Главная » Книги

Вяземский Петр Андреевич - История русского народа. Критики на нее Вестника Европы и других журналов. Один том налицо, одиннадцать...

Вяземский Петр Андреевич - История русского народа. Критики на нее Вестника Европы и других журналов. Один том налицо, одиннадцать будущих томов в воле Божией



П. А. Вяземск³й

  

Истор³я русскаго народа. Критики на нее Вѣстника Европы и другихъ журналовъ. Одинъ томъ на лицо, одиннадцать будущихъ томовъ въ волѣ Бож³ей.

1830.

  
   Вяземск³й П. А. Полное собран³е сочинен³й. Издан³е графа С. Д. Шереметева. T. 2.
   Спб., 1879.
  
   Не однѣ хорош³я книги пользуются преимуществомъ обращать на себя вниман³е просвѣщенныхъ читателей. Худыя книги раздѣляютъ иногда съ первыми с³е право. Худой романъ, худая поэма, нелѣпая трагед³я могутъ явиться и пропасть безъ замѣчан³я; между тѣмъ сочинен³я философическ³я, историческ³я, учебныя, хотя даже и ниже посредственности, должны возбуждать изслѣдован³я критики. С³я обязанность тѣмъ важнѣе тамъ, гдѣ литтература еще бѣдна количествомъ подобныхъ сочинен³й. Тамъ, за неимѣн³емъ хорошихъ книгъ, и дурныя замѣщаютъ порожн³я мѣста; а не только людей, но мног³е судятъ и о книгахъ по мѣсту, ими занимаемому. У другихъ еще и то соображен³е: если человѣкъ, если книга, объявляютъ притязан³е на право сбить съ мѣста уже признанную заслугу, то частью по простотѣ, частью по малодушному удовольств³ю видѣть, что и заслуга не ограждается общественнымъ мнѣн³емъ отъ оскорблен³й, они готовы быть за одно съ наглостью и тщеслав³емъ. Смѣлость и хищническое удальство часто правятся и увлекаютъ ее. Есть лже-димитр³и и въ литтературѣ, и они беззаконно облекаются на время доспѣхами и багряницею законной власти. Истор³я Русскаго народа служитъ тому новымъ доказательствомъ. Но какъ ни худо это сочинен³е, оно принадлежитъ именно къ разряду тѣхъ, которыя критика не должна пропустить забвен³емъ. Истор³я Росс³и, писанная издателемъ журнала, который, не смотря на мног³е недостатки и еще больш³я погрѣшности, пользуется по справедливости преимуществомъ быть лучшимъ журналомъ нашимъ, то есть полнѣйшимъ и разнообразнѣйшимъ, должна была при появлен³и своемъ имѣть много подписчиковъ, по крайней мѣрѣ всѣхъ подписчиковъ Телеграфа, если только не исключить тѣхъ, кои подписываются на него какъ на журналъ модъ. Такъ оно и было! Она была встрѣчена съ шумомъ, съ шумомъ, можетъ быть, и падетъ, или пала. Но иные люди вѣрятъ мертвецамъ: противъ суевѣр³я ихъ должно дѣйствовать повторенными опытами. Московск³е журналы были наполнены критиками на Истор³ю Русскаго народа, но эти критики не могли достигнуть надлежащей цѣли, а именно: изобличен³я погрѣшностей въ планѣ и въ исполнен³и. Критики были слишкомъ сердиты и крикливы, а въ крикахъ и не разслушаешь истины; она требуетъ болѣе увѣренности, разстановки и твердости въ рѣчи. Сердитый человѣкъ заглушить можетъ, а не убѣдить. Критика должна имѣть стройное, хладнокровное движен³е регулярнаго войска Европейскаго: отъ подобнаго нападен³я спастись трудно; но запальчивость, дик³е вопли, необузданное стремлен³е Аз³ятскихъ ордъ не опасны. Иныя изъ сихъ критикъ были написаны какъ будто на смѣхъ, но не надъ авторомъ. Напримѣръ: "Ѳеор³я предчувств³й составляетъ доселѣ камень претыкан³я для испытателей человѣческой пртроды. Одни утверждаютъ, что с³и тайныя вторжен³я въ туманную область будущности, которыя мы называемъ предчувств³ями, суть ничто иное, какъ преждевременныя попытки самой души - стряхнуть съ себя чуждыя вериги пространства и времени" и проч. Таково начало критики, напечатанной въ классическомъ журналѣ Вѣстникъ Европы. Послѣ того, какъ ни будь дѣльны замѣчан³я, въ ней заключающ³яся, но какая истина не изнеможетъ, опутанная заблужден³ями подобнаго слога? Для кого писать такимъ языкомъ? Для ученыхъ? онъ покажется верхъ невѣжества. Для невѣждъ? недоступный верхъ учености. Одинъ критикуемый авторъ найдетъ свою пользу въ нестройномъ и какомъ-то болѣзненномъ изложен³и мыслей, отбивающемъ читателей. Съ другой стороны, въ критикахъ на Истор³ю Русскаго народа, напечатанныхъ въ Вѣстникѣ Европы и другихъ журналахъ, есть еще общая неумѣстность: поздн³я, почтительныя обращен³я къ трудамъ и памяти Карамзина, и удары во имя его, наносимые новому историку. Нѣтъ сомнѣн³я, что оскорбительныя сужден³я объ Истор³и Государства Росс³йскаго, раздававш³яся въ печати вашей съ цѣлью поколебать, а если можно и ниспровергнуть уважен³е народа къ заслугамъ Карамзина, приготовили нынѣшн³я сатурнал³и литтературы нашей, разразившейся явлен³емъ Истор³и Рускаго народа. Въ этомъ отношен³и новый историкъ поступилъ неблагодарно: слѣдовало ему посвятить творен³е свое не Нибуру, а Каченовскому и Арцыбашеву. Въ м³рѣ политическомъ анарх³я ведетъ къ деспотизму смѣлаго хищника: въ литтературномъ м³рѣ ниспровержен³е каноновъ ума и вкуса, возмущен³я анархическаго своевольства противъ нравственныхъ и умственныхъ властей бываютъ также веден³емъ къ лже-царств³ю невѣжества.
   Поговоривъ о худыхъ критикахъ, намъ весьма пр³ятно обратить вниман³е читателей на критику весьма хорошую, писанную г-мъ Руссовымъ, уже извѣстнымъ своими историческими изыскан³ями и потому болѣе другаго способнымъ судить Истор³ю Русскаго народа. Критика с³я сперва была по частямъ печатана въ книжкахъ Славянина, а нынѣ напечатана особенно. Въ сихъ замѣчан³яхъ, писанныхъ съ должнымъ хладнокров³емъ, но часто и съ веселымъ остроум³емъ, собраны и выведены на свѣжую воду, съ уликами и доказательствами, мног³я изъ погрѣшностей, недосмотровъ, противорѣч³й, не только съ истиною, но и съ самимъ собою, и часто неимовѣрныхъ, коими авторъ щедро услужилъ критику своему. Авторъ съ такою необдуманностью составилъ первый томъ сочинен³я своего, что не держался въ немъ ни порядка, ни единства въ хронологическомъ отношен³и. Оспаривая, напримѣръ, Карамзина, онъ иногда съ нимъ соглашается въ томъ же самомъ мѣстѣ и списываетъ его, забывъ, что онъ отвергаетъ его свидѣтельство. Измѣнен³я его по части хронолог³и объясняются у критика забавнымъ сравнен³емъ: "это значитъ тоже, что сшивъ платье безъ пуговицъ, связку ихъ положить въ карманъ, дабы брать ихъ тогда и столько, сколько нужно будетъ застегнуться, смотря по погодѣ". Въ числѣ противорѣч³й междоусобныхъ, коимъ новая истор³я служитъ обширнымъ поприщемъ, можно выставить еще одно, позабытое другими критиками. Авторъ въ предислов³и своемъ укоряетъ Карамзина за излишнюю поспѣшность въ его трудѣ и довольно забавно спрашиваетъ: "когда же думалъ историкъ"? На это можно было бы ему отвѣтить: всегда; ибо рѣшительно вся жизнь Карамзина была или приготовлен³емъ къ труду, или исполнен³емъ труда, или порою созрѣван³я, или порою зрѣлости и жатвы. Но дѣло не въ томъ: любопытно только послѣ сей укоризны видѣть сколько авторъ самъ посвятилъ времени на составлен³е 12-ти томовъ истор³и, не только уже готовыхъ въ кабинетѣ автора, но даже сдѣлавшихся уже и собственност³ю публики, ибо подписка на нихъ открыта и сумма за всѣ 12-ть томовъ заплачена подписчиками. "Съ 1825 года я началъ уже систематическое сочинен³е о Русской истор³и". Въ 1829 году появился первый томъ и 11-ть томовъ должны быть готовы въ напечатан³ю: слѣдовательно, въ четыре года совершенъ трудъ, на который Карамзинъ, со всею поспѣшност³ю своею, употребилъ болѣе двадцати лѣтъ. Нельзя же полагать, что трудъ новаго историка еще не совершенъ, что одиннадцать обѣщанныхъ томовъ пока таятся еще въ головѣ автора, тогда, когда они уже проданы не книгопродавцу, который можетъ пуститься наудачу предпр³ят³я и, такъ сказать, на волю Бож³ю, но частнымъ подписчикамъ, которые подписываются на наличныя. Такое предположен³е было бы легкомысленно и оскорбительно для добросовѣстности автора. Дай Богъ автору и всѣмъ авторамъ здоровья и долголѣт³я, но въ добрый часъ молвить, а въ худой промолчать: вѣдь жизнь ихъ не застрахована на такой-то срокъ. Во всѣхъ образованныхъ земляхъ, у всѣхъ честныхъ людей, открывается подписка и собираются съ подписчиковъ деньги, когда сочинен³е уже написано и готово къ печати. Сочинен³е можетъ быть допечатано послѣ жизни автора, если онъ умретъ въ это время; смерть его оплакивается ближними и добрыми людьми, по крайней мѣрѣ не сбывается пословица: плавали денежки. А между тѣмъ втораго тома еще нѣтъ; друзья автора распускаютъ извѣст³е, что онъ сжегъ второй томъ, бывъ недоволенъ трудомъ своимъ. Это огненное очищен³е, этотъ Бож³й судъ среднихъ вѣковъ, приноситъ честь уничижен³ю авторскому, но тутъ слѣдуютъ два вопроса: отчего же не сожженъ и первый томъ, и причемъ останутся подписчики? при одномъ пеплѣ что-ли?
   Пока Истор³я Русскаго народа есть только истор³я Русской снаровки сбывать свой товаръ налично, когда онъ еще и не на лицо.
  

Категория: Книги | Добавил: Ash (10.11.2012)
Просмотров: 291 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа