Главная » Книги

Добролюбов Александр Михайлович - Из Книги Невидимой, Страница 5

Добролюбов Александр Михайлович - Из Книги Невидимой


1 2 3 4 5 6 7 8

sp;   Вот к внутренней горнице все приближаются,
   Хлеб преломлен, все вкушают его,
   Вот льются невидимой крови потоки
   За все согрешенья небес и земли!
  
   О Боже, прими же, вот мое тело,
   Прими же, о Боже, и душу мою,
   Рад умереть я и духом за братьев,
   Но Ты не дозволишь мне умереть.
   Непостижимый, Бессмертный, Единый!
   Ты дал мне навеки обитанье пред лицом Твоим.
  
   Непостижимую дал Ты мне радость,
   Непостижимую даже душе,
   Ты воссиял мне сквозь окна темницы,
   Гаснут пред Словом земные слова.
  
  

IV

  
   Что за городами дальними
   После тех пустынь глубоких северных,
   Недоходя ведь гор лесистых,
   Я видел там речку древнюю и славную.
   Заросла талами, луговинами,
   Вся украшена равнинами поемными,
   Там проходят только страннички свободные,
   Беспокойные орлята неудержимые,
   Ветхому неподзаконные,
   Ничему и никому неподневольные.
   Там лучами даже тело озаряется,
   Там природа смерти побеждается,
   Власть могущества и чудо объявляются,
   Там свершается земное воскресение,
   Там и травушки как сестры оживляются,
   Там и камни духом и движеньем наполняются
   По дороге той идут друзья всемирные,
   Други Божьи - все радетели, все пожалевшие,
   Земли Русския что страдатели,
   Все постигшие, все простившие, все оправдавшие,
   Радостью младенчественной озаренные,
   Все печати с книги снявшие,
   Меч земной, любовь земную сокрушившие,
   Все богатства, раболепство и убийство, - все поправшие.
   В простоте Его веленья исполнявшие,
   В малом и в великом - как рабы, как дети исполнявшие.
  
  

V

  
   Часто, Господи, исполняя самое пустое дело по наружно-сти, вдруг в изумленьи останавливался весь дух мой - ведь Ты руководишь все это, ведь Ты как барахтающемуся младенцу помогаешь мне, вот-вот сейчас Ты направишь и этого другого человека так, чтоб изменить заблужденье мое чрез него, если я впал в заблужденье.
   Боже, из бездны, из пустоты, из ничего я сотворен, вызван к жизни. Это я знаю сам и Ты сочетался со мной. Даже когда я нарушал Твой завет и сломал Твой жезл расцветший, даже тогда Ты оставался в союзе со мной, Царь мой, Отец мой и Всемирный, Жених мой, Друг, Учитель! По истине Ты даже как Раб мой, великое уничиженье нес Ты всегда и несешь за меня, спускаешься в эту долину смертной тени, терзаешься, едва не погибаешь среди страны ужаса, во власть моего царя и товарища - Смерти я отдал Тебя. Странник Обходящий вселенную, я оттолкнул, незаметил Тебя, Тебя как презренного.
   Среди бездны и смерти обитаешь Ты ради меня. Однажды все мои члены, все подданные города моего подняли на Тебя мечи, а Ты, Ты молился за них.
   Ты пришел ко мне в страну моей матери, чтоб охра-нить меня от этой матери моей.
   Ты Мать моя, Старшая Сестра моя, Невеста моя, нет конца именам Твоим.
   И имя Твое едино и лицо Твое едино.
  

VI

  
   Простой в простой нищей одежд прихожу я к Тебе, Древнему Простому...
   Оставляю, оставляю свою волю! в этом, в этом воля моя, Господин! Оставляю заботу не о пище, не о завтрашнем дне, это я оставил давно, оставляю заботы печальные о праведности своей, о делах, словах, постах, молитвах своих. Сам не хочу, не хочу делать ничего, лучше Ты при-кажи. Долго погибал я от этих забот, но теперь небуду заботиться даже о друзьях моих. Сам Всевидящий пошли мне и скажи все дела, все слова и все чувства в сияньи Твоем Ты любишь неудержимой для меня любовью, врагов Своих Ты простил давно. Ведь Ты ведешь меня к друзьям моим, Господи?
  
  

VII

  
   Друг, сегодня Ты пришел - Ты Тихий Непобедимый Свет.
   Я стоял у дверей, и двери были открыты и я говорил о Тебе этому твердому израильтянину, в котором нет лукавства.
   Ты не покинул небес Своих, но два луча Твои быстро - быстрой неудержимой любовью, быстрой неудержимой любви ворвались в раскрытые двери мои. И музыкой и весной были исполнены эти лучи и шелестели как тысячи вешних листьев и неудержимо пронеслись и озарили всю тесную каморку мою и недвижно как убегающий источник протекали пред взором моим, как поток времени утекающий в бессмертную вечность.
   О Ты Скрытый и Явный, Недвижный и Неудержимый, прими сегодня обеты мои, дай мне видеть всегда реку Твою.
  
  

VIII

  
   Я остановился, остановил свое дело, остановил все мысли и желанья свои, чтоб положить пред Тобой всю жизнь мою с этого мига, чтоб отказаться и от самых прекрасных рек земли моей, чтоб склониться к неудержимой реке Твоей, Царство Света.
   Братья, я услышал звук, один только звук услышал я. И я усомнился, не схожу ли я по земному с ума, и звук исчез. Но прекрасные великие ангелы все еще стояли предо мной с улыбкой сиянья. Этот мгновенный звук был от много более многострунного инструмента, чем сердце человеческое.
   И так говорю я Тебе: "Свидетель Верный, Всемирный Истинный, Сам победи до конца, до конца победи все неверье мое. Ты знаешь, какого я рода, какие насмешливые сомненья царствуют по сейчас на этой земле, в каких оскорбительных гордостях возрождены эти народы."
   А братья ангелы сияли улыбкой и светом и крыльями даже в сомненьи моем.
  
  

IX

  
   Это было много лет тому, когда я еще был в силь-ной тьме, но свет и во тьме светит, он сильней тьмы - и в первом, истинно пророческом озареньи я воскликнул совсем нечистыми устами: Есть Неизбежимое. Не избежать. Не избежать Неизбежимого Света.
   Неизбежимые законы Мои, так говорит мне мой Бог, - слышишь? необходимые пути Мои предназначены тебе. Ты не можешь избежать необходимых законов видимого мира, а мой час неизбежно настал. Быстро, легко исполни его как необходимое веленье судьбы, ты уже видишь в грядущем, ясно видишь, что Я веду тебя к славе смиренных Моих, но если б даже не видел, не можешь непринять из руки Моей.
   Все, все - и малейшее и малейшие наружные дела и слова на каждый день, час и миг Я назначил тебе, если пой-дешь за Мной. Истинно малого нет. Прежде сотворенья всего видимого мира назначил Я все для смиренных моих. Смирись же сам.
   Свет, великий Свет!
   Как Я смирился, смирись. Я приближаюсь к тебе неза-метно без сиянья, чтоб ты не ослеп, великий грех твой вижу Я, едва не погибаю в странах смерти твоей.
  
  

X

  

Памятка - письмо брату по плоти пред его путешествием на войну.

1904 год.

  
   Жорж, вот тебе моя памятка на всю жизнь, на жизнь и смерть, на век и век.
   Как смею я - еще недавно отклонявшийся - учить кого бы то ни было? Но как раз всеми исканьями и великими отклоненьями слишком было изранено сердце мое и я вижу, что нет наставника. Я первый склонил бы колена и смиренно принял бы все из уст малейшего - только Им посланного. И вот я не вижу этого среди всех народов, то суеверья и буквы, то неверья и умаленья Его силы гасят сиянье Его. Разве это не игра Его именем, если вместе с истиной Его смешивают свою ложь фимиамов и букв? Если Он конец закона, значит они не ищут постоянно слышать Его, ходить по дорогам и приказаньям Его. Другие все еще полны бессознательной общей гордости всей земли и понимают Его то как сухое понятие, то как только природу, то как разум и совесть людей, во всяком случае, и эти обрезывают Его силу и неверят таинственному приближенью Его, неверят, что рано или поздно Он изменит весь мир. Нет, не по гордости, а искренно, я никогда не искал своего.
   Я тоже едва не уклонился с ними. Разве я не искал правды и обрядах, и в букве, и даже в неверующих? но истинно только по смиренью моему искал я у них, я не смел отвергать и бессловесной ослицы, не проговорит ли она. Не по гордости пришел я к тому, что нашел; кто этого непонимает, тот никогда не видел души моей. Не по гордости, а по смиренью были все мои заблужденья.
   Но теперь Он не велит мне ни гордости ни такого уничиженья последних годов, а достоинства сынов Божьих.
  
   Жорж, не о себе я говорю, но я хочу, чтоб ты никогда недошел до отчаянья, чтоб свет веры никогда не погас пред тобой даже на этих путях всей земли, что ты знал, что есть ищущие, чтоб ты не соблазнился на все прошлые отклоненья мои.
   Он открывается только не неверующему Ему.
   И пусть я погибну, но я буду искать Его даже до смерти, среди бездны и бездн. Но Он уже держит меня за правую руку мою, уже указал мне многие заповеди Свои - и малые и великие и малейшие и бесконечные. Спасенье Богу!
  
   Вот тебе моя памятка, Жорж - теперь, если примешь ее. Уединяйся каждый день, когда бываешь один, закрывай свои окна и двери и зови Его, Возлюбленного души твоей. Он - Свет, Супруг, Искупление... Если перестанешь заботиться и станешь спрашивать у Него о всем, Он будет тебе указывать все. Постоянно живи и ходи вместе с братьями, частниками царского пира. И камни и воды и растенья исполнены жизни, и ангелы постоянно окружают всех нас. Но еще более Он в малых детях Своих.
   Когда будешь охранять достоинство силы своей, будешь ни ненавидеть плоть ни покорять ее, но будешь господствовать над ней как над малым братом своим. И тогда только принесешь всем надежду, заключишь союз и с презрен-ными и с несчастными, с каждым камнем, проникнешь в сердце вещей.
   Не ходи духом по плоти, а заставь и плоть радостно ходить на путях духа.
   Ночью или днем если увидишь меня, знай, это я достиг до тебя; и не думай, что это мечтанье, потому что это даже главное всемогущество наше. Всегда будь чист и всегда будешь со всеми и всегда будешь ясно узнавать приходящих к тебе и всегда будешь достигать всех друзей и они будут радоваться тебе. Так приблизится преображенье вселенной, так увидят еще здесь все начало полного бессмертия...
  
  

XI

  
   К недоуменному устремимся уму.
   из песнопений древней
   греческой церкви.
  
   Я радуюсь в конце этого дня, потому что когда я иду медленно, я иду лучше, скорей. Кому подчиняюсь я, чтобы радоваться? Не разуму, не наружному разуму, не наружному орудию.
   Но я возрадовался сегодня, потому что уразумел сегодня как суетны эти разделенья души на разум, на любовь и волю. Одни мудрецы гордятся, ставят выше всего разум, другие ученые превозносят тайну, другие свободу и совесть. Это значит, что у них неполная любовь, неполный разум, неполное чувство. А истинная жизнь одна, разум этот недоразуменный, он и есть и тайна и любовь и свобода и дух, вечно-новая неудержимая река, исходящая от престола Бога и Агнца.
  
  

XII

  
   Итак нельзя пренебречь ни разумом ни умом ни рассудком ни совестью ни человеческой правдой ни плотью ни знаньем. Но тtм более нельзя пренебречь Его духом, зовом Его, любовью Его, Его разумом, животными неудер-жимыми реками Его.
   Одно время я думал, что могу итти без Него. И я пал. Потом я стал бояться работать и делать, я стал говорить: пусть Сам Он сработает за меня, потому что мне страшно надеяться на малейшее дело свое. И снова едва не упал я, малые слабости уже подымали главу свою.
   И тогда Ты сказал мне:
   Суровым сделай лицо свое, закрой от очей их и печаль и радость свою. Сын мой, свободный, ты воин! Ужели ты не хочешь бороться? Я такой породил твою силу, что даже без меня ты сильней всего мира, если помнишь Меня. По-тому что ты сын Мой. И в этом свобода твоя, этим ты Мне подобен.
   Отвергни не разум, не знанье, не плоть, а заблужденные дороги их.
  
  

XIII

  
   И подобно камням в венце
   Они воссияют тогда на земле Его
   из пророка 3ахарии
  
   И Ты показал мне, что Ты простил мне грехи мои. Снова ходил я в живой жизни Твоей. Дни мои - Ты их определил на венце главы Твоей, там же - среди бесконечности и простора и блеска проходили и освещали всю ночь друзья мои. И строили храм Твой.
   Ангелы мечами побеждали бездну, вызывали бездну к жизни, из ничего, из пустоты делали и вечно делают все.
  
  

XIV

  
   Он показал мне оружия и я усомнился. Господи, не самолюбие ли это? ведь этим победится весь мир. Не наслаждения ли это страна? я ведь должен не искать ничего. Я должен и хочу итти не ради награды.
   Но Он показал мне всю страну Свою, ввел меня в рощи Свои, и тогда я увидел, что тысячи вооруженных ждали, ждали, чтоб еще кто-нибудь помог им. Они хотели войти в страну вечной весны.
  
  

V

ИЗ ИССЛЕДОВАНИЙ

  
   Благ'слови нас, Отец Наш,
   на пути в селе стоять,
   В органец Божий играть,
   Души верных утешать,
   Ко царствию призывать,
   Показать дорожку праву.
   Ум Христов, други, найдем,
   Царство Божье не обойдем.
   из народных песен
  
  

1

  
   Братья, я хотел излагать слово о Боге подробно по частям и разделеньям вопросов как земные мудрецы, но Бог воспретил мне. Он не велит ни украшать ни пере-черкивать ни прибавлять ни убавлять ни зачеркивать ни переставлять ни лгать.
   Только там, где ошибется рука твоя, там можешь исправить.
   Будем жить в храме простом и говорит и делать только что от Него.
   Истинное богословие, богопознанье не наружной гордости откроется, не путями наук земных.
   Он запретил мне, запретил последние оплоты мои
  

2

О последнем огне.

  
   Тогда Саломия спросила Иисуса: "Когда насту-пит царство Божие?" Он отвечал ей: "Когда два будут одно и все будут как один человек, когда наружное будет как внутреннее и мужеский пол вместе с женским не будет ни мужеским ни женским." Тогда она сказала: "Значит хорошо, что я никого не родила?" Он отвечал ей: "Вкушайте от всех трав, но не от тех, в которых есть горечь."
   Отрывок, сохранившийся в послании Климента, мужа апостольского.
  
   Вот Я сделал последнее так, как первое.
   Оттуда же.
  
   Мы вышли с ним из селенья, мы оставили стариков рассуждать о том, что мы говорили, мы искали не слов.
   Мы шли, куда - незнали.
   И он спросил меня: "друг, одного я не могу понять в словах твоих - как же наступит это преображенье мира?
   И долго в молчаньи и быстро шли мы.
   Мы незаметно приблизились к стране Его, мы шли по полям Его.
   Кто-то приблизился к нам и подал нам невидимого вина.
   И я сказал ему: "брат, как же спрашиваешь ты про это? разве ты не видишь теперешнего?
   "разве ты не опьянел? разве ты так же явственно замеча-ешь все кругом как прежде? разве туман не окружает тебя?
   "Да, ты незамечаешь одежды вещей, радость твоя теперь, сильней даже плоти твоей.
   "Но теперь как раз ты заключил союз даже с каж-дой былинкой степей, ты проникаешь в сердце вещей.
   "С каждой тварью теперь ты заключаешь неизменный новый завет, ты заглянул в каждую тайную жизнь.
   "Так наступит преображенье мира. He будут замечать одежд, не будут терзаться об одеждах своих.
   "И только тогда украсятся и одежды твои."
   И опять мы шли и молчали.
   И я начал опять:
   "Брат, я расскажу тебе притчами. Я видел одного безумного.
   "Он здоровался и говорил с тенями, а не видел тел и людей.
   "Это древняя чистая притча, ребенок поймет ее.
   "Никто не видит духовного тела, одежду телом почитают они.
   "Когда выйдет внутренний человек в красоте своей? зачем звенят цепи его?
   "Еще скажу тебе - вот бесконечная драгоценная лестница.
   "Нижняя ступень ее из земли и почти незаметна она пред блистаньем бесконечного множества сверкающих сту-пеней. И так незаметна была она.
   "И вот они обезумели, стали играть с этим деревом и теперь стенают и ищут лучей, а сами ослепили глаза свои.
   "Тайну скажут тебе - она даже останется - эта нижняя ступень, но тогда незаметной как тень будет она и покорной. И озарится она, станет подобной сиянью зари.
   "Я скажу тебе, ночью тени сливаются в одну бесконечную тень.
   "Утром подымается солнышко. Смотри, какие длинные тени бегут на поля и даже на дальние рощи от спешащих рабочих людей.
   "Кто опьянен вином видимым, и тот забывает печали и заботы. Но что же будет тогда? В другой дворец войдет он.
   "И не притчи прекрасны, но слабы все притчи человеческие пред истинным испытаньем."
   И мы услышали звук серебрянной трубы.
   И я говорил
   "И сейчас уже труба призывает нас.
   "Которые встанут, исчезнут из глаз остальных."
   И прекрасная жена склонилась над нами с небес и налила нам полные чаши вина и всем тварям и мы пили вместе с былинками. Мы шли шатаясь как пьяные.
   Мы незнали, - куда зашли. Мы зашли в сердце равнины, в глубокую равнину степей.
   Не пора ли нам возвратиться? - сказал я товарищу: - но смотри! С этого дня ходи везде вместе со всеми.
   "Не выходи из церкви вселенской, когда будешь опять среди них, твердо стой среди братьев моих.
   "Вне церкви нет спасенья
   "Вот часть пророческая - пророчество нового завета, пророчество об окончательном преображении вселенной.
   "Все выше подымается солнце и все уменьшаются тени, так будет в последние дни.
   "Вспомни, что есть страны, где солнце становится на самом зените над самой макушкой, тогда тень истребится, уйдет вовсе под ноги.
   "Весь видимый мир подобен ветхому завещанию и вещественному обряду, все это только тень грядущего, а тело во Христе.
   "Училища пророческие откроются на обновляющейся земле, там будут учить всемогуществу.
   "Ясновиденьем проникнут чрез все вещественные стены, победят все вещество.
   "Живая часть не будет в презреньи у них, свободное пророчество наполнит уста и жен и младенцев."
   И опять мы шли и молчали.
   И опять говорил я, мы ровно плыли в океане степей.
   "Разве невидимый огонь не сильней видимого? разве не наш дух в грхопаденьи устроил весь заблужденный путь мира?
   "Разве не сгорит от огня любви этот мир смерти? и смерти не будет уже.
   "Истинно говорю тебе, не лгу: если возьмутся за руки как дети и все сразу устремятся к нелицемерному исполненью заповеди, Он придет и не умедлит. Так наступит преображенье вселенной."
  
  

3

О союзе со зверями.

  
   О союзе со зверями буду говорить я, братья. Медведи и волки обходили мой путь в лесах.
   Вспомните обычаи северных губерний, когда медведь начинает обижать скотину.
   Вся деревня собирается к берлоге, пастух, который во все время пастьбы не прикасается к женщине выступает к приготовленному котлу.
   Там соль и земля и уголь с золою из печки, но не в них сила заговора его.
   Громко читает он заговор, упрашивает лессового царя не обижать более скот - милый крестьянский живот.
   Он призывает на помощь святых, умоляет и медведя и горы открыть ему, где вчерашняя белонюшка:
   "Вы не скрали ли ю, пути не смутили ли, дорожки не скрыли ли?
   "Если вы скрыли, отдайте ю" - повторяет вся деревня - ребятишки, бабы и мужики.
   Говорят, после этих заговоров редко трогает медведь скотину, но разве сила в словах заговора?
   Он видит из берлоги своей, как мирны они, он видит, что великая беда пришла на них. Вместо гнева и ру-жей просьбу приносят они!
   Я расскажу вам еще один случай. Мы собирали грибы на башкирской земле в Уральских горах.
   Один из нас отдалился от нас и вдруг увидел змею, быстро и мирно проходила она путем своим, даже едва поглядела на него.
   Но рука человека - тоже змея, она ненавидит сестру свою.
   Камнями преследовал он ее, как пьяный оглушен был ненавистью своей.
   Три твердых раны получила она, и он видел последний ее взор, как за камнем скрылась она.
   Истинно это был взор сожаленья.
   В тот же день заболела рука его, он не мог собирать вместе с нами.
   Пустой бы осталась бочка его, если бы друзья не разделили с ним своего.
   И тогда он сказал: "Истинно познаю, Бог нелицеприятен. Во всяком народе мирный угоден Ему.
   "Ведь она проходила мимо не обижая меня, зачем ки-нулся я на нее?
   "Если бы она еще нападала на меня, но и тогда я мог бы умереть за заповеди Его, если я верую им.
   "Теперь познаю это слово, что и змея будет питаться пылью на горе Его и будет обитать на святой горе Его.
   "Дети будут играть со змеятами."
   Братья, считайте безумцем меня, я говорю просто то, что заключено в глубинах моих.
   Долго удерживался я из боязни вас, образованные, примите слова мои.
   Кто как я целые годы проходил в лесах, кто видел так жизнь степей без человека?
   Я пришел к вам послом от медведя, истинно хочет примириться он с вами. Когда первый нападал он на вас? не был ли он полон всегда уваженья?
   Если бы мир ваш был с ними, они ходили бы как псы около ваших жилищ.
   Нам ненужно бы было все ваше оружье против зверей, потому что медведи охранили бы вас.
   Львы убежали бы в пустыни, увидя их несметные полчища около наших домов.
   Все хищные звери умерли бы с голоду или изменили бы жизнь свою.
  

4

О первых воскресеньях.

  
   Мы не отделены от Единого, мы недалеки от Него. Мы дышим в Едином, в Нем мы существуем.
   Мы не должны беспокойно ждать божественного света, но ждать во внутренней тишине и приготовляться к его созерцанию - как глаз, устремленный на небосклон, ожидает подымающегося над морем солнца. Тогда как бы подымаемые потоком разума и увле-каемые растущей волной мы внезапно видим его с вершины ее. Но разум созерцает свет разума не вне себя, он скорее подобен глазу, который, не обращая внимания на внешний свет, внезапно поражается собственным светом. Даже сло-во "видение" не подходит в этом случае, это скорее отречение от себя, желание соприкосновения, одним словом желание слиться с тем, что созерцают в святилище. Душа видит Бога только тогда, когда исчезает пребывающий в ней разум, или верней сказать Его видит ее первобытный разум. Тогда душа и Бог составляют одно, двойственности более нет. Здесь на земле такой полной близости союза подражают любящие, стремящие слиться в одно существо.
   из Плотина.
  

ПЕРВЫЙ ОТРЫВОК.

  
   Ты сказал человеку: Ты создан свободным и Дыхание Жизни Моей Я вдунул в тебя и Мой дух есть в тебе, как невеста связан с духом твоим.
   Братья, иногда Он приближается к заключенной в нас части Своей, разрушает все цепи, все страданья ее. Музыку моря кто передаст на словах человеческих? даже великие реки ничтожны пред ней.
   Но ты низок еще, человек. Не жди океана, довольно пока и реки тебе. И даже Дух Божий, который в тебе, еще закрыт от тебя, потому что ты распинаешь Его. Весна расцветает на полянках, в лесах, в городе и даже на всякой ограде, под всяким простором земли и небес, но невидят ее глаза умирающего. Она словно мать окружает его, освеженным ветерком чрез окно утишает страданья его.
   Обратись сначала к тому, что совершенно твое. Он создал свободным тебя и дал тебе дух человеческий. Он может итти вместе с Духом Святым, но может итти и раздельно. Как ручей пред рекой так твой дух пред Распятым в тебе. А Он только часть всеединого, Он только река Всеединого Океана.
   Сначала исполнись стремленьем и озареньем в этом духе твоем, от вечера до утра ищи только тайны его. Тогда и Дух Божий будет другом твоим. Когда перестанешь Его распинать, воскреснет и Он. И только рекой можно выплыть к столице небес и земли и увидать красоту и покой океана.
  
  

ВТОРОЙ ОТРЫВОК.

  
   Нет конца воскресеньям в Боге.
   Первое воскресенье еще на земле - дух человеческий исцеляется, Невидимый Свет и надежда на помощь Его укрепляют в борьбе того человека. На этой ступени много значит борьба самого человека. Божья помощь тут постоянна, но она вся невидимая.
   Если он полагает бодрую ночь пред Бодрствующим и Святым, если побеждает и пищу и душу и мир и даже дух свой, открывается таинственная - сначала незаметная, но скоро ослепительная радость. Человек видит Того, Кого распинал, и Он воскресает и еще более укрепляется дух человека. Это воскресенье второе.
   Но есть еще третье. Нет конца воскресеньям. Насколько второе воскресенье ослепительнее первого, насколько Дух Божий, обитающий в человеке, всерадостней и свободней его человеческого, настолько всесильней последнее воскресенье и над воскресеньем Его в человеке. Там воскресала лишь часть Всеединого, обитающая в человеке, а тут приближается к человеку и истинно и таинственно весь сочетается с ним - Тот, Кто пребывает над миром.
   Он и над миром и в мире!
   Начните же с первой ступени, учитесь азбуке совести. Царями должны вы быть над всей жизнью, над плотью, даже над разумом и над всем миром душевным. Иначе не увидеть вам Царя царей.
  
  

5

О ПЛОТИ И ДУХЕ.

Отрывки из одного исследования.

  
   Радуясь начал он говорить: "радуйся и ты со мной, брат мой тело мое."
   из жизни Франциска Ассизского.
  
   Хвала Тебе, Господь, и за сестру нашу телесную смерть.
   От нее не спасется ни один живущий.
   Горе тому, кто ею в грехах смертных будет найден.
   Но блажен, кто всю жизнь творил благо и милость.
   Смерть не принесет ему ничего худого.
   из гимна брату солнцу Франциска Ассизского.
  
   Одежда великой жены есть праведность святых.
   из откровения Иоанна.
  
  

I

  
   И долго молчал я и все звуки замолкли и внимательно всматривался я среди тишины. И видел, как неудержимо вращались все капли крови во всех жилах моих по неизменным кругам своим. Музыку их подобную музыке звезд слышал я.
   И лестницу бесконечную видел я. И все члены мои, все малейшие части мои - каждая стояла на ступени своей. И на самом верху моей лестницы видел я, как возвышался над бездной бессмертный дух мой, немного робко, но по-стоянно и неизменно подымался он.
   Поэтому связаны вы со мной, сестра моя плоть и все члены мои, чтоб итти за движеньем его, чтоб одухотво-рился весь мир, чтоб дух получил другую живую одежду и вечно новую, которая будет всегда отражать движенья его.
  
  

II

  
   Тогда я говорил, тебе, плоть:
   Я хочу любить тебя, сестра, любовью нежной и могуще-ственной, хочу обнять тебя в благоволеньи, чтоб ты преобразилась в бессмертие.
   Змеиное все в тебе отвергаю, потому что я знаю - ангелом ты была. Как одежда лучами в драгоценных камнях ты сияла.
   Бедная бросаемая бурей, позабытая, с этого дня глаз мой на тебе, но не ради теперешнего униженья, не ради грехопадений твоих.
   Я хочу, чтоб твои окна были чище рубинов, а стены твои из сапфиров. Теперешние тяжелые вещественные шаги твои отвергаю.
   Одежда, невеста, жилище мое, ты земля моя мне обрученная. Не хочу я оставить тебя в теперешнем запустеньи твоем.
   Он вложил в меня бесконечное сожаленье к тебе.
  
  

III

Измененье тела в духе.

  
   И тело станет духом и весь видимый мир и даже камни воссияют как серафимы и будут торжествовать и жить и петь.
  
  
   Брак, брак с плотью объявил Он мне, когда я оставил все плотское. Он сказал мне: теперь ты безопасен, теперь можешь приблизиться к ней. Мечом преобрази весь видимый мир!
   Сестра моя, невеста безутешная, кто узнает тебя? Ты была быстрей молний среди рая Его, ты никогда не отсту-пала от меня, куда бы я ни пошел, над утесами бездны стояла и не падала.
   Рука об руку ты боролась в союзе со мной против бездны, из уст твоих я слышал песни подобные музыке моря, ты бодрствовала за меня во время отдыха моего.
   Землей, землей моей ты была. И Он велел мне возде-лывать и хранить твои горы, твою красоту.
   Теперь она не может подняться, пылью покрыты все члены ее, в недовольстве, в грязи лицо ее. Кто прибли-зится к ней, кто подымет ее, кто назовет ее невестой своей?
   Как стала мертвой неизменной в запустеньи своем живая неудержимая в жизни своей? Больная безумная она глотает пыль с дорог своих, называет это царством своим, заботится о пыли и тени своей!
   Все вещество станет духом!
  
  

6

Среди книг.

  
   Господи, благослови меня ходить спокойно, делать благо неторопясь, чтоб я не делал его только по видимости, чтоб незабывать мне душу блага.
   Суетные скорые мысли современных людей удали от меня, потому что я вижу речку Твою - спокойную, тихую.
   Господи, Ты знаешь меня, я вышел к людям, к их ученьям, к их книгам - только ради братьев моих - чтоб чужие оружия не победили смиренных братьев моих.
  
   Господи, благослови чтоб - меня не преткнуло это види-мое писанье, чтоб эта видимая книга не закрыла мне внутреннейшего озаренья Твоего и живого завета общения со всеми. Как малую часть разумею я все эти страницы, все науки, все книги земные - как свечу пред утренним блеском - пред Безконечной Свободной Невидимейшей Книгой Твоей.
   Дай мне чистое слово, чистое Дело, чистые мысли, молитву неизреченную. Сохрани меня в воздержаньи среди всех изысканных пищ, сохрани меня в бедности и в телесном труде, во всех заповедях Твоих - и малых и великих. Дай мне свидетельство, смиренье, мужество.
  
  

II

Среди знаний.

  
   Все тела, твердь, звезды, земля и все ее царства не стоят малейшего из духов, ибо он знает все это и самого себя; тело же не знает ничего. Все же тела всего мира и все духи с ними и все их создания и знанья не стоят малейшего движения милосердия - по-тому что оно принадлежит к гораздо более высшей ступени.
   из Паскаля.
  
   Мудрецы земли Фемона искали земного знания и все купцы наследователи мудрости приобретали только золото земли.
   из книги пророка Варуха.
  
  

1. Среди знаний.

  
   Я буду искать Его среди пустыни, не буду слушать изменнического молчанья бесконечности.
   "Я не слыхала о Нем" ответила мне пустыня. "Нет Его" - говорила мне смерть и животная молодость.
   Он откроется только на жертвенник чистоты и любви. Порази мечем Слова вечное молчанье пустыни.
   Весь день я проходил среди пустыни знаний, я всматри-вался во все песчинки ее. Тому же ужасу пустоты, той же всесокрушающей всеубивающей пустоте жизни подобна она.
   Она дочь матери своей, холодом превзошла она мать свою.
   Сколько трав среди этих пустынь, как дрожат над ними природные жители!
   Обгорелые желтые иссохшие травы, далеко им до лесов, по которым проходили ноги мои! Когда увидите вы другие, чудные страны?
   Им нечего делать в бесконечной пустыни своей, по-этому десять раз перебрасывали они с места на место вся-кую песчинку песков, поэтому учеными называются они.
   Братья, нет гордости в словах моих, но душа моя едва не умерла среди ваших знаний, среди необозримых разнообразных сведений в них.
   Я ужаснулся. Бездна - подобная вашей пустыни - расстилалась в душе моей. Львы поднимались из незаметных глазу оврагов и глядели с холмов на заходящее солнце.
   Я внимательно глядел на вас и вдруг оглянулся на душу мою. Она ранена и жалуется душа моя.
   Скольких младенцев загубили они!
   Печаль, братья, великая всемирная печаль о пустоте ваших знаний, о бесплодности их - она одна вошла в мое сердце и едва не умертвила всех пирующих во дворце моем с Возлюбленным моим.
   Братья, это была печаль как не об вас, а как об ужасном грехе души моей. Зачем глядел я на все эти страны, отвергавшие чудо и милость?
   Грубые жестокие наружные люди ступали в душу мою с искусной музыкой множества разнообразных музыкальных орудий и это называлось знаньями земли!
   Как братьев хотел я принимать всегда всех, в смиренье ждал

Другие авторы
  • Воскресенский Григорий Александрович
  • Чужак Николай Федорович
  • Кржижановский Сигизмунд Доминикович
  • Брешко-Брешковский Николай Николаевич
  • Чайковский Модест Ильич
  • Юрковский Федор Николаевич
  • Голлербах Эрих Федорович
  • Кречетов Федор Васильевич
  • Годлевский Сигизмунд Фердинандович
  • Сатин Николай Михайлович
  • Другие произведения
  • Свенцицкий Валентин Павлович - Общее положение России и задачи Добровольческой армии
  • Соловьев Сергей Михайлович - История России с древнейших времен. Том 6
  • Андреев Леонид Николаевич - Возврат
  • Ватсон Мария Валентиновна - Семен Яковлевич Надсон
  • Ершов Петр Павлович - Ершов П. П.: Биобиблиографическая справка
  • Арцыбашев Михаил Петрович - Братья Аримафейские
  • Клычков Сергей Антонович - Бова
  • Кондурушкин Степан Семенович - Узнал, узнал!
  • Писемский Алексей Феофилактович - Сочинения Н.В.Гоголя, найденные после его смерти
  • Вронченко Михаил Павлович - Н. А. Шостьин. Михаил Павлович Вронченко, военный геодезист и географ
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
    Просмотров: 235 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа