Главная » Книги

Еврипид - Геракл, Страница 2

Еврипид - Геракл


1 2 3 4 5 6 7 8

lign="justify">  
  Несчастные, Эллада отвернулась
  
  
  От вас и Фивы, и ко мне, ко мне
  
  
  С надеждою вы взоры обратили?
  
   230 Иль вы не знаете, что я лишь звук
  
  
  Речей бессильных, только дряхлый старец?
  
  
  О, если б мне былую юность, длань
  
  
  Могучую, я б эти кудри Лику
  
  
  Своим мечом окрасил в красный цвет,
  
  
  Я за море копьем прогнал бы труса.
  
  
  
  
  Корифей
  
  
  Не будь вития, только честен будь,
  
  
  И к мыслям ты подыщешь выраженья.
  
  
  
  
   Лик
  
  
  Давай тягаться, старый! Ты меня
  
  
  Рази словами, я ж дойму вас делом.
  
  
  Эй, люди, марш! Одни на Геликон,
  
   240 Другие на Парнас и дровосекам
  
  
  Велите лесу натаскать сюда:
  
  
  Вкруг алтаря вы здесь костер сложите
  
  
  И всех, как есть, сожгите их живьем!
  
  
  Поймут небось, что в Фивах уж не мертвый
  
  
  Царит, а настоящий властный муж.
  
  
  
  
  (К хору.)
  
  
  Вы ж, старики, остерегайтесь: если
  
  
  По-прежнему вы станете со мной
  
  
  Здесь спорить, уж не Гераклидов жребий
  
   250 Придется вам оплакивать, а свой.
  
  
  Попомните: я - царь, а вы - мне слуги!
  
  
  
  
  Корифей
  
  
  Чего ж вы ждете, спарты? Или вы
  
  
  Забыли доблесть предков земнородных,
  
  
  Тех предков, что когда-то сам Арей
  
  
  Здесь вырастил, посеяв у дракона
  
  
  Из жадных десен вырванные зубы?
  
  
  Скорее все! Вверх посохи, что вам
  
  
  Опорой служат, и тирану череп
  
  
  Раскровените, чужестранцу, трусу
  
  
  Бесправному, что назвался царем
  
  
  И, нищий, завладел наследьем вашим!
  
  
  Не для тебя трудились мы, тиран.
  
   260 Иди разбойничать в свою отчизну!
  
  
  И знай, пока я жив, я не отдам
  
  
  Тебе убить детенышей Геракла.
  
  
  Не столь глубоко он лежит, детей
  
  
  Оставив, в мрачной пропасти подземной.
  
  
  Лишь доброе я видел от него,
  
  
  А ты, что разорил мое наследье,
  
  
  Мешаешь мне в тяжелую минуту
  
  
  Геракловым сиротам помогать.
  
  
  Увы, рука, зачем копья ты ищешь?
  
  
  Бессильна ты, и тщетен твой порыв.
  
  
  Терпи, старик, когда тиран кичливый
  
   270 Тебя рабом, ругаясь, назовет...
  
  
   О город! Ты раздорам и вражде
  
  
  Себя расхитить дал. Не то бы разве
  
  
  Мог овладеть тобой какой-то Лик?
  
  
  
  
  Мегара
  
  
  Благодарю вас, старцы, понимаю
  
  
  Ваш благородный гнев. Но для чего
  
  
  Из-за друзей погибших с властелином
  
  
  Вам ссориться? А ты, Амфитрион,
  
  
  Теперь послушай речь мою, разумно ль
  
   280 Я рассудила. Я люблю детей...
  
  
  И как же не любить рожденных в муках,
  
  
  Взлелеянных. Мне страшно умирать,
  
  
  Но только чернь безумно тратит силы
  
  
  В борьбе с непоправимым злом. Должны,
  
  
  Старик, мы умереть; но пусть не пламя
  
  
  Врагам на посмеянье нас пожрет.
  
  
  Позор нам было 6 тяжелее смерти
  
  
  Предчувствовать. Честь дома нам велит
  
  
  Быть смелыми. Твоя былая слава,
  
  
  Отец, трусливой смерти не допустит.
  
   290 А мой Геракл, чья доблесть всем разумным
  
  
  И без свидетелей ясна, - неужто
  
  
  Ты мог бы хоть на миг о нем подумать,
  
  
  Что жизнь детей он купит их позором?
  
  
  Нет, благородный не в одном себе,
  
  
  Он честь свою и в детях охраняет.
  
  
  Что до меня, отец, мне муж - закон.
  
  
  Теперь послушай, о твоих надеждах
  
  
  Что думает Мегара. На возврат
  
  
  Геракла ты надеешься? Да разве
  
  
  Ты слышал, чтобы мертвые вставали?
  
  
  Рассчитывать на милость Лика? Бредни!
  
  
  Вообще, в переговоры с мужиком
  
  
  Входить излишнее. Ведь только умных,
  
   300 Воспитанных покорностью ты тронешь;
  
  
  Одних толковых можно убедить.
  
  
  Изгнанье?.. Ох, я думала об этом,
  
  
  Да разве жизнь изгнанника не мука,
  
  
  Не нищета сплошная? Разве он
  
  
  У приютившего когда увидит
  
  
  Два дня подряд радушное лицо?..
  
  
  Итак, отец, нам остается смерти
  
  
  Смотреть в глаза. Ты с нами осужден
  
  
  И нас теперь не бросишь!.. Заклинаю
  
  
  Тебя твоею благородной кровью...
  
  
  Бороться с повелением богов -
  
  
  Какое жалкое, бесплодное боренье!
  
   310 Какая слепота! Да разве смертный
  
  
  Судьбы решенье изменил хоть раз?
  
  
  
  
  Корифей
  
  
  Когда бы силу прежнюю, Мегара,
  
  
  Моим рукам, пускай бы кто посмел
  
  
  Тебя хоть пальцем тронуть, а теперь
  
  
  Что я? Старик бессильный... Ты, Гераклов
  
  
  Отец, придумай, как нам поступать.
  
  
  
  
  Амфитрион
  
  
  О нет, Мегара! Нет, не ужас смерти,
  
  
  Не жажду жизни в сердце я носил:
  
  
  Детей, детей берег я для Геракла.
  
  
  Но если сохранить их я не в силах, -
  
  
  Эй ты, палач, где нож твой? Режь мне горло!
  
   (Оставляет алтарь. Мегара и дети за ним.)
  
  
  Царь! Мы к твоим услугам: если хочешь,
  
  
  Так заколи, не то зарежь, с высокой
  
   320 Скалы нас можешь сбросить. Об одной
  
  
  Молю я милости для матери несчастной
  
  
  И для себя: дозволь нам умереть,
  
  
  Не видя смерти этих бедных крошек.
  
  
  Избавь нас от жестокой пытки. Лик,
  
  
  Мученья смертные их видеть, слышать,
  
  
  Как, плача, нас зовут они на помощь...
  
  
  А остальное делай, как решил.
  
  
  Борьбы и слез от нас ты не увидишь.
  
  
  
  
  Мегара
  
  
  Лик! К этой милости, тебя молю,
  
  
  Прибавь еще одну. Пускай дворец
  
   330 По слову твоему для нас отворят:
  
  
  Мне бы хотелось сыновей Геракла
  
  
  Принарядить для смерти: пусть они
  
  
  Отцовское наследство хоть наденут.
  
  
  
  
   Лик
  
  
  На это я согласен и велю
  
  
  Вам отпереть дворец. Веди их в терем.
  
  
  Там, если хочешь, золотом увесь:
  
  
  Нарядов я для вас не пожалею.
  
  
  Когда ж на праздник тело уберешь,
  
  
  Я сам приду убрать его в могилу.
  (Уходит со стражей. Перед его уходом по его знаку отворяют дворец.)

    ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

  
  
   Те же, без Лика и стражи.
  
  
  
  
  Мегара
  
  
  Вставайте, дети, и в отцовский дом
  
  
  За горемычной матерью идите!
  
  
  Наш дом теперь он только по названью.
  
  
   (Уходит во дворец; дети за ней.)

    ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

  
  
  
   Амфитрион один.
  
  
  
  
  Амфитрион
  
  
  О Зевс! И это ты к моей жене
  
  
  Всходил на ложе, и отцом Геракла
  
   340 Тебя я звал - ты не был другом нам!
  
  
  Неужто ж олимпийца пристыдить
  
  
  Придется человеку! Амфитрион
  
  
  Не предавал врагам сирот Геракла,
  
  
  Как ты их предал, ты, верховный бог,
  
  
  Умеющий так ловко все препоны
  
  
  С пути к чужому ложу удалять.
  
  
  Друзьям в беде помочь не властны боги:
  
  
  Искусства не хватает или сердца.
  
  
  
  (Уходит во дворец.)

    ПЕРВЫЙ МУЗЫКАЛЬНЫЙ АНТРАКТ

  
  Строфа I
  По струнам цевницы златой
  
  
   350 Смычком Аполлон ударяет,
  
  
  
  И светлые песни сменяет
  
  
  
  Тоскливый напев гробовой.
  
  
   Я ж гимн погребальный Гераклу,
  
  
   Сошедшему в область Аида,
  
  
   Из крови ли мужа он вышел,
  
  
   Иль Зевсова кровь в его жилах,
  
  
   Невольно слагаю из песен
  
  
   Торжественно ярких и светлых...
  
  
   Пусть адскою тьмою покрыт он,
  
  
   Но доблесть над мертвым героем
  
  
   Сияет венцом лучезарным.
  
  
  
  В роще Кронида сначала
  
  
   360 Страшного льва удавил он,
  
  
  
  На плечи гордо накинув
  
  
  
  Шкуру его золотую,
  
  
  
  
  Пастью кровавой
  
  
  
  
  Светлые кудри
  
  
  
  
  Он увенчал.
   Антистрофа I
  И буйных кентавров стада,
  
  
  
  Что неслись по лесам и над кручей,
  
  
  
  Под стрелою Геракла летучей
  
  
  
  К земле прилегли навсегда.
  
  
   А видели это Пенея
  
  
   Вы, пенно-пучинные воды,
  
  
   Фессалии тучные нивы,
  
  
   Которые стали пустыней
  
  
   Под тяжким копытом кентавров,
  
  
  370 И вы, Пелионские выси,
  
  
   Ущелья Гомола, где сосен,
  
  
   Бывало, себе наломают
  
  
   Кентавры, в поля отправляясь.
  
  
  
  После с пятнистою шкурой
  
  
  
  Лань положил он стрелою,
  
  
  
  Что золотыми рогами
  
  
  
  Нивы Аркадии рыла;
  
  
  
  
  И Артемиде
  
  
  
  
  Эту добычу
  
  
  
  
  Он посвятил.
   Строфа II 380 Как были ужасны фракийские кони царя Диомеда,
  
  
   Узды они знать не хотели и рыскали в поле,
  
  
  
  Из челюстей жадных
  
  
  
  Куски человечьего мяса
  
  
  
  Торчали меж десен кровавых;
  
  
   Но мощной рукою узду им надел Гераклес.
  
  
  
  Потом, в колесницу запрягши,
  
  
  
  Заставил коней переплыть
  
  
   Он Гебра сребристо-пучинные воды.
  
  
   И, подвиг окончив, к царю Еврисфею привел их.
  
  
   390 А на прибрежье Анавра,
  
  
  
  Возле горы Пелионской,
  
  
  
  Меткой стрелой уложил он
  
  
  
  Зверское чудище - Кикна.
  
  
  
  
  Больше проезжих
  
  
  
  
  Хищник не будет
  
  
  
  
  Подстерегать.
   Антистрофа II На западной грани земельной есть сад, где
  
  
  
  
  
  
  
   поют геспериды.
  
  
   Там в зелени древа, склонившего тяжкие ветви,
  
  
  
  Плоды золотые
  
  
  
  Сверкают и прячутся в листьях;
  
  
  
  И, ствол обвивая, багровый
  
  
   То древо бессменно дракон сторожил;
  
  
   Убит он теперь Гераклесом,
  
  
   И с дерева сняты плоды.
  
  
  400 Герой в морские пучины спускался
  
  
   И веслам людей покорил непокорные волны.
  
  
  
  В горнем жилище Атланта,
  
  
  
  Где опустилося небо
  
  
  
  К лону земному, руками,
  
  
  
  С нечеловеческой силой,
  
  
  
  
  Купол звездистый
  
  
  
  
  Вместе с богами
  
  
  
  
  Он удержал.
  
  Строфа III Через бездну Евксина
  
  
   К берегам Меотиды,
  
  
  410 В многоводные степи,
  
  
   На полки амазонок
  
  
   Много витязей славных
  
  
  
  За собой он увлек.
  
  
   Там в безумной охоте
  
  
   Он у варварской девы,
  
  
   У Ареевой дщери,
  
  
   Златокованый пояс
  
  
  
  В поединке отбил:
  
  
   Средь сокровищ микенских
  
  
   Он висит и доселе.
  
  
  420
  Он гидре лернейской
  
  
   Ее неисчетные главы спалил,
  
  
  
  И ядом змеиным
  
  
   Он меткие стрелы свои напоил,
  
  
  Чтоб ими потом пастуха Гериона убить,
  
  
  Три мертвые тела урода на землю сложить.
   Антистрофа III Много было походов,
  
  
   И побед не исчислить.
  
  
   Но настала путина,
  
  
   Из которой возврата
  
  
   Не бывает для смертных,
  
  
  430
  В царство мрака и слез...
  
  
   А Харон уж на страже:
  
  
   Скоро он и малюток
  
  
   Увезет в ту обитель,
  
  
   Где ни бога, ни правды,
  
  
  
  Где без выхода дом.
  
  
   На тебя вся надежда,
  
  
   А тебя схоронили.
  
  
  
  Ты где, моя сила?
  
  
   С тобою, о бранный товарищ, вдвоем
  
  
  
  Мы верно б отбили
  
  
   Сегодня малюток Геракла копьем.
  
  
  Увы! Нашу юность далеко от нас унесло,
  
   440 А с нею и наше счастливое время прошло.

    ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

    ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

  Из дворца выходит Мегара; за ней еле идут испуганные дети в траурных
  
  
  
   покрывалах.
  
  
   Шествие замыкает Амфитрион.
  
  
  
  
  Корифей
  
  
  
   (пока они идут)
  
  
  Вот, вот они! Смотрите: из чертога
  
  
  Сюда выходят. Видишь, впереди
  
  
  Идет Мегара. Он любил так нежно
  
  
  Ее, покойный. За собой влечет
  
  
  Детей она; в покровах погребальных
  
  
  Малютки еле тянутся, идти
  
  
  Боятся и цепляются руками
  
  
  За складки пеплоса ее. А вот
  
  
  И он, старик отец. Прости, товарищ:
  
   450 Из старых глаз моих катятся слезы...
  
  
  
  
  Мегара
  
  
  Ну что же? Где наш жрец, и чья рука
  
  
  Должна поднять свой нож на эту жертву:
  
  
  Она готова; шествие печальное - кого,
  
  
  Кого тут нет: и старики, и дети,
  
  
  И матери... О дети, о родные.
  
  
  Нас разлучат сейчас. Зачем, зачем
  
  
  Я родила вас? Для кого растила?
  
  
  Кому, взрастивши, отдала? Врагам
  
  
  Вас бросила в забаву, в поруганье,
  
   460 На смерть позорную. А вы, мои мечты?
  
  
  Давно ли ваш отец, малютки, царство
  
  
  Свое делил вам, а теперь отца
  
  
  Уж нет. А мы?! Он говорил: "Ты старший
  
  
  И будешь в Аргосе царем; чертог
  
&n

Другие авторы
  • Брешко-Брешковская Екатерина Константиновна
  • Гиппиус Зинаида Николаевна
  • Д-Аннунцио Габриеле
  • Каратыгин Петр Андреевич
  • Элбакян Е. С.
  • Бестужев-Марлинский Александр Александрович
  • Ильин Сергей Андреевич
  • Урванцев Николай Николаевич
  • Петров Дмитрий Константинович
  • Мультатули
  • Другие произведения
  • Потемкин Григорий Александрович - Письмо князя Г.А. Потемкина-Таврического к митрополиту московскому Платону и ответ от него
  • Ильф Илья, Петров Евгений - Записные книжки (1925—1937)
  • Лейкин Николай Александрович - Китай и Португалия
  • Куприн Александр Иванович - В недрах земли
  • Щеголев Павел Елисеевич - Хомяков Алексей Степанович
  • Матюшкин Федор Федорович - Ю. В. Давыдов. Ф. Ф. Матюшкин
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Повести, изданные Александром Пушкиным
  • Чюмина Ольга Николаевна - Переводы
  • Маяковский Владимир Владимирович - Стихотворения (Вторая половина 1925 и 1926)
  • Розанов Василий Васильевич - В сочельник
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
    Просмотров: 309 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа