Главная » Книги

Вяземский Петр Андреевич - Писатели между собой

Вяземский Петр Андреевич - Писатели между собой



П. А. Вяземск³й

  

Писатели между собой.

Комед³я въ пяти дѣйств³яхъ, въ стихахъ. Соч. Вас. Головина. М. 1827 года.

1827.

  
   Вяземск³й П. А. Полное собран³е сочинен³й. Издан³е графа С. Д. Шереметева. T. 2.
   Спб., 1879.
  
   На зло критикамъ нашимъ, разглашающимъ, что у насъ нѣтъ комед³и, что театръ нашъ въ горестномъ упадкѣ, хотя впрочемъ не бывалъ никогда на блестящей высотѣ, не смотря на всѣ эти сѣтован³я и укоризны, комед³и Русск³я родятся, представляются и преставляются, печатаются, хотя мало читаются; нѣтъ почти недѣли, по крайней мѣрѣ во время зимней стужи, чтобы имя новаго драматическаго писателя, чтобы новое творен³е не помѣщались на длинной бенефисной афишѣ; не проходитъ недѣли, чтобы любопытные зрители, просидѣвш³е до полуночи въ креслахъ своихъ, не кричали, какъ съ просонья: автора! автора! Правда, можно къ сему прибавить, что и пораженные невольнымъ безплод³емъ Мельпомена и Тал³я, въ грустномъ одиночествѣ своемъ, выкликаютъ также въ свою очередь: автора! автора! Но, къ сожалѣн³ю, изъ многихъ приглашенныхъ нѣтъ ни одного избраннаго. Вызывающая, воп³ющая публика счастливѣе. Она все таки выкличетъ, выкрикнетъ автора, который въ гостепр³имной директорской ложѣ выкажетъ лице свое и отвѣситъ публикѣ свои три, часто неловк³е, но благодарные поклона.
   Недавно напечатана въ Москвѣ комед³я: Писатели между собой, въ пяти дѣйств³яхъ, въ стихахъ, представленная въ первый разъ въ послѣдн³й день прошедшаго года. Есть что-то таинственно-торжественно-роковое въ этомъ представлен³и. Притязан³е, попытка на безсмерт³е, въ самый тотъ день, когда издыхающ³й годъ напоминаетъ намъ о скоротечности времени, о всепоглощающей безднѣ вѣчности! Признаюсь въ своемъ малодуш³и: суевѣрный страхъ удержалъ бы меня въ этотъ день отъ почина, требующаго смѣлости. Но смѣлымъ Богъ владѣетъ, а у стихотворцевъ много боговъ и богинь. Въ этой комед³и 180 страницъ,
  
   Судите жъ, сколько тутъ хорошихъ есть стишковъ!
  
   Кто знаетъ, съ какимъ трудомъ добывается Русск³й стихъ, тотъ признаетъ важность подобнаго предпр³ят³я, приведеннаго въ исполнен³е. Нашихъ современныхъ поэтовъ упрекаютъ, что они пускаются въ храмъ славы налегкѣ. Взыскательные оцѣнщики могутъ быть довольны настоящимъ отправлен³емъ: оно порядочно загружено. Усерд³е и трудолюб³е видны; посмотримъ, каковъ успѣхъ.
   П³онина - пятидесятилѣтняя барышня, помѣщица Украинская, у ней за душою много стиховъ ея сочинен³я да восемь тысячъ душъ (полустиш³е изъ комед³и). Вотъ куда хватила щедрая рука автора, истинное царское пожалован³е. П³онина должна вѣчно Бога молить за благодѣтеля своего. Она пр³ѣзжаетъ въ Москву къ молодой племянницѣ, вдовѣ, княгинѣ Тирской, которая если сама не пишетъ, то любитъ писателей, а въ особенности же Пламенова; она собираетъ у себя литтераторовъ и открыла въ своемъ домѣ литтературное общество; ей хочется выдти замужъ за Пламенова, который, впрочемъ, по видимому, вопреки имени своему, также какъ и она, любитъ не очень пламенно: вообще о ихъ взаимной любви и брачныхъ расположен³яхъ зрители могутъ догадываться болѣе по наслышкѣ, а на яву все дѣло обходится съ приличнымъ хладнокров³емъ съ обѣихъ сторонъ. Княгиня Тирская плѣнила не одного Пламенова: на бѣду ея, вздыхаетъ по ней и Тонск³й, также авторъ. Пр³ѣзжая тетка, которую съ первой встрѣчи задобрилъ онъ, выхваляя достоинства ея, когда Пламеновъ, напротивъ, раздражилъ ее неловкимъ чистосердеч³емъ, готова противиться тайной склонности племянницы и любви Пламенова. Наконецъ ею рѣшено, что княгиня Тирская и все наслѣдство, которое она отъ нея получитъ, будутъ наградою тому изъ двухъ соперниковъ, который побѣдитъ другого въ состязан³и стиховъ, имѣющемъ быть въ засѣдан³и домашняго литтературнаго общества. Этотъ стихотворческ³й турниръ - главная комическая ось, вокругъ коей вертится все дѣйств³е. Оставляемъ самимъ читателямъ заключить, до какой степени вымыселъ правдоподобенъ и согласенъ съ нравами нашими. Украинская помѣщица корчитъ les femmes savantes Мольера; пожалуй такъ, но если и допустить, что сумасбродство ея можетъ быть сбыточнымъ, то какъ согласиться, что княгиня Тирская, вдова, и слѣдовательно уже въ совершеннолѣтнемъ возрастѣ и которую авторъ не хотѣлъ выказать сумасбродною, подобною теткѣ, что Пламеновъ, котораго хотѣлъ представить авторъ умнымъ человѣкомъ, чтобы этотъ идеалъ и герой комед³и, чтобъ Любимовъ, другъ его, другъ дома княгини, также разсудительный человѣкъ, могли пойти на подобную несообразную, можно сказать, нелѣпую сдѣлку. Сбыточно ли въ Росс³и, сбыточно ли гдѣ нибудь такое дѣйств³е? Въ этомъ отношен³и авторъ не только догналъ, но и перегналъ большую часть нашихъ писателей комическихъ, которые обыкновенно живописцы нравовъ небывалыхъ и лицъ несуществующихъ. Воображен³е многихъ писателей нашихъ, а преимущественно драматическихъ, особенно плодородно въ этой производительности. Впрочемъ, если главная мысль автора и была-бы исполнена съ лучшимъ успѣхомъ, чѣмъ здѣсь, то на притязан³я ли женщинъ нашихъ на литтературную славу должны падать поучен³я и насмѣшки нашей комед³и? Гдѣ наши Филаминты и Белины Мольеровы? Гдѣ наши Англ³йск³е син³е чулки?
   Показавъ, что въ этой комед³и нѣтъ истины, нѣтъ нравовъ, также легко показать, что въ ней нѣтъ характеровъ. Мы ознакомились съ лицами, которыя авторъ хотѣлъ выставить въ выгодномъ свѣтѣ и, такъ сказать, избранными изъ представленнаго имъ общества, и видѣли, что княгиня Тирская, Пламеновъ, Любимовъ, очень жалк³е люди, потому что соглашаются быть игрушками безразсудной П³ониной. Друг³я лица: Лезвинск³й - журналистъ, авторъ Трутневъ и Параша, горничная княгини, не имѣютъ также родовыхъ примѣтъ въ своихъ физ³огном³яхъ. Лезвинск³й сердится на Пламенова, который написалъ на него реценз³ю; вотъ на это слова нѣтъ; это дѣло сбыточное и совершенно Русское, въ литтературныхъ обычаяхъ; въ досадѣ старается онъ отомстить ему, оттирая его отъ княгини Тирской и покровительствуя Тонскому; это все еще въ порядкѣ; согласиться можно, въ порядкѣ и то, что онъ хочетъ достигнуть своей цѣли критическимъ разборомъ оды, которую Пламеновъ долженъ прочесть въ рѣшительномъ засѣдан³и; но къ чему таиться ему, что онъ писалъ этотъ разборъ? - если разборъ долженъ повредить успѣху, котораго Пламеновъ ожидаетъ отъ своей оды, то не все-ли равно, кто писалъ его? Дѣло въ послѣдств³и: между тѣмъ, П³онина, наученная друзьями Пламенова и примиренная съ нимъ, благодаря стихамъ въ похвалу ея, будто имъ писаннымъ, выманиваетъ этотъ разборъ у обманутаго Лезвинскаго. Къ чему всѣ эти хитрости? Въ чемъ состоитъ тайна затѣйливаго умысла для поражен³я Лезвинскаго и Тонскаго и для побѣды Пламенова? Все это загадки, и онѣ остаются неразгаданными. Въ чему Лезвинск³й, выдаваемый за умнаго человѣка, приводитъ съ собою, въ качествѣ союзника, Трутнева, глупца, который вредитъ ему и съ которымъ онъ даже не условился, какъ дѣйствовать согласно съ его намѣрен³ями? Отъ чего П³онина не выходитъ замужъ за Трутнева, какъ онъ и она того желаютъ? И это требуетъ пояснен³я. Параша, по предположен³ю автора, сокровенная пружина всего производства махины, какъ то обыкновенно водится въ комед³яхъ, писанныхъ не съ натуры, а по выкройкѣ указной, выходитъ на повѣрку лицо совершенно излишнее. Она даже сама себѣ противорѣчитъ - и въ как³я же минуты? Когда дѣло идетъ о главномъ побужден³и всего дѣйств³я. Она помогаетъ Пламенову и Любимову, его соучастнику; на вопросъ послѣдняго: когда придти имъ, чтобы представиться теткѣ, она отвѣчаетъ:
  
             Въ семь часовъ
         Начнется чтен³е у насъ...
  
   и между тѣмъ уговариваетъ его скорѣе выѣхать изъ дома княгини, сказывая:
  
         Покуда съ вами здѣсь еще насъ не застали;
  
   а послѣ, когда Пламенова упреждаетъ Тонск³й и едва-ли не одерживаетъ рѣшительной побѣды надъ соглас³емъ тетки, бранитъ Пламенова, за чѣмъ онъ не пришелъ ранѣе. Едва-ли не при каждомъ явлен³и, не при каждомъ стихѣ, можно поставить здѣсь вопросительный знакъ; въ комед³и нѣтъ нигдѣ разрѣшен³я недоумѣн³ю и недогадкамъ читателя. Самое заглав³е комед³и: Писатели между собой ошибочно и не выдержано послѣдств³емъ. Тутъ, главный предметъ ссоръ не авторск³е успѣхи, не литтературная слава; они только посторонн³я средства; а побудительная причина соперничества есть молодая вдова и восемь тысячъ душъ et puisque души il y a. О такой добычѣ, вѣроятно, готовы поспорить между собою и не одни писатели. Вообще же писатели наши скромнѣе: они не мѣтятъ такъ высоко. Гдѣ имъ гнаться за 8000 душами? Развѣ Лезвинск³й одинъ кое-какъ отстаиваетъ эпиграфъ комед³и:
  
             ...La haine et la fureur
         Ont changé le Parnasse en théâtre d' horreur.
  
   Но, впрочемъ, и этотъ злобный духъ поэмы не очень грѣшенъ, помогая Тонскому, который, если по виду позволено судить о человѣкѣ, малый добрый; сердится ли Лезвинск³й на Пламенова за критику или нѣтъ, это дѣло постороннее, но въ его доброхотствѣ другому нѣтъ большого преступлен³я, а, помогая одному, долженъ онъ неминуемо вредить другому, потому что княгинѣ Тирской нельзя же выдти замужъ за двухъ. Разбирать критически слогъ этой комед³и, кажется, не нужно. Кромѣ общихъ погрѣшностей, такъ сказать коренныхъ свойствъ разговорнаго языка нашихъ комед³й - рѣчей растянутыхъ, многословныхъ, не скрѣпленныхъ логическою связью мыслей, истекающихъ одна изъ другой, кромѣ совершеннаго отсутств³я веселости и прочаго и прочаго, въ сей комед³и, по бѣдности риѳмъ, по трудному принужден³ю въ оборотахъ и по другимъ недостаткамъ въ свободномъ обладан³и стихотворческимъ языкомъ, оказывается, по крайней мѣрѣ, большая неопытность въ письменномъ упражнен³и. Отъ насильственнаго разрыва между прилагательными и существительными, высѣкаются иногда забавные стихи, какъ напримѣръ слѣдующ³й:
  
             ....Примѣрный
         Покойникъ въ свѣтѣ былъ, конечно, человѣкъ.
  
   Кажется, не подлежитъ сомнѣн³ю, что покойникъ долженъ былъ быть человѣкъ.
   При комед³и, вмѣсто предислов³я, есть разговоръ, возлѣ театра, въ кондитерской лавкѣ, между Н. и Л.
   Напрасно было переговаривать чуж³я рѣчи: мало-ли что въ кондитерской говорится? Напримѣръ, тутъ сказано, что въ новой комед³и нѣтъ ничего общаго съ Мольеромъ и съ Пирономъ {То есть съ комед³ями ихъ Les femmes savantes и La métromanie}: комед³я сама за себя скажетъ эту истину. Говорено еще о прелести Аристофана, этого безсмертнаго творен³я нашего Мольера (князя Шаховскаго), о звучныхъ стихахъ Фина, объ оригинальности Загоскина, о стихахъ Лукавина, и о куплетахъ всѣхъ водевилей Писарева. Можетъ быть, въ хвалебномъ поминовен³и этомъ отзывается нѣсколько сомнительный вкусъ одного изъ собесѣдниковъ; но, вмѣстѣ съ тѣмъ, должно признаться, оно приноситъ честь характеру автора комед³и и служитъ ей краснорѣчивымъ возражен³емъ; слѣдовательно, писатели между собой не всѣ враги и завистники; слѣдовательно между ними встрѣчаются соперники, весьма снисходительные, и даже великодушные. Есть и другое обстоятельство, которое приноситъ еще болѣе чести автору. Его можно поздравить съ тѣмъ, что онъ обманулъ ожидан³я многихъ изъ читателей и зрителей своихъ, которые, по заглав³ю комед³и, надѣялись, безъ сомнѣн³я, найти въ ней личности, непристойные намеки и оскорблен³я нѣкоторымъ изъ живыхъ писателей. Злостное любопытство не получитъ позорнаго удовлетворен³я въ творен³и, чистомъ отъ всякой неблагонамѣренности. Такое уважен³е къ зван³ю автора, къ самому себѣ и публикѣ похвально и замѣчательно, тѣмъ болѣе, что оно не всегда соблюдается. Оруд³е личныхъ оскорблен³й можетъ иногда послужить къ минутному постыдному успѣху; но успѣхъ исчезаетъ вмѣстѣ съ шумомъ представлен³я, а стыдъ остается при оскорбителѣ. Нашъ авторъ по дарован³ю ниже Французскаго Палиссо (Palissot), но безпримѣрно выше его въ нравственномъ отношен³и. Тотъ въ комед³и своей Философы вывелъ негодяями такъ-называемыхъ въ то время энциклопедистовъ, то есть Вольтера, Дидеро и другихъ; вывелъ ихъ плутами, готовыми на всякое безчестное и преступное дѣло. - Нашъ вывелъ писателей нашихъ просто слабоумными и довольно ничтожными личностями. Имѣлъ ли онъ кого-нибудь въ виду, когда писалъ лица свои, неизвѣстно, а догадаться трудно. Во всякомъ случаѣ, скажемъ въ заключен³е статьи нашей: не каждый можетъ быть хорошимъ писателемъ, но каждый обязанъ быть честнымъ человѣкомъ, что вполнѣ доказано на дѣлѣ авторомъ комед³и: Писатели между собой.
   Приписка. Американецъ Толстой, прочитавъ реценз³ю мою, говорилъ, что изъ всѣхъ замѣчан³й и отзывовъ о комед³и, вѣроятно, досаднѣе и оскорбительнѣе будутъ автору приведенныя въ концѣ статьи моей похвалы ему и аттестатъ въ добронрав³и и отсутств³и всякаго поползновен³я на злоязыч³е.
  
   1875.
  

Другие авторы
  • Яхонтов Александр Николаевич
  • Соколов Николай Афанасьевич
  • Петриченко Кирилл Никифорович
  • Корнилович Александр Осипович
  • Варакин Иван Иванович
  • Замятин Евгений Иванович
  • Мачтет Григорий Александрович
  • Гроссман Леонид Петрович
  • Верн Жюль
  • Бажин Николай Федотович
  • Другие произведения
  • Оськин Дмитрий Прокофьевич - Краткая библиография
  • Кузмин Михаил Алексеевич - Набег на Барсуковку
  • Павлов П. - Заметки досужего читателя
  • Аксаков Иван Сергеевич - О нравственном состоянии нашего общества - и что требуется для его оздоровления?
  • Анненков Павел Васильевич - Литературный тип слабого человека. По поводу тургеневской "Аси"
  • Станюкович Константин Михайлович - Матроска
  • Тынянов Юрий Николаевич - Академик В. В. Виноградов. О трудах Ю. Н. Тынянова по истории русской литературы первой половины 19 века.
  • Лажечников Иван Иванович - Последний Новик
  • Есенин Сергей Александрович - Зовущие зори
  • Чуйко Владимир Викторович - В. В. Чуйко: биографическая справка
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (10.11.2012)
    Просмотров: 351 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа