Главная » Книги

Вяземский Петр Андреевич - Письмо в Париж

Вяземский Петр Андреевич - Письмо в Париж



П. А. Вяземск³й

  

Письмо въ Парижъ.

1825.

  
   Вяземск³й П. А. Полное собран³е сочинен³й. Издан³е графа С. Д. Шереметева. T. 1.
   Спб., 1878.
  
   Хотя вы худо приняли мои Русск³е гостинцы, но на диковинку посылаю вамъ еще - журналъ не журналъ, книгу не книгу, а нѣчто, которое безъ сомнѣн³я не имѣетъ своего подоб³я ни въ какихъ литтературахъ древнихъ и новѣйшихъ. Вотъ вамъ "Прибавлен³е къ Сыну Отечества". И подлинно пристройка достойная главнаго здан³я"
   Вызываю отважнѣйшихъ читателей: кто прочтетъ однимъ духомъ и не смыкая глазъ с³ю кормчую книгу скуки, тотъ шутя вытвердитъ наизусть Телемахиду отъ перваго стиха до послѣдняго. И весь этотъ паркъ артиллер³и морфеевской наведенъ на Телеграфъ. За что? спросите вы... Есть нѣкоторыя главныя побужден³я и поводы къ непр³язни: а къ нимъ примыкаетъ съ разныхъ сторонъ нѣсколько мелочныхъ самолюб³й литтературныхъ лиллипутовъ, обидѣвшихся чистосердеч³емъ телеграфическихъ извѣст³й о ихъ движен³яхъ; за ними слѣдуетъ безплотная, чуть не безсловесная фаланга друзей, которая сама собою не существуетъ, но какъ эхо вторитъ чуж³я слова, и послѣ истаиваетъ въ воздухѣ. Во всемъ отрядѣ писателей, объявившихъ войну Телеграфу, не найдете рѣшительно ни одного имени литтератора заслуженнаго. Всѣ они только тогда получатъ право гражданства въ области музъ, когда издастся извѣстный вамъ въ рукописи литтературный словарь безконечно малыхъ {Ривароль написалъ: Petit almanach de nos grands hommes. Въ немъ остроумно и безпощадно осмѣивалъ онъ современную Французскую литтературную мелюзгу. Кто-то, въ подражан³е, хотѣлъ издать въ Москвѣ: Большой словарь мелкихъ Русскихъ писателей.}. Покамѣстъ они существуютъ въ силу правила товарищества, или устава общества для взаимнаго застрахован³я. Взаимно они себя читаютъ, взаимно хвалятъ, обороняются, поддерживаются, другъ за друга отвѣтствуютъ. Не столько голубкамъ, какъ имъ, приличенъ прекрасный стихъ нашего баснописца:
  
   Гдѣ видишь одного, другой ужъ вѣрно тамъ!
  
   По справедливости должно признаться, что изъ сего общества отдѣляется неизвѣстный авторъ, скрывш³й имя свое подъ буквами - въ, на 39 страницѣ помянутаго Прибавлен³я. Наши писатели и даже кандидаты въ писатели такъ всѣ на счету, мы такъ прислушались къ каждому, что нельзя не догадаться, когда новый голосъ раздается посреди извѣстныхъ. Жаль, что сей новый рыцарь завербовался въ подобный походъ подъ знаменами, не имѣющими девиза Бурбонскаго знамени: Drapeau sans tache. Лучше поберегъ бы онъ свое мужество для блистательнѣйшихъ дѣйств³й и для поприща, болѣе достойнаго его пера и дарован³й.
   Согласенъ, и Телеграфъ далекъ отъ совершенства; но все же рѣшительно не хуже онъ другихъ журналовъ нашихъ; а расположен³емъ, разнообраз³емъ своимъ болѣе другихъ удовлетворяетъ требован³ямъ журнальныхъ читателей. Видно, что издатель еще не побѣдилъ всѣхъ затруднен³й, предстоящихъ ему, что слогъ его не совершенно созрѣлъ въ постоянномъ и прилежномъ упражнен³и; но, по крайней мѣрѣ, видны усил³я надежныя, дѣятельность, благонамѣренность; но, по крайней-мѣрѣ, писатель, который дорожитъ своимъ честнымъ именемъ, можетъ, не краснѣя, вписать его на страницы журнала, еще органа литтературнаго, а не разглашателя личныхъ ненавистей, личныхъ разсчетовъ, личныхъ пристраст³й. Забавнѣе всего: противники издателя Телеграфа суть тѣ же, которые приглашали его снять откупъ журнальный и со всѣмъ жаромъ сердобольнаго участ³я пугали его затруднен³ями, сопряженными съ зван³емъ издателя, уговаривая дѣйствовать лучше общими силами. Vous êtes orfèvre m-r Josse! Всему этому я видѣлъ письменныя доказательства, а по моему мнѣн³ю, если выставить ихъ въ книжной лавкѣ на показъ любопытнымъ, то стоили бы они монеты, которую издатель Архива намѣревался отдать въ лавку Смирдина. Пишетъ ли у насъ какой-нибудь лѣтописецъ позорный временникъ, la chronique scandaleuse нашей современной литературы? Сколько богатыхъ матер³аловъ! Или за чѣмъ не составить бы, по истор³и словесности, лѣтопись о мятежахъ, въ которой также явились бы свои Лже-Дмитр³и и свои Мнишки!
   Вы все не вѣрите паден³ю Сына Отечества. При первомъ случаѣ пришлю вамъ еще нѣсколько доказательствъ наличныхъ. Впрочемъ, прежн³й издатель его, который положилъ ему счастливое начало въ роковую и блестящую годину, нынѣ покоится за неутомимою дѣятельностью новаго своего товарища и, какъ хозяинъ снисходительный, въ домѣ своемъ даетъ волю своему дорогому гостю. И подлинно, угощаетъ онъ его мастерски! Какъ ласкаетъ, какъ смиряется передъ нимъ, и если изрѣдка и возвыситъ передъ нимъ голосъ, то развѣ съ тѣмъ, чтобы воспѣть ему хвалу. Въ самомъ дѣлѣ, если г-ну Булгарину не удастся затмить славу всѣхъ Русскихъ писателей, бывшихъ и существующихъ, то виноватъ тому не г-нъ Гречъ. По его мнѣн³ю, г-нъ Булгаринъ приносятъ честь не только намъ, но могъ бы принести честь и Франц³и и Герман³и своими литтературными дарован³ями. Хотя и почитаю себя хорошимъ патр³отомъ, но въ этомъ случаѣ желалъ бы счаст³я Франц³и и Герман³и! Вы подумаете, что так³я похвалы, печатаемыя въ журналѣ, издаваемомъ подъ фирмою г-на Булгарина, означаются, по крайней-мѣрѣ, курсивомъ, какъ вставки неумѣстныя, какъ пр³ятельская шутка, для смѣха приводимая, или что г-нъ Булгаринъ ставитъ отводы отъ сихъ ударовъ кадильницы неосторожнаго дружества? Нѣтъ, онъ молча соглашается, et comme accoutumé à de pareils présents, даже и не поморщится, хотя бы изъ благопристойности. Но за то, какъ убѣдительно на дѣлѣ доказываетъ онъ, что г-нъ Гречъ худой знатокъ въ людяхъ и въ авторскихъ дарован³яхъ, но за то другъ восторженный и полный самоотвержен³я.
   Еще отличительная черта этихъ союзныхъ походовъ на Телеграфъ есть та, что с³и крестовые рыцари упрекаютъ издателя въ томъ, что онъ изъ купеческаго зван³я. Да, кто же, спросите вы, с³и феодальные бароны, повитые на пергаментѣ и вскормленные на благородномъ щитѣ, которые не иначе хвалятъ книгу, какъ удостовѣрившись, что она писана дворянскою рукою? Укоръ! Да, хотя и въ самомъ дѣлѣ происхожден³е ихъ было бы древнѣе самого Рима, то какъ не знать въ наше время, что одно изъ главнѣйшихъ правъ издателя Телеграфа на вниман³е и благосклонность просвѣщенныхъ соотечественниковъ есть именно то, что онъ въ лицѣ своемъ служитъ доказательствомъ распространен³я образованности, которая долго замыкалась у насъ въ одномъ высшемъ зван³и, доказательствомъ, что мудрая попечительность Русскаго правительства не даромъ поощряетъ развит³е просвѣщен³я и открыла средства въ образован³ю своихъ гражданъ. Чего ожидать отъ писателей, которые въ литтературныхъ мнѣн³яхъ употребляютъ подобныя оруд³я личности и не стыдятся въ XIX вѣкѣ обнаруживать так³я мнѣн³я? Но какъ и не пожалѣть о состоян³и текущей литтературы, которая вертится на подобныхъ пружинахъ!
   Что сказать о новой отрасли литтературной, отрасли многолиственной, но безплодной, которая, подъ именемъ антикритики, накидываетъ широкую, холодную тѣнь на журналы наши, а особливо же на Сынъ Отечества, давно скрывающ³йся въ сей дремучей засадѣ? Она напоминаетъ намъ древо сна, посаженное Виргил³емъ въ преддвер³яхъ ада, и стихъ Петрова, изъ описан³я его:
  
   На каждомъ тутъ листѣ поч³етъ сновидѣнье -
  
   можетъ служитъ прекраснымъ эпиграфомъ къ Прибавлен³ю Сына Отечества.
   Ваши Парижск³е журналы не имѣютъ понят³я объ антикритикахъ. Кажется, должно держаться въ значен³и семъ буквальнаго смысла и опредѣлить, что антикритика есть совершенная противуположность истинной критики, и что господа антикратики суть антиподы критиковъ дѣльныхъ, образованныхъ, вѣжливыхъ. Не такъ ли? Бюффонъ сказалъ: le style c'est l'homme. Слогъ нашихъ антикритикъ вялъ, грубъ, безцвѣтенъ. Въ нихъ не соблюдаются первоначальныя правила свѣтскаго общежит³я, ихъ эпиграмматическая соль заключается обыкновенно въ томъ, что назовутъ противника по имени, говоря во второмъ лицѣ: г-нъ такой-то! Скоро дождемся, что мѣстоимен³е вы замѣнится въ нихъ республиканскимъ ты: вотъ чѣмъ ограничатся успѣхи наши въ республикѣ словесности! Кстати замѣтить здѣсь противоположную сему формулу, вкравшуюся въ нашъ языкъ литтературный. Мног³е, говоря о современномъ писателѣ, никогда не рѣшатся наименовать его просто, а не иначе какъ съ прилагательными: почтеннѣйш³й, достопочтеннѣйш³й, извѣстнѣйш³й. Эти провинц³ализмы дерутъ уши, когда слышишь ихъ отъ автора. Если формы нашихъ антикритикъ доказываютъ недостатокъ въ привычкѣ мыслить, то можно рѣшительно утвердить, что изъ сего чернильнаго омута не выплыветъ ни одной свѣжей новой мысли, ни одного наблюден³я, тонкаго, проницательнаго. Развѣ почесть новыми наблюден³ями открыт³я, подобныя слѣдующему: одинъ изъ антикритиковъ Сына Отечества (въ Прибавлен³и No 1, стр. 13) называетъ старинною Русскою пословицею изречен³е: "Въ чужомъ глазу замѣчаемъ соломинку, а въ своемъ не видимъ и бревна". Кто до него зналъ, что въ Библ³и находятся Русск³я пословицы?
   Но перейдемъ къ другому, если только вы имѣли терпѣн³е слѣдовать за мною. Во всякомъ случаѣ прошу, въ минуту негодован³я или мщен³я не выдавать нашихъ тайнъ Французскимъ журналистамъ, какъ то дѣлали иные изъ нашихъ литтературныхъ сутягъ, которые, не надѣясь выиграть тяжбу дома, прибѣгали съ чужимъ инстанц³ямъ. Нѣтъ, сдѣлайте одолжен³е, не вывосите ни сора, ни ссоръ нашихъ изъ избы. А уже если захотите не скромничать, то вотъ вамъ добрыя вѣсти о нашей сторонѣ.
   Мы ожидаемъ въ скорости появлен³я 12-го тома Истор³и Государства Росс³йскаго, который обниметъ промежутокъ времени столь драматическ³й, столь занимательный разнообраз³емъ и важност³ю событ³й, такъ сказать заключивш³й бѣдств³я и перевороты нашего отечества и открывш³й новый пер³одъ нашего государственнаго быт³я.
   Мелк³я стихотворен³я и новая поэма Пушкина Цыгане готовятся къ печати. Слышно, что юный атлетъ нашъ испытываетъ свои силы на новомъ поприщѣ и пишетъ трагед³ю: Борисъ Годуновъ. По моему, должно надѣяться, что онъ подаритъ насъ образцовымъ опытомъ первой трагед³и народной и вырветъ ее изъ колеи, проведенной у насъ Сумароковымъ не съ легкой, а развѣ съ тяжелой руки. Благоговѣя предъ поэтическимъ ген³емъ Расина, сожалѣю, что онъ завѣщалъ почти всѣмъ Русскимъ послѣдователямъ не тайну стиховъ своихъ, а одну обрѣзанную, накрахмаленную и по закону тогдашняго общества сшитую мант³ю своей Парижской Мельпомены. Какъ жаль, что Озеровъ, при поэтическомъ своемъ дарован³и, не дерзнулъ переродить трагед³ю нашу! Тѣмъ болѣе опытъ Пушкина любопытенъ и важенъ. Между тѣмъ поэтическ³й романъ Евген³й Онѣгинъ подвигается. Жаль, что двѣ или три слѣдующ³я главы, которыя, какъ слышно, уже готовы, до сей поры остаются въ рукописи. Нашимъ типограф³ямъ нужна утѣшительная система Азаиса, система вознагражден³й (compensations). Литтературные лазутчики доносятъ еще, что въ Москвѣ печатается новое собран³е басенъ, въ родѣ апологическихъ четверостиш³й Мольво (Mollevaut). Нѣкоторыя изъ сихъ басенъ напечатаны въ Полярной Звѣздѣ безъ имени поэта; но точность и правильность языка, исполненнаго поэтической силы и живости, отпечатокъ вкуса зрѣлаго и, однимъ словомъ, всѣ признаки мастера своего дѣла обнаружили тайну анонима. Вотъ наши надежды въ засѣвѣ, а проч³я пока прѣютъ въ ожидан³и. Надѣюсь, вы обрадуетесь моимъ вѣстямъ, а теперь хочу удивить вѣстью почти неслыханною,
   На дняхъ, прочиталъ я Русск³й романъ: Два Ивана, или Страсть къ тяжбамъ, сочинен³е Нарѣжнаго, который, въ сожалѣн³ю, умеръ прошедшимъ лѣтомъ еще въ зрѣлой порѣ мужества. Это четвертый романъ изъ написанныхъ авторомъ. Не удовлетворяя вполнѣ эстетическимъ требован³ямъ искусства, Нарѣжный побѣдилъ первый, и покамѣстъ одинъ, трудность, которую, признаюсь, почиталъ я до него непобѣдимою. Мнѣ казалось, что наши нравы, что вообще нашъ народный бытъ не имѣетъ или имѣетъ мало оконечностей живописныхъ, кои могъ бы охватить наблюдатель для составлен³я Русскаго романа. Правда, что авторъ нашъ наблюдатель не совершенно Русск³й, а Малоросс³йск³й, и что его два лучш³е романа: Бурсакъ и Два Ивана относятся къ эпохѣ, когда Малоросс³я еще имѣла свою особенную и характеристическую физ³оном³ю; правда и то, что Нарѣжный не берется быть живописцемъ природы изящной, а сбивается болѣе на краски Теньера или Гогарта. Картины его имѣютъ обыкновенно черты каррикатурныя, но не менѣе того обнаруживается вездѣ умъ оригинальный, веселый, смѣтливый въ наблюден³яхъ, а кое-гдѣ и прорываются искры истинной чувствительности. Онъ на даетъ читателю въ первыхъ страницахъ романа отгадать загадку, которая становится утомительною, когда любопытство удовлетворено преждевременно; но онъ довольно искусно заводитъ читателя и при концѣ даетъ отчетъ ясный и сбыточный. Не всѣ романисты поступаютъ такъ добросовѣстно съ читателями своими. Жаль, что языкъ непр³ятный, грубый, иногда даже дик³й, вкусъ неочищенный, или - справедливѣе - совершенное отсутств³е вкуса, много вредятъ достоинству сихъ романовъ; но совсѣмъ тѣмъ они занимаютъ мѣсто въ числѣ замѣчательныхъ произведен³й нашей лѣнивой и малоурожайной словесности. Изъ нашихъ писателей не многихъ станетъ на книгу, не только-что на нѣсколько томовъ, хотя бы то было романовъ, хотя и подлежали бы они критикѣ въ частностяхъ и полномъ составѣ. Не смотря на то, Нарѣжный умеръ, почти не слыхавъ добраго слова о себѣ отъ нашихъ журналистовъ, которымъ недосугъ разбирать книгу порядкомъ. Нужно ли отстоять себя: они печатаютъ цѣлые томы антикритикъ, о трудахъ другихъ писателей отдѣлываются нѣсколькими строками, сужден³ями поверхностными и довольно подробнымъ исчислен³емъ опечатокъ.
   Простите и пр.
   PS. Я было и забылъ вамъ сказать, что вы не даромъ избрали рака въ эмблемы нашихъ пер³одическихъ листовъ: одинъ изъ нихъ поспѣшилъ ее присвоить себѣ и вышелъ въ свѣтъ подъ этимъ знамен³емъ. Видно, не на шутку издатель объявляетъ себя великимъ магистромъ сего ордена и для образца выпустилъ одинъ дипломъ за своимъ рукоприкладствомъ и аллегорическимъ изображен³емъ по примѣру Французскихъ книгъ, которыя теперь печатаются не иначе, какъ съ fac simile и портретомъ автора. Духъ подражан³я у насъ вездѣ изобличается.

Категория: Книги | Добавил: Ash (10.11.2012)
Просмотров: 259 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа