Главная » Книги

Белинский Виссарион Григорьевич - Москва. Три песни Владимира Филимонова

Белинский Виссарион Григорьевич - Москва. Три песни Владимира Филимонова


  

В.Г. Белинский

Москва. Три песни Владимира Филимонова

   В.Г. Белинский. Полное собрание сочинений в 13 томах. Том девятый
   Статьи и рецензии 1845-1846
   Издательство Академии Наук СССР, Москва, 1955
  
   15. Москва. Три песни Владимира Филимонова. Санкт-Петербург. 1845. В тип. Штаба Отдельного корпуса внутренней стражи. В 16-ю д. л., 75 стр.1
  
   В "Метеоре" г. Филимонов является поэтом в духе нашего времени: стишки его плохи, очень плохи, но видно, что они написаны в 1845 году от Р. Х. В Москве г. Филимонов является певцом в смысле воспевателя, в духе блаженной памяти классической эпохи нашей литературы.2 Впрочем, у него своя совершенно оригинальная манера петь и воспевать. Он посвятил прославлению Москвы три песни: первая заключает в себе жестокую, иногда довольно грязную брань на Москву; вторая песня поправляет ошибку первой и, не жалея груди, изо всех сил надувается в похвалах Москве. Третья песня - вывод из двух крайностей, общий дифирамб, нечто вроде хора, составленного из русских песенников. По логике г. Филимонова, это значит и хвалить и петь. Вот несколько образчиков его сатирической соли:
  
   Иной балованный москвич,
   Давно былых времян придворный,
   Встав в полдень, до ночи изволил ногти стричь,
   Чулок натягивал (на что?) узорный.
   Те звезды чванливо носили на плащах,
   В камзолах красных, в позументах,
   С раззолоченными ключами на спинах
   Ходили в огород; езжали в баню в лентах.
   . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
   Вот с длинным поездом, с конями заводными
   И с скороходами и с верховыми,
   С музыкой впереди и с певчими в конце,
   В мундире с шляпою плюмажной
   И с трубкою во рту, на борзом жеребце
   Великий муж, дородством важный,
   Днем в городе езжал с Тверской к Москве-реке,
   Как чванливый паша в своем пашалыке;
   А дома тешился престранною игрушкой:
   Он, сидя у ворот, прохожих бил хлопушкой;
   В пылу неистовых страстей,
   В гостиной, вкруг жены, за день перед родами,
   Водил все бешеных коней
   И хлопал по полу бичами.
   Жил молодец в дому большом;
   Тот слуг карнал карательною стрижкой,
   В замену их имян, дарованных с крестом,
   Зывал то "Фрыгой", то "Самцыжкой";
   Порой с углом на короля
   То Кузьку ставил, то Маврушу
   И на живую часто душу
   Выменивал борзого кобеля.
   Тогда как романтизм смеялся баснословью,
   Известен был один любезник-гастроном
   К Венерам в девичьей классической любовью
   И баснословным пиршеством.
   Богинь своих, в златых цепочках на диване,
   В цепях железных он порой сажал на стул;
   Зимою розгами их жарко парил в бане.
   Порой, когда в обед роскошливый Лукулл
   Венгерским смачивал во рту пирог воздушный
   Иль с жадностью глотал десятки вафлей вдруг,
   Творца их, повара, дирали на конюшне,
   "И дело!- говорил притом помещик вслух:-
   За битого всегда дают небитых двух".
   В домах иных господ столичных,
   Для челядинцев напоказ,
   Как утварь нужная, колодничий запас
   Развешен был в местах приличных...
   . . . . . . . . . . . . . . . . . .
   Задора на бегу, барышник-жмот (?) на конной,
   В серале крепостной султан,
   С гульными девками гуляка забубенный,
   Летит на бегуне. С бородкою буян,
   Вот в шляпе, без тульи, окутанный платочком,
   Под грязным фартуком, с рогоженным кулечком,
   Трусит русцой на длинных роспусках:
   В толкучем первый надувало,
   В харчевнях первый в плясунах,
   В Перовой первый запевало.3
  
   Но не довольно ли? А то, пожалуй, г. Филимонов отпустит что-нибудь и еще посильнее... Лучше полюбуемся образчиками его лирического пафоса:
  
   На Овражках, на Полянках,
   На Котлах и на Таганках,
   В Гребешках, на Куриьх Ножках
   Ты на санках, ты на дрожках,
   На качелях, на горах,
   Ты в Покровском на катанье,
   Ты в собранье, на гулянье
   Под Новинским, под Донской,
   Ты с блинами, ты с икрой,
   Ты с ботвиньей, ты со щами,
   С сбитнем, квасом всех родов,
   Ты с тверскими калачами,
   Первообраз городов!..
   От Рогожской до Миюской,
   От Крестовской до Калужской,
   Сила, торг, забава, пир,
   Город-царство, город-мир!..
   В свете равного нет края
   С нашей матушкой-Москвой,
   Как другого нет Китая,
   Нет Венеции другой!
  
   Вот это поэзия! Тут одна любовь, одно чувство: буйного разума нет ни следов, ни признака...
  

Примечания

  
   1. "Отеч. записки" 1845, т. XL, No 5 (ценз. разр. 30/IV), отд. VI, стр. 15-16. Без подписи.
   2. В альманахе "Метеор" (см. н. т., стр. 39) были помещены следующие стихотворения В. С. Филимонова: "Одна из семи песен, посвященных Кларе", "Жены! Невесты", "Поэту", "Июнь", "Н. А. Степанову. Ответ, "Кремль" и "Шимборазо".
   3. Курсив и вопрос "на что?", заключенный в скобки, принадлежит Белинскому.
  

Другие авторы
  • Кано Леопольдо
  • Собакин Михаил Григорьевич
  • Волошин Максимилиан Александрович
  • Поуп Александр
  • Бахтин Николай Николаевич
  • Анненкова Прасковья Егоровна
  • Российский Иван Николаевич
  • Беньян Джон
  • Койленский Иван Степанович
  • Аверкиев Дмитрий Васильевич
  • Другие произведения
  • Огарев Николай Платонович - Три мгновения
  • Мопассан Ги Де - В весенний вечер
  • Грибоедов Александр Сергеевич - Наброски и планы
  • Прутков Козьма Петрович - Предисловие и Письмо к неизвестному фельетонисту
  • Веселовский Александр Николаевич - Эпические повторения как хронологический момент
  • Панов Николай Андреевич - Под барабанный бой
  • Житков Борис Степанович - Николай Исаич Пушкин
  • Бунин Иван Алексеевич - Петлистые уши
  • Дмитриев Иван Иванович - Письма
  • Самарин Юрий Федорович - Замечания на заметки "Русского Вестника" по вопросу о народности в науке
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (10.11.2012)
    Просмотров: 458 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа