Главная » Книги

Троцкий Лев Давидович - Мистицизм и канонизация Розанова

Троцкий Лев Давидович - Мистицизм и канонизация Розанова



Л. Д. Троцкий

Мистицизм и канонизация Розанова

  
   В. В. РОЗАНОВ: PRO ET CONTRA
   Личность и творчество Василия Розанова в оценке русских мыслителей и исследователей. Антология. Книга II
   Издательство Русского Христианского гуманитарного института
   Санкт-Петербург 1995
  
   Но ни в чем, может быть, не обнаружилось с такой интимной убедительностью опустошение и гниение интеллигентского индивидуализма, как в повальной нынешней канонизации Розанова: "гениальный" философ, и провидец, и поэт, и мимоходом рыцарь духа. А между тем Розанов был заведомой дрянью, трусом, приживальщиком, подлипалой. И это составляло суть его. Даровитость была в пределах выражения этой сути.
   Когда говорят о "гениальности" Розанова, выдвигают главным образом его откровения в области пола. Но попробовал бы кто-нибудь из почитателей свести воедино и систематизировать то, что сказано Розановым на его приспособленном для недомолвок и двусмысленностей языке о влиянии пола на поэзию, религию, государственность, - получилось бы нечто весьма скудное и нимало не новое. Австрийская психоаналитическая школа (Фрейд1, Юнг2, Альберт Адлер3 и др.) внесла неизмеримо больший вклад в вопрос о роли полового момента в формировании личного характера и общественного сознания. Тут по существу дела и сравнивать нельзя. Даже и парадоксальнейшие преувеличения Фрейда куда более значительны и плодотворны, чем размашистые догадки Розанова, который сплошь сбивается на умышленное юродство и прямую болтовню, твердит зады и врет за двух.
   И тем не менее должно признать, что не стыдящиеся славословить Розанова и склоняться перед ним внешние и внутренние эмигранты попадают в точку: в своем духовном приживальстве, в пресмыкательстве своем, в трусости своей Розанов только доводил до крайнего выражения их основные духовные черты, - трусость перед жизнью и трусость перед смертью.
   Некий Виктор Ховин - теоретик футуризма, что ли? - удостоверяет, что подлая переметчивость Розанова проистекала из сложнейших и тончайших причин: если Розанов, забежав было в революцию (1905 г.), не покидая, впрочем, "Нового времени", повернул затем вправо, то единственно потому, что испугался обнаруженной им сверхличной банальности; и если добежал до выполнения щегловитовских поручений по ритуалу4, и если писал одновременно в "Новом времени" в правом направлении, а в "Русском слове", за псевдонимом, - в левом, и если в качестве сводни сманивал к Суворину молодых писателей5, то единственно опять-таки от сложности и глубины душевной своей организации. Эта глуповатая и слащавая апологетика была бы хоть чуть-чуть убедительнее, если бы Розанов приблизился к революции во время гонений на нее, чтобы затем отшатнуться от нее во время победы. Но вот чего уж с Розановым не бывало и быть не могло. Ходынскую катастрофу, как очистительную жертву6, он воспевал в эпоху торжествующей победоносцевщины. Учредительное собрание и террор, все самое что ни на есть революционное, он принял в октябрьский период 1905 г., когда молодая революция, казалось, уложила правящих на обе лопатки. После 3 июня (1907 г.) он пел третьеиюньцев7. В эпоху бейлисиады доказывал употребление евреями христианской крови. Незадолго до смерти писал со свойственным ему юродским кривлянием о евреях как о "первой нации в мире", что, конечно, немногим лучше бейлисиады, хоть и с другой стороны. Самое доподлинное в Розанове: перед силой всю жизнь червем вился. Червеобразный человек и писатель: извивающийся, скользкий, липкий, укорачивается и растягивается по мере нужды - и как червь, противен. Православную церковь Розанов бесцеремонно - разумеется в своем кругу - называл навозной кучей8. Но обрядности держался (из трусости и на всякий случай), а помирать пришлось, пять раз причащался, тоже... на всякий случай. Он и с небом своим двурушничал, как с издателем и читателем.
   Розанов продавал себя публично, за монету. И философия его таковская, к этому приспособленная. Точно так же и стиль его. Был он поэтом интерьерчика, квартиры со всеми удобствами. Глумясь над учителями и пророками, сам он неизменно учительствовал: главное в жизни - мягонькое, тепленькое, жирненькое, сладенькое. Интеллигенция в последние десятилетия быстро обуржуазивалась и очень тяготела к мягонькому и сладенькому, но в то же время стеснялась Розанова, как подрастающий буржуазный отпрыск стесняется разнузданной кокотки, которая свою науку преподает публично. Но по существу-то Розанов всегда был ихним. А теперь, когда старые перегородки внутри "образованного" общества потеряли всякое значение, равно как и стыдливость, фигура Розанова принимает в их глазах титанические размеры. И они объединяются ныне в культ Розанова: тут и теоретики футуризма (Шкловский, Ховин), и Ремизов, и мечтатели-антропософы, и немечтательный Иосиф Гессен9, и бывшие правые, и бывшие левые! "Осанна приживальщику! Он учил нас любить сладкое, а мы бредили буревестником и все потеряли. И вот мы оставлены историей - без сладкого..."
  

Примечания

   Впервые: Петроградская правда. 1922. 21 сент. Печатается по кн.: Троцкий Л. Д. Литература и революция. М. 1991. С. 46-49.
   Троцкий (наст. фам. Бронштейн) Лев Давидович (1879-1940) - один из лидеров партии большевиков, нередко выступал с определяющими политику партии в области литературы оценками произведений с "классовых" позиций.
  
   1 Фрейд Зигмунд (1856-1939) - австрийский врач-психиатр и психолог, основатель психоанализа. Розанова не раз сопоставляли с Фрейдом (см.: Poggioli R. On the Works and Thoughts of Vasily Rozanov // Poggioli R. The Phoenix and the Spider. Cambridge. 1957).
   2 Юнг Карл Густав (1875-1961) - швейцарский психолог и философ, основатель аналитической психологии.
   3 Адлер Альфред (1870-1937) - австрийский врач-психиатр и психолог, ученик Фрейда.
   4 Щегловитов Иван Григорьевич (1869-1918) - министр юстиции в 1906-1915 гг. Организатор суда над Бейлисом. Никакого "поручения" выступить по вопросу "ритуального убийства" Розанов от Щегловитова, разумеется, не получал.
   5 "Сманиванием" к Суворину молодых писателей Розанов не занимался. Многие близкие к Розанову писатели и публицисты (Ф. Э. Шперк, П. П. Перцов, И. Ф. Романов и даже - в конце 1890-х-начале 1990-х гг. - Д. С. Мережковский) были не прочь сотрудничать в хорошо платившем "Новом времени". Так, Мережковский писал в 1900 г. П. П. Перцову: "Тому, что Вы переселились в "Н<овое> в<ремя>", я очень сочувствую. И остроумно и даже мудро. Нельзя ли мне туда же? Уготовьте мне путь. Я с радостью" (Рус. литература. 1991. No 3. С. 141).
   6 Имеются в виду статьи: Розанов В. Две гаммы человеческих чувств (По поводу Ходынской катастрофы // Рус. обозрение. 1896. No 8, и 1 марта 1881 г.-18 мая 1896 г. // Рус. обозрение. 1897. No 5.
   7 Высочайшим манифестом 3 июля 1907 г. была прекращена деятельность 2-й Государственной Думы и определены условия выбора депутатов в 3-ю Думу, сделавшие ее более консервативной.
   8 См.: Белый А. Начало века. М. 1990. С. 494-495.
   9 Гессен Иосиф Владимирович (1865-1943) - юрист, либеральный публицист, редактор газеты "Речь", часто выступавшей против Розанова. С 1919 г. - в эмиграции, где был редактором газеты "Руль" и выпускал "Архив русской революции".
  
  
  
  

Категория: Книги | Добавил: Ash (10.11.2012)
Просмотров: 219 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа