Главная » Книги

Иловайский Дмитрий Иванович - История России. Том 1. Часть 2. Владимирский период, Страница 20

Иловайский Дмитрий Иванович - История России. Том 1. Часть 2. Владимирский период


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

и далее, в Венгрию и Польшу.
   Уже во время разорения Переяславля Русского и Чернигова один из татарских отрядов, предводимый двоюродным братом Батыя, Менгу-ханом, приблизился к Киеву, чтобы разведать о его положении и средствах обороны. Остановясь на левой стороне Днепра, в городке Песочном, Менгу, по сказанию нашей летописи, любовался красотой и величием древней русской столицы, которая живописно возвышалась на береговых холмах, блистая белыми стенами и позлащенными главами своих храмов. Монгольский князь попытался склонить граждан к сдаче; но те не хотели о ней и слышать и даже убили посланцев. В то время Киевом владел Михаил Всеволодович Черниговский. Хотя Менгу ушел; но не было сомнения, что он воротится с большими силами. Михаил не счел удобным для себя дожидаться татарской грозы, малодушно оставил Киев и удалился в Угрию. Вскоре затем первопрестольный город перешел в руки Даниила Романовича Волынского и Галицкого. Однако и этот знаменитый князь, при всем мужестве своем и обширности своих владений, не явился для личной обороны Киева от варваров, а поручил его тысяцкому Димитрию.
   Зимой 1240 года несметная татарская сила переправилась за Днепр, облегла Киев и огородила его тыном. Тут был сам Батый со своими братьями, родными и двоюродными, а также лучшие его воеводы Субудай-Багадур и Бурундай. Летописец русский наглядно изображает огромность татарских полчищ, говоря, будто от скрипа их телег, рева верблюдов и ржания коней жители города не могли слышать друг друга. Свои главные приступы татары устремили на ту часть, которая имела наименее крепкое положение, т.е. на западную сторону, с которой к городу примыкали некоторые дебри и почти ровные поля. Стенобитные орудия, особенно сосредоточенные противу Лядских ворот, день и ночь били стену, пока не сделали пролома. Произошла самая упорная сеча, "копейный лом и скепание щитов"; тучи стрел омрачали свет. Враги, наконец, ворвались в город. Киевляне геройской, хотя и безнадежной обороной поддержали древнюю славу первопрестольного русского города. Они собрались вокруг Десятинного храма Богородицы и тут ночью наскоро огородились укреплениями. На следующий день пал и этот последний оплот. Многие граждане с семействами и имуществом искали спасения на хорах храма; хоры не выдержали тяжести и рухнули. Это взятие Киева совершилось 6 декабря, в самый Николин день. Отчаянная оборона ожесточила варваров; меч и огонь ничего не пощадили; жители большей частью избиты, а величественный город превратился в одну огромную груду развалин. Тысяцкого Димитрия, захваченного в плен израненным, Батый, однако, оставил в живых "ради его мужества".
   Опустошив Киевскую землю, татары двинулись в Волынскую и Галицкую, побрали и разорили многие города, в том числе стольные Владимир и Галич. Только некоторые места, отлично укрепленные природой и людьми, они не могли взять с бою, например, Колодяжен и Кременец; но первым все-таки овладели, склонив жителей к сдаче льстивыми обещаниями; а потом вероломно их избили. Во время этого нашествия часть населения Южной Руси разбежалась в дальние страны; многие укрылись в пещеры, леса и дебри.
   Между владельцами Юго-Западной Руси нашлись такие, которые при самом появлении татар покорялись им, чтобы спасти свои уделы от разорения. Так поступили Болоховские. Любопытно, что Батый пощадил их землю под тем условием, чтобы жители ее сеяли пшеницу и просо на татарское войско. Замечательно и то, что Южная Русь сравнительно с Северной оказала гораздо слабейшее сопротивление варварам. На севере старшие князья, Рязанский и Владимирский, собрав силы своей земли, отважно вступили в неравную борьбу с татарами и погибли с оружием в руках. А на юге, где князья издавна славились военной удалью, мы видим иной образ действия. Старшие князья, Михаил Всеволодович, Даниил и Василько Романовичи, с приближением татар покидают свои земли, чтобы искать убежища то в Угрии, то в Польше. Как будто у князей Южной Руси достало решимости на общий отпор только при первом нашествии татар, а Калкское побоище навело на них такой страх, что участники его, тогда еще молодые князья, а теперь уже старшие, боятся новой встречи с дикими варварами; они предоставляют своим городам обороняться в одиночку и гибнуть в непосильной борьбе. Замечательно также, что эти старшие южнорусские князья продолжают свои распри и счеты за волости в то самое время, когда варвары уже наступают на их родовые земли.
   После Юго-Западной Руси пришла очередь соседних западных стран, Польши и Угрии. Уже во время пребывания на Волыни и в Галиции Батый по обыкновению посылал отряды в Польшу и к Карпатам, желая разведать пути и положение тех стран. По сказанию нашей летописи, помянутый воевода Димитрий, чтобы спасти Юго-Западную Русь от совершенного опустошения, старался ускорить дальнейший поход татар и говорил Батыю: "Не медли долго в земле сей; уже время тебе идти на угров; а если будешь медлить, то там успеют собрать силы и не пустят тебя в свои земли". И без того татарские вожди имели обычай не только добывать все нужные сведения перед походом, но и быстрыми, хитро задуманными движениями воспрепятствовать всякому сосредоточению больших сил.
   Тот же Димитрий и другие южнорусские бояре могли сообщить Батыю многое о политическом состоянии своих западных соседей, которых они нередко посещали вместе со своими князьями, часто роднившимися и с польскими, и с угорскими государями. А это состояние уподоблялось раздробленной Руси и весьма благоприятствовало успешному нашествию варваров. В Италии и Германии того времени в полном разгаре кипела борьба Гвельфов и Гибеллинов. На престоле Священной Римской империи сидел знаменитый внук Барбароссы, Фридрих II. Помянутая борьба совершенно отвлекала его внимание, а в самую эпоху Татарского нашествия он усердно занимался военными действиями в Италии против сторонников папы Григория IX. Польша, будучи раздроблена на удельные княжества, так же, как и Русь, не могла действовать единодушно и представить серьезное сопротивление надвигавшей орде. В данную эпоху мы видим здесь двух старших и наиболее сильных князей, именно, Конрада Мазовецкого и Генриха Благочестивого, владетеля Нижней Силезии. Они находились во враждебных отношениях друг с другом; притом Конрад, уже известный недальновидной политикой (особенно призванием немцев для обороны своей земли от пруссов), был менее всех способен к дружному, энергичному образу действия. Генрих Благочестивый находился в родственных отношениях с чешским королем Венцеславом I и с угорским Белою IV. Ввиду грозившей опасности он пригласил чешского короля общими силами встретить врагов; но не получил от него своевременной помощи. Точно так же Даниил Романович давно убеждал угорского короля соединиться с Русью для отпора варваров, и также безуспешно. Угорское королевство в то время было одним из самых сильных и богатых государств в целой Европе; его владения простирались от Карпат до Адриатического моря. Завоевание такого королевства должно было особенно привлекать татарских вождей. Говорят, Батый еще во время пребывания в России отправил послов к угорскому королю с требованием дани и покорности и с упреками за принятие Котяновых половцев, которых татары считали своими беглыми рабами. Но надменные мадьяры или не верили в нашествие на свою землю, или считали себя достаточно сильными, чтобы отразить это нашествие. При собственном вялом, недеятельном характере, Бела IV был отвлекаем еще разными неустройствами своего государства, в особенности распрями с непокорными магнатами. Сии последние, между прочим, были недовольны водворением у себя половцев, которые производили грабежи и насилия, и вообще не думали покидать своих степных привычек.
   В конце 1240 и начале 1241 года татарские полчища покинули Юго-Западную Русь и двинулись далее. Поход был зрело обдуман и устроен. Главные силы Батый сам повел через Карпатские проходы прямо в Угрию, которая и составляла теперь его ближайшую цель. По обе стороны были заранее отправлены особые армии, чтобы охватить Угрию огромной лавиной и отрезать ей всякую помощь от соседей. По левую руку, чтобы обойти ее с юга, пошли разными дорогами чрез Седмиградию и Валахию сын Огодая Кадан и воевода Субудай-Багадур. А по правую руку двинулся другой двоюродный брат Батыя, Байдар, сын Джагатая. Он направился вдоль Малой Польши и Силезии и начал выжигать их города и селения. Тщетно некоторые князья и воеводы польские пытались сопротивляться в открытом поле; они терпели поражения в неравном бою; причем большей частью гибли смертью храбрых. В числе разоренных городов были Судомир, Краков и Бреславль. В то же время отдельные татарские отряды распространили опустошения свои далеко вглубь Мазовии и Великой Польши. Генрих Благочестивый успел приготовить значительное войско; получил помощь тевтонских, или прусских, рыцарей и ожидал татар у города Лигница. Байдархан собрал свои рассеянные отряды и ударил на это войско. Битва была очень упорна; не смогши сломить польских и немецких рыцарей, татары, по словам летописцев, прибегли к хитрости и смутили неприятелей ловко пущенным по их рядам кликом: "Бегите, бегите!" Христиане были разбиты, и сам Генрих пал геройской смертью. Из Силезии Байдар через Моравию направился в Угрию на соединение с Батыем. Моравия входила тогда в состав чешского королевства, и оборону ее Венцеслав поручил мужественному воеводе Ярославу из Стернберка. Разоряя все на своем пути, татары между прочим осадили город Оломуц, где заперся сам Ярослав; но тут потерпели неудачу; воевода даже успел сделать счастливую вылазку и нанести некоторый урон варварам. Но эта неудача не могла иметь значительного влияния на общий ход событий.
   Меж тем главные татарские силы двигались сквозь Карпаты. Высланные вперед отряды с топорами частью изрубили, частью выжгли те лесные засеки, которыми Бела IV велел загородить проходы; их небольшие военные прикрытия были рассеяны. Перевалив Карпаты, татарская орда хлынула на равнины Венгрии и принялась жестоко их опустошать; а угорский король еще заседал на сейме в Буде, где совещался со своими строптивыми вельможами о мерах обороны. Распустив сейм, он теперь только принялся собирать войско, с которым и заперся в смежном с Будою Пеште. После тщетной осады этого города Батый отступил. Бела последовал за ним с войском, число которого успело возрасти до 100 000 человек. Кроме некоторых магнатов и епископов, на помощь к нему пришел и его младший брат Коломан, владетель Славонии и Кроации (тот самый, который в юности княжил в Галиче, откуда был изгнан Мстиславом Удалым). Войско это беспечно расположилось на берегу речки Сайо, и здесь неожиданно было окружено полчищами Батыя. Мадьяры поддались паническому страху и в беспорядке толпились в своем тесном лагере, не смея вступить в битву. Только немногие храбрые вожди, в том числе Коломан, вышли из лагеря с своими отрядами и после отчаянной схватки успели пробиться. Все остальное войско уничтожено; король был в числе тех, которым удалось спастись бегством. После того татары беспрепятственно целое лето 1241 года свирепствовали в Восточной Венгрии; а с наступлением зимы перешли на другую сторону Дуная и опустошили западную его часть. При этом особые татарские отряды также деятельно преследовали угорского короля Белу, как прежде султана хорезмского Магомета. Спасаясь от них из одной области в другую, Бела дошел до крайних пределов угорских владений, т.е. до берегов Адриатического моря и, подобно Магомету, также спасся от своих преследователей на один из ближайших к берегу островов, где и оставался, пока миновала гроза. Более года татары пребывали в Угорском королевстве, опустошая его вдоль и поперек, избивая жителей, обращая их в рабство.
   Наконец в июле 1242 года Батый собрал свои рассеянные отряды, обремененные несметной добычей, и, покинув Венгрию, направил обратный путь долиной Дуная чрез Болгарию и Валахию в южнорусские степи. Главным поводом к обратному походу послужило известие о смерти Огодая и вступлении на верховный ханский престол его сына Гаюка. Сей последний еще ранее покинул полчища Батыя и вообще не находился с ним в дружественных отношениях. Надобно было обеспечить за своим семейством те страны, которые пришлись на долю Джучи по разделу Чингисхана. Но кроме слишком большого удаления от своих степей и угрожавших несогласий между Чингизидами, были, конечно, и другие причины, побудившие татар воротиться на восток, не упрочив за собою подчинения Польши и Угрии. При всех своих успехах, татарские военачальники поняли, что дальнейшее пребывание в Венгрии или движение на запад были небезопасны. Хотя император Фридрих II по-прежнему увлекался борьбой с папством в Италии, однако в Германии повсюду проповедовался крестовый поход на татар; князья германские совершали везде военные приготовления и деятельно укрепляли свои города и замки. Эти каменные укрепления было уже не так легко брать, как деревянные города Восточной Европы. Закованное в железо, опытное в военном деле западноевропейское рыцарство также не обещало легкой победы. Уже во время пребывания в Венгрии татары не раз терпели разные неудачи и, чтобы одолеть неприятелей, часто должны были прибегать к своим военным хитростям, каковы: ложное отступление от осажденного города или притворное бегство в открытом сражении, лживые договоры и обещания, даже поддельные грамоты, обращенные к жителям как бы от имени угорского короля, и т.п. При осаде городов и замков в Угрии татары весьма щадили собственные силы; а более пользовались толпами пленных русских, половцев и самих угров, которых под угрозой избиения посылали заваливать рвы, делать подкопы, идти на приступ. Наконец и самые соседние страны, за исключением Среднедунайской равнины, по гористому, пересеченному характеру своей поверхности уже представляли мало удобств для степной конницы*.
   ______________________
   * Для нашествия татар на Северную Русь служат своды летописей Лаврентьевский (Суздальский) и Новгородский, а для нашествия на Южную - Ипатьевский (Волынский). В последнем рассказано весьма необстоятельно; так что о действиях татар в Киевской, Волынской и Галицкой землях имеем самые скудные известия. Некоторые подробности встречаем еще в позднейших сводах, Воскресенском, Тверском и Никоновском. Кроме того было особое сказание о нашествии Батыя на Рязанскую землю; но напечатано во Временнике Об. И. и Др. N 15. (О нем, вообще о разорении Рязанской земли см. в моей "Истории Рязанского княжества", глава IV.) Известие Рашид Эддина о походах Батыя переведено Березиным и дополнено примечаниями (Жур. М. Н. Пр. 1855. N 5). Г. Березиным развита и мысль о татарском способе действовать облавой.

О нашествии татар на Польшу и Венгрию см. Польско-латинские хроники Богуфала и Длугоша. Ропеля Geschichte Polens. I. Th. Палацкого D jiny narodu c'eskeho И. Его же Einfal der Mongolen. Prag. 1842. Майлата Ceschichte der Magyaren. I. Гаммер-Пургсталя Geschichte der Goldenen Horde. Вольф в своей Geschichte der Mongolen oder Tataren, между прочим (гл. VI), подвергает критическому обзору рассказы названных историков о нашествии монголов; в особенности старается опровергнуть изложение Палацкого по отношению к образу действия чешского короля Венцеля, а также по отношению к известному сказанию о победе Ярослава Штернберка над татарами под Оломуцем.
   ______________________
  
   Монголо-татары Джучиева улуса заняли своими кочевьями все Кипчакские степи. Остатки Печенегов, Торков и половцев, обращенные ими в рабство, впоследствии легко слились с ними, благодаря родству происхождения и языка. На пределах Южной Руси расположено было несколько отдельных орд под начальством особых темников, которые охраняли Кипчак и наблюдали за покорностью завоеванной страны. Степи Таврические и Азовские Батый предоставил во владение одному из своих родственников, а ту часть Джучиева удела, которая находилась в Юго-Западной Сибири и Северном Туркестане, отдал брату своему Шибану. Сам Батый и сын его Сартак с главной своей ордой расположились в степях Поволжских и Подонских. В летнее время татарские орды кочевали в северных частях степи, а на зиму спускались ближе к морям Черному и Каспийскому. Ханы первоначально не имели определенного местопребывания и также кочевали со своим двором и войском. Ставка, или орда, ханская от своих золотых украшений называлась "Золотою Ордою". Это название распространилось на все царство Батыево; кроме того, от прежних владетелей степи, кипчаков, или половцев, оно стало известно под именем "Кипчакской Орды". Главное местопребывание хана называлось еще Сарай; впоследствии оно утвердилось преимущественно на Ахтубе, рукаве нижней Волги, там, где теперь город Царев. Сюда должны были являться на поклон Батыю государи завоеванных им стран. А отсюда некоторые из них отправлялись в глубину Азии ко двору верховного монгольского хана; ибо Кипчакский улус сначала составлял только часть необъятной Монгольской империи; первые преемники Чингиза и Огодая еще сохраняли свою власть над всеми ее частями.
   Когда умер Огодай (1241), правительницей царства сделалась самая влиятельная из его жен, Туракина. Она решила доставить престол своему старшему сыну Гаюку; для чего требовалось согласие великого сейма, или курултая, который мог выбирать любого из потомков Чингисовых. Уже не все его потомки жили тогда в согласии; между ними обозначились две партии: на одной стороне стояли дети Огодая и Джагатая, на другой - семейства Джучи и Тулуя. Прошло более четырех лет прежде нежели Туракине удалось добиться для своего сына торжественного избрания на великом курултае (1246). Один итальянский монах по имени Плано Карпини видел этот курултай, собравшийся на древней родине монгольских ханов, и оставил потомству любопытное описание своего путешествия на Волгу в Кипчакскую Орду и к источникам Амура в орду верховного хана.
   Приведем главные черты из этого описания.
   Папа Иннокентий IV отправил к татарским ханам монахов с предложением мира и с проповедью христианской религии. Во главе посольства был поставлен Плано Карпини, принадлежавший к Францисканскому ордену.
   Зимой 1245 года посольство отправилось на восток, в Богемию и Польшу. У Конрада Мазовецкого оно встретилось с его союзником и родственником по жене Васильком Волынским, братом Даниила Романовича. По просьбе поляков Василько взял с собой это посольство и оказал ему гостеприимство в своей земле. Католические монахи не упустили случая предъявить русскому князю и духовенству папскую грамоту, заключавшую увещание воссоединиться с Римской церковью. Они получили уклончивый ответ, что такой вопрос не может быть решен в отсутствие Даниила, уехавшего в орду к Батыю. Василько дал послам проводников до Киева. На этом пути они подверглись опасности от литовцев, которые в то время участили свои набеги на Русскую землю. Дорогой они видели очень мало жителей, потому что большая часть населения была или избита или уведена в неволю. Киев, бывший прежде столь великим и многолюдным, они нашли бедным городком; в нем оставалось не более 200 домов, жители которых находились в жестоком рабстве у татар. Батый утвердил этот город за Ярославом Всеволодовичем Суздальским, который держал его посредством своего тысяцкого Димитрия Ейковича. По совету сего последнего монахи оставили в Киеве своих лошадей, потому что они не годились для степи, где только кони кочевников умеют отыскивать себе корм, разрывая снег копытами. Тысяцкий дал им коней и проводников до Канева, за которым находилась первая татарская застава. Тут послов остановили; но когда они объяснили причины своего посольства, начальники стражи отправили их к Куремсе. Этот темник, или воевода, начальствовал 60 000 войском и оберегал пределы Кипчака на правой стороне Днепра. У порога воеводского шатра монахов заставили три раза преклонить левое колено и запретили им наступать ногой на порог. В шатре они должны были представиться воеводе и его свите стоя на коленях. На всяком шагу от них требовали подарков. К счастью, в Польше они запаслись разными мехами, преимущественно бобровыми, которые и раздавали теперь понемногу. Куремса отправил их к Батыю. Ехали они Половецкими степями около берегов Азовского моря весьма скоро, меняя лошадей по три и по четыре раза в день. В конце Великого поста они достигли Батыева местопребывания.
   Прежде чем представить послов хану, татарские чиновники объявили им, что надобно пройти меж двух огней. Те попытались спорить. "Ступайте смело, - сказали им. - Это нужно только для того, что ежели вы имеете при себе яд, то огонь истребит всякое зло". "Если так, то мы готовы идти, чтобы не оставаться в подозрении", - отвечали послы. По вручении подарков их ввели в ханскую ставку, заставив наперед преклониться и выслушать опять предостережение не наступать на порог. Речь свою они произнесли перед ханом на коленях; а потом вручили папскую грамоту, прося для ее перевода дать им толмачей; что и было исполнено.
   "Батый живет великолепно, - описывает Карпини. - У него привратники и всякие чиновники, как у императора, и сидит он на высоком месте, как будто на престоле, с одною из своих жен. Все же прочие, как братья его и сыновья, так и другие вельможи, сидят ниже посредине на скамье, а остальные люди за ними на полу, мужчины с правой, женщины с левой стороны. Близ дверей шатра ставят стол, а на него питье в золотых и серебряных чашах. Батый и все татарские князья, а особливо в собрании, не пьют иначе как при звуке песен или струнных инструментов. Когда же выезжает, то всегда над головою его носят щит от солнца или шатерчик на копье (зонт). Так делают все татарские знатные князья и жены их. Сей Батый очень ласков к своим людям; но, несмотря на это, они чрезвычайно его боятся. В сражениях он весьма жесток, а на войне очень хитер и лукав, потому что воевал очень долго". "В войске Батыевом считается шестьсот тысяч человек; из них 150 000 Татар, а 450 000 иных неверных и христиан".
   По приказу Батыя монахи отправлены в Азию ко двору верховного хана. Их везли с прежней скоростью. За Уралом они вступили в безводную степь Кангитов (ныне Киргизскую), где, как и в Половецкой, видели повсюду рассеянные человеческие черепа и кости. Потом они миновали землю "бесерменов" (хивинцев), Кара-Китай, Монголию и наконец прибыли в главный ханский стан. Гаюк пока до своего избрания не принял послов, а велел явиться к его матери, бывшей правительницею царства. Она имела огромный светло-пурпурный шатер, в котором могло поместиться слишком две тысячи человек; вокруг шатра шла деревянная ограда, расписанная разными изображениями. В его окрестностях расположились со своими людьми все татарские воеводы и знатные люди, составлявшие великий курултай. Они разъезжали на богато убранных конях; у многих коней узда, нагрудник и седло были густо покрыты золотом. Сами воеводы один день - являлись все одетые в белый пурпур, на другой день - в красный, на третий - в голубой, на четвертый - в ткань, шитую золотом. Они собирались в шатер и рассуждали там об избрании хана, выпивая при этом огромное количество кумысу. Между тем остальной народ располагался далеко за оградой. В толпе этой находились многие послы и владетели покоренных народов, прибывшие с дарами, в том числе великий князь суздальский Ярослав Всеволодович. Четыре недели прожили здесь монахи, прежде нежели совершились обряды избрания и возведения на престол Гаюка. Для этого последнего обряда в живописной долине между гор на берегу красивой речки устроен был шатер на столбах, обитых золотыми листами. Этот шатер назывался "Золотой Ордою". 25 августа 1246 г. около него собралось чрезвычайное множество народу. После чтения молитв и всенародных поклонов, обращенных на юг, воеводы вошли в шатер, посадили Гаюка на золотое седалище, положили перед ним меч и преклонили колена; а за ними сделал то же и весь народ. На приглашение принять власть Гаюк произнес: "Если вы хотите, чтобы я владел вами, то готов ли каждый из вас исполнять то, что я ему прикажу, приходить когда позову, идти куда пошлю, убивать кого велю?"
   Получив утвердительный ответ, он продолжал: "Если так, то впредь слово уст моих да будет мечом моим". После того вельможи разостлали на земле войлок, посадили на него хана и в свою очередь сказали ему, что если он будет хорошо править, соблюдать правосудие и награждать вельмож по достоинству, то приобретет славу и весь свет покорится его власти; в противном случае лишится и самого войлока, на котором сидит. С этими словами посадили подле него на войлок его главную жену и обоих торжественно подняли вверх. Потом принесли ему множество золота, серебра и драгоценных камней, оставшихся в казне его предшественника. Хан роздал некоторую часть вельможам, а остальное велел хранить для себя. Торжество окончилось усердной попойкой и пиршеством, продолжавшимися до вечера. Гаюк при возведении на престол на вид имел от роду от 40 до 45 лет. Он был среднего роста и весьма серьезен, так что в это время никто не видел его смеющимся или шутившим. Он оказывал большую терпимость к христианам, имел при себе даже христианских священников (несториан), которые открыто совершали богослужение в часовне, построенной перед его большим шатром. Некоторые из его христианских слуг уверяли папских монахов, будто он намерен и сам принять крещение. По окончании помянутых обрядов Гаюк начал принимать многочисленных послов от разных народов, которые поднесли ему в дар бессчетное множество бархата, пурпура, шелковых, шитых золотом кушаков, дорогих мехов и пр. Около его шатров стояло до пятисот повозок, наполненных золотом, серебром и шелковыми одеждами. Все это было разделено между ханом и воеводами; а затем каждый из доставшейся ему части наделял своих людей. Еще много недель пришлось ждать монахам, пока они исполнили свое посольство и получили позволение воротиться в Европу. В течение этого времени они очень бедствовали, терпели голод и жажду. К счастью, судьба послала им на помощь одного доброго русского пленника, по имени Козьму. При всей своей свирепости и кровожадности монгольские завоеватели, как известно, щадили людей, знавших какое-либо художество. К числу таких людей принадлежал Козьма, бывший золотых дел мастером. Он показывал монахам только что изготовленный им для хана престол и ханскую печать его же работы.
   Получив наконец ответную грамоту для папы, посольство тем же порядком воротилось назад.
   К описанию своего путешествия Плано Карпини присоединил любопытные заметки о монгольских нравах и обычаях. Между прочим, он указывает на обилие всякого рода суеверий и колдовства; что весьма естественно у дикого языческого народа. Ворожба по крику и полету птиц и особенно по бараньим лопаткам была чрезвычайно распространена между монголами. Как огнепоклонники они окружали огонь великим уважением; не только втыкать в него нож, но и прикасаться ножом или рубить топором близ огня считалось большим грехом. Также строго запрещалось прикасаться плетью к стрелам, бить лошадь уздой, выливать на землю молоко и т.п. Кто входя к воеводе наступал на порог его ставки, того убивали без милосердия. Монголы обожали солнце, огонь, воду, землю и приносили им в жертву часть своей пищи и питья, особенно поутру перед началом еды; но сколько-нибудь устроенного торжественного богослужения (кажется) не совершалось. Были у них идолы, сделанные из войлока наподобие человека и поставленные по обеим сторонам двери; у воевод идолы приготовлялись из шелковых тканей и ставились посреди шатра, а другие - в крытой повозке вне его. О загробной жизни они имели самые грубые понятия и думали, что также будут жить и на том свете, т.е. размножать свои стада, есть, пить и пр. Поэтому знатного человека погребали с его шатром, поставив перед ним чашу с мясом и горшок с кобыльим молоком; зарывали с ним вместе кобылу с жеребенком, коня с уздой и седлом, а также серебряные и золотые вещи. Еще при этом одну лошадь съедали, а шкуру ее, набив соломой, развешивали на шестах над могилой. Иногда погребали с покойником и его любимейшего слугу. После того родственники умершего и все имущество его должны быть очищены огнем. Обряд этот состоял в том, что раскладывали два костра; подле них ставили два копья, соединенные наверху веревкой с привешенными к ней полотняными лоскутами, и под этой веревкой проводили людей, скот и самые кибитки, или юрты. В это время две колдуньи, стоя с двух сторон, прыскали на них водой и произносили заклятия. Их юрты круглые; они сделаны искусно из палок и прутьев и покрыты войлоком. Наверху оставляется отверстие для света и дыма; ибо посредине раскладывается огонь. Эти юрты легко разбираются и навьючиваются на верблюдов; но есть и такие, которые нельзя разобрать; а их перевозят на возах, запряженных быками. Монголы отличаются чрезвычайной жадностью. Вещь, которая им понравилась у иноземца, они вынуждают подарить себе или отнимают насильно. Иностранные послы и владетели, приезжавшие к ним, должны раздавать подарки на каждом шагу. Владея огромными стадами овец и баранов, варвары от чрезмерной скупости редко едят здоровую скотину, а более хворую или просто падаль.
   Употребляют в пищу не только лошадей, но и собак, волков, лисиц и т.п., а по нужде даже человечье мясо. На походе могут несколько дней оставаться без пищи и продовольствоваться, например, тем, что вскрывают жилу у лошади и пьют кровь. (Свирепость их простирается до того, что иногда сосут кровь пойманного врага.) Зато при возможности чрезвычайно невоздержанны в пище, а также исполнены неутомимой похоти. Неразборчивости в пище соответствует крайняя неопрятность: никогда не моют ни посуды, ни платья, до крайности засаленных. Привычка разводить огонь из коровьего и конского помета - приобретенная в безлесных степях - была так сильна, что и в местах лесистых, каковы источники Амура, разводили огонь из помета, особенно для ханской потребности. Во взаимных сношениях монголы вообще дружны, редко ссорятся между собой, почти никогда не воруют друг у друга и не соблазняют женщин своего племени. Впрочем, за последнее преступление назначена смертная казнь; а за мелкие проступки жестоко секут. Каждый имеет жен сколько может содержать и покупает их у родителей. Женщины исполняют все работы; а мужчины в мирное время занимаются только охотой и стрельбой; о лошадях имеют большое попечение; ездят на очень коротких стременах. Женщины также ездят верхом, и некоторые стреляют не хуже мужчин. Платье мужское и женское одного покроя; только замужние женщины отличаются головным убором; последний представляет высокую, круглую корзину, которая к верху постепенно расширяется и оканчивается четвероугольником с воткнутым в него металлическим прутиком или пером. Войлочные шапки мужчин имеют небольшие поля, загнутые вверх спереди и с боков, но опущенные сзади. Мужчины выстригают макушку и кроме того полосу от одного уха до другого; подбривают также на лбу; затем оставшиеся напереди волосы отпускают до бровей, а назади отращивают как женщины, заплетают их в косы и кладут каждую за ухом.
   Способы прически монголы, вероятно, переняли у китайцев, у которых вообще многое заимствовали. В особенности подражание Китаю отразилось у них на деспотическом характере верховной власти и на целом устройстве созданной ими огромной монархии. Уже удельные ханы, как Батый, и даже его воеводы держали себя надменно и повелительно, и доступ к своей особе окружали разными церемониями. Еще большими церемониями, коленопреклонениями и почти божеским почитанием окружена была особа верховного хана. Власть его сделалась безграничной. "Никто не смеет жить нигде, кроме того места, которое хан ему назначит. Он назначает, где кочевать воеводам, тысячники - сотникам, сотники - десятникам. Что бы он ни приказывал, в какое бы время и где бы ни было, на войну ли, на смерть ли, все это исполняется беспрекословно. Так же беспрекословно отдают ему, если у кого потребует незамужнюю дочь или сестру. Ежегодно или через несколько лет собирает он девиц из всех владений татарских; из них оставляет себе тех, которых хочет, а других раздает кому вздумается. Гонцам его или послам, прикодящим к нему, жители обязаны давать корм и лошадей". При дворе ханском встречаем уже целую лестницу разных чиновников, а также секретарей или писцов. В обложении покоренных народов разнообразными налогами и поборами, в назначении численников и баскаков, в устройстве ямской гоньбы для ханских посланцев, разносивших ханские повеления, и т.п. - видно несомненное влияние китайских и отчасти персидских образцов, примененных к условиям полудикого степного быта.
   Таковы были завоеватели, наложившие продолжительное ярмо на наше отечество.
   По словам того же Карпини, порабощение Европы, прерванное смертью Огодая и последующим междуцарствием, должно было возобновиться с утверждением на престоле Гаюка. На том же курултае, где совершилось его избрание, решено было вновь собрать огромное войско и послать на Запад опять через Венгрию и Польшу. Но Гаюк питал неприязнь к своему двоюродному брату Батыю и уже хотел идти на него войной, как был застигнут внезапной смертью (осенью 1247 г.). Наступило новое междуцарствие, с управлением старшей жены Гаюка; вместе с тем рушился план нового похода на Европу. Батый, теперь самый сильный из монгольских владетелей, собрал курултай в Туркестане и заставил выбрать ханом самого приязненного себе из двоюродных братьев, Менгу, сына Тулуева. В следующем году это избрание подтверждено и на великом курултае в Каракоруме или на родине Чингисидов. Дело, однако, не обошлось без враждебных попыток со стороны потомков Огодая и Джагатая; за что некоторые из них поплатились жизнью или лишением владений. Ханство Персидское, или удел Тулуя, Менгу передал своему брату Гулагу; другому своему брату Кубилаю отдал Китай, а за Батыем утвердил его Кипчакское царство. Итак вследствие избирательного престолонаследия уже начались смуты в Монголо-Татарской империи, которые неизбежно должны были привести к ее распадению.
   Отвлекаемый делами в Азии Батый поручал занятие русскими и вообще европейскими отношениями старшему сыну Сартаку, который с своей ордой кочевал в степях между Волгой и Доном. Сартак держал при себе многих христиан несторианского исповедания; отсюда распространился слух, будто и сам он сделался христианином. На основании этого ложного слуха французский король Людовик IX во время своего пребывания на острове Кипре отправил к нему посла, именно монаха Рубруквиса, в 1253 году. Последний направился к татарам Черным морем, Тавридой и Донскими степями.
   Проезжая мимо Таврических соляных озер, Рубруквис заметил, что сюда приходят за солью со всех сторон Руси; Батый и Сартак поэтому сделали добычу соли важным источником своих доходов, обложив каждую нагруженную телегу пошлиной в два куска полотна. О самой Руси путешественник слышал как о стране, сплошь покрытой лесами и сильно опустошенной татарами: они продолжали разорять ее ежедневно; а тех жителей, которые не в состоянии более давать золото и серебро, угоняли в неволю со всеми их семействами и заставляли пасти стада. Татарские кочевья наполнились подобными толпами пленников из разных народов, но, по-видимому, более всего русскими людьми; ибо варвары к мусульманским народам относились снисходительнее, чем к христианским. Такое отношение объясняется отчасти тем, что среднеазийские мусульмане показывали менее отвращения к татарским обычаям и стояли ближе к их образу жизни, чем европейские христиане. Например, обычный и любимый напиток татар был кумыс, угощение которым они считали за большую честь; русские, по преимуществу перед другими христианами, смотрели на этот напиток с омерзением, и если бывали принуждены к его употреблению, то после того брали у своих священников отпускательные молитвы, как бы оскверненные идолослужением. Также относились они к употреблению в пищу конины, падали и животных, зарезанных рукой язычника иди мусульманина. Достигнув реки Дона, Рубруквис нашел на его берегах русское селение, устроенное по приказу Батыя и Сартака, чтобы перевозить на лодках или паромах через реку послов и торговцев. За эту повинность селение было освобождено от обязанности давать коней проезжающим. Представившись с обычными коленопреклонениями пред лицо Сартака, Рубруквис был отправлен им в орду Батыеву; так как молодой хан не решился дать ответную грамоту на письмо короля Людовика. На этом пути западные монахи были в большом страхе от разбойников; ибо многие бедняки, переселенные татарами в степи из Руси, Венгрии и Алании, соединялись в шайки по двадцати или тридцати человек и по ночам рыскали на степных конях, грабя и убивая всякого встречного. На берегу Волги монахи также нашли татарско-русское селение, занимавшееся перевозом послов, ехавших к Батыю и обратно. Батый в свою очередь не дал никакого ответа послам французского короля, а приказал им ехать на родину монголов в Каракорум и к великому хану Менгу. Рубруквис совершил это путешествие по азиатским степям с такими же великими трудностями, как и предшественник его Плано Карпини. Он несколько месяцев провел в главной Орде; видел при дворе великого хана многих христиан несторианского исповедания, свободно отправляющих свое богослужение; но встретил полное равнодушие к своей проповеди со стороны монголов. Это равнодушие особенно ярко выразилось в словах самого хана. Отпуская монахов обратно из своей Орды, Менгу сказал, между прочим, следующее: "Мы, монголы, веруем, что есть только один Бог; но как рукам Он дал много пальцев, так и людям назначил многие пути в рай. Вам, христианам, Он даровал Священное Писание; но вы его не соблюдаете; а нам дал волхвов; мы их слушаемся и живем в мире".
   Рубруквис воротился тем же путем на Волгу к Батыю; причем видел только что основанный им город Сарай, где хан проводил часть зимы с своим кочевым двором. Отсюда посол направился через Дербент в Армению и далее, пока снова достиг Кипра. Отчет о его путешествии, представленный королю Людовику, подобно Карпиниеву, изобилует любопытными описаниями татарских обычаев и особенно главной Монгольской орды*.
   ______________________
   * Источники и пособия для Волжской, или Золотой, Орды: Хаммер Пургсталь Geschichte der Goldenen Horde. Pesth. 1840. Это сочинение, как известно, отличается недостатком критического отношения к своим источникам. Плано Карпини и Рубруквис см. в собрании Бержерона Voyages faits principalement en Asie. Haye. 1875. Кроме того, первый, т.е. Карпини, в переводе Языкова в "Собрании путешествий к татарам". СПб. 1825. А Рубруквис в русской сокращенной передаче Языкова в Трудах Рос. Академии. Ч. III. 1840 г. ("Сартак, Батый и Мангу-хан"). The travels of ibn Batuta. By Samuel Lee. London. 1829. Извлечение из этого путешествия, относящееся к Золотой Орде см. в Jourunl asiatique. IV serie. XVI. Френа "Монеты ханов Улуса Джучиева". 1832. Савельева "Монеты Джучидские, Джагатайские" и т.д. в Записках Археологич. Общ. XII. Джефремери Fragments do geographies et d'historiens etc. У Вельяминова-Зернова "Касимовские цари". 1.226. Саблукова "Очерк внутреннего состояния Кипчакского царства" в прибавлениях к Саратов. Вед. 1844 и в Известиях Казанского Об. Археологии, Истории и Этнографии. XIII. Вып. 3. Казань. 1895. Березина "Очерк внутреннего устройства улуса Джучиева (преимущественно по ханским ярлыкам) в Трудах восточного отделения Археол. Общ. VIII. СПб. 1864. Ламы Галсана Гомбоева "О древних монгольских обычаях и суевериях, описанных у Плано Карпини" (Записки Арх. Общ. XIII). И.Д. Беляева "О монгольских чиновниках на Руси, упоминаемых в ханских ярлыках". (Архив Ист.-Юрид. Свед. Калачова, Кн. I. 1850.) Для Сарая собственно: Терещенка "Четырехлетние поиски в развалинах Сарая". (Жур. М. В. Д. 1847. Кн. 9) и его же "Окончательное исследование местности Сарая" в Зап. Акад. Н. по I и III отд. Т. II. Вып. I. Григорьева "О местоположении столицы Золотой Орды Сарая" в Ж. М. В. Д. 1845 "Об исследованиях Сарая в "Москвитян". 1848 г. N 1, Бруна "О резиденции ханов Золотой Орды до времен Джанибека" в Трудах третьего Археолог, съезда. Киев. 1878. Г. Брун полемизирует против выше названной статьи Григорьева и поддерживает мнение о существовании двух Сараев: древнейшего, ближе к Каспийскому морю, около Селитряного городка, и позднейшего, на месте Царева. См. еще "Раскопки в Сарае" (т.е. в Цареве) два письма С. Попова в газете "Современ. Изв." за 1883 - 84 гг. На существование второго Сарая указывают и татарские монеты, на которых иногда стоит: "Старый Новый". Обильный материал для истории и этнографии Золотой Орды издан Тизенгаузеном: "Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды". Т. I. СПб. 1884. В предисловии любопытно указание на происхождение Золотоордынской истории Хаммера-Пургшталя из конкурса, объявленного Петерб. Академией Наук.
   ______________________
  
  

Xv. Александр Невский и Русь Северо-Восточная

Русские князья в Орде. - Тяжкие дани. - Судьба Ярослава. - Мученичество Михаила Черниговского. - Александр. - Невская победа. - Ледовое побоище. - Соперничество с братом Андреем. - Политика в отношении к татарам. - Новгородские смуты. - Татарские численники и сборщики даней. - Последнее путешествие в Золотую Орду и кончина Александра. - Установленный им характер татарской зависимости. - Распадение Чингисовой империи. - Мусульманство в Золотой Орде. - Братья и преемники Александра. - Раковорская битва. - Довмонт Псковский. - Договоры с Новгородом. - Междоусобия Александровых сыновей. - Князья Ростовские. - Митрополит Кирилл II и оставление Киева. - Рязань. - Положение Чернигово-Северской украйны. - Борьба новгородцев со шведами и псковичей - с немцами

   Суздальские и рязанские князья, уцелевшие от татарского меча, после Батыева нашествия снова заняли свои наследственные уделы и принялись вызывать жителей, укрывшихся в леса и дебри, очищать землю от гниющих трупов, возобновлять сожженные города и храмы.
   Старший Владимирский стол после гибели Георгия II наследовал следующий за ним брат Ярослав Всеволодович; младшим братьям (Святославу и Ивану) он отдал Суздаль и Стародуб-Клязьменский, а потомкам старшего своего брата Константина Всеволодовича оставил их наследственные волости: Ростов, Ярославль, Углич, Белоозеро. Но скоро русские князья узнали, что они уже утратили свою независимость и свободу распоряжаться собственной землей; что у них есть господин; что над Русью тяготело жестокое варварское иго. По возвращении из Венгрии, расположась станом на берегах Волги, Батый послал звать русских князей в Орду под угрозой лишения уделов и самой жизни. Страх, наведенный погромом, был еще так силен, что никто не думал о новом сопротивлении. Гордые, вольнолюбивые русские князья и бояре смиренно склонили свою выю под татарское ярмо. Ярослав Всеволодович показал пример: с некоторыми сыновьями и боярами он отправился в Орду в 1243 году. Батый был доволен его покорностью и утвердил за ним старейшинство между русскими князьями, признав его великим князем Киевским и Владимирским. Другие князья суздальские, равно рязанские и северские, тоже с боярами своими поспешили в Орду, чтобы выхлопотать ханские ярлыки, или грамоты, на владение своими наследственными уделами. Там, представляясь пред лицо хана, они подвергались тем же унизительным обрядам, о которых упоминает Плано Карпини, т.е. проходили между двух огней, кланялись идолам, становились на колена. Разумеется, князья должны были являться к своим владыкам с большими дарами, раздавать также подарки ханским женам, воеводам и чиновникам, которые вымогали эти подарки с великою жадностью.
   Вместе с утверждением князей в их наследственных волостях русский народ был обложен тяжелою данью; кроме того, подобно другим покоренным народам, он должен был выставлять вспомогательные дружины в татарских войнах. По словам русской летописи, татары, облагай данью, предварительно подвергали перечислению жителей, оставшихся после Батыева разгрома. То же подтверждает и Плано Карпини, который в бытность свою на востоке слышал, что от Гаюка и Батыя был послан какой-то сарацин (мусульманин) на Русь для сбора дани. Этот сборщик от каждого отца, имевшего троих сыновей, брал по одному из них; неженатых мужчин и незамужних женщин, равно и нищих, татарские чиновники уводили в Орду. Остальное население, перечислив "по их обычаю", приказали, чтобы каждый, малый и большой, даже младенец однодневный, бедный и богатый, давал дань по шкуре медведя, бобра, соболя, чернобурой лисицы и хорька. Кто не мог заплатить дани, того уводили в рабство. Россия, как страна бедная звонкой монетой и богатая мехами, была обложена именно меховою данью, излишек которой потом продавался купцам азиатским и европейским. То же самое делалось с русскими людьми, которых огромное количество было уводимо в татарскую неволю, о чем согласно свидетельствуют русские летописи и иноземные источники (Плано Карпини). И действительно, базары городов крымских и азовских наполнились русскими невольниками и невольницами. Там купцы, особенно приходившие из Венеции и Генуи, скупали молодежь и перепродавали ее в мусульманские страны, каковы: Малая Азия, Сирия, Египет, Северная Африка, Испания. Многие знатные фамилии двух названных итальянских республик приобрели свои богатства с помощью гнусной торговли христианским народом.
   Карпини сообщает также, что в покоренных землях ханы держат своих баскаков, или наместников, которые наблюдают за покорностью жителей, если же замечают противное, то призывают татар и подвергают страну новому разорению и убийствам; что не только татарские князья и наместники, но и всякий знатный татарин, приехав в покоренную землю, повелевает как государь. Баскаки действительно были поставлены почти во всех главных городах покоренной Руси; а в стольном Владимире жил "великий баскак" Владимирский.
   Отпуская русских князей в их земли, Батый обыкновенно удерживал у себя кого-либо из их родственников в виде заложников. Но так как он сам считался только наместником великого хана, то некоторых подчиненных владетелей отправлял от себя в главную Орду на поклон великому хану. Первым из русских князей был отправлен к Гаюку один из сыновей Ярослава по имени Константин. Но Гаюк, по-видимому, не удовольствовался тем и, отпустив сына, потребовал к себе отца. Великий князь вторично, с братьями и племянниками, должен был явиться к Батыю. Сей последний некоторых князей послал еще на поклон в другую орду, к своему сыну Сартаку; а самого Ярослава отправил в Каракорум к Гаюку.
   В сопровождении многих бояр и слуг, великий князь предпринял это трудное путешествие по азиатским бесприютным пустыням. При переходе по безводным степям туркестанским он потерял часть своих бояр и слуг, умерших от жажды. В главной Орде Ярославу, подобно другим владетелям и послам, пришлось долго жить, пока происходил великий курултай, занимавшийся избранием хана. Там он терпел много унижения и нужды. По словам Карпини, приставленные к нему и к другим вассальным владетелям татары обращались с ними высокомерно и сажали их ниже себя; впрочем, великому князю русскому оказывали некоторое предпочтение перед другими. Наконец после возведения на престол Гаюка Ярослав был отпущен домой. Но тут настала его кончина (1246). Карпини сообщает слух, что его отравила бывшая правительницею татарского царства Туракина, мать Гаюка. Она позвала его к себе и, как бы оказывая ему честь, потчевала из своих рук; а, возвратясь в ставку, он тотчас занемог и скончался на седьмой день. Ханша будто сделала это для того, чтобы совершенно завладеть русскою землею. Такой слух считается не совсем достоверным, потому что татары ничего не выиграли от смерти Ярослава. Но он не противоречит событиям. В обычае монгольских ханов было, при завоевании какой-либо земли, возможно более истребить в ней народу, чтобы ее обессилить, а также истребить тех правителей, которые даже при изъявлении покорности считались почему-либо опасными для татарского владычества. Русские летописи подтверждают известие об отраве, прибавляя, что великий князь был оклеветан перед ханом каким-то изменником Федором Яруновичем.
   Подобная кончина, постигшая Ярослава Всеволодовича на пять

Другие авторы
  • Чертков Владимир Григорьевич
  • Бекетова Елизавета Григорьевна
  • Калинина А. Н.
  • Род Эдуар
  • Малиновский Василий Федорович
  • Колбановский Арнольд
  • Барро Михаил Владиславович
  • Аксаков Константин Сергеевич
  • Майков Леонид Николаевич
  • Верхарн Эмиль
  • Другие произведения
  • Морозов Николай Александрович - Н. А. Морозов: Биографическая справка
  • Буслаев Федор Иванович - А. А. Танков. Воспоминания о Буслаеве
  • Франко Иван Яковлевич - Сожжение упырей в с. Нагуевичах в 1831 г.
  • Шиллер Иоганн Кристоф Фридрих - Лагерь Валленштейна
  • Плеханов Георгий Валентинович - Поземельная община и ее вероятное будущее
  • Бешенцов А. - По поводу рецензии
  • Тургенев Иван Сергеевич - А. А. фон Бретцель. Мои воспоминания о Достоевском и Тургеневе
  • Стромилов С. И. - Стихотворения
  • Немирович-Данченко Василий Иванович - В. Хмара. Возвращение
  • Бекетова Мария Андреевна - Из дневника
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
    Просмотров: 313 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа