Главная » Книги

Вельтман Александр Фомич - Юрий Акутин. Издревле сладостный союз поэтов меж собой связует...

Вельтман Александр Фомич - Юрий Акутин. Издревле сладостный союз поэтов меж собой связует...



Юрий Акутин

Издревле сладостный союз поэтов меж собой связует...

  
   Наука и жизнь, No 11, 1975
   OCR Бычков М.Н.
  
   Александр Фомич Вельтман (1800-1870), известный русский прозаик второй трети прошлого века, прожил сложную и интересную жизнь. В молодости он слу­жил офицером-топографом в Бессарабии, выйдя в отставку, стал профессиональным писателем и ученым. Без малого три де­сятилетия Вельтман проработал в Москов­ской оружейной палате, с 18S2 года и до самой кончины возглавлял ее.
   Писатель оставил огромное литератур­ное и научное наследство. Он написал пятнадцать увлекательных и своеобразных по форме романов, издал сборники ори­гинальных повестей. Имели успех и поэти­ческие произведения Вельтмана, особенно его песня "Что отуманилась зоренька яс­ная...". Александр Фомич был разносто­ронним ученым - занимался историей, ар­хеологией, этнографией, филологией и фи­лософией. Особенно значителен его вклад в русское славяноведение и скандинави­стику.
   В конце прошлого века произведения Вельтмана были незаслуженно забыты. Но в наши дни неоднократно переиздавались его роман "Саломея" и повесть "Неисто­вый Роланд". Они переведены за рубежом. Интерес к творчеству писателя возрастает. В настоящее время подготавливается на­учное издание лирико-философского ро­мана "Странник", в котором отразились события, происходившие во время службы Вельтмана в Бессарабии. Годы службы в Бессарабии оказали самое значительное влияние на формирование мировоззрения и литературного мастерства Вельтмана. Тя­желый, но увлекательный труд военного топографа, знакомство с яркой жизнью и фольклором многонациональной области, дружба с декабристами, участие в осво­бодительной войне на Балканах - все это наложило неизгладимый отпечаток на дальнейшую жизнь Александра Фомича, Но самым ярким эпизодом бессарабской жизни явилась встреча Вельтмана с Пуш­киным. Она перешла в близкое знакомст­во, продолжавшееся и в 30-е годы. Об этом рассказывается в предлагаемой чита­телям статье.
  

...О КИШИНЕВЕ Я ВЗДОХНУЛ

  
   В 1818 году прапорщик Вельтман был командирован в Бессарабию для работы в военно-топографической комиссии. По­являясь наездом в столице области, Вельт­ман постепенно сблизился с местным об­ществом. В 1820 году в Кишинев приехал ссыльный Пушкин. Они познакомились.
   И. П. Липранди засвидетельствовалл что А. Ф. Вельтман был "один из немногих, который мог доставлять пищу уму и любо­знательности Пушкина..."
   Вельтман так характеризовал отношения, сложившиеся у него в первое время с Александром Сергеевичем: "Встречая Пушкина в обществе и у товарищей, я ни­как не умел с ним сблизиться: для других в обществе он мог казаться ровен, но для меня он казался недоступен. Я даже уда­лялся от него, и, сколько я могу понять теперь, тайное, безотчетное для меня то­гда чувство, я боялся, чтобы кто-нибудь из товарищей не сказал ему при мне: "Пушкин, вот и он пописывает у нас стишки".
   С отрочества испытывая себя на попри­ще поэта, Вельтман и на юге России перемешивал в походных тетрадях деловые записи со стихотворными опытами. Глубо­кое впечатление произвела на подпоручи­ка поэма "Руслан и Людмила", и он под впечатлением пушкинской поэмы при­ступил к созданию поэмы "Этеон и Лай­да". Дописывая через несколько лет так и оставшееся в черновике произведение, уже возмужавший стихотворец с доброй усмешкой отметил его незрелость и под­ражательность:
  
   Прости, игра воображенья.
   Сны кончились, как легкий сон.
   Простите, призраки часов уединенья.
   Лайда милая и милый Этеон.
  
   Увлечение романтическими похождения­ми идеализированных героев не мешает Вельтману обратиться к сатирическому изображению кишиневского общества. Именно эти его стихотворные опыты ста­новятся во многом созвучными настроени­ям некоторых произведений и писем Пуш­кина, написанных в Бессарабии,
   В стихотворении "Простите, коль моей нестройной лиры глас..." Вельтман набро­сал портреты хорошо знакомых Пушкину кишиневцев, гуляющих в саду. Неудержи­мым сарказмом звучали строки:
  
   А вот и неразлучных свита.
   Колонной все они идут.
   Иной накушался досыта
   И весом будет в десять пуд.
   Другой, играя роль учену.
   Премудро гордый принял вид,
   А тот, задать желая тону,
   Прищурившись, в очки глядит.
   Он ими гордо шевелит
   И думает, что взоры страстны
   Прелестный пол к нему склонит.
  
   Вельтмана нарекли "кишиневским поэ­том", его произведения расходились в списках по рукам, читались наизусть и не могли не обратить на себя внимания Пуш­кина. Особенно заинтересовал Александ­ра Сергеевича "Джок", комические купле­ты, сочиненные Вельтманом "в веселой беседе на словах, а не на бумаге" на мо­тив молдавского танца:
  
   Музыка Варфоломея,
   Становись скорей в кружок,
   Инструменты строй скорее
   И играй на славу "Джок".
  
   Пушкин неоднократно напевал зажига­тельную мелодию стремительной пляски, родившую ритм этого стихотворения.
   Недаром ему долгое время приписыва­ли авторство "Джока".
   Общие литературные интересы привели к сближению поэтов.
   Пушкин узнал, что Вельтман сочиняет сказку в стихах "Янко чабан", навестил его и пожелал услышать эту "поэму-буффу". Во время чтения Александр Сергеевич "хохо­тал от души... над некоторыми местами описаний..."
   Благоговевший перед Пушкиным Вельтман в шуточном экспромте выразил свое мнение о месте поэта в русской литературе:
  
   Жуковский, Батюшков и Пушкин -
   Парнаса русского певцы,
   Пафнутьев, Таушев и Слепушкин -
   Шестого корпуса писцы.
  
   Как свидетельствует очевидец, выслу­шав шутливое четверостишие, "Александр Сергеевич был в восторге... и, расхажи­вая с живостью,- повторил несколько раз сказанное".
   Упрочению знакомства Пушюина м Вельт­мана способствовало также общее увле­чение фольклором. Живой интерес вызыва­ли у них народные песни. Автор "Джока" был музыкантом и мог содействовать Александру Сергеевичу, так как записывал привлекшие его внимание мелодии.
   В 1823 году Вельтман принял участие в маневрах Второй армии и был затем на­правлен на топографические съемки, по возвращении в Кишинев Пушкина он уже не застал. Возобновить прерванное зна­комство им пришлось несколько лет спу­стя. Но они никогда не забывали дней, прожитых в Бессарабии.
   Почти десять лет спустя автор "цыган" писал Н. С. Алексееву: "Пребыва"ие мое в Бессарабии доселе не оставило никаких следов ни поэтических, ни прозаических. Дай срок - надеюсь, что когда-нибудь ты увидишь, что ничто мною не забыто".
   А Вельтман в середине 1820-х годов, вспоминая дни, проведенные среди офи­церов Генерального штаба, пишет сохра­нившееся в рукописи стихотворение "По­слание к друзьям". Большой интерес представляет упоминание о Пушкине, по­казывающее, каким уважением и внимани­ем пользовались слова поэта в обществе офицеров:
  
   Так Пушкин слово начинает,
   Вдруг общий гром он заглушает,
   И кажется, что все молчат.
  
   В это же время, вдохновленный "Кавказ­ским пленником", Вельтман пишет повесть в стихах "Беглец", в которой явственно ощущается влияние пушкинской поэмы.
  

КРАЯ МОСКВЫ, КРАЯ РОДНЫЕ...

  
   В начале 1831 года Вельтман вышел в от­ставку и переехал в Москву, чтобы зани­маться литературой профессионально. Вес­ной он снова встретился-с Пушкиным, за­ехавшим к нему на квартиру и возобновив­шим самые дружеские отношения. Поэт обещал Вельтману написать разбор только что вышедшей из печати первой части ли-рико-философского романа "Странник", повествовавшего о жизненном пути моло­дого офицера, заброшенного на окраину России.
   Александр Сергеевич считал, что "в этой немного вычурной болтовне чувствуется настоящий талант", и впоследствии сожа­лел, что не выполнил обещания.
   Вельтман вспоминал:
   "- Пора нам перестать говорить друг другу вы,- сказал Пушкин мне, когда я просил его в собрании показать жену свою.
   И я в первый раз сказал ему:
   - Пушкин, ты - поэт, а жена твоя - воплощенная поэзия.
   Это не была фраза обдуманная: этими словами невольно только высказывалось сознание умственной и земной красоты".
   В марте 1831 года Вельтман в отдельном издании "Беглеца" публикует стихотворе­ние "Пегас", посвященное Пушкину. Завер­шая описание коня Беллерофонта, поэт восклицает:
  
   Счастлив, кому волшебник-гений дал
   Очаровательную силу!
   Он возлетит на нем к прекрасному светилу.
   Где пламенник души бог песней возжигал!
  
   Восхищаясь поэзией Пушкина, Вельтман в 1830-е годы на литературных вечерах вы­ступал с чтением не своих литературных опытов, а пушкинских стихотворений.
   Связь между писателями не прерыва­лась и в последующие годы.
   Пушкин интересовался делами старого кишиневского знакомого, в письмах к П. В. Нащокину спрашивал: "Что Вельтман? каковы его обстоятельства...", пригла­шал Александра Фомича принять участие в предполагаемом журнале.
   Автор "Странника" преподносит выходя­щие из печати произведения Пушкину, и сам поэт интересуется новыми романами Вельтмана. Так, 7 августа 1834 года Алек­сандр Сергеевич приобретает у А. Ф. Смирдина за 8 рублей роман "Лунатик", свя­занный с событиями Отечественной войны 1812 года.
   В письме, посланном 4 февраля 1833 го­да Пушкину вместе с переводом "Слова о полку Игореве", Вельтман пишет: "Желал бы знать мнение Пушкина о Песни опол­чению Игоря, говорят все добрые люди, что он не просто поэт, а поэт умница, и знает, что смысл сам по себе, а бессмыс­лица сама по себе; и поэтому я бы словам его поверил больше, чем своему само­любию".
   До нас дошел экземпляр упомянутого перевода с замечаниями Пушкина, показы­вающими, что он уделил большое внима­ние труду Александра Фомича.
  

ВОСПОМИНАНИЕ БЕЗМОЛВНО ПРЕДО МНОЙ СВОЙ ДЛИННЫЙ РАЗВИВАЕТ СВИТОК...

  
   Потрясенный гибелью Пушкина, Вельтман решает рассказать о своих встречах с по­этом и о тех местах, где они сблизились. Уже весной 1837 года он приступает к ра­боте над "Воспоминаниями о Бессарабии", озаглавив их первоначально: "Воспомина­ния о Бессарабии и Пушкине".
   Не чувствуя уверенности в значимости своих записок, Вельтман колеблется, поме­стить ли их на страницах "Современника". В письме к М. П. Погодину читаем: "Я ни­как не отказываюсь даже на коленях при­нести малую жертву от крох моих тени любимого нашего поэта, но еще не успел ничего сделать доброго и достойного по­мещения в "Современнике".
   И все же первая часть этих воспоминаний увидела свет (без имени автора) в том же году на страницах пушкинского журна­ла.
   Однако большая часть "Воспоминаний" увидела свет лишь в 1893 году.
   В 1855 году П. В. Анненков, приступив к изданию сочинений А. С. Пушкина, обра­тился к Вельтману с просьбой написать о встречах с поэтом. Он утверждал в письме от 3 ноября: "Вообще история знакомства Вашего с Пушкиным была бы находкой как для издания, так и для публики!"
   Следуя совету Александра Сергеевича, Вельтман подготавливает переделку пьесы Шекспира "Сон в летнюю ночь". У него возникает также замысел завершить пуш­кинскую "Русалку". Он набрасывает план, пишет фрагменты. В одном из них звучит обращение Князя к Русалочке:
  
   Ты, верно, заблудилась,
   Зашла сюда из княжеской столицы!
   Как ты мила!.. какой счастливец тот.
   Кто дочерью назвать имеет право
   Такого ангела! кто вынянчил его
   На собственных руках, целуя страстно
   Свое подобие, подобие подруги!
   Скажи же, душенька, откуда ты зашла
   В такую глушь!
  
   Но проделанная работа не удовлетвори­ла "кишиневского поэта", и он оставил ее незавершенной.
   Александр Фомич всегда стремился по­ведать читателю, сколь он многим был обязан Пушкину.
   Осенью 1869 года Вельтман доживал по­следние дни. Часто пребывавшего в одиночестве больного писателя навещал литера­тор и археолог Н. А. Дубровский. 21 ок­тября он записал в дневник: "Вечером был у А. Ф. Вельтмана и просидел у него до 9 часов. Старик тает, как свечка. Он был рад моему приходу. Рассказывал мне о своем знакомстве с Пушкиным..."
   Без малого полвека минуло со дня пер­вой встречи Александра Фомича Вельтмана с опальным поэтом, но воспоминания о тех временах стали самыми отрадными в не­легкой жизни этого незаурядного человека.
  

Другие авторы
  • Эмин Федор Александрович
  • Мочалов Павел Степанович
  • Ротчев Александр Гаврилович
  • Павлищев Лев Николаевич
  • Ривкин Григорий Абрамович
  • Измайлов Владимир Васильевич
  • Смидович Инна Гермогеновна
  • Перовский Василий Алексеевич
  • Путята Николай Васильевич
  • Шишков Александр Ардалионович
  • Другие произведения
  • Бунин Иван Алексеевич - Жизнь Арсеньева
  • Оленин Алексей Николаевич - Облик или портрет Великого Князя Святослава Игоревича
  • Чехов Антон Павлович - Душечка
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Балакирева полное собрание анекдотов шута, бывшего при дворе Петра Великого
  • Гримм Вильгельм Карл, Якоб - Госпожа Метелица
  • Венгеров Семен Афанасьевич - Шекспир
  • Бекетова Мария Андреевна - Шахматово. Семейная хроника
  • Кони Анатолий Федорович - Вестник Европы
  • Соколов Николай Матвеевич - Соколов Н. М.: Биографическая справка
  • Успенский Глеб Иванович - Столичная беднота
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (10.11.2012)
    Просмотров: 176 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа