Главная » Книги

Островский Александр Николаевич - Женитьба Белугина

Островский Александр Николаевич - Женитьба Белугина


1 2 3

А.Н.Островский, Н.Я.Соловьев. Женитьба Белугина
Комедия в пяти действиях
ГИХЛ, Москва, 1959-1960 гг., Собрание сочинений в 10 тт., т.9, с. 152-230.
OCR & spellcheck: В. Соколов, апрель 2006
Оригинал здесь: Библиотека драматургии http://lib-drama.narod.ru/



ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Г а в р и л а  П а н т е л е и ч  Б е л у г и н, богатый купец, фабрикант, лет 55-ти; живет постоянно на фабрике, верстах в шестидесяти от Москвы, изредка приезжает в Москву к сыну.
Н а с т а с ь я  П е т р о в н а, жена его, полная женщина; одевается по-русски; темное шелковое платье, большой шелковый платок, голова повязана.
А н д р е й  Г а в р и л ы ч, их сын, лет 27-ми; одет современно, но с некоторым оттенком франтовства; живет постоянно в Москве, занимается делами отца и имеет свои обороты.
В а с и л и й  С ы р о м я т о в, молодой, богатый фабрикант, сосед старика Белугина по фабрикам, приятель Андрея; одет небрежно, панталоны в сапоги; немного щеголяет простонародностью в словах и манерах.
Т а н я, сестра Сыромятова, молодая девушка; одета богато.
Н и к о л а й  Е г о р о в и ч  А г и ш и н, человек без определенного положения, с ограниченными средствами; личность поизносившаяся, но еще интересная; по костюму и манерам джентльмен.
Н и н а  А л е к с а н д р о в н а  К а р м и н а, пожилая дама с расстроенными нервами.
Е л е н а  В а с и л ь е в н а, ее дочь, девушка немного за 20 лет в полном цвете красоты и здоровья; в манерах видна избалованность и привычка повелевать.
Ч е л о в е к  Карминых.
П р о х о р, слуга Андрея Белугина.



ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Приемная комната; в глубине входная дверь; по стенам тяжелые стулья хорошей, дорогой работы; по обе стороны,
ближе к авансцене, боковые двери; налево от актеров, подле двери, большое конторское бюро и высокий табурет;
направо, на стене, два фамильные портрета плохой, дешевой работы, в больших золоченых рамах; посредине большой
стол, покрытый дорогой, тяжелой салфеткой; на столе модная дамская шляпка и новая, приглаженная мужская шляпа.


ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Андрей Белугин (выходит из боковой двери слева и становится подле бюро), потом Агишин.


А н д р е й (с неудовольствием). Кто там еще?.. Эх!..

Из средней двери входит Агишин.

А, Николай Егорыч... мое почтенье... здравствуйте!.. (Подает руку.) Вернулся из Питера?..
А г и ш и н. Да, вчера... и вот заехал на тебя поглядеть, мой милый... Но, кажется, я не вовремя... так говори прямо... Я после могу!..
А н д р е й. Родители с фабрики приехали...
А г и ш и н. (указывая на шляпу). А это что?.. Этих вещей твои родители, я думаю, не носят, да и прародители не носили!..
А н д р е й. А это знакомые с ними вместе... тоже один фабрикант с сестрой...
А г и ш и н. Ну, я тебя не задержу... я на десять слов... Мне только нужны кой-какие сведения... Бывал ты без меня у Карминых?..
А н д р е й. Заезжал иногда...
А г и ш и н (с притворным участием). Ну, что ж, Андрюша, мой милый, как дела твои?..
А н д р е й (строго). Какие такие дела?
А г и ш и н. Ну, твое ухаживание, любовь, обожание, что ли?.. Кто ж тебя знает!.. Тронул ты ее сердце или уж совсем покорил?..
А н д р е й. Это уж мое дело! Ты разговоры эти лучше предоставь!..
А г и ш и н (с улыбкой). Не предоставь, а оставь! Ты хочешь сказать: оставь? Тут есть небольшая разница.
А н д р е й. Ну, там оставь или предоставь - это все одно... а только я тебя прошу, чтоб этих разговоров не было, потому я не люблю!..
А г и ш и н. А, вон оно куда пошло!
А н д р е й. Да, потому что над чем я сам не шучу, над тем и другим не позволю!..
А г и ш и н. Значит: это - святыня... к которой прикасаться нельзя?..
А н д р е й. Ну, да уж как хочешь, так и понимай!..
А г и ш и н. Как они поживают? здоровы?
А н д р е й. Ничего, слава богу!..
А г и ш и н. Ты когда у них был в последний раз?
А н д р е й. Вчера.
А г и ш и н. А когда опять собираешься? Сегодня, я думаю!
А н д р е й. Мудреного нет, что и сегодня!..
А г и ш и н. Ежедневно, значит...
А н д р е й. А хотя бы и так, хоть бы на дню пять раз. У тебя, что ли, позволенья мне спрашивать?..
А г и ш и н. Да что ты сердишься? Для меня совсем не лишнее знать твои намерения в этом деле. Ведь и я тоже живой человек, и я могу чувствовать красоту Елены. Ты имеешь ли это в виду?..
А н д р е й. Ну, так что ж? Торговаться ты, что ль, хочешь, отступного, просишь?
А г и ш и н. Нет, за что брать отступное! Да ты и не дашь: шансы у нас неравны. Где уж мне соперничать с тобою! И если ты...
А н д р е й. Да... если я!.. Потом что ж будет?
А г и ш и н. Зачем же я буду мешать тебе без всякой пользы для себя? Умнее и честнее с моей стороны отступиться; будем действовать заодно!
А н д р е й. Да что за заговоры, что за стачка!.. Это дело чистое.
А г и ш и н. Ну, как знаешь... Вот что: коли ты приедешь сегодня раньше меня, так не говори, что меня видел.
А н д р е й (с досадой). А какая мне надобность разговаривать про тебя!..
А г и ш и н. А если и спросят, так, сделай милость, скажи, что не видал: мне хочется сюрпризом явиться!..
А н д р е й. Да ладно... что об этом толковать-то! (С улыбкою.) Сюрприз! Какой же это сюрприз? По-нашему, привезти из Питера подарок тысячи в три - вот это сюрприз!
А г и ш и н. Ишь у тебя замашки-то какие! Вот и поди соперничай с тобой! Нет, видно, вашему брату без бою уступать нужно!.. (Подавая руку.) Ну, я тебя задерживать не хочу... Поручения твои я исполнил, об этом после... До свиданья, сегодня вечером! Поди к своим гостям, занимай их... (Уходит.)


ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Андрей (один).

А н д р е й. Занимать гостей... Вот пытка-то!.. (Смотрит в дверь направо.) Прощай, Таня!.. Какую я сейчас с тобою подлость сделаю, так, кажется, убить меня... убить!.. Думал: будем век с тобою друг на друга радоваться!.. Ведь вон она сидит: такая веселая, смеется чему-то, лицо такое доброе... и не ожидает! Злодей я, злодей!.. Да что ж делать-то, коли другая взяла за сердце, да и вырвала его?.. От своей судьбы не уйдешь!.. И стал я ничем, ничем не лучше всякого разбойника и всякого бесчестного!..

Садится к столу и опускает голову на руки; входит Сыромятов.


ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Андрей и Сыромятов.

С ы р о м я т о в. Что ты ушел от нас? Аль куревом занимаешься, не хотел чадить при гостях?..
А н д р е й. Нет.
С ы р о м я т о в. Так что ж с тобой... Уж здоров ли ты?..
А н д р е й. Ничего, здоров!.. (Как бы про себя.) А еще людей браним, людей судим, а сами хуже, может быть, тех, что...
С ы р о м я т о в. Ты уж, я вижу, заговариваться стал... Да что ты, рехнулся, что ли, в самом деле?.. Ты лучше за доктором пошли.
А н д р е й. Не вылечит меня никакой доктор! (Встает.) Изменник я своему слову и, значит, бесчестный человек!
С ы р о м я т о в. Да ты в загадки-то не играй!..
А н д р е й. А вот, брат Вася, и разгадка всему этому: полюбил я твою сестру, и по рукам мы ударили - так ведь?..
С ы р о м я т о в. Так, не перетакивать стать!..
А н д р е й. А теперь не могу!.. Простите вы меня... простите!..
С ы р о м я т о в. Да ты полно шутить-то... не к месту!
А н д р е й (горячо). Да я и не шучу... С чего ты взял, что я шучу?. не до шуток мне!..
С ы р о м я т о в. Однако суприз важный!..
А н д р е й. Ну, да вот хоть убей, я не скрываюсь. Ты думаешь, легко мне... легко мне будет твоей сестре в глаза взглянуть?..
С ы р о м я т о в. Гм... история, братец ты мой!.. По-приятельски, удружил!.. Ты знаешь ли, как это, по-нашему, по-русски, называется?.. Ведь этот твой пассаж для сестры и для всей нашей фамилии бесчестье и мараль!.. Ты подумал ли об этом?
А н д р е й. Без тебя все это я давно знаю. Да что ж мне делать, коль я другую полюбил!.. Рассказать тебе вдруг мои чувства - я не могу... да и слов таких не знаю... а вот возьми ты разорви грудь мою, да и погляди сам, что там делается!.. Вот не уйдешь никуда от этого... не спрячешься... Судьба, одно слово - судьба!..
С ы р о м я т о в. Стало быть, богаче или лучше невесту нашел?
А н д р е й. Да не то, Вася, совсем не то!..
С ы р о м я т о в. А коли не то, так какие ж с твоей стороны оправдания?.. Как же ты, братец ты мой... хорошего семейства девушка и по нашей стороне, можно сказать, первая невеста по капиталу и по всему... какие ж у тебя резоны, что ты позоришь ее для какой-нибудь?..
А н д р е й. (грозя пальцем). Шшш... осторожно!.. не заикайся!..
С ы р о м я т о в (зло). Не заикаться?.. Не приказываете?.. Но, однако, между прочим, интересно знать этот самый сюжет!..
А н д р е й. Что тут знать?.. Красота - ума помраченье! вот и знай!..
С ы р о м я т о в. А из каких они будут?..
А н д р е й. Да из каких бы то ни было!.. Ну, просто сказать: семейство хорошее... живет девушка, барышня с маменькой, живут, признаться тебе, небогато... Познакомил меня с ними Агишин... Но только уж насчет образования... ума!..
С ы р о м я т о в. С романсами, значит? Вот как!..
А н д р е й. Сразу может погубить человека... за один взгляд, за одну улыбку куда хочешь и на что хочешь готов!.. Ах, Вася, такая это красота, такая красота!..
С ы р о м я т о в. Нас никаким товаром не удивишь... знавали мы и атласных, и бархатных.
А н д р е й. Не то, говорю тебе, не то!..
С ы р о м я т о в. Значит, уж самых высших сортов!..
А н д р е й. Да что тебе говорить!.. Ты таких и не видывал!.. и не знал никогда.
С ы р о м я т о в. Познакомь, так увидим... не ударим лицом в грязь... обращение понимаем... Можем карманом тряхнуть; чай, сам знаешь, мы цыганкам за песни по триста рублей бросали!..
А н д р е й (с гневом). Оставь... оставь... я тебя честью прошу!.. Эти твои слова глупые... и больше ничего!..
С ы р о м я т о в. Какое дело, такие и слова... глупое дело, так и слова глупые, потому серьезного я тут ничего не вижу!..
А н д р е й. Нет, уж так-то серьезно, что хоть в петлю полезай... Прежде-то я бывал у них не часто... так, думал, для времяпровождения, а теперь каждый день тянет, хоть взглянуть только!.. А она... она-то как будто шутит надо мной: то задумается, да так глядит, так глядит!., а мне так подошло... ну, прямо тебе скажу: не жить без нее... хоть руки на себя накладывай!.. Либо она... либо...
С ы р о м я т о в. А коли так круто пришло, так что ж ты зеваешь-то, голова?.. Приглашай кататься хоть сегодня... ямскую тройку с набором... маменьку ублаготворить, а с дочкой, как потемнее станет... куда-нибудь подальше!
А н д р е й. (хватая его за плечи). Не будь ты Василий Сыромятов, задушил бы тебя за эти слова!..
С ы р о м я т о в (отстраняясь). Не горячо ли будет!.. Остыньте маленько!..
А н д р е й. Это семейство честное, благородное, и любовь моя честная, и дело, коли бог даст, будет честное.
С ы р о м я т о в. Честное! А с нами твое дело честное? Стало быть, мы хуже других, с нами можно все... дескать, не взыщут, таковские... Нет, ты ошибся, и у нас тоже своя амбиция есть, да еще побольше, чем у других прочих... за себя постоять можем!..
А н д р е й. Ну, мсти; ну, делай что хочешь, я не бегу, не прячусь, я сам отдаюсь... А что ее обидеть или чувства мои душевные трогать, я никому... отцу родному не позволю!
С ы р о м я т о в. Вот тебе сказ короткий: не будь ты мне друг, все одно что брат, я б с тобою жив не расстался; уж то ли, се ли, а по крайности расстрамил бы тебя на весь свет!.. А теперь хоть и обидно, а больше-то мне тебя жалко! Оплели!.. Да и что ж не оплести, коли сам в петлю лезет... затянуть только покрепче!..
А н д р е й. Нет, Вася, нет, я сам!..
С ы р о м я т о в. Ты одурел, так и не видишь; а у меня разум при себе... хоть ты мне образ сними, все-таки скажу, что ловушка!.. Да и все то же скажут, кого ни спроси!..
А н д р е й. Вася, последняя у меня просьба к тебе...
С ы р о м я т о в. Что еще?
А н д р е й. Пошли ко мне сестру на минутку!
С ы р о м я т о в. Для чего это? Она теперь тебе чужая!..
А н д р е й. Надо сказать ей...
С ы р о м я т о в. Скажем и без тебя!
А н д р е й. Уж все-таки честней самому...
С ы р о м я т о в. Амбиция не велит, вот что я тебе скажу!..
А н д р е й. Да ведь не на радость себе я ее видеть хочу, а на муку!.. Перед ней виноват, ей и виниться должен... простить - где уж!.. А хоть и бранить будет, все же в глаза, все легче!.. А может, и пожалеет... у нее душа добрая!..
С ы р о м я т о в. На минуту, пожалуй, а потом и прощай, брат Андрей, прощай!.. Мы ведь тужить долго не будем: у нас женихи и сейчас готовы... Такие невесты не засиживаются!.. (Уходит.)


ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Андрей (один).

А н д р е й. Ведь вот только десять слов сказать, там и легче будет, как гора с плеч свалится; да как их эти слова-то, выговоришь?.. Готовы они, на губах вертятся, а изнутри-то совесть как огнем жжет!.. (Салится к столу и снимает с пальца кольцо.) Уж решено, кончено, обдумано, а точно что живое отрываю от себя!.. Да и та мысль в голову лезет.., не отдать бы мне своего счастья с этим кольцом!..

Входит Таня.


ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Андрей и Таня.

Т а н я (тихо и доверчиво). А?.. что?.. Что тебе?..
А н д р е й. Присядь на минуточку...

Таня садится к столу.

Ежели теперь человек своего слова не оправдывает, так не всегда же это от подлости, потому другой раз сам в себе не волен!..
Т а н я. Да про что ты?..
А н д р е й. Ежели человек не в себе..,
Т а н я. Разлюбил, что ли?..
А н д р е й. Конечно, уж мне против тебя оправдания нет...
Т а н я. Я уж давно угадываю... давно ждала!
А н д р е й. Я кругом виноват пред тобою!..
Т а н я. Ну, что же? что я могу? Ведь насильно любить не заставишь?
А н д р е й. Ну так вот об чем я тебя прошу... (Машинально подвигает кольцо к Тане, она отталкивает кольцо рукой.) Позабудь ты меня!
Т а н я (со слезами). Забуду я тебя или нет - тебе что? Тебе одно, чтобы помехи не было... Ты, может, боишься? Так напрасно!..
А н д р е й. Чего мне бояться?.. Я тебя знаю... твою душу...
Т а н я. Коли ты лучше меня нашел, как тебя удержишь?.. Уж мы завсегда такие несчастные!..
А н д р е й. Нет, ежели ты сердиться или бранить так уж ты брани меня одного, а ее, Таня, не проклинай!..
Т а н я. Да и тебя бранить что пользы? Бог с тобой!..
А н д р е й (со слезами). Так прощаешь? прощаешь?..
Т а н я. Что ж мне тебе сказать? Обидно мне, горько мне!.. Да ты сам-то уж не плачь - это мое дело! Что ж тебе сказать? Ну... бог с тобой!., вот одно... что ж еще?..
А н д р е й. Ну, спасибо тебе, спасибо!.. Ангельская ты душа - вот что!., а я... ну, прощай!.. (Быстро уходит в дверь направо.)


ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

Таня, потом Сыромятов.

Т а н я (вслед Андрею, качая головой). "Ангельская душа"! На языке-то у тебя мед, а под языком-то лед!.. Говорит: не брани ее, - а кого ж мне бранить-то, как не ее? Она мое счастье-то отняла.

Входит Сыромятов.

Кто она такая, скажи ты мне?
С ы р о м я т о в. Ну как же! Очень нужно тебе знать!.. Наблюдай свою амбицию... амбицию наблюдай!.. Смеяться тебе надо ему в глаза, а не плакать...
Т а н я. Не шутка ведь это... не засмеешься... ведь я любила его!..
С ы р о м я т о в. Любила, так и плачь себе дома, а при людях ронять себя нам нейдет! Надо так из себя доказывать, что люди за нами гоняются, а мы ни за кем не погонимся!.. Сбирайся... пойдем!..
Т а н я. Да уж пойдем, чего дожидать?.. (Надевает шляпку.)
С ы р о м я т о в. Высоко, брат Андрей, заносишься, но, однако, не ошибись! как бы голова не закружилась!.. Дерево-то по себе рубят, чтоб под силу было!..

Входят Настасья Петровна и Гаврила Пантелеич.


ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ

Сыромятов, Таня, Настасья Петровна и Гаврила Пантелеич.

Н а с т а с ь я  П е т р о в н а. Батюшки, что это?! Куда вы поднялись?
С ы р о м я т о в. Завсегда так бывает-с, что гости посидят, посидят, да и пойдут!..
Г а в р и л а  П а н т е л е и ч. И вправду, куда вы? Не гоним, кажется...
С ы р о м я т о в. Покуда не гонят... а ждать этого самого не желаем!.. (Раскланиваясь.) Гаврила Пантелеич, Настасья Петровна, чувствительно вами благодарны за вашу ласку... на угощенье много довольны!.. Ну и, кажется, при всем том мы увидимся не скоро...
Г а в р и л а  П а н т е л е и ч (взглянув на жену). Настасья?..
Н а с т а с ь я  П е т р о в н а. Не придумаю, что за оказия такая!..
Г а в р и л а  П а н т е л е и ч. Да ты не комедию ль ломаешь?..
С ы р о м я т о в. Наша комедия сейчас кончается, а будет у вас своя, новая... так и ожидайте... Прощенья просим!..
Т а н я. Прощайте!

Уходят.


ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ

Гаврила Пантелеич и Настасья Петровна.

Г а в р и л а  П а н т е л е и ч (помолчав). Настасья, говори, что у нас такое?..
Н а с т а с ь я  П е т р о в н а. Не знаю, Гаврила Пантелеич, не придумаю!..
Г а в р и л а  П а н т е л е и ч. Да что ж, черт возьми, затмение на нас нашло, что ли?.. Где Андрей?
Н а с т а с ь я  П е т р о в н а. Не знаю, батюшка Гаврила Пантелеич!..
Г а в р и л а  П а н т е л е и ч. Кто белены-то объелся: мы или они?.. Я, кажется, ничего, в полном разуме, не бросаюсь по стенам и вижу всех как есть... Ты кусаться не стала ли?
Н а с т а с ь я  П е т р о в н а. Да и я в здравом рассудке. С чего мне?
Г а в р и л а  П а н т е л е и ч. Говори, выкладывай! Прячешь что-нибудь... от вас ведь сыры-боры возгораются!..
Н а с т а с ь я  П е т р о в н а. Не греши, Гаврила Пантелеич! Я, видит бог, ничем не причинна... и сама с мыслями не сберусь, откуда взялось такое!..

Входит Андрей.


ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ

Те же и Андрей.

А н д р е й. Батюшка, и вы, матушка, должен я вам открыть свою душу, и уж судите меня, как вам бог на сердце пошлет!..
Г а в р и л а  П а н т е л е и ч. Ну вот, постой, что такое?..
Н а с т а с ь я  П е т р о в н а. Ох, оборвалось сердечко-то, оборвалось!
А н д р е й. Сыромятова Таня - моя невеста; мы по любви сошлись и с вашего благословения, но только теперь мои чувства совсем другие...
Г а в р и л а  П а н т е л е и ч (про себя). Вот у кого горячка-то, вот оно что!..
А н д р е й. Теперь мои чувства совсем другие, которые даже невозможно преодолеть...
Н а с т а с ь я  П е т р о в н а. Что ты, бог с тобой, что ты?.. Опомнись!..
Г а в р и л а  П а н т е л е и ч. Парня лечить надо, а мы с тобой смотрим!.. На ногах человек, с виду-то как и быть следует, а какой бред у него!..
А н д р е й. Ежели вы считаете, что эти мои слова - бред, так уж этот бред мне на всю жизнь... с ним мне и умирать надо!.. А я считаю, что я в полном разуме даже прошу вашего родительского благословенья!..
Н а с т а с ь я  П е т р о в н а. А как же Таня-то?.. Нешто можно.?.. Что ты, что ты?..
А н д р е й. С Таней у меня объяснение было... я ей о всем по душе открылся... Сколько я теперь за Таню страдаю, да, может, и вперед буду страдать - это только грудь моя знает... Но дело это промеж нас кончено, нарушено, и повороту нет-с!

Гаврила Пантелеич, пощипывая бороду, косится на сына.

Н а с т а с ь я  П е т р о в н а. Ах, срам какой!., и откуда это... каким ветром нанесло?.. (С любопытством.) Андрюша, кто ж она такая? где нашел? из каких?..
А н д р е й. Семейство хорошее, честное-с, состояние средственное, сирота, родитель помер... живет с маменькой... и такое мое к ней чувство!..
Н а с т а с ь я  П е т р о в н а. Ах, ай, ай!., ах, беда какая, беда какая!..
Г а в р и л а  П а н т е л е и ч. Полоумная!.. Вас обоих вместе на цепь-то посадить!.. Тут видимое дело: человека надо скорей водой... ушата два вылить, а она его расспрашивает... бобы с ним разводит!..
А н д р е й. Вся ваша воля... но я не в горячке, не сумасшедший... я в памяти...
Г а в р и л а  П а н т е л е и ч. Да когда ж эдакие одержимые сами понимают, что они с ума сошли!.. Их и уговаривать нечего... а просто вязать...
А н д р е й. Не сумасшедший я, очень даже далеко от этого.
Г а в р и л а  П а н т е л е и ч. А коли так, разговор У нас с тобой короткий будет: выкинь ты сейчас все это из головы - и брось!.. Невеста у тебя есть, и другой не будет. А этих твоих променадов я и знать не хочу, ты бы стыдился про них и говорить родителям!.. А чтоб поскорей конец всему этому сделать - на будущей неделе у нас свадьба будет! Вот тебе и сказ!
А н д р е й. Там уж как вам угодно, а только той свадьбе не бывать-с!
Г а в р и л а  П а н т е л е и ч. Как так? воле родительской противиться, закон попирать!.. или уж нынче власть родительская ничего не значит?..
А н д р е й. Я вам завсегда покорялся и завсегда буду покоряться; а это не такое дело-с: это дело сердечное Если у вас есть власть приказать моему сердцу разлюбить, так я сам прошу вас, прикажите!.. Коли оно вас послушает, я очень рад буду.
Г а в р и л а  П а н т е л е и ч. Да я твоего сердца и знать-то не хочу! Сердце!.. ишь что выдумал!.. Нешто так родителям отвечают?.. (Жене.) Говори ты с ним, образумь его... а мне вас и видеть-то противно!.. (Махнув руками, уходит.)


ЯВЛЕНИЕ ДЕСЯТОЕ

Андрей и Настасья Петровна.

Н а с т а с ь я  П е т р о в н а (садясь к столу). Ах, Андрюша, что ты затеял?..
А н д р е й (садясь с другой стороны). Маменька, да коли счастье мое, коли жизнь моя от того зависит, так не мешайте хоть вы-то!..
Н а с т а с ь я  П е т р о в н а. А Таня-то... какая девушка... какая жена-то была бы тебе!
А н д р е й. Значит: не судьба! Что ж делать-то!
Н а с т а с ь я  П е т р о в н а. А эту-то ты знаешь ли? Какой характер у нее? да еще будет ли любить-то тебя?.. (Скороговоркой.) А как зовут-то ее?..
А н д р е й. Еленой.
Н а с т а с ь я  П е т р о в н а. Что ж? ничего, имя хорошее! да подумай, Андрюша, дело большое, вековое!..
А н д р е й. Да уж думано и передумано!.. Я сегодня хочу ехать руки просить...
Н а с т а с ь я  П е т р о в н а. Сегодня! ах, батюшки!
А н д р е й. И если будет от нее согласие, так поверьте, что счастливей меня вы человека в мире не найдете! Хотите вы моего счастия?..
Н а с т а с ь я  П е т р о в н а. Ну, буди воля господня!.

Входит Гаврила Пантелеич. Настасья Петровна и Андрей встают.


ЯВЛЕНИЕ ОДИННАДЦАТОЕ

Те же и Гаврила Пантелеич.

Г а в р и л а  П а н т е л е и ч. Ну, урезонила хоть малость?
Н а с т а с ь я  П е т р о в н а. Да уж видно, Гаврила Пантелеич...
Г а в р и л а  П а н т е л е и ч. Что видно?.. Что видно - я ничего покамест не вижу...
Н а с т а с ь я  П е т р о в н а. Видно, что кому на роду написано, так уж... нынче хочет ехать руки просить...
Г а в р и л а  П а н т е л е и ч. Руки просить? Что ж нам теперь, родителям-то, как быть?.. Что делать нам подобает, на его безумие глядя?..
Н а с т а с ь я  П е т р о в н а. Не знаю, батюшка Гаврила Пантелеич!..
Г а в р и л а  П а н т е л е и ч. Не знаешь? так я тебя научу! Вот первое: не умела ты своим бабьим, сорочьим языком вразумить свое детище, так прикуси твой язык - и молчать тебе навеки!..
Н а с т а с ь я  П е т р о в н а. Слушаю, Гаврила Пантелеич!
Г а в р и л а  П а н т е л е и ч. И не единого чтоб слова!
Н а с т а с ь я  П е т р о в н а. Молчу, молчу!..
Г а в р и л а  П а н т е л е и ч. А второе...
Н а с т а с ь я  П е т р о в н а. Что второе-то?..
Г а в р и л а  П а н т е л е и ч. Второе-то: бери икону...

Андрей покорно опускает голову.

Н а с т а с ь я  П е т р о в н а. Ах, батюшка Гаврила Пантелеич! Ах, Андрюша, родной!..
Г а в р и л а  П а н т е л е и ч. Будь над ним господне и наше благословение!.. Пущай по крайности, коли он будет после плакаться, так на себя... а не на нас!.. Давай икону!..



ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

Гостиная в квартире Карминой. Небольшая комната, небогато, но чисто меблированная; в глубине
отворенная дверь в залу; направо, в углу, боковая дверь; на левой стороне два окна.


ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Елена, одна, сидит в кресле и перелистывает книгу, потом кладет книгу на стол и подходит к окну.

Е л е н а. Какая тоска невыносимая! Ни дела, ни места не найду. Дни идут, тянутся, какие-то мертвые, как будто жизнь моя остановилась! Хотел вернуться через две недели, а вот уж скоро два месяца, как его нет! Где он пропадает? Как разлука развивает и укрепляет страсть!.. Пока он был подле меня, я не замечала, как сильна привязанность; я не замечала, что он мне необходим!.. Но ведь мы и воздуха не замечаем кругом себя, а между тем без нею жить нельзя - дышать нечем! Но что же он? Зачем он медлит? Робость в нем предполагать нельзя... то в его словах страстность, то холодность и самое обыкновенное дешевое благоразумие! Или это расчет, тактика?.. Столько времени мы знакомы, и он для меня все-таки остается загадкой!.. Надо его вызвать, заставить объясниться!.. Да, нужно кончить это мучительное для меня недоразумение... (Смотрит в окно.) Ах, милый Андрюша Белугин!.. Вот это душа простая... ха, ха, ха! И что-то в руках держит! А какой у него рысак... вот прокатиться бы!.. (Садится к столу и берет книгу.)

Входит Андрей Белугин, во фраке, в руках большой букет.


ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Елена и Андрей Белугин.

Е л е н а (шутя). И без доклада?..
А н д р е й (сконфузясь). Виноват-с!.. я... вот какое невежество!
Е л е н а (смеется). Ну, да беда небольшая! (Встает и подает руку.) Здравствуйте!
А н д р е й. Ваше здоровье, Елена Васильевна?
Е л е н а. Как нельзя лучше! (Указывая на цветы.) А это что такое?
А н д р е й (подавая цветы). Позвольте вам поднести, Елена Васильевна!
Е л е н а. Что вам за фантазия пришла?
А н д р е й. Так, желательно было-с... Не откажите принять...
Е л е н а (берет). Merci!.. прелесть какой букет! (Садится и нюхает.) Где вы достали?
А н д р е й. Да помилуйте... да где угодно-с! Нешто редкость какая!
Е л е н а. Да, конечно, для вас все не редкость... садитесь же!
А н д р е й. Нет-с, ни сидеть... ни стоять!., а бежать бы куда-нибудь без оглядки!..
Е л е н а. Вот странное настроение! Вы не знаете, Агишин... он не приехал еще из Петербурга?..
А н д р е й. Нет-с... Что мне?., я не знаю-с...
Е л е н а. Ну, а с вами что такое случилось?..
А н д р е й. Так, вдруг-с... такое расположение бывает, что все мысли перепутаны и точно в тумане!..
Е л е н а. А можно спросить о причине? "Так вдруг"... Да ведь от чего-нибудь это нашло на вас!
А н д р е й. Пущай же цветы вам это скажут-с!
Е л е н а. Цветы? они молчат... только хорошо пахнут... свежие!
А н д р е й. Нет-с... они говорят...
Е л е н а. Очень тихо, значит... я не слышу!..
А н д р е й. Они говорят-с, говорят про любовь того человека, который, может, самый несчастный!..
Е л е н а. Не понимаю!..
А н д р е й. И нельзя вам понять-с: у вас все будто как шутка, вы все смеетесь... но вам шутить можно, а мне нельзя-с: пришло то самое время, когда надо эту шутку кончить!..
Е л е н а. Ах, говорите ясней!..
А н д р е й. Елена Васильевна, всего два слова: моя любовь - не шутка... не шутка-с: тут вся моя жизнь в ней-с! Елена Васильевна, у меня все решено-с, и теперь я вашей руки прошу-с... Отвечайте мне, Елена Васильевна... прямо от души... и прошу вас сию минуту-с... ждать мне, по моим чувствам, никак невозможно-с! (Смотрит в окно.)

Елена наклоняется к букету.

Е л е н а (как бы про себя). Вот неожиданность!
А н д р е й. Ежели я сказал глупость, оскорбил вас, так прямо и говорите... и больше вы меня не увидите!..
Е л е н а (помолчав). А давно вам это в голову пришло?
А н д р е й. А с той самой минуты, как я вас увидел-с! У меня была и невеста, но это дело я покончил; теперь только ваш ответ-с...
Е л е н а. Но вы зависимы... вы принадлежите своему кругу... у вас свой особый мир, а я выросла и образовалась совершенно в другой сфере; у меня свои привычки, вкусы, стремления, и переделаться я не могу!
А н д р е й. Зависимости у меня нет-с: я имею собственный капитал от бабушки и живу совсем отдельно от родителей; а в отношении того, что вы говорите, я принадлежу чему-то... так этого нет-с... а я буду принадлежать только той особе... кого я люблю-с!..
Е л е н а. Но послушайте... у меня дурной характер: я капризна, иногда просто зла и никому и ничего не уступаю, если вздумают меня стеснять. И мало ли какие мне могут прийти фантазии: вдруг мне все надоест... я захочу себе свободы... полной свободы...
А н д р е й. Ну и что же-с?.. и все это как вам угодно-с, я на все готов... Мне ничего не нужно-с... окромя... ну, чтобы вы, чтобы я мог назвать вас-с!..

Елена задумчиво нагибается к цветам и вдруг громко смеется.

Е л е н а. Простите, я совсем о другом: мне пришла голову одна такая смешная вещь!..
А н д р е й (со вздохом) Да-с, я так и понимаю, что не ко мне, потому смеяться теперь надо мною... грех! Уже это надо совсем никакой души не иметь!..
Е л е н а. Нет, право же нет! я не такая дурная! а, право, совсем другое мне пришло... Ну, хорошо! Дайте мне одной немного подумать, и я скажу вам!., а вы ступайте, ну, прокатитесь... Чрез час вы узнаете!..
А н д р е й. Только как мне этот час долог покажется!..
Е л е н а. А вы съездите в кондитерскую, привезите мне конфект... вот вы и не увидите, как время пройдет!.. Да не будьте так серьезны... я не люблю серьезных!..
А н д р е й. Так до свиданья-с! Со всем трепетом!.. (Идет.)
Е л е н а (провожая его до двери). Ах, без трепета, пожалуйста.

Андрей уходит.

Е л е н а. Ха, ха, ха! Я купчиха Белугина! Ха, ха, ха... пышная, разряженная, с своим Андреем Гаврилычем рядом, в роскошной коляске, на рысаках... Ха, ха, ха... молодые Белугины!.. Помните Элен Кармину? это она! Ха, ха, ха... И разговоры... злые насмешки, из-под которых так и сквозит зависть!.. Вот новость, вот событие!..

Входит Нина Александровна.


ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Елена и Нина Александровна.

Н и н а  А л е к с а н д р о в н а (заметя цветы). Какой букет! Кто это?..
Е л е н а. Жених!
Н и н а  А л е к с а н д р о в н а. Что ты говоришь! Какой жених?..
Е л е н а (смеется). Право, мама!..
Н и н а  А л е к с а н д р о в н а. Лена, что тебе за охота мучить меня?
Е л е н а. Andre Beloughin сделал сейчас мне предложение.
Н и н а  А л е к с а н д р о в н а. Лена, неужели? да нет, ты шутишь?!
Е л е н а. Не веришь? Ха, ха, ха.., что ж тут удивительного?
Н и н а  А л е к с а н д р о в н а. Ну конечно ты шутишь, и больше ничего!
Е л е н а. Нет, нисколько! Я - невеста, мамаша... я приняла предложение.
Н и н а  А л е к с а н д р о в н а. Лена, перестань; пожалей мои нервы.
Е л е н а. Поверь же наконец! (Обнимает мать.) Мама, а разве плохо жить на свете купчихе Белугиной?
Н и н а  А л е к с а н д р о в н а. Да, может быть, ей и очень хорошо жить, но ты - не купчиха Белугина, ты не должна была, ты не могла принять этого предложения!., фи!..
Е л е н а. Ну, разумеется, я не пойду за него ни за что на свете! Но позвольте же мне хоть помечтать о богатстве и посмеяться... Этого смеха, мама, нам надолго хватит. (Уходит.)
Н и н а  А л е к с а н д р о в н а. Какие, право, нынче эти люди смелые стали! Ну, как это возможно!..

Входит Агишин.


ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Нина Александровна и Агишин.

Н и н а  А л е к с а н д р о в н а. Ах, Николай Егорыч! Ах, как неожиданно! Ну, слава богу! А уж мы надумались о вас... здравствуйте, здравствуйте, наконец-то! Ну, как вы съездили, благополучно?
А г и ш и н. Очень благополучно. Как ваше здоровье?
Н и н а  А л е к с а н д р о в н а. Да все нервы, по обыкновению... решительно покоя не дают!
А г и ш и н. Здоровье Елены Васильевны?
Н и н а  А л е к с а н д р о в н а. Она у меня цветет! А я, поверите ли, вот увидала вас вдруг, ну, и вся как разбитая! Да садитесь же!
А г и ш и н (садясь.) Нехорошо, Нина Александровна.
Н и н а  А л е к с а н д р о в н а. Да уж что хорошего...
А г и ш и н. А знаете ли вы, отчего это у вас? от дурного воспитания.
Н и н а  А л е к с а н д р о в н а. Ах, что вы, что вы!., мое воспитание было отличное!
А г и ш и н. Нет, дурное, сентиментальное: излишнее развитие возвышенных чувств в ущерб рассудку, страстные порывы к идеальному. А так как в жизни-то все реальное, идеального ничего нет - вот и пойдут разочарования, расстройство нервов; да этого еще мало: семейные драмы, разбитые жизни! Вот где источник-то мигреней, Нина Александровна, в возвышенных чувствах!..
Н и н а  А л е к с а н д р о в н а. Вас послушай только, так вы наскажете!
А г и ш и н. Если б в девушках развивали побольше рассудок и трезвый взгляд на вещи, так поверьте, что они были бы счастливее и уж наверное здоровее!
Н и н а  А л е к с а н д р о в н а. Со мною-то вы что хотите говорите, только уж дочери, пожалуйста, этих мыслей...
А г и ш и н. Нина Александровна, если вы желаете счастья Елене Васильевне, так учите ее брать от жизни только то, что она дает, и не мечтать об идеалах.
Н и н а  А л е к с а н д р о в н а. Как привяжется мигрень! Да вот Лена идет, а я уж, извините, отдохну пойду. (Уходит.)

Входит Елена.


ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Агишин и Елена.

Е л е н а. Боже! вы здесь, а я и не знаю, маменька и не скажет!
А г и ш и н (горячее рукопожатие). Да, я давно уже..
Е л е н а. Когда вы из Петербурга?
А г и ш и н. Вчера утром.
Е л е н а. Как же вы смели так долго не являться?
А г и ш и н. Не притворяйтесь строгою; ведь я не поверю, чтобы мое отсутствие было очень заметно для вас.
Е л е н а. Нет, в самом деле, я ужасно хандрила все это время, не с кем слова сказать! Что вы там делали?
А г и ш и н. У меня умерла там какая-то тетушка... Что-то оставила, нужно было получить... но, к моему сожалению, вышло очень немного!..
Е л е н а. Я думала, что вы где-нибудь за океаном!
А г и ш и н. Как здоровье ваше?
Е л е н а. Я говорю вам, что хандрю!
А г и ш и н. Без причины?
Е л е н а. Я сама не знаю, что со мною... тоска, чем-то недовольна, куда-то рвусь!
А г и ш и н. Полнота, избыток сил! Вы, как роскошная весенняя природа, которая после ясной погоды вдруг хмуриться начинает; нужна гроза, хоть небольшая, чтобы разрядить накопившееся электричество.
Е л е н а. Вы думаете?
А г и ш и н. Ах, что мой Андрюша? бывает он у вас?
Е л е н а. Очень часто... он смешит... он меня ужасно смешит!
А г и ш и н. Влюблен, я думаю, да еще как влюблен! Не то, что мы!..
Е л е н а. А как же?
А г и ш и н. А как влюбляются люди необразованные: от всей души, то есть от всей своей первобытной дикости! А кстати, как вы смотрите на него?
Е л е н а. Он - ничего, так себе, русский молодец... кажется, добрый и нежный человек. Я ведь сужу его по его же словам; он мне всю свою душу открывает.
А г и ш и н. Да-с, и вот этот Андрюша - миллионер: по завещанию бабушки имеет свой огромный капитал, да к тому ж еще единственное и любимое чадо у своих богатых родителей. А какая нежность, какая деликатность чувств! Явление замечательное в настоящее время.
Е л е н а. Я его не разберу - что он: глуп или юн еще очень?
А г и ш и н. Пороху он, конечно, не выдумает, а поразовьется, так будет человек как следует, для домашнего обихода, разумеется! Вообще, этот Андрюша - драгоценность; он очень удобен.
Е л е н а. Для кого?
А г и ш и н. Для жены, для женщины, которая сумеет понять, как дорога, при полном довольстве, полная свобода и независимость! Благоразумная девушка едва ли оттолкнет его!
Е л е н а. Знаете ли, ведь он, голубчик, влюблен в меня без ума, без памяти!
А г и ш и н. Иначе и быть не могло! Если его страсть шла crescendo, она должна дойти до геркулесовых столбов. С первого раза, как он увидал вас, так и обомлел!
Е л е н а. Ну, так я вам еще новость скажу: он сделал мне предложение сегодня, не более получаса тому назад...
А г и ш и н. Браво, Андрюша, браво! Что же вы ему?
Е л е н а. Я от хохота говорить не могла.
А г и ш и н. Каков Андрюша? Молодец, право молодец!..
Е л е н а. Вообразите, перед вами купчиха Белугина! Ха, ха, ха!
А г и ш и н. Я в этом ничего не нахожу смешного; да я думаю, и всякий тоже, кто желает вам добра. Но с чем же он ушел от вас?
Е л е н а. Ему сказано, что подумают, как обыкновенно говорят в таких случаях. Но довольно об этом! Расскажите что-нибудь о себе: что вы там видели в Петербурге? там, говорят, очень много хорошеньких женщин... там у вас есть и знакомые; помните, вы говорили о каких-то двух дамах, которыми вы интересовались?
А г и ш и н. Видел и их; но одна из них непомерно толстеет, много спит и начинает очень сладко поглядывать на своего супруга, а другая худеет до невозможности...
Е л е н а. Значит, вам было не очень весело?..
А г и ш и н. За кого ж вы меня принимаете? Неужели вы думаете, что у меня в жизни, кроме забавы, ничего нет? что я порхаю, как мотылек, и ни в груди, ни в голове не таю, не берегу ничего серьезного?
Е л е н а. Я ведь вас не знаю, я сужу по вашим же словам.
А г и ш и н. Да я и не спорю с вами; прежде, может быть, я и был таков, но не теперь!
Е л е н а. А теперь что же?
А г и ш и н. В эту поездку я убедился, что у меня на душе что-то неладно! Поверите ли, я в первый раз в жизни мучительно ощутил чье-то отсутствие и страдал! Чувство странное, тревожное... Передо мной носился, меня преследовал женский образ; он занял мой мозг, всю мою душу!..
Е л е н а. Но позвольте спросить, кто же она: женщина или девушка!
А г и ш и н. Она? да, она - девушка...
Е л е н а. Так ведь она может быть вашей!..
А г и ш и н. Боже мой! да смею ли я, нищий, нищий, мечтать о таком счастье! Что я могу? Втиснуть ее в жалкую, будничную рамку жизни, сделать женой, нянькой, экономкой и загубить, загубить созданье, в котором все прелестно, все изящно, все музыка... и переселить ее в кухню!.. Да и я, я сам, люблю изящество во всем! Я сам артист! Обладание обожаемой женщиной я не могу себе иначе и представить, как в роскошной обстановке, как...
Е л е н а. (тихо). Продолжайте...
А г и ш и н. Ах! есть голубой Неаполитанский залив, есть Сорренто... Там голубые небеса И фиолетовые горы. Там жизнь, там рай; недаром Италию так любят поэты...
Е л е н а. Значит, у вас надежды нет?
А г и ш и н. Надежда? Какая во мне надежда!.. Во мне - бешенство! Я готов на все, на всякие жертвы, чтобы только вырвать эту страсть из души! Но уже невозможно, уж поздно!.. (Молчание.) Одну, одну мечту могу еще я лелеять в душе своей...
Е л е н а. (почти шепотом). Какую, какую?
А г и ш и н. Пусть она принадлежит другому!
Е л е н а. (как уколотая). Ай!..
А г и ш и н. Да, пусть она принадлежит другому, но пусть она оставит в душе своей хоть маленький уголок, где бы я, страдалец, мог найти для себя отдых, примирение с жизнью, освежение! Эта интрига потребует от нее, конечно, маленькой борьбы с предрассудком, маленькой сделки с своей совестью...
Е л е н а. Но если сделка с совестью, так уж это не маленький уголок!
А г и ш и н. Но и эта мечта моя разлетается, как дым! Нет, она еще слишком идеальна; для нее обыкновенная житейская история, которую мы видим на каждом шагу, может показаться чем-то ужасным, чудовищным; самая сладость, изящество утонченного наслаждения может ей показаться даже преступным... ей представятся фурии, эвмениды, которые будут преследовать ее до конца жизни!..
Е л е н а. Но кто же она?
А г и ш и н. И вы спрашиваете? вы не знаете? Неужели вы ждете от меня, чтобы я назвал по имени! Нужно ли?
Е л е н а. Нет, не нужно!..
А г и ш и н. И вот чтобы заморить, задушить эту страсть, я еду в провинцию, поступлю где-нибудь на службу, куда-нибудь подальше!
Е л е н а. И надолго?
А г и ш и н. На два, на три года, почем я знаю? пока уляжется все, успокоится в душе, пока овладею собой!.. Однако прощайте! Вам нужно подумать над роковым для человека ответом, ведь и Андрей - тоже человек!.. А мне... у меня горит голова, мне нужен воздух!
Е л е н а. (решительно). Приезжайте сегодня, приезжайте! Я вас прошу, я вам приказываю!
А г и ш и н. Хорошо; если вам угодно, заеду; я сделаю один визит неподалеку. До свиданья! (Подает руку Елене.) Какая рука... какое теплое, энергическое пожатие! Не бегайте от счастия... бросьте предрассудки, берите от жизни все, что она может дать вам!.. Не бегайте от счастия!.. (Уходит.)
Е л е н а. Ой, как сердце бьется! Что за день для меня! И сейчас приедет Андрей... (Молчание.) Значит, сделка с совестью?.. Так, что ли? Ах! (Садится.) Но что ж это со мной? Я в первый раз в жизни как будто начинаю двоиться. Я сильна и смела, я готова на эту обольстительную сделку с совестью; но и совесть вступает в свои права, я ощущаю в себе нравственное падение и немножко презираю себя!.. Но ведь это слабость, слабость! Он называет это слабостью; он, единственный авторитет для меня, он... называл это слабостью! Так это слабость и есть! Нет, решено! кончено, надо брать от жизни то, что она дает... а то после жалеть, плакать будешь!.. Ах, как неясно, как темно все в голове! Ну, так пускаться... а там уж что выйдет, решит сама жизнь!..

Входит Нина Александровна.


ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

Елена и Нина Александровна.

Н и н а  А л е к с а н д р о в н а. Лена, ну что же ты... ты только все смеялась?! Нужно же ему ответ какой-нибудь дать?
Е л е н а, Мама... я иду... иду за него,
Н и н а  А л е к с а н д р о в н а. Лена, боже!., что ты!.
Е л е н а. Что же, мама... это для меня партия хорошая. Чего ж ждать-то? Мы живем на последнее, изо дня в день, а впереди нам грозит нищета. Ни к физическому, ни к умственному труду я не способна - я не так выросла, не так воспитана. (Со слезами.) Я хочу жить, мама, жить, наслаждаться! Так лучше ведь идти за Андрюшу, чем весь свой век сидеть в бедном угле с бессильной злобой на людей.
Н и н а  А л е к с а н д р о в н а. Не наша сфера, мои друг; их дикая жизнь, дикие нравы... Что заговорят!
Е л е н а. Да что нам за дело до разговоров? Будем без предрассудков! Зато жизнь можно устроить, как хочется, средств будет много!
Н и н а  А л е к с а н д р о в н а. Можешь ли ты хоть когда-нибудь полюбить его?
Е л е н а. Я, мама, постараюсь привыкнуть к нему!
Н и н а  А л е к с а н д р о в н а. (со слезами). Лена, Лена! И ты решаешься! Твой ум, красота - и кому?..
Е л е н а (обнимает и целует мать). Что ты, мама! Не плачь! Да теперь-то мой ум и красота и найдут себе место! Посмотри, как я заживу богато, а сколько у меня будет блестящих поклонников! Какой выбор будет!..
Н и н а  А л е к с а н д р о в н а. Я могу только молиться, горячо молиться за твое счастье!..
Е л е н а. Ну, полно же, мама, прочь эти слезы!..
Н и н а  А л е к с а н д р о в н а. Вот до чего доводят обстоятельства! В другом положении я не допустила бы и мысли, чтобы ты... моя Лена... мое бесценное сокровище...
Е л е н а. Ну, пойдем, пойдем, успокойся. (Уходят.)

Входит Андрей.


ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ

Андрей (один).

А н д р е й. Однако никого нет. Я, кажется, мешаться в уме начинаю помаленьку... потому песня какая-то лезет в голову совсем не к месту! (Подходит к окну.) Вон Илья сидит на козлах, кулек шампанского держит; вон Серый что-то вздрагивает, ушами поводит. Эх, Серый, куда-то ты помчишь меня отсюда!

Входят Нина Александровна и Елена.


ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ

Андрей, Нина Александровна и Елена.

Н и н а  А л е к с а н д р о в н а. Здравствуйте, Андрей Гаврилыч! (Садится. Елена останавливается, прислонясь к стене.) Садитесь, прошу вас!
А н д р е й. Нет-с, я уж... я так-с!
Н и н а  А л е к с а н д р о в н а. Вы сделали предложение моей дочери?
А н д р е й. Так точно-с, потому любовь моя к Елене Васильевне...
Н и н а  А л е к с а н д р о в н а. Она так еще молода; но я - не такая мать, чтобы принуждать. Воля ее... я люблю Лену, она одна только привязывает меня к жизни (Слезы.) Она, ее счастье... Я прошу небо!..
А н д р е й. Нина Александровна, желательно слышать ваше слово-с.
Н и н а  А л е к с а н д р о в н а. Пусть она сама!
Е л е н а. Я согласна...
А н д р е й (делает шаг, вскрикивая). Елена Васильевна, верить ли-с?
Е л е н а (с улыбкой). Я согласна!
А н д р е й (бросается и целует руку Нины Александровны). Нина Александровна! Такое для меня счастье!
Н и н а  А л е к с а н д р о в н а. Я отдаю вам все, что имею дорогого.
А н д р е й. Дорогого-с!.. Так и блюсти будем, как самое дорогое. Кто теперь счастливей-то меня на свете?
Е л е н а (шутливо). Найдется кто-нибудь!
А н д р е й (целует руку Елены). Невозможно-с! Брошусь, право брошусь с колокольни с какой-нибудь!
Е л е н а. Ну, тогда и свадьба наша не состоится.
А н д р е й. Цел останусь, невредим, не беспокойтесь! Нина Александровна, позвольте же по-русски, с бокалами-с.
Н и н а  А л е к с а н д р о в н а. Да у нас ничего нет, так неожиданно!
А н д р е й. У нас есть в запасе очень достаточно. (Бросается в залу.)
Н и н а  А л е к с а н д р о в н а. Лена, а ты меня оставишь одну?..
Е л е н а. Тебя, мама, никогда! Ты со мной, это будет первое условие!
Н и н а  А л е к с а н д р о в н а. (целует дочь). Дитя мое, дорогая моя!

Андрей возвращается, и за ним человек с подносом, на котором бутылка шампанского и бокалы.

А н д р е й. Нина Александровна, прошу вас, за наше будущее! (Берет бокал.)
Н и н а  А л е к с а н д р о в н а (встает и берет бокал). Будьте счастливы! Берегите ее!..
А н д р е й. Об этом уж не извольте беспокоиться!

Чокаются. Нина Александровна немного отпивает, ставит бокал и садится.

А н д р е й. Елена Васильевна, теперь наш-с!.. Елена берет, чокаются и пьют.
Е л е н а. Хорошее вино.
А н д р е й. Ничего-с: вино как вино! А только как будто это одна шутка, все мне кажется.
Е л е н а. Да и вся жизнь - шутка! Шутя люди живут и умирают.

Входит Агишин.


ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ

Те же и Агишин.

А н д р е й. Вот он, как раз! (Бросается и хватает Агишина в объятия.) Николай Егорыч, голубчик, чудеса! Поздравь, выпей!
А г и ш и н (берет бокал). Выпить я выпью, а с чем и кого поздравить прикажете?
Н и н а  А л е к с а н д р о в н а. Поздравьте жениха и невесту.
А г и ш и н (холодно). Поздравляю вас, Елена Васильевна и Андрей Гаврилыч! (Пьет и ставит бокал.)

Человек уходит в залу.

А н д р е й. Да, вот как, Николай Егорыч! (Обнимает Агишина ) Друг ты мне, друг единственный и навеки. Ты всему моему счастью - главная причина: ты мне первый указал Елену Васильевну, ты же меня и познакомил с ними! Я этого век не забуду! А вот мы с тобой сейчас за здоровье Елены Васильевны снова выпьем. Для такого случая и новое вино нужно, свежее; а это уж выдохлось. (Уходит в залу.)
А г и ш и н. (с презрительной улыбкой). Он счастлив, как глупый школьник.
Н и н а  А л е к с а н д р о в н а. Николай Егорыч, не осуждайте нас.
А г и ш и н. Как я смею осуждать вас! и за что? Вы становитесь выше общественных предрассудков, вы, для счастья дочери, смело идете навстречу пересудам и осужденьям! Я должен только удивляться вашему уму и геройству Елены Васильевны...
Е л е н а. Это не геройство!
А г и ш и н. Так что же?
Е л е н а. (тихо). Это сделка с совестью, о которой вы говорили! Я не хочу пропускать случая и хочу взять от жизни все, что она может дать мне.
А г и ш и н. (тихо). И отворить двери рая тому, кто так долго томится у их порога!

Входит Андрей, за ним человек с бутылкой шампанского и двумя стаканами на подносе.

А н д р е й (Агишину). Теперь мы с тобой выпьем, по душе... без фальши, как друзья, как братья, за дорогое, бесценное здоровье Елены Васильевны!
А г и ш и н. (берет стакан). Пусть золотая жизнь ваша, Елена Васильевна, всегда играет, как это вино! (Пьет.)
А н д р е й. (берет стакан). Я говорить не умею; но пусть жизнь моя вам докажет, сколь душевно я люблю вас, и что нет того на свете...

Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
Просмотров: 234 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа