Главная » Книги

Дживелегов Алексей Карпович - Карло Гольдони. Трактирщица

Дживелегов Алексей Карпович - Карло Гольдони. Трактирщица


1 2 3 4 5

  
  
   Карло Гольдони
  
  
  
   Трактирщица
  
  
  
  
  Комедия
  ------------------------------------
  Carlo Goldoni. La locandiera. Перевод с итальянского А.К.Дживелегова.
  Библиотека мировой литературы для детей (том 33):
  Вега Карпью Л.Ф. де, Шекспир У., Мольер, Гольдони К., Шеридан Р.Б.,
  Гете И.В., Шиллер Ф., пьесы. - М.: Дет. лит., 1984. - 670 с, 9 л. ил.
  Пер. с испан., англ., франц., итал. и нем.;
  Предисл. Ю.Кагарлицкого; Рис. А.Уральской.
  OCR & SpellCheck: Zmiy (zmiy@inbox.ru, http://zmiy.da.ru), 24.03.2004
  ------------------------------------
  В томе западноевропейской драматургии представлены пьесы великих творцов Возрождения, Классицизма, Просвещения. В них нашла отражение социальная и духовная жизнь народов, давших миру этих великих классиков мировой литературы.
  {1} - так обозначены ссылки на примечания.
  
  
  
   ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
  
  
   К а в а л е р{1} Р и п а ф р а т т а.
  
  
   М а р к и з  Ф о р л и п о п о л и.
  
  
   Г р а ф  А л ь б а ф ь о р и т а.
  
  
   М и р а н д о л и н а, хозяйка гостиницы.
  
  
   О р т е н з и я  \
  
  
   Д е я н и р a  / актрисы.
  
  
   Ф а б р и ц и о, лакей в гостинице.
  
  
   С л у г а  к а в а л е р а.
  
  
   С л у г а  г р а ф а.
   Действие происходит во Флоренции, в гостинице Мирандолины.
  
  
  
   ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ
   Зала гостиницы.
   Граф и маркиз.
  М а р к и з. Между мною и вами есть кое-какая разница!
  Г р а ф. В гостинице ваши деньги стоят столько же, сколько и мои.
  М а р к и з. Но если хозяйка проявляет ко мне внимание, мне это больше к лицу, чем вам.
  Г р а ф. Почему, скажите?
  М а р к и з. Я - маркиз Форлипополи.
  Г р а ф. А я - граф Альбафьорита.
  М а р к и з. Тоже граф! Графство купленное.
  Г р а ф. Я купил графство, когда вы продали свой маркизат.
  М а р к и з. Ну, довольно! Я - это я! Ко мне нужно относиться с уважением.
  Г р а ф. Кто вам отказывает в уважении? Вы сами разговариваете с такой развязностью, что...
  М а р к и з. Я нахожусь в этой гостинице потому, что люблю хозяйку. Все об этом знают. И все должны уважать девушку, которая мне нравится.
  Г р а ф. Вот это мило! Уж не хотите ли вы запретить мне любить Мирандолину? Как вы думаете, почему я во Флоренции? Как вы думаете, почему я в этой гостинице?
  М а р к и з. Ну и отлично. Только у вас не выйдет ничего.
  Г р а ф. У меня не выйдет, а у вас выйдет?
  М а р к и з. У меня выйдет, а у вас нет. Я - это я. Мирандолине нужно мое покровительство.
  Г р а ф. Мирандолине нужны деньги, а не покровительство.
  М а р к и з. Деньги? Будут и деньги!
  Г р а ф. Я трачу по цехину в день, синьор маркиз, и постоянно дарю ей что-нибудь!
  М а р к и з. Я не говорю о том, что делаю.
  Г р а ф. Хоть вы и не говорите, а все равно все знают.
  М а р к и з. Знают, да не всё.
  Г р а ф. Знают, дорогой синьор маркиз, знают. Слуги ведь не молчат. Три паоло в день.
  М а р к и з. Кстати, о слугах. Есть среди них один, которого зовут Фабрицио. Он не очень мне нравится. Сдается мне, что Мирандолина на него заглядывается.
  Г р а ф. Возможно, что она не прочь выйти за него замуж. Это было бы неплохо. Уже шесть месяцев, как умер ее отец. Девушке молодой и одинокой нелегко управлять гостиницей. Я, со своей стороны, обещал ей триста скудо, если она выйдет замуж.
  М а р к и з. Если она решит вступить в брак, я буду ей покровительствовать. И сделаю... Ну, я уж знаю, что сделаю...
  Г р а ф. Идите сюда! Будем добрыми друзьями! Дадим каждый по триста.
  М а р к и з. То, что я делаю, я делаю тайно. И не хвастаюсь. Я - это я! (Зовет.) Эй, кто-нибудь!
  Г р а ф (в сторону). Выбит совсем из колеи. Ведь нищий, а пыжится!
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ
   Те же и Фабрицио.
  Ф а б р и ц и о (маркизу). Что прикажете, синьор?
  М а р к и з. Синьор? Кто учил тебя приличиям?
  Ф а б р и ц и о. Виноват.
  Г р а ф (к Фабрицио). Скажите, как поживает хозяюшка?
  Ф а б р и ц и о. Ничего себе, ваше сиятельство.
  М а р к и з. Встала уже?
  Ф а б р и ц и о. Встала, ваше сиятельство.
  М а р к и з. Осел!
  Ф а б р и ц и о. Почему осел, ваше сиятельство?
  М а р к и з. Что это за сиятельство?
  Ф а б р и ц и о. Титул. Я зову вас так же, как и этого другого кавалера.
  М а р к и з. Между нами есть разница.
  Г р а ф (к Фабрицио). Слышите?
  Ф а б р и ц и о (тихо, графу). Он правду говорит. Разница есть. По счетам видно.
  М а р к и з. Скажи хозяйке, чтобы пришла сюда. Мне нужно с ней поговорить.
  Ф а б р и ц и о. Слушаю, ваша светлость. Теперь верно?
  М а р к и з. Ладно. Три месяца как ты знаешь это, а делаешь назло, наглец!
  Ф а б р и ц и о. Как вам будет угодно, ваша светлость.
  Г р а ф. Хочешь знать, какая разница между маркизом и мною?
  М а р к и з. Что вы хотите сказать?
  Г р а ф. На-ка вот тебе. Это цехин. Пусть он даст тебе другой.
  Ф а б р и ц и о. Спасибо, ваше сиятельство. (Маркизу.) Ваша светлость...
  М а р к и з. Я не бросаю денег на ветер. Убирайся!
  Ф а б р и ц и о (маркизу). Дай вам бог, ваша светлость. (В сторону.) Без дураков! Когда ты не у себя в имении, припасай не титулы, а денежки, если хочешь, чтоб тебя уважали. (Уходит.)
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ
   Маркиз и граф.
  М а р к и з. Вы думаете взять надо мною верх подачками? Ничего не выйдет! Мое имя значит больше, чем все ваши цехины.
  Г р а ф. Я ценю не то, что значит. Я ценю то, что можно тратить.
  М а р к и з. Ну, и тратьте себе напропалую. Мирандолина вас не уважает.
  Г р а ф. Вы думаете, вас она уважает за вашу необыкновенную знатность? Деньги нужны, деньги!
  М а р к и з. Какие там деньги! Нужно покровительство. Нужно уметь при встрече сделать приятное.
  Г р а ф. Ну да! Нужно уметь при встрече швырнуть сто дублонов.
  М а р к и з. Нужно суметь внушить к себе уважение.
  Г р а ф. Все станут уважать, если денег будет вдоволь.
  М а р к и з. Вы сами не знаете, что говорите!
  Г р а ф. Лучше вас знаю!
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ
   Те же и кавалер Рипафратта.
  К а в а л е р (выходит из своей комнаты). Что за шум, друзья? Между вами вышла какая-нибудь размолвка?
  Г р а ф. Поспорили тут слегка по одному важному поводу.
  М а р к и з (иронически). Граф оспаривает значение знатного рода.
  Г р а ф. Я вовсе не отрицаю роли знатности. Я просто говорю, что нужны деньги, чтобы исполнять свои прихоти.
  К а в а л е р. Ну конечно же, милый маркиз!
  М а р к и з. Ладно! Поговорим о другом.
  К а в а л е р. Почему загорелся у вас спор?
  Г р а ф. По самой смешной причине.
  М а р к и з. Еще бы! Графу все смешно.
  Г р а ф. Синьор маркиз любит нашу хозяйку. Я люблю ее еще больше. Он требует ответа на чувство потому, видите ли, что он знатен. Я же надеюсь на взаимность - за свое внимание. Разве не смешно? Как вам кажется?
  М а р к и з. Нужно знать, что я беру на себя, оказывая ей покровительство.
  Г р а ф (кавалеру). Он покровительствует, а я трачу.
  К а в а л е р. Право, из-за таких пустяков и спорить нечего. Ругаться из-за бабы? Выходить из себя из-за бабы? Прямо-таки слушать противно. Баба! Чтобы я из-за баб с кем-нибудь поссорился? Дудки! Никогда не любил их, никогда ни во что не ставил и всегда думал, что бабы для мужчин - просто напасть.
  М а р к и з. Ну, что касается Мирандолины, у нее есть очень большие достоинства.
  Г р а ф. Вот тут-то синьор маркиз, несомненно, прав. Наша хозяйка по-настоящему мила.
  М а р к и з. Раз я ее люблю, то можете быть уверены, что в ней есть что-то необыкновенное.
  К а в а л е р. Смешно, право! Что в ней необыкновенного, чего не было бы в любой другой бабе?
  М а р к и з. Она так и влечет к себе приветливостью.
  Г р а ф. Она хороша собою, умеет говорить, со вкусом и изящно одевается.
  К а в а л е р. Все это гроша медного не стоит. Три дня я в этой гостинице и ничего такого в ней не углядел.
  Г р а ф. Присмотритесь получше - может быть, найдете.
  К а в а л е р. Чепуха! Смотрел как следует. Баба как баба.
  М а р к и з. Вовсе нет! Не такая, как все! Я бывал в кругу самых знатных дам. Ни в одной из них красота и любезность не соединялись так счастливо, как в Мирандолине.
  Г р а ф. Черт возьми! У меня никогда не было недостатка в дамском обществе. Я знаю все женские слабости и изъяны. Вот я не мог коснуться даже пальчика Мирандолины - а ведь сколько ухаживал и сколько тратил.
  К а в а л е р. Притворство все это, тонкое притворство. Несчастные вы слепцы! Вы верите ей? Да? А меня бы она не надула. Бабы! К черту их всех.
  Г р а ф. Неужели вы никогда не были влюблены?
  К а в а л е р. Влюблен? Никогда! И никогда не буду! Ведь как хотели меня окрутить - всё вверх дном ставили! Ни черта не вышло!
  М а р к и з. Но ведь вы единственный представитель своего рода. Неужели вы не хотите подумать о продолжении фамилии?
  К а в а л е р. Много раз думал. Но как только вспомню, что нужно терпеть возле себя бабу, чтобы иметь детей, - мигом всякий аппетит пропадает.
  Г р а ф. Что же станет с вашим состоянием?
  К а в а л е р. Я и друзья мои будем пользоваться моим малым достатком.
  М а р к и з. Браво, синьор кавалер, браво! Будем пользоваться!
  Г р а ф. А женщинам не хотите дать ничего?
  К а в а л е р. Ни крошки! У меня не полакомятся.
  Г р а ф. А вот и хозяюшка наша. Взгляните на нее - разве не прелесть?
  К а в а л е р. Ну, уж и прелесть! По мне, хорошая охотничья собака вчетверо лучше!
  М а р к и з. Ну, вы можете ее не ценить, зато я ценю высоко.
  К а в а л е р. Готов уступить вам ее, будь она прекраснее самой Венеры.
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ
   Те же и Мирандолина.
  М и р а н д о л и н а. Привет вам, синьоры. Кто из вас звал меня?
  М а р к и з. Я, но не сюда.
  М и р а н д о л и н а. Куда же, ваша светлость?
  М а р к и з. В мою комнату.
  М и р а н д о л и н а. В вашу комнату? Если вам нужно что-нибудь, я пошлю вам слугу.
  М а р к и з (кавалеру). Что скажете? Внушительно, не правда ли?
  К а в а л е р. По-вашему, внушительно, по-моему, дерзость и нахальство.
  Г р а ф. Милая Мирандолина, я буду говорить с вами при всех и не буду затруднять вас просьбою прийти ко мне в комнату. Посмотрите на эти сережки. Нравятся они вам?
  М и р а н д о л и н а. Хорошенькие!
  Г р а ф. Бриллиантовые. Замечаете?
  М и р а н д о л и н а. Еще бы! Я тоже в бриллиантах толк знаю.
  Г р а ф. Сережки ваши.
  К а в а л е р (тихо, графу). Однако, друг мой, какими штучками вы швыряетесь!
  М и р а н д о л и н а. Зачем это вы вздумали дарить их мне?
  М а р к и з. Подумаешь, подарочек! Серьги, что на ней, вдвое лучше.
  Г р а ф. Они в модной оправе. Я прошу вас принять их в знак моей любви.
  К а в а л е р (в сторону). Вот дурак!
  М и р а н д о л и н а. Право, не знаю, синьор...
  Г р а ф. Вы обидите меня, если не примете.
  М и р а н д о л и н а. Не знаю, что и сказать... Я люблю, чтобы жильцы мои были со мною в дружбе. Чтобы не обижать вас, синьор граф, я возьму.
  К а в а л е р (в сторону). Ну и дрянь!
  Г р а ф (кавалеру). Какая находчивость! Не правда ли?
  К а в а л е р. Ничего себе находчивость! Лопает и даже не благодарит.
  М а р к и з. Вот уж действительно достойный образ действий, синьор граф! Публично делать подарок женщине! И все - из тщеславия. Мирандолина, мне нужно поговорить с вами наедине. Не бойтесь, я благородный человек.
  М и р а н д о л и н а (в сторону). Вот приспичило! У этого не разживешься. (Громко.) Если я вам больше не нужна, я пойду.
  К а в а л е р. Эй, хозяйка! Белье в моей комнате мне не нравится. (Презрительно.) Если у вас нет лучшего, я сам достану откуда-нибудь.
  М и р а н д о л и н а. Есть и лучше, синьор. Я пришлю вам. Только, мне кажется, можно было бы просить об этом немного любезнее.
  К а в а л е р. Когда я трачу деньги, я не обязан говорить любезности.
  Г р а ф (Мирандолине). Простите его. Он заклятый враг женщин.
  К а в а л е р. Я не нуждаюсь в ее прощении.
  М и р а н д о л и н а. Бедные женщины! Что они вам сделали? Почему вы так жестоки к нам, синьор кавалер?
  К а в а л е р. Ну, довольно! Пожалуйста, со мной без фамильярностей! Перемените мне белье. Я пришлю за ним. Друзья, мое почтение. (Уходит.)
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ
   Граф, маркиз и Мирандолина.
  М и р а н д о л и н а. Экий грубиян! Другого такого не видала.
  Г р а ф. Не все способны оценить ваши достоинства, милая Мирандолина.
  М и р а н д о л и н а. Мне так противны его мужицкие манеры, что я готова сейчас же отказать ему от комнаты.
  М а р к и з. Правильно! И если он не захочет съехать, скажите мне. Я живо заставлю его убраться. Воспользуйтесь моим покровительством хоть раз.
  Г р а ф. И вы не потеряете ни гроша. Я возмещу все и заплачу за него полностью. (Тихо, Мирандолине.) Гоните заодно и маркиза, я заплачу и за него.
  М и р а н д о л и н а. Спасибо, синьоры, спасибо. У меня хватит ума, чтобы самой сказать приезжему все, что нужно. А насчет убытков тоже не беспокойтесь: комнаты у меня никогда не пустуют.
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ
   Те же и Фабрицио.
  Ф а б р и ц и о (графу). Ваше сиятельство, вас спрашивают.
  Г р а ф. А кто? Не знаешь?
  Ф а б р и ц и о. По-моему, ювелир. (Тихо, Мирандолине.) Мирандолина, мне кажется, что вам тут не место. (Уходит.)
  Г р а ф. Да, да! Он собирался показать мне одну вещичку. Мирандолина, мне хочется, чтобы серьги не остались у вас одинокими.
  М и р а н д о л и н а. Ах, нет, синьор граф...
  Г р а ф. Вы заслуживаете большего, а у меня денег куры не клюют. Пойду посмотрю, что это за вещь. Прощайте, Мирандолина. Синьор маркиз, мое почтение. (Уходит.)
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ
   Маркиз и Мирандолина.
  М а р к и з (в сторону). Проклятый граф! Своими деньгами он в гроб меня вгонит.
  М и р а н д о л и н а. Очень уж старается синьор граф!
  М а р к и з. Ну да! Всего-то у них состояния четыре сольдо, а они готовы истратить все из чванства, из кичливости. Знаю я их! Мне известно, как живут на свете!
  М и р а н д о л и н а. Как на свете живут, я тоже знаю.
  М а р к и з. Все думают, что женщину в вашем положении можно взять подарками.
  М и р а н д о л и н а. Подарки желудка не портят.
  М а р к и з. Я боялся бы обидеть вас подарками.
  М и р а н д о л и н а. Вот уж действительно - вы никогда меня не обижали, синьор маркиз.
  М а р к и з. Я никогда не нанесу вам такой обиды.
  М и р а н д о л и н а. Верю этому, ни капельки не сомневаюсь.
  М а р к и з. Но что могу - приказывайте.
  М и р а н д о л и н а. Надо бы мне знать, что вы можете, ваша светлость.
  М а р к и з. Все. Испытайте меня.
  М и р а н д о л и н а. В чем, например?
  М а р к и з. Черт возьми! У вас такие достоинства, что я не знаю...
  М и р а н д о л и н а. Вы слишком любезны, ваша светлость.
  М а р к и з. Я сейчас скажу глупость. Я почти готов проклинать свою светлость.
  М и р а н д о л и н а. Почему же, синьор?
  М а р к и з. Иной раз мне даже хочется быть на месте графа.
  М и р а н д о л и н а. Вероятно, из-за денег?
  М а р к и з. Ах, что деньги? Деньги - вздор! Если бы я был таким дурацким графом, как он...
  М и р а н д о л и н а. Что бы вы сделали?
  М а р к и з. Тысяча чертей! Женился бы на вас. (Уходит.)
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ
   Мирандолина, одна.
  М и р а н д о л и н а. У-у! Вот штуку сказал! Светлейший синьор маркиз распалился так, что готов жениться на мне! И все-таки, если бы он захотел взаправду на мне жениться, вышло бы маленькое затруднение. Не захотела бы я. Мне нравится жаркое, но дыму мне не нужно. Если бы мне пришлось выходить за всякого, кто уверял, что женится на мне, так у меня уже была бы пропасть мужей! Сколько их ни останавливается в гостинице, все до одного влюбляются, все начинают волочиться и все готовы идти к венцу. А этот неотесанный медведь, синьор кавалер, смеет обращаться со мной так грубо! Он первый постоялец, кому мое общество не доставляет никакого удовольствия. Я не говорю, что все с места в карьер должны в меня влюбляться. Но так обидно пренебрегать мною? Вся желчь кипит во мне, как вспомню! Он враг женщин? Не может их видеть? Несчастный дурень! Просто не попался еще в настоящие руки. Но попадется. Попадется! И, кто знает, может быть, уже попался? Вот такому мне приятно утереть нос. Те, кто бегают за мной, скоро мне надоедают. Знатность не для меня. Богатство я ценю, да не очень. Все мое удовольствие в том, чтобы мне угождали, чтобы за мной ухаживали, чтобы меня обожали. Это моя слабость; да это и слабость всех женщин. Выходить замуж я не думаю, мне никто не нужен; живу я честно и наслаждаюсь своей свободой. Со всеми я хороша и ни в кого не влюблена. Над этими чучелами-воздыхателями, падающими в обморок, я намерена издеваться. И уж пущу в ход все свое искусство, чтобы победить, раздавить, сокрушить гордецов с каменными сердцами, которые нас ненавидят - нас, то лучшее, что произвела на свет прекрасная мать-природа!
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ ДЕСЯТОЕ
   Мирандолина и Фабрицио.
  Ф а б р и ц и о. Хозяйка, а хозяйка!
  М и р а н д о л и н а. Что там?
  Ф а б р и ц и о. Жилец из средней комнаты кричит, чтобы ему дали белье. Говорит, что оно у него слишком простое, и хочет получше.
  М и р а н д о л и н а. Знаю, знаю. Он мне говорил. Сделаю.
  Ф а б р и ц и о. Ну и ладно. Идите достаньте белье. Я отнесу.
  М и р а н д о л и н а. Вы можете идти, я отнесу сама.
  Ф а б р и ц и о. Вы хотите отнести ему белье сами?
  М и р а н д о л и н а. Ну да.
  Ф а б р и ц и о. Видно, вам очень хочется ему услужить?
  М и р а н д о л и н а. Мне всем хочется услужить. Не суйтесь не в свое дело.
  Ф а б р и ц и о (в сторону). Вижу все. Ничего у нас не выйдет. Она меня только приманивает, а не выйдет ничего.
  М и р а н д о л и н а (в сторону). Дурень несчастный! Тоже лезет с претензиями! Но я не стану отнимать у него надежду: будет лучше мне служить.
  Ф а б р и ц и о. Ведь у нас так заведено, чтобы жильцам прислуживал я.
  М и р а н д о л и н а. Вы бываете иной раз невежливы с ними.
  Ф а б р и ц и о. Зато вы уж больно любезны.
  М и р а н д о л и н а. Я сама знаю, что делаю. Обойдусь без советчиков!
  Ф а б р и ц и о. Ну и отлично. Ищите себе другого слугу.
  М и р а н д о л и н а. А почему, синьор Фабрицио? Надоела я вам?
  Ф а б р и ц и о. Помните, что нам с вами говорил ваш отец перед смертью?
  М и р а н д о л и н а. Ну да. Когда мне вздумается выходить замуж, постараюсь вспомнить отцовские слова.
  Ф а б р и ц и о. У меня кожа тонкая: кое-чего не выносит.
  М и р а н д о л и н а. Да что ты думаешь? Кто я такая? Вертушка? Кокетка? Дура? Удивляюсь я тебе! Что мне жильцы, которые приходят и уходят? Если я обращаюсь с ними хорошо, так это для моей же пользы, чтобы за гостиницей слава была хорошая. В подарках я не нуждаюсь. Чтобы крутить любовь, мне хватит одного. И есть у меня такой. И знаю, кто чего стоит. И знаю, что мне пристало и что нет. А когда захочу замуж... вспомню про отца. Кто будет мне служить хорошо - жаловаться на меня не станет. Благодарность во мне есть. Ценить услуги я умею... А меня вот никто не понимает! Вот и все, Фабрицио. Поймите меня, если хотите. (Уходит.)
  Ф а б р и ц и о. Ловок будет, кто поймет ее. То будто бы я ей нужен, то будто бы совсем не нужен. Говорит, что не вертушка, а делает все по-своему. Не знаю, что и думать. Посмотрим! Вот нравится она мне, люблю ее, на всю жизнь готов связать себя с нею. Ах, нужно закрыть один глаз и посмотреть, что будет! В конце концов, и впрямь ведь - жильцы приходят и уходят. А я всегда тут. Лучшее, как ни вертись, останется мне. (Уходит.)
  
  
  
  ЯВЛЕНИЕ ОДИННАДЦАТОЕ
   Комната кавалера.
   Кавалер и слуга.
  С л у г а. Письмо вам, ваша милость.
  К а в а л е р (берет письмо). Принеси шоколаду.
   Слуга уходит. (Распечатывает письмо.) "Сиена, 1 января 1753". Кто это пишет? (Смотрит в конце.) Орацио Такканьи. "Дорогой друг! Нежная дружба, связывающая нас с Вами, заставляет меня уведомить Вас, что Вам необходимо вернуться в родной город. Умер граф Манна..." Бедняга! Жалко его... "Он оставил своей единственной взрослой дочери полтораста тысяч скудо. Все наши друзья единодушно желают, чтобы это состояние досталось Вам, и уже принимают меры..." Кто их просит? Знать не хочу об этом ничего! Им прекрасно известно, что плюю я на женщин. А этот друг любезный знает все это лучше других, однако злит меня все больше. (Рвет письмо.) На кой черт мне полтораста тысяч скудо? Пока я один, мне столько не нужно. Когда я буду не один, их мне будет мало... Жена? У меня? Нет, уж лучше самая злая лихорадка!
  
  
  
  ЯВЛЕНИЕ ДВЕНАДЦАТОЕ
   Кавалер и маркиз.
  М а р к и з. Друг мой, вы ничего не будете иметь против, если я побуду немного с вами?
  К а в а л е р. Вы делаете мне честь.
  М а р к и з. Вы и я - мы можем говорить по душам. А это животное, граф, не достоин быть в нашем обществе.
  К а в а л е р. Простите меня, синьор маркиз. Если вы хотите, чтобы уважали вас, сами уважайте других.
  М а р к и з. Вы ведь знаете мой характер. Я вежлив со всеми. Но этого... просто не выношу.
  К а в а л е р. Вы не выносите его потому, что он ваш соперник в любви. Стыдно! Дворянин хорошего рода, а влюбился в трактирщицу. Умный человек, а увивается за бабой.
  М а р к и з. Дорогой кавалер, она меня околдовала.
  К а в а л е р. Глупости! Слабость! Какое там колдовство? Вот меня бабы не околдуют! Их колдовство - это их ласки, их льстивые манеры. Тот, кто держится подальше от них, как я, тот никогда не подпадет ни под какие колдовские чары.
  М а р к и з. Ладно. Я и думаю об этом и не думаю. Меня гораздо больше беспокоит и огорчает мой управляющий в деревне.
  К а в а л е р. Устроил вам какое-нибудь свинство?
  М а р к и з. Не сдержал слова.
  
  
  
  ЯВЛЕНИЕ ТРИНАДЦАТОЕ
   Те же и слуга с чашкой шоколада.
  К а в а л е р. Это не годится! (Слуге.) Пусть живо дадут другую чашку.
  С л у г а. Шоколаду больше нет во всем доме.
  К а в а л е р (слуге). Достань обязательно. (Маркизу.) Если вы не побрезгуете этой...
  М а р к и з (берет чашку, не благодарит и начинает пить, продолжая разговор). Так вот, этот мой управляющий, как я говорил вам... (Пьет.)
  К а в а л е р (в сторону). А я без шоколада.
  М а р к и з. Обещал прислать мне по почте... (пьет) двадцать цехинов... (Пьет.)
  К а в а л е р (в сторону). Сейчас будет снова клянчить.
  М а р к и з (пьет). И не прислал.
  К а в а л е р. Ну, так пришлет еще.
  М а р к и з. Самое главное... Самое главное... (Кончает пить; слуге.) Возьмите. (Отдает чашку.) Самое главное, что я дал обещание и не знаю, как быть.
  К а в а л е р. Пустяки! Неделей раньше, неделей позже.
  М а р к и з. Но ведь вы дворянин и знаете, что значит обещание. Я дал слово и, черт возьми, готов лезть на стену.
  К а в а л е р. Мне очень неприятно, что вы так огорчены. (В сторону.) Если бы я знал, как выпутаться из этого дела сколько-нибудь пристойно...
  М а р к и з. Вам будет трудно одолжить мне немного на какую-нибудь неделю?
  К а в а л е р. Милый маркиз, если бы я мог, я бы готов был вам служить от всего сердца. Будь у меня деньги, дал бы вам немедленно. Но я сам жду и не могу дождаться.
  М а р к и з. Но не поверю же я, что вы сидите без денег.
  К а в а л е р. Посмотрите! Вот все мое богатство. Даже двух цехинов тут нет. (Показывает один цехин с мелочью.)
  М а р к и з. Да ведь это же... золотой цехин!
  К а в а л е р. Да, последний. Больше нет.
  М а р к и з. Одолжите его мне. Я в ближайшее же время верну его.
  К а в а л е р. А с чем же останусь я?
  М а р к и з. Чего вы боитесь? Я вам верну.
  К а в а л е р. Уж не знаю, как быть... Пожалуйста. (Дает ему цехин.)
  М а р к и з (берет монету). У меня спешное дело, друг мой... должен бежать... Увидимся за столом. (Уходит.)
  
  
  
  ЯВЛЕНИЕ ЧЕТЫРНАДЦАТОЕ
   Кавалер, один.
  К а в а л е р. Здорово! Синьор маркиз хотел стрельнуть у меня двадцать цехинов, а удовольствовался одним. Ну, один цехин куда ни шло! Не велика беда, если и не отдаст: по крайней мере, не будет приходить надоедать. Гораздо хуже, что он вылакал мой шоколад. Экое бесцеремонное животное! А потом пожалуйте: "Я - это я! Я - дворянин!.." Уж и дворянин!
  
  
  
  ЯВЛЕНИЕ ПЯТНАДЦАТОЕ
   Кавалер и Мирандолина.
  М и р а н д о л и н а (входит со смиренным видом). Можно, ваша милость?
  К а в а л е р (сурово). Что вам нужно?
  М и р а н д о л и н а (делает несколько шагов). Вот тут белье получше.
  К а в а л е р. Хорошо. (Показывает на стол.) Положите туда.
  М и р а н д о л и н а. Я прошу вас, по крайней мере, соблаговолить взглянуть. Подойдет оно вам или нет?
  К а в а л е р. Что там у вас?
  М и р а н д о л и н а (подходит ближе). Белье полотняное.
  К а в а л е р. Полотняное?
  М и р а н д о л и н а. Да, синьор. Десять паоло за локоть. Посмотрите вот.
  К а в а л е р. Я не просил так много. С меня было бы довольно, если бы вы мне дали что-нибудь получше прежнего.
  М и р а н д о л и н а. Это белье я держу для лиц особо достойных, для тех, кто знает в белье толк. И правду сказать, ваша милость, я даю его потому, что это - вы. Другому не дала бы ни за что.
  К а в а л е р. "Потому, что это вы!" Избитая любезность!
  М и р а н д о л и н а. Обратите внимание на столовое белье.
  К а в а л е р. А, это фламандское полотно. После стирки оно уже совсем не то. Нет нужды, чтобы оно грязнилось из-за меня.
  М и р а н д о л и н а. Я не обращаю внимания на такие пустяки, когда это для столь достойного кавалера. Таких салфеток у меня много, и я всегда буду подавать их вашей милости.
  К а в а л е р (в сторону). А ведь правда, она очень услужливая.
  М и р а н д о л и н а (в сторону). Оттого у него и рожа такая кислая, что он не любит женщин.
  К а в а л е р. Отдайте белье моему лакею или положите его там где-нибудь и, пожалуйста, не затрудняйтесь сами.
  М и р а н д о л и н а. Никакого нет труда служить кавалеру, обладающему такими высокими достоинствами.
  К а в а л е р. Хорошо, хорошо. Больше ничего не нужно. (В сторону.) Хочет подольститься ко мне. Бабы! Все на один манер!
  М и р а н д о л и н а. Я положу его в комод.
  К а в а л е р (сухо). Куда хотите.
  М и р а н д о л и н а (идет сложить белье, в сторону). У, какой твердокаменный! Боюсь, ничего у меня не выйдет.
  К а в а л е р (в сторону). Дураки развесят уши на такие сладкие речи, поверят тем, кто их говорит, - и попадаются!
  М и р а н д о л и н а (возвращается без белья). Что прикажете к обеду?
  К а в а л е р. Что будет, то и съем.
  М и р а н д о л и н а. Мне бы хотелось знать, что вы любите. Есть же у вас любимые блюда, скажите откровенно.
  К а в а л е р. Когда мне захочется, я скажу лакею.
  М и р а н д о л и н а. Мужчины тут не годятся. У них не хватает ни внимания, ни терпения. Не то что мы, женщины. Если вы пожелаете какого-нибудь соуса или рагу, благоволите сказать мне.
  К а в а л е р. Благодарю, но с этими штучками вам не сделать со мной того, что вы сделали с графом и маркизом.
  М и р а н д о л и н а. А? Что вы скажете про этих двух синьоров? Слабые люди! Являются в гостиницу, нанимают комнату, а потом пытаются завести шуры-муры с хозяйкой. Но у нас голова занята другим, нам некогда обращать внимание на их подходцы. Мы стараемся о своей пользе. Если мы разговариваем с ними ласково, то только чтобы удержать их у себя. А я особенно: когда вижу, что они на что-то надеются, я хохочу как сумасшедшая.
  К а в а л е р. Отлично! Мне нравится ваша искренность.
  М и р а н д о л и н а. У меня только и есть хорошего что искренность.
  К а в а л е р. Однако с теми, кто за вами ухаживает, вы умеете притворяться.
  М и р а н д о л и н а. Притворяться? Боже избави! Спросите-ка у тех двух синьоров, которые прикидываются, что без ума от меня: выказала ли я им хоть разочек что-нибудь похожее на расположение? Шутила ли я с ними так, чтобы дать им какую-нибудь надежду? Я их мучаю, потому что это в моих интересах, да и то без большой охоты. Видеть не могу мужчин, распускающих слюни! Зато не терплю и женщин, бегающих за мужчинами. Видите ли, я не девочка; накопила годочков. Не говорю, что я красивая, но у меня были отличные оказии; а все-таки замуж я не пошла, потому что выше всего ставлю свою свободу.
  К а в а л е р. О, да! Свобода - великое сокровище!
  М и р а н д о л и н а. А сколько людей так глупо ее теряют!
  К а в а л е р. Ну, я не таковский! Без дураков!
  М и р а н д о л и н а. Вы женаты, ваше сиятельство?
  К а в а л е р. Я? Упаси бог! Обойдусь без баб!
  М и р а н д о л и н а. Очень хорошо, оставайтесь таким всегда. Женщины, синьор... Ну, да ладно! Мне не пристало говорить о них плохо.
  К а в а л е р. Знаете, вы первая женщина, от которой я слышу такие речи.
  М и р а н д о л и н а. Я скажу вам: мы, хозяйки, у себя в гостиницах видим и слышим много всего. И правда, я жалею людей, которые боятся нашей сестры.
  К а в а л е р (в сторону). Забавная она.
  М и р а н д о л и н а. С вашего разрешения. (Делает вид, что хочет уйти.)
  К а в а л е р. Торопитесь уходить?
  М и р а н д о л и н а. Мне не хочется быть вам в тягость.
  К а в а л е р. Да нет, мне с вами приятно. Вы развлекаете меня.
  М и р а н д о л и н а. Вот видите? Так я и с другими. Провожу с ними несколько минут. Я ведь веселая. Наговорю им всяких глупостей, чтобы немного их позабавить. А они ни с того ни с сего начинают воображать... Понимаете? И давай за мной волочиться.
  К а в а л е р. Это потому, что у вас приятное обращение.
  М и р а н д о л и н а (приседая). Вы очень добры, ваша милость.
  К а в а л е р. Так, говорите, влюбляются?
  М и р а н д о л и н а. Подумайте, какая слабость! Сразу взять да и влюбиться в женщину!
  К а в а л е р. Никогда не мог этого понять.
  М и р а н д о л и н а. Вот тебе и твердость! Вот тебе и мужская выдержка!
  К а в а л е р. Да, жалкие они, мягкотелые людишки.
  М и р а н д о л и н а. Вы рассуждаете, как настоящий мужчина. Синьор кавалер, дайте мне вашу руку.
  К а в а л е р. Руку? Зачем?
  М и р а н д о л и н а. Удостойте. Прошу вас. Будьте покойны, у меня чистые руки.
  К а в а л е р. Вот вам рука.
  М и р а н д о л и н а. Первый раз мне выпадает честь подать руку настоящему мужчине.
  К а в а л е р. Ну ладно, довольно! (Отнимает руку.)
  М и р а н д о л и н а. Вот что. Если бы я взяла руку одного из тех двух мышиных жеребчиков, каждый подумал бы, что я без ума от него. И потерял бы голову. С ними я не позволила бы себе самой маленькой вольности за все золото мира. Они не умеют жить. Какая чудесная вещь - свободный разговор! Без наскоков, без хитростей, без разных там дурачеств! Простите мою смелость, ваша милость. Если я чем могу вам служить, приказывайте без стеснения. Я буду внимательна к вам так, как не была еще ни к кому на свете.
  К а в а л е р. Вы становитесь пристрастны ко мне. Почему это?
  М и р а н д о л и н а. Потому, что, помимо ваших достоинств и вашего положения, я уверена, что с вами я могу поговорить свободно, что вы не поймете дурно моего внимания, что будете смотреть на меня только как на служанку и не будете мучить меня смешными претензиями и вздорными выходками.
  К а в а л е р (в сторону). Черт возьми! В ней что-то необыкновенное, но не могу понять, что!
  М и р а н д о л и н а (в сторону). Бука начинает понемногу становиться ручным.
  К а в а л е р. Ну, если вам нужно заняться вашими делами, не забывайте их из-за меня.
  М и р а н д о л и н а. Да, синьор, я пойду взгляну, не нужно ли чего по дому. Это и есть моя любовь; этому и отдаю я все время. Если вам угодно приказать что-нибудь, я пришлю вам лакея.
  К а в а л е р. Хорошо. А если что-нибудь понадобится вам, я буду рад вас видеть.
  М и р а н д о л и н а. Я никогда не хожу в комнаты к жильцам, но к вам, пожалуй, буду заглядывать.
  К а в а л е р. Ко мне? Почему?
  М и р а н д о л и н а. Потому что, ваша милость, вы мне очень и очень нравитесь.

Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
Просмотров: 274 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа