяги, конные и пешие, собрались в большом числе и потеснили задний полк; тот поспешил соединиться с середнею ратью. Однако в этой рати пришлось плохо от напиравших со всех сторон неприятелей, несмотря на храбрую оборону. Между прочим известный своим мужеством дворский Андрей, несмотря на удручавшую его болезнь, с копьем в руке понесся на ятвягов, но от слабости уронил копье и едва не погиб. Василько послал просить на помощь брата, который успел далеко уйти вперед. Даниил повернул назад, разбил врагов и гнал их до леса. Под защитою последнего ятвяги снова вступили в бой. Один из русских оружников, какой-то Ящелг, предостерегал князей, чтобы они не углублялись неосторожно в лес. "Если вы жалеете нас, - говорил он, - пожалейте себя и свою честь, за которую отвечают наши головы". Даниил послушался его совета.
   Русь и ляхи перешли за р. Нарев и вступили в самое сердце ятвяжской земли, сожигая села неприятельские и забирая в плен жителей. Когда нужно было остановиться на отдых, Даниил избегал таких мест, которые были стеснены лесами и дебрями, а выбирал место чистое и просторное, где бы ятвяги не могли внезапно нападать из лесной чащи и опять в ней скрываться-. Необходимо было соблюдать все предосторожности, ибо силы ятвягов все увеличивались прибытием отдаленных родов; даже соседние пруссы подали им помощь. На обратном походе, где-то между речками Олегом и Лыком, рать заблудилась и не знала, куда направиться. К счастию, попались три прусса из области Вармии; двух воины убили, а третьего взяли в плен и привели к Данилу. "Выведи нас на прямой путь, - сказал князь, - и получишь пощаду". Пленник действительно послужил хорошим проводником.
   Вслед затем ятвяги, соединясь с пруссами, хотели опять напасть на русско-польскую рать, расположенную станом. Но она сама вышла из стана и приготовилась к борьбе. Конница и пехота наступали, блистая своими щитами и шлемами и двигая целый лес копий; по сторонам шли русские стрелки, держа в руках луки со стрелами, наложенными на тетиву. Даниил разъезжал на коне и рядил полки. Вид этих полков смутил пруссов, и они сказали ятвягам: "Можете ль с вашими сулицами дерзнуть на такую рать?" Действительно, враги не решились вступить в бой и ушли. У города Визны Даниил перешел обратно Нарев и со славою воротился в свою землю, ведя ятвяжских пленников и христиан, освобожденных из ятвяжского плена.
   Следующий поход Даниила и Семовита Мазовецкого был предпринят в 1253 г. Когда Даниил находился в сборном месте, т.е. в городе Дрогичине, то здесь, как известно, застали его папские послы с королевским венцом. Василько на этот раз не мог участвовать в походе по причине какой-то язвы на ноге, но отпустил с братом свою дружину. Во время этого похода отличился мужеством сын Даниила Лев. Русская рать захватила селение князька Стеикинта, и Даниил расположился в его доме. Лев со своими "снузниками" (конниками) пошел отыскивать Стеикинта, оставшегося в лесу и огородившегося срубленными деревьями. Стеикинт с своими людьми вышел из леса и обратил в бегство русских всадников; но Лев сошел с коня и один вступил в битву; тогда пристыженные им некоторые всадники воротились на помощь молодому князю. Лев воспользовался тем, что сулица Стеикинта завязла в его щите, и поразил его мечом; убил также и брата его и принес их оружие отцу в доказательство своей победы. Побежденные ятвяги прислали к Даниилу другого князька своего, по имени Комата, и заключили мир, дав обещание покориться, т.е. платить дань.
   Но или они не исполнили своего обещания, или далеко не все ятвяжские князья изъявили покорность, только в следующем году король Даниил с Семовитом снова предпринял на них большой поход, имея при себе брата Василька, всех троих своих сыновей и еще некоторых подручных князей с их дружинами. Болеслав Стыдливый опять прислал на помощь краковян и судомирцев. Князья и бояре их на общем совете просили Даниила, чтобы он как голова всем полкам, опытный, искусный в ратном деле, шел впереди, и тогда всякий будет стыдиться от него отставать. Король принял общее начальствование и каждому полку назначил место. Сам он с небольшим отрядом тяжело вооруженных отроков поехал вперед, имея пред собою и по бокам пути стрелков; сыновья Лев и Роман также пристали к нему, чтобы не оставлять его одного. Некто из ятвяжских князьков или старшин, по имени Анкад, служил ему проводником ради того, чтобы было пощажено его село. Дворскому своему с главною галицко-русскою ратью Даниил велел следовать за собою.
   По причине одного недоразумения король едва не погиб в этом походе. При опустошении какой-то веси, или селения, князь от схваченного пленника узнал, что ятвяжские роды, Злинцы, Крисменцы и Покенны, для отпора ему собрались в веси, называемой Привищи. Даниил тотчас послал к дворскому отрока с приказом: "Как увидишь, что мы ударили на неприятеля, так скорее гони к нам и распусти полк, пусть всякий спешит как может". Отрок был еще молод; не поняв или не расслушав хорошо приказа, он передал его в противном смысле, т.е. велел не распускать людей и удержать полки.
   Действительно, ятвяги напали на русских у ворот Привищ; но стрелками были отражены и вогнаны в самое село. Даниил и Лев ударили на них с криком: "Беги, беги!" Ятвяги подались еще назад, но посреди веси остановились и снова начали битву. Между тем русские оружники, т.е. тяжело вооруженная пехота, не являются; чтобы не дать времени опомниться, Даниил и Лев с одними конниками и стрелками опять стремительно ударили на ятвягов. Те, не выдержав, смешались и побежали из веси чрез другие ворота; некоторые повернулись было опять назад, но столкнулись с бегущими; произошла давка; попали на какой-то скользкий лед и падали друг на друга. При этом один из русских воинов взял из-за пояса рогатицу и так ловко бросил ее в князя ятвягов, что тот упал мертвым с коня. Когда дворский подошел с своим полком, Даниил встретил его гневными словами; но оказалось, что виноват был гонец, исказивший приказание. Подошли Василько с Семовитом, и войско расположилось на ночь в Привищах. Забрав большой полон и все имущество жителей, которое можно было захватить, село зажгли и пошли далее; пожгли жилища ятвяжских родов Тайсевичей, Бурялей, Раймочей, села князей Комата и Дора. Попадавшихся жителей брали в плен; а корм, который воины и кони их не могли потравить, обыкновенно сожигали. Летописец говорит, что, прежде храбрые, ятвяги теперь были объяты страхом, и старейшины их начали приходить с изъявлением покорности. Первым явился некто Юндил и сказал Даниилу: "Добрую дружину держишь, и велики полки твои". Потом приходили другие, давали заложников и просили мира, умоляя пощадить, не избивать пленников. Нелегко было укротить это хищное дикое племя; вероятно, обещания покорности и дани плохо исполнялись, когда проходила опасность. Но король Галицкий действовал настойчиво. Отдохнув немного, он стал собираться в новый поход; чтобы упрочить покорность ятвягов необходимо было поставить у них укрепленные места с русскими гарнизонами. Услыхав об этих сборах, ятвяжские старейшины прислали в заложники детей своих и послов с дарами, причем обещали королю рубить для него города в своей земле. Даниил отправил к ним для сбора дани боярина Константина по прозванию Положишило, конечно, с военным отрядом. Константин действительно собрал дань черными куницами, белками и серебром. Часть из этой дани король подарил Сигневу, боярину Болеслава Стыдливого, начальнику вспомогательной польской дружины. По словам летописца, король сделал это с тем намерением, чтобы вся земля ляшская узнала, что ятвяги платят ему дань. Вероятно, однако, что часть дани уступлена была ляхам, дабы наградить союзников за помощь и не возбуждать их зависти; ибо тот же летописец по поводу предыдущего похода заметил, что ляхи уже начинали питать неудовольствие, так как ятвяги покорялись исключительно одному Даниилу*.
   ______________________
   * Ипат. лет. Обыкновенно русская историография слегка упоминает о ятвяжских походах Даниила. Но мы дорожим теми подробностями, которые сообщает о них современник и, по-видимому, участник их Волынский летописец. В этих подробностях ясно отражается политическая и бытовая сторона того края.
   ______________________
  
   В 1264 году окончилась многотрудная жизнь галицкого короля Даниила - жизнь, исполненная великих превратностей и постоянной бранной тревоги. Это был после Мономаха самый блестящий представитель рыцарственного поколения южнорусских князей, со всеми их доблестями и недостатками. Неутомимый, закаленный в терпении вследствие бурной, тревожной юности, беззаветно храбрый, всегда готовый сесть на коня и смело идти навстречу врагу или сопернику, он, однако, в случае необоримого препятствия умел подчиниться ему или уйти от опасности; но по миновании ее снова являлся на своем месте, с полным сознанием своего высокого достоинства и с новой энергией, с прежней настойчивостью принимался за достижение своих заветных целей. Сердечная доброта и благородство не мешали ему обнаруживать иногда строгость и даже быть суровым, где требовали того обстоятельства или где это было общею чертою современных нравов. Как политик Даниил представляет смешанные черты хитрости и простодушия, проницательности и недальновидности. Обыкновенно политическую деятельность его сравнивают с деятельностью его знаменитого современника Александра Невского, который является представителем поколения северо-восточных князей, отдавая предпочтение политике последнего; основанием для такого предпочтения служат последствия их деятельности: с одной стороны, укрепление и возрастание Руси Северо-Восточной, с другой - разложение и падение Юго-Западной. Но обстоятельства и почва неотвратимо обусловливают деятельность каждого исторического лица, и никакой гений не в состоянии создать что-нибудь прочное, если он идет против исторического течения. Такие элементы политического разложения, как крамольные бояре, строптивые, удельные князья, со всех четырех сторон враждебные соседи, не отделенные никакими естественными границами, а главное, такое подвижное, привыкшее ко всяким политическим переменам, население, - представляли необоримую трудность создать прочный государственный порядок в Юго-Западной Руси. Но Даниил сумел вполне осуществить тот идеал великого князя, который перешел к нему в наследие от его предков, древних киевских князей, и который так живо был начертан Владимиром Мономахом в его известном поучении. Благодаря своей настойчивости и энергии, Даниил постепенно укротил и бояр, и удельных князей, и в последнее время жизни является деятельным главою всей Юго-Западной Руси; младшие князья следуют за ним и повинуются ему. Близкие связи с западными европейскими государями не могли еще в то время повлиять на изменение древнерусских политических идеалов, ибо Запад тогда находился в периоде полного развития феодализма, а на Руси процветал порядок удельный, т.е. семейный раздел земли. При том и в такой родственной славянской земле, как Польша, этот удельный порядок также господствовал. Следовательно, Даниилу не могла прийти в голову и самая мысль об его изменении. И мы видим, что он по старому обычаю каждого из своих сыновей старается наделить особым уделом, хотя и держит их в полном своем послушании. Справедливость требует поставить на вид, что если Даниил распоряжался силами не одной Галицкой земли, но и Волынской, то этим единением он обязан был неизменной преданности своего брата Василька, который всю свою жизнь при всяких обстоятельствах оставался послушным и преданным его подручником.
   Древняя Русь почти не представляет другого примера такого продолжительного и ничем не нерушимого единения. Благодаря особенно их постоянному согласию должны были смиряться перед братьями Романовичами и служить их подручниками довольно многочисленные удельные владетели Волыни и Полесья, каковы князья Луцкие, Пинские, Бельзские, Свислочские и др.
   Но это сплочение Юго-Западной Руси в одно политическое тело только и могло держаться такою сильною волею и такою даровитостию, которыми обладал Даниил. После него разложение ее выступило снова на историческую сцену; однако блеск, сообщенный ей эпохою Даниила, отражался на ней в течение еще целого столетия. Он оставил ей в наследство не одну свою политическую и военную славу, но и значительно по тому времени развитую гражданственность. Известно, что, несмотря на татарское разорение, ему удалось скоро залечить нанесенные раны привлечением жителей из других краев, построением и укреплением городов, покровительством промышленности. В Галиции и на Волыни искали убежища многие жители, бежавшие от татар из Киевской и Черниговской земли. Даниил привлек также многих переселенцев из Германии и Польши. К сожалению, вместе с этими переселенцами он поселил в своих городах многие жидовские колонии. Торговля и промышленность действительно ожили; но разноплеменный состав населения в свою очередь явился одним из элементов политической слабости, когда приходилось отстаивать независимость Западной Руси от своих соседей...

* * *

   Между тем как с одной стороны пруссаки и латыши все более и более порабощались оружием двух немецких орденов, Тевтонов и Меченосцев, а с другой ятвяги падали под ударами польских и волынских дружин, два остальных литовских племени, Жмудь и собственно Литва, начали выходить из своего раздробления на мелкие княжения и общины и собираться в один народ, живущий государственною жизнию. Первые шаги к политическому объединению и развитию самостоятельного государственного быта совершились, однако, не в глубине литовских лесов, а на русско-литовской украйне, в стране, где были русские города и смешанное население из кривичей, дреговичей и литвы, в области верхнего Немана с его левым притоком Шарою. Эта область, известная также под именем Черной Руси, составляла уделы отчасти полоцких, отчасти пинских и волынских князей, каковы Новгородок (прозванный потом Литовским), Слоним, Волковыйск, Городно. Усилению Литвы на этой украйне, как известно, более всего способствовала слабость Полоцко-Кривской земли. Князья полоцкие, искавшие союзников во время борьбы за уделы и в войнах с другими русскими князьями, сами призывали литовских вождей, роднились с ними и вступали в тесные связи; чем проложили пути к последующему возвышению Литвы за счет Кривской Руси. То силою оружия, то родственными связями с русскими князьями и принятием православия соседние литовские вожди водворялись в русских областях и, подчиняясь русской гражданственности, начинали новое смешанное поколение литовско-русских князей. Но более всего помог возвышению Литвы на счет соседних с нею русских областей постигший последних татарский погром. Тогда усилились литовские набеги; не ограничиваясь добычею и пленными, многочисленные литовские вожди устремились в разоренные земли и начали захватывать их в свои руки. Остатки жителей, вероятно, тем менее оказывали сопротивления, что им приходилось выбирать между литовским владычеством и более варварским татарским игом. Источники не объясняют нам в точности, каким образом совершился переход почти всей полоцкой земли под литовское владычество. Известно только, что после Батыева нашествия не одна помянутая Принеманская, или Черная, Русь встречается в составе Литовских владений; вскоре мы видим литовских князей в самом Полоцке. Последний известный нам полоцко-русский князь был Брячислав. Летописи упоминают о нем по поводу брака его дочери с Александром Невским (1239).
   В это время на литовско-русской украйне является замечательный человек, положивший начало политическому объединению Литвы и соседней с нею Руси. То был Миндовг, в значительной степени обладавший теми политическими качествами, которыми обыкновенно отличаются основатели государственной силы.
   Легенды и генеалогические измышления позднейших книжников затемнили историю о первоначальном возвышении Миндовга и его семьи над всеми другими владельческими литовскими родами. Мы находим его уже во главе сильного литовско-русского княжества, обнимавшего Литовскую область на р. Вилии с стольным градом Керновым и Черную Русь с ее средоточием - Новгородком. Он ловко пользуется силами своих русских областей, чтобы расширить свое владычество в собственной Литве, т.е. приводит в зависимость мелких литовских князьков; в свою очередь силы литовские употреблялись им на то, чтобы подчинять соседние русские волости, особенно Кривскую землю. В стольном Полоцке является князем его племянник и подручник Товтивил. Смутное время, наступившее после Батыева нашествия, конечно, немало способствовало его успехам; тем не менее требовалось много находчивости и уменья пользоваться обстоятельствами, чтобы создать новое государство посреди многочисленнвгх литовских владетелей, бесспорно, не желавших потерять свою самостоятельность, и посреди сильных враждебных соседей, каковы два немецких ордена, князья Мазовецкие и особенно Галицко-Волынские. Миндовг понимал главную опасность, грозившую ему со стороны такого соседа, как Даниил Романович, и потому старался жить в дружбе с последним и даже посылал ему иногда на помощь свое войско. Даниил и Василько, как только оправились после татарского погрома, деятельно обратили свое оружие против некоторых соседних литовских племен, которые набегами своими беспокоили их владения. Одновременно с победоносною борьбою против ятвягов, они, в особенности Василько, не раз наносили поражение разным литовским шайкам. Братья, как видно, зорко следили за положением дел на своих северных пределах и до некоторой степени понимали возникавшую с этой стороны опасность для Волынской Руси. Даниил не преминул воспользоваться первым удобным случаем вмешаться в дела литовские и полоцкие, чтобы отнять у Миндовга Принеманскую, или Черную, Русь и вообще разрушить созданную им государственную силу.
   Не только многие княжеские роды в Литве из личных видов пытались мешать объединительным стремлениям Миндовга, но и в собственном своем роде он находил князей, не желавших безусловноподчиняться его воле; а потому со свойственною ему жестокостию и неразборчивостию принялся истреблять их всеми возможными средствами. Однажды Миндовг послал воевать Смоленскую землю брата своего Выкинта и двух племянников, Едивида и Товтивила. Последний княжил в Полоцке, а первые двое, по-видимому, были князьями на Жмуди. "Пусть кто что завоюет, тот и возьмет себе", - сказал Миндовг; а в то же время послал с ними двоих воинов с приказанием при удобном случае убить этих родственников. Но родственники проведали об умысле и бежали во Владимир под защиту Даниила и Василька; Даниил был женат (во втором браке) на сестре Товтивила и Едивида. Он не только оказал им Покровительство, но и поспешил воспользоваться ими, чтобы нанести решительный удар могуществу Миндовга. Братья Романовичи попытались составить против него большой союз, в который должны были войти не только почти все его соседи, но и часть Литвы. Они в изобилии снабдили Выкинта серебром и отправили его поднимать на Миндовга ятвягов и Жмудь. В то же время Даниилово посольство отправилось в Ригу склонять к союзу с Выкинтом ливонских немцев, с которыми Галицкий король находился в дружеских сношениях. Немцы, имевшие прежде войну с Жмудским князем, велели сказать Даниилу: "Многих наших братьев погубил Выкинт, но ради тебя заключаем с ним союз". Они понимали, конечно, что Миндовг, успевший уже показать свою силу в войне с орденом, гораздо опаснее Выкинта, и обещали свою помощь. Еще прежде Даниил и Василько послали звать своих союзников, польских князей, и велели им сказать: "Время вооружиться христианам на поганых; благо они сами воюют между собою". Ляхи также обещали приступить к союзу. Даниил и Василько начали военные действия и побрали некоторые города Черной Руси. Товтивил явился в Риге и там принял католическую веру, дабы войти в тесный союз с немцами. Немцы также начали военные действия против Миндовга. Между тем Выкинт поднял часть ятвягов и жмуди.
   Положение Миндовга сделалось критическим. Но в этих трудных обстоятельствах он обнаружил свою находчивость. Как ловкий политик, он постарался разъединить своих врагов. Прежде всего отстали от союза ляхи и вопреки обещанию не приняли никакого участия в войне. Далее, зная соперничество между Рижским архиепископом и Ливонским орденом, Миндовг вошел в тайные сношения с наместником Тевтонского гроссмейстера, или магистром Ливонского ордена, Андреем фон Стирландом, задарил его золотом, серебром, конями и пр.; обещал прислать еще более, если тот убьет или прогонит Товтивила. Магистр велел сказать, что для Миндовга существует одно средство избавиться от беды: это принять католическую религию. Литовский князь изъявил к тому готовность и пригласил Андрея к себе на свидание. Последний приехал в сопровождении многих орденских братьев. Князь принял гостей с большим почетом и угощал их весьма усердно. Тут был заключен мир с орденом, причем Миндовг не только дал обещание креститься, но и уступить ордену некоторые земли; а магистр посулил выхлопотать у папы для него королевскую корону. Посол от Ливонского ордена отправился в Рим вместе с литовским послом и привез ответные грамоты, в которых папа выражал свое удовольствие. Иннокентий IV принял Миндовга под покровительство св. Петра и поручил епископу Кульмскому исполнить обряд крещения и коронования. Магистр вновь отправился к Миндовгу, сопровождаемый блестящею рыцарскою свитою, а также и епископ Кульмский со священниками. В стольном городе Черной Руси, Новгородке, Миндовг и его жена Марта были торжественно окрещены; часть литовской дружины по примеру своего князя также приняла крещение. Затем епископ Кульмский венчал Литовского князя королевскою короною. Это происходило в 1251 году.
   Таким образом, объединитель Литвы не только избавился от опасности со стороны немцев, но благодаря покровительству папы получил от них помощь против своих остальных врагов. Он щедро вознаградил своих союзников грамотами, в силу которых уступил ордену разные округи Литвы и Жмуди; но, кажется, он дарил немцам те земли, которые в сущности не только ему не принадлежали, а, напротив, были с ним во вражде.
   Товтивил вследствие союза Миндовга с орденом должен был бежать из Риги к дяде своему Выкинту на Жмудь. Он собрал войско из ятвягов и жмудинов; получил помощь от Даниила Романовича и продолжал войну с Миндовгом. Когда перевес оказался на стороне последнего, Даниил и Василько, по просьбе Товтивила, вновь лично напали на соседние Чернорусские области Миндовга с своими дружинами, наемными Половцами и подручными пинскими князьями и начали теснить Литовского короля. Миндовг опять нашел средство выпутаться из трудных обстоятельств. Во-первых, дарами и обещаниями он отклонил ятвяжских и жмудских старшин от Товтивила, так что последний должен был спасаться от них бегством к Даниилу. Во-вторых, он умел поладить с пинскими князьями, которые были недовольны своею зависимостью от Волынского князя, и они плохо стали помогать Романовичам в этой войне. В-третьих, Миндовг обратился к самому Даниилу с просьбою не только о мире, но и родственном союзе, на весьма выгодных для Галицкого короля условиях. После личных переговоров союз этот действительно состоялся при посредстве Миндовгова сына Войшелга. Этому Войшелгу отец предоставил в удел часть области Новгородской с городами Слоним и Волковыйск. Сын во время своего княжения здесь отличился необыкновенною жестокостию; русский летописец говорил, будто Войшелг был печален в тот день, когда никого не убил. Но вдруг этот свирепый язычник обратился в христианство, крестился по православному обряду и совершенно изменил свое поведение. Он-то и явился ревностным посредником при заключении мира и родственного союза между своим отцом и Галицко-Владимирскими князьями на следующих условиях: младший из сыновей Даниила, Шварн, женился на дочери Миндовга; старшему сыну его Роману (претенденту на Австрийское герцогство) Миндовг отдал Новгородок, а Войшелг уступил свои города Слоним и Волковыйск. Таким образом, большая часть Черной Руси переходила в род Галицкого князя. Мало того, по требованию последнего Товтивилу возвращен Полоцкий стол. Сам Войшелг после того удалился в один русский монастырь (Полонинский) и там принял пострижение от игумена Григория, который пользовался славою святого мужа. Движимый ревностию к новой вере, Войшелг с благословения Григория отправился паломником на Афон; но смуты и войны, происходившие тогда на Балканском полуострове, помешали ему исполнить свое желание. Он воротился и основал собственный монастырь на реке Немане недалеко от Новгородка.
   Даниил тем охотнее помирился с Миндовгом, что их сближала общая опасность от татар. Галицкий князь, конечно, надеялся привлечь Литву к участию в задуманной им борьбе с варварами. И действительно, пока Даниил имел дело с Куремсою, Миндовг оказывал Галицкому королю некоторую помощь. Но преемник Куремсы Бурундай сумел разъединить союзников, заставив Волынского князя помогать себе во время нашествия на владения Миндовга. Кажется, еще прежде того коварный Миндовг уже лишил Романа Даниловича Новгородского удела. После нашествия Бурундая Литва возобновила свои набеги на Волынскую землю; тогда-то Василько одержал упомянутую выше победу при Невеле над воеводою Миндовга.
   Около того же времени Миндовг разорвал связи с другими своими союзниками, немцами. Пока они были ему опасны или нужны, он ловко прикидывался их другом и усердным католиком; но, сознавая стремление Тевтонского и Ливонского ордена к постепенному порабощению всего литовского народа, хитрый литвин ждал только случая нанести удар и воротить Литовские и Жмудские области. Прежде жители этих областей, возбуждаемые своими мелкими державцами, сами боролись против единовластия Миндовга; но когда они испытали насильственное обращение в христианство, отнятие земель у туземных державцев и раздачу их духовенству и немецким рыцарям, вместе с десятиной и другими поборами, то скоро возненавидели владычество ордена и стали обращать свои взоры и надежды на великого князя Литовского. Начались народные волнения, которыми Миндовг не преминул воспользоваться. Под его тайным руководством произошли движения в прусских и литовских краях, зависимых от ордена. Однажды толпа литовцев вторглась в Курляндию и начала разорять орденские владения. Отряд рыцарей напал на нее при реке Дурбе, но потерпел совершенное поражение вследствие измены куронов, которые ударили в тыл немцам. По словам орденского летописца (Дюисбурга), рыцари в этот день мужеством своим уподоблялись Маккавеям, но не могли устоять против напиравших со всех сторон врагов. Не менее полутораста орденских братьев и сам магистр Ливонского ордена Бургард фон Хорнхузен легли на месте (1260 г.). Это событие послужило сигналом к восстаниям жмуди, куронов, жемгалы и особенно пруссов. Они принялись разрушать немецкие замки, истреблять латинских священников и изгонять немцев из своей земли и звали на помощь своих братьев литовцев.
   Тогда Миндовг решился выступить открыто. И прежде он был христианином только по имени, втайне же продолжал приносить жертвы старым богам и соблюдать все прежние суеверия, а теперь отрекся от христианства и явно воротился к язычеству, вопреки просьбам своей жены. И в этом случае он действовал как политик, ибо видел упорство, с которым литовцы держались старой религии, а также их нелюбовь к нему за принятие христианства. Миндовг сам пошел на помощь восставшим пруссам; а другое войско послал на польских князей, которые находились тогда в союзе с немцами против литовских и прусских язычников. Это войско сильно опустошило Мазовию и вывело оттуда множество пленных; в числе их находился и Конрад, сын мазовецкого князя Семовита, который погиб в этой войне. Между тем и немецкий орден потерпел еще несколько поражений от Миндовга. После одной большой победы литвины и пруссы в благодарность за нее решили принести человеческую жертву своим богам; бросили жребий между пленными, и он упал на одного рыцаря, который и был сожжен живым на коне в полном вооружении. Таким образом Литва, собравшаяся вокруг Миндовга как своего великого князя, не только освободила от немецкой зависимости Жмудь, некоторые части Куронии и Пруссии, но и потрясла самое владычество соединенного Прусско-Ливонского ордена. Только неудачный поход Миндовга в Ливонию, когда новгородцы, вопреки условию, не пришли к нему вовремя на помощь, и внезапная его смерть избавили немцев от дальнейшей опасности; а наступившие затем неустройства в литовско-русских землях дали им время оправиться и упрочить свое владычество.
   Истреблением и изгнанием удельных литовских князей Миндовг уже явно стремился к единовластию и самодержавию; даже близкие его родственники постоянно дрожали за свою безопасность и с нетерпением желали от него избавиться. Миндовг сам накликал на себя гибель следующим неосторожным поступком. У него умерла жена, и он послал звать на похоронные обряды ее сестру, бывшую за Довмонтом, удельным князем Налыцанским. Когда та приехала, великий князь насильно удержал ее, объявив, будто покойная завещала ему взять ее сестру себе в жены, так как она будет ласковее до ее детей, чем какая-нибудь другая женщина. Довмонт горячо вознегодовал на такое оскорбление, но до времени затаил свою жажду мести. Тайно он вступил в заговор с племянником Миндовга Тройнатом, или Тренятою, как его называет Волынская летопись; последний княжил на Жмуди. К этому заговору, по-видимому, приступил и другой племянник, Товтивил Полоцкий. В следующем 1263 году Миндовг послал свое войско за Днепр на Романа Брянского, с которым у него были споры за некоторые Полоцкие и Смоленские земли. В походе должен был участвовать и Довмонт Налыцанский. Но он вдруг объявил другим вождям, что гадатели не велят ему идти; воротился с похода; с дружиной своей и другими заговорщиками внезапно напал на жилище Миндовга и убил его вместе с двумя его младшими сыновьями. Старший сын убитого инок Войшелг, получив известие о сем и опасаясь той же участи, убежал из своего монастыря в Пинск. Поход литовского войска за Днепр оказался неудачен. Роман Брянский в то время праздновал свадьбу самой любимой из своих дочерей, Ольги, с племянником Даниила Романовича, сыном Василька Владимиром. Услыхав о вторжении неприятеля, храбрый Роман выступил навстречу врагам, победил их и, воротясь со славою, докончил брачное празднество.
   Великим княжеством Литовским завладел глава всего заговора Тренята. Очевидно, дело Миндовга не погибло с его смертию; объединение Литвы и части Руси под верховною властию великого князя пустило глубокие корни. Мы видим; что различные князья ведут борьбу не только за уделы, но и, главным образом, за великое княжение. Союзник Треняты Товтивил Полоцкий также имел притязание заступить место убитого Миндовга. Тренята послал звать Товтивила, чтобы полюбовным соглашением разделить между собою землю Литовскую; а сам умышлял как бы убить его. Товтивил приехал, но с тем же умыслом против Треняты; какой-то полоцкий боярин Прокопий донес о том Треняте, и последний предупредил своего соперника, поспешив отделаться от него убийством. Но он не долго пользовался властию. Четверо конюших Миндовга отомстили смерть своего господина убийством Треняты, на которого они нечаянно напали, когда он мылся в бане. Тогда на историческую сцену снова выступил Войшелг. Он снял с себя монашеское платье и с пинскою дружиною явился в своем прежнем Новгородском уделе; эта область приняла его сторону; он получил также помощь от князей Галицко-Волынских, особенно от Шварна Даниловича, которому приходился шурином (Даниил около того времени скончался). Шварн лично привел ему войско на помощь. Войшелг вокняжился в Литве на месте своего отца. К нему воротилась его прежняя свирепость, и он предался необузданной мести против всех, замешанных в заговоре и убийстве Миндовга. Частию они были захвачены и преданы смерти; а частию спаслись бегством из литовской земли. В числе последних находился и Довмонт, который, как известно, бежал с своею дружиною в Псков, там принял православную веру и потом отличился ратными подвигами при обороне Псковской земли от немцев и своих соотечественников литвинов.
   на помощь Волынско-Галицких князей, Войшелгу, однако, не удалось восстановить власть великого князя Литовского в том объеме, который она получила при Миндовге. Многие удельные владетели Литвы, Жмуди и Кривской Руси снова приобретают самостоятельность; является несколько старших князей, которым подчиняются остальные меньшие. Так, во главе удельных князей Полоцкой и Витебской области после Товтивила находим литовского князя Герденя, независимого от великого князя новгородского Войшелга. В собственной Литве и Жмуди также встречаем некоторых независимых князей. Тем не менее мысль о едином верховном государе не заглохла, и мы видим со стороны наиболее сильных, энергичных князей постоянные попытки осуществить ее, пока она наконец не исполнилась.
   В то же время в среде Литовско-Русского мира обнаруживается явная борьба за преобладание между двумя составными его частями: литовскою и русскою: русская религия, язык и вообще русская гражданственность продолжали неотразимо распространяться среди литвинов, особенно между высшим классом. Но с своей стороны и литовское племя выставляло иногда ревностных и энергичных поборников своей народности и старой религии.
   В борьбе с соперниками Войшелг преимущественно опирался на русскую помощь и на русское население своих областей. Отличаясь усердием к православию и связанный родством с семьей Даниила, он, достигнув великокняжеского стола, естественно, старался давать перевес всему русскому и самое Новгородско-Литовское княжение ввести в состав, соседней Руси. Так, он по русскому обычаю признал своим отцом, т.е. старшим над собою, Василька Романовича, который по смерти Даниила оставался главою всего рода Галицко-Волынских князей. Мало того, не имея собственного потомства, он усыновил любимого зятя своего Шварна Даниловича; призвал его в свой стольный Новгородок, дабы разделить с ним власть и бремя правления, и объявил его своим наследником. Спустя немного лет Войшелг, несмотря на просьбы Шварна, опять покинул княжий стол, чтобы в монастырском уединении найти успокоение от своих кровавых дел. Он удалился в угровский монастырь св. Даниила, где снова облекся в одежду чернеца; еще жив был его престарелый наставник Григорий, игумен Полонинский; по просьбе Войшелга он приехал к нему и вновь преподал ему правила монашеского жития*.
   ______________________
   * Ипат. лет., Густын. лет. Kronika Богуфала и Годомысла Паска (у Белевского, т. II). Hisloria Polonica Длугоша. Kronika Стрыиковского. Kronika Litewska (так наз. Летопись Быховца). Chronicon Livoniae Германа Варнеберга (Scriptores rerum Prussicarum, т. II). Livlandische Reimchronik Дитлиба фон Альнпеке (Scriptores rerum Livonicarum, т. I). Chronicon Prussiae Дюисбурга. His

Другие авторы
  • Орлов Сергей Иванович
  • Пильский Петр Мосеевич
  • Тайлор Эдуард Бернетт
  • Лубкин Александр Степанович
  • Брюсов В. Я.
  • Пруст Марсель
  • Спасская Вера Михайловна
  • Сакс Ганс
  • Ковалевский Павел Михайлович
  • Кукольник Нестор Васильевич
  • Другие произведения
  • Ницше Фридрих - Так говорил Заратустра
  • Шуф Владимир Александрович - На Востоке
  • Станюкович Константин Михайлович - В мутной воде
  • Украинка Леся - Мгновение
  • Леонтьев Константин Николаевич - Средний европеец как идеал и орудие всемирного разрушения
  • Тургенев Александр Иванович - М. П. Алексеев. (А. И. Тургенев и В. Скотт)
  • Герцык Аделаида Казимировна - Неоконченные стихотворения
  • Базунов Сергей Александрович - Александр Даргомыжский. Его жизнь и музыкальная деятельность
  • Соколовский Владимир Игнатьевич - (Из поэмы "Мироздание")
  • Вяземский Петр Андреевич - Стихотворения Карамзина
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
    Просмотров: 325 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа