Главная » Книги

Толстой Алексей Константинович - Царь Федор Иоаннович

Толстой Алексей Константинович - Царь Федор Иоаннович


1 2 3 4 5

    Алексей Константинович Толстой. Царь Федор Иоаннович

  ТРАГЕДИЯ В ПЯТИ ДЕЙСТВИЯХ
   ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА Ц а р ь Ф е д о р И о а и н о в и ч, сын Иоанна Грозного. Ц а р и ц а И р и н а Ф е д о р о в н а, жена его, сестра Годунова. Б о р и с Ф е д о р о в и ч Г о д у н о в, правитель царства. К н я з ь И в а н П е т р о в и ч Ш у й с к и й, верховный воевода. Д и о н и с и й, митрополит всей Руси. В а р л а а м, архиепископ Крутицкий. И о в, архиепископ Ростовский. Б л а г о в е щ е н с к и й п р о т о п о п. Ч у д о в с к и й а р х и м а н д р и т. Д у х о в н и к ц а р я Ф е д о р а. К н я з ь В а с и л и й И в а н о в и ч Ш у й с к и й, племянник князя
  Ивана Петровича. К н я з ь А н д р е й, К н я з ь Д м и т р и и, К н я з ь И в а н -
  Шуйские, родственники Ивана Петровича. К н я з ь М с т и с л а в с к и й, К н я з ь Х в о р о с т и н и н -
  ближние воеводы (сторонники Шуйских) К н я з ь Ш а х о в с к о й, М и х а й л о Г о л о в и н - сторонники
  Шуйских. А и д р е й П е т р о в и ч Л у п - К л е ш н и н (бывший дядька царя
  Федора), К н я з ь Т у р е н и н - сторонники Годунова К н я ж н а М с т и с л а в с к а я, племянница кн. Ивана Петровича
  и невеста Шаховского. В а с и л и с а В о л о х о в а, сваха. Б о г д а н К у р ю к о в, И в а н К р а с и л ь н и к о в,
  Г о л у б ь - о т е ц, Г о л у б ь - с ы н - московские гости,
  сторонники Шуйских Ф е д ю к С т а р к о в, дворецкий кн. Ивана Петровича. Г у с л я р. Ц а р с к и й с т р е м я н н ы й. С л у г а Б о р и с а Г о д у н о в а. Г о н е ц и з с е л а Т е ш л о в а. Г о н е ц и з У г л и ч а. Р а т н и к. Б о я р е, б о я р ы н и, с е н н ы е д е в у ш к и, с т о л ь н и к и,
  д ь я к и, п о п ы, м о н а х и, т о р г о в ы е л ю д и,
  п о с а д с к и е, с т р е л ь ц ы, с л у г и, н и щ и е и н а р о д.
   Действие - в Москве, в конце XVI столетия.
  
  ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
  ДОМ КНЯЗЯ ИВАНА ПЕТРОВИЧА ШУЙСКОГО На левом конце сцены - стол, за которым сидят все Шуйские, кроме Ивана Петровича и Василия Ивановича. Рядом с Шуйскими Чудовский архимандрит, Благовещенский протопоп и некоторые другие духовные лица. Несколько бояр также сидят за столом; другие расхаживают, разговаривая, в глубине сцены. По правую руку стоят купцы и люди разных сословий. Там же виден другой стол с кубками и сулеями. За ним стоит, в ожидании, Старков, дворецкий князя Ивана Петровича.
  А н д р е й Ш у й с к и й
  
  (к духовным) Да, да, отцы! На это дело крепко Надеюсь я. Своей сестрой, царицей, Сидит правитель Годунов. Он ею Одной сильней всего боярства вместе; Как вотчиной своею, помыкает И Думою, и церковью Христовой, И всей землей. Но только лишь удастся Нам от сестры избавиться его - Мы сладим с ним. Ч у д о в с к и й а р х и м а н д р и т
  
   Так князь Иван Петрович Свое согласье дал?
  А н д р е й Ш у й с к и й
  
   Насилу дал! Вишь, больно жаль ему царицы было: Я в доме-де своем справляю свадьбу, Племянницу за князя Шаховского, Вишь, выдаю,- царицу же с царем Я разлучу; у нас веселье будет, У них же плач! Б л а г о в е щ е н с к и й п р о т о п о п
  
  Зело он мягкосерд.
  Д м и т р и й Ш у и с к и й Такой уж норов: в поле лютый зверь, А снял доспех - и не узнаешь вовсе, Другой стал человек.
  Г о л о в и н
  
  
  А как же он Согласье дал?
  А н д р е й Ш у й с к и й
  
  Спасибо князь Василыо, Он уломал его.
  Г о л о в и н
  
  Не жду я проку От этого. По мне: уж если делать - Так все иль ничего.
  А н д р е й Ш у й с к и й
  
   А что б ты сделал?
  Г о л о в и н Попроще б сделал, да теперь, вишь, нам Не время толковать об этом. Шш! Вот он идет! Входят Иван Петрович Шуйский с Василием Шуйским,
  который держит бумагу.
  Кн. И в а н П е т р о в и ч
  
  Отцы! Князья! Бояре! Бью вам челом - и вам, торговым людям! Решился я. Нам доле Годунова Терпеть нельзя. Мы, Шуйские, стоим Со всей землей за старину, за церковь, За доброе строенье на Руси, Как повелось от предков; он же ставит Всю Русь вверх дном. Нет, не бывать тому! Он - или мы! Читай, Василь Иваныч!
  В а с и л и й Ш у й с к и й
  
  (читает) "Великому всея Русии князю, Царю и самодержцу, государю Феодору Иванычу - от всех Святителей, князей, бояр, попов, Всех воинских людей и всех торговых, От всей земли: царь, смилуйся над нами! Твоя царица, родом Годунова, Неплодна есть, а братец твой, Димитрий Иванович, недугом одержим Падучиим. И если б, волей божьей, Ты, государь, преставился, то мог бы Твой род пресечься и земля в сиротство Могла бы впасть. И ты, царь-государь, Нас пожалей, не дай остаться пусту Отцовскому престолу твоему: Наследия и чадородья ради, Ты новый брак прими, великий царь, Возьми себе в царицы (имярек)..."
  Кн. И в а н П е т р о в и ч Мы имя впишем после; со владыкой Решим, кого нам указать. Читай!
  В а с и л и й Ш у й с к и й
   (продолжает) "Неплодную ж царицу отпусти, Царь-государь, во иноческий чин, Как то твой дед покойный учинил, Великий князь Василий Иоанныч. И в том тебе мы, целою землею, От всей Руси, соборне бьем челом И руки наши прилагаем".
  Кн. И в а н П е т р о в и ч
   (к боярам.)
  
  
   Все ли Согласны подписаться?
  Б о я р е
  
  
  Все согласны!
  Кн. И в а н П е т р о в и ч
   (к духовным) А вы, отцы? Б л а г о в е щ е н с к и й п р о т о п о п
   Святой владыко нас Благословил тебе дать руки. Ч у д о в с к и й а р х и м а н д р и т
  
  
  
  Полно Христову церковь Годунову доле Насиловать!
  Кн. И в а н П е т р о в и ч
   (к купцам)
   А вы?
  К у п ц ы
  
   Князь-государь, Уж нам ли за тобою не идти! От Годунова нам накладной всех С тех пор, как он дал льготы англичанам!
  Кн. И в а н П е т р о в и ч
   (берет перо) Прости ж мне бог, что я для блага всех Грех на душу беру!
  В а с и л и й Ш у й с к и й
  
   И полно, дядя! Какой тут грех? Не по вражде к Ирине Ты на нее идешь, но чтоб упрочить Престол Руси!
  Кн. И в а н П е т р о в и ч
  
  Я на нее иду, Чтобы сломить Бориса Годунова,- И сам себя морочить не хочу! Мой путь не прям.
  В а с и л и й Ш у й с к и й
  
   Помилуй! Что Ирине В мирском величье? Супротив блаженства Небесного все прах и суета!
  Кн. И в а н П е т р о в и ч Я говорю тебе, мой путь не прям - Но пятиться не стану. Лучше пусть Безвинная царица пропадает, Чем вся земля!
   (Подписывается.)
  
  Прикладывайте руки! Все начинают подписываться. Кн. Иван Петрович отходит в
  сторону. К нему подходит кн. Шаховской.
  Ш а х о в с к о й Князь-государь, когда же мне позволишь С невестою увидеться?
  Кн. И в а н П е т р о в и ч
  
  
  Тебе Одна забота только о невесте? Не терпится? Пожди, она сойдет Тебя с другими потчевать.
  Ш а х о в с к о й
  
  
   Ты, князь, Ведь при других мне только и даешь С ней видеться.
  Кн. И в а н П е т р о в и ч
  
  А ты б хотел один? Ты молод, князь, а я держуся крепко Обычая. Им цело государство, Им - и семья.
  Ш а х о в с к о й
  
  Обычая ль тогда Держался ты, когда сидел во Пскове, Тебя ж хотел Замойский извести, А ты его, в лукавстве уличив, Как честного, на поле звал с собою?
  Кн. И в а н П е т р о в и ч Не красная был девица Замойский, Я ж не жених. Глаз на глаз со врагом Быть не зазор. Шаховской отходит. Подходит Головин.
  Г о л о в и н
  (вполголоса)
  
  Когда б ты захотел, Князь-государь, короче б можно дело И лучше кончить. Углицкие люди Ко Дмитрию Ивановичу мыслят.
  Кн. И в а н П е т р о в и ч Ну, что же в том?
  Г о л о в и н
  
   А на Москве толкуют, Что Федор-царь и плотью слаб и духом; Так если б ты...
  Кн. И в а н П е т р о в и ч
  
   Михайло Головин, Остерегись, чтоб я не догадался, Куда ты гнешь.
  Г о л о в и н
  
  Князь-государь...
  Кн. И в а н П е т р о в и ч
  
  
  
   Я мимо Ушей теперь намек твой пропускаю, Но если ты его мне повторишь, Как свят господь, я выдам головою Тебя царю! Входит княжна Мстиславская в большом наряде; за ней две девушки и Волохова с подносом, на котором чары.
   Все кланяются княжне в пояс.
  В а с и л и й Ш у й с к и й
  
  (тихо Головину)
   Нашел кого поднять На прирожденного на государя! Да он себя на мелкие куски Даст искрошить скорей. Брось дурь!
  Г о л о в и н
  
  
  
  
  Кабы Он только захотел...
  В а с и л и й Ш у й с к и й
  
  
  Кабы! Кабы У бабушки бородушка была, Так был бы дедушка.
  Кн. И в а н П е т р о в и ч
  
  
  Ну, гости дорогие, Теперь из рук племянницы моей Примайте чары! Волохова передает поднос княжне, которая обносит
   гостей с поклонами.
  Ш а х о в с к о й
  (Ко Мстиславской шепотом,
  принимая от нее чару)
  
  Скоро ли поволишь Мне свидеться с тобою?
  Княжна отворачивается.
  В о л о х о в а
  (шепотом Шаховскому)
  
  
   Завтра ночью, В садовую калитку!
  Кн. И в а н П е т р о в и ч
   (подымая кубок,
  который поднес ему Старков)
  
  
  Наперед Во здравье пьем царя и государя Феодора Иваныча! Пусть много Он лет царит над нами!
  В с е
  
  
   Много лет Царю и государю!
  Кн. И в а н П е т р о в и ч
  
   А затем Пью ваше здравье!
  Кн. Х в о р о с т и н и н
  
   Князь Иван Петрович! Ты нам щитом был долго от Литвы - Будь нам теперь щитом от Годунова! Б л а г о в е щ е н с к и й п р о т о п о п Благослови тебя всевышний царь Святую церковь нашу отстоять! Ч у д о в с к и й а р х и м а н д р и т И сокрушить Навуходоносора!
  К у п ц ы Князь-государь! Ты нам - что твердый Кремль, А мы с тобой в огонь и в воду!
  Кн. Х в о р о с т и н и н
  
  
  
   Князь, Теперь дозволь про молодых нам выпить, Про жениха с невестой!
  В с е
  
  
   Много лет!
  Кн. И в а н П е т р о в и ч Благодарю вас, гости дорогие, Благодарю! Она хотя мне только Племянница, но та же дочь. Княжна! И ты, Григорий! Кланяйтеся, дети!
  В с е
  (пьют) Во здравье удалому жениху И дорогой невесте!
  Кн. И в а н П е т р о в и ч
  
   Всем спасибо!
   (Ко Мстиславской) Теперь ступай, Наташа. Непривычна Ты, дитятко, еще казаться в люди, Вишь, раскраснелась, словно маков цвет.
  (Целует ее в голову.) Ступай себе! Княжна, Волохова и девушки уходят.
  В о л о х о в а
  (уходя, к Шаховскому)
   Смотри же, не забудь: В садовую калитку! Да гостинчик Мне принеси, смотри же!
  Кн. И в а н П е т р о в и ч
  
  
   Медлить нам Теперь нельзя. Пусть тотчас ко владыке Идет наш лист, а там по всей Москве!
  В а с и л и й Ш у й с к и й Не проболтаться, боже сохрани!
  В с е Избави бог!
  Кн. И в а н П е т р о в и ч
   Простите ж, государи, Простите все! Владыко даст нам знать, Когда к царю сбираться с челобитьем!
   Все расходятся. Мой путь не прям. Сегодня понял я, Что чистым тот не может оставаться, Кто борется с лукавством. Правды с кривдой Бой неравен; а с непривычки трудно Кривить душой! Счастлив, кто в чистом поле Перед врагом стоит лицом к лицу! Вокруг него и гром, и дым, и сеча, А на душе спокойно и легко! Мне ж на душу легло тяжелым камнем, Что ныне я не право совершил. Но, видит бог, нам все пути иные Заграждены. На Федора опоры Нет никакой! Он - словно мягкий воск В руках того, кто им владеть умеет. Не он царит - под шурином его Стеня, давно земля защиты просит, От нас одних спасенья ждет она! Да будет же - нет выбора иного - Неправдою неправда сражена И да падут на совесть Годунова Мой вольный грех и вольная вина!
   (Уходит.)
  С т а р к о в
  (глядя ему вслед) Неправда за неправду! Ну, добро! Так и меня уж не вини, боярин, Что пред тобой неправду учиню я Да на тебя всю правду донесу! ПАЛАТА В ЦАРСКОМ ТЕРЕМЕ Годунов, в раздумье, сидит у стола. Близ него стоят Луп- Клешнин и князь Typeнин. У двери дожидается Старков.
  К л е ш н и н
  (к Старкову) И ты во всем свидетельствовать будешь?
  С т а р к о в Во всем, во всем, боярин! Хоть сейчас Поставь меня лицом к царю!
  К л е ш н и н
  
  
  
  Добро! Ступай себе, голубчик, с нас довольно!
  Старков уходит.
  (К Годунову.) Что? Каково? Сестру, мол, в монастырь, А брата побоку! И со владыкой Идут к царю!
  Г о д у н о в
  (в раздумье)
  
  Семь лет прошло с тех пор, Как царь Иван преставился. И ныне, Когда удара я не отведу, Земли едва окрепшее строенье, Все, что для царства сделать я успел,- Все рушится - и снова станем мы, Где были в ночь, когда Иван Васильич Преставился.
  К л е ш н и н
  
  Подкопы с двух сторон Они ведут. Там, в Угличе, с Нагими Спознался их сторонник Головин, А здесь царя с царицею разводят. Не тут, так там; коль не мытьем удастся, Так катаньем!
  Т у р е н и н
  (к Годунову)
  
  Боярин, не давай Им с челобитием идти к царю! Его ты знаешь; супротив попов, Пожалуй, он не устоит.
  К л е ш н и н
  
  
  Пожалуй! Рассчитывать нельзя. Покойный царь Пономарем его недаром звал. Эх, батюшка ты наш, Иван Васильич! Когда б ты здравствовал, уж как бы ты И Шуйских и Нагих поуспокоил!
  Г о д у н о в Из Углича к нам не было вестей?
  К л е ш н и н Не получал. Пусть только Битяговский Ту грамоту пришлет, что Головин Писал к Нагим, уж мы скрутили б Шуйских!
  Т у р е н и н А если он сам от себя ворует?
  К л е ш н и н Нам нет нужды! С той грамотой они У нас в руках.
  Т у р е н и н
  
  Твоими бы устами Пришлося мед пить. У меня ж со князем Иван Петровичем старинный счет: Когда во Пскове с голоду мы мерли, А день и ночь нас осыпали ядра Каленые, я, в жалости души И не хотя сидельцев погубленья, Дал им совет зачать переговоры С Батуром-королем. Но князь Иван На шею мне велел накинуть петлю И только по упросу богомольцев Помиловал. Я не забыл того И вотчины свои теперь бы отдал, Чтобы на нем веревку увидать!
  К л е ш н и н Ему б к лицу! С купцом, со смердом ласков, А с нами горд. Эх, грамоту б добыть!
  Т у р е н и н
  (к Годунову) Твоя судьба висит на волоске - Тебе решиться надо!
  Г о д у н о в
   (вставая)
  
   Я решился.
  Т у р е н и н На что?
  Г о д у н о в
  На мир. Т у р е н и н и К л е ш н и н
   (вместе)
  
  Как? С Шуйскими на мир?
  Г о д у н о в Мы завтра же друзьями учинимся.
  Т у р е н и н Врагам своим ты хочешь уступить? Ты согласишься поделиться с ними Своею властью?
  К л е ш н и н
  
  Батюшка, дозволь Тебе сказать: ты не с ума ли спятил? Ведь ты козла в свой пустишь огород!
  Г о д у н о в Когда, шумя, в морскую бурю волны Грозят корабль со грузом поглотить, Безумен тот, кто из своих сокровищ Не бросит часть, чтоб целое спасти. Часть прав моих в пучину я бросаю, Но мой корабль от гибели спасаю!
  К л е ш н и н А как сойдешься с ними ты? С повинной К ним, что ль, пойдешь? Аль их к себе
  
  
  
   попросишь? Кто мир устроит между вас?
  Г о д у н о в
  
  
  
  Сам царь. Стольник отворяет дверь.
  Т у р е н и н А вот и царь! Входит царь Федор. За ним стремянный.
  Ф е д о р
  
  Стремянный! Отчего Конь подо мной вздыбился?
  С т р е м я н н ы й
  
  
   Государь, Ты, вишь, в мошну за деньгами полез Для нищего, конь подался вперед, Ты ж дернул за поводья, конь с испугу И стал дыбиться.
  Ф е д о р
  
   Самого меня Он испугал. Стремянный, не давать Ему овса! Пусть сено ест одно!
  К л е ш н и н А я бы, царь, стремянного приструнил, Чтоб милости твоей таких не смел Он бешеных давать коней!
  С т р е м я н н ы й
  
  
   Помилуй, Какой же бешеный он конь? Ему Лет двадцать пять. На нем покойный царь Еще езжал.
  Ф е д о р
   Я, впрочем, может быть, Сам виноват. Я слишком сильно стиснул Ему бока. Ты говоришь, с испугу Вздыбился он?
  С т р е м я н н ы й
  
  С испугу, государь!
  Ф е д о р Ну, так и быть, уж я его прощу; Но ездить я на нем не буду боле. В табун его! И полный корм ему Давать по смерть! Из другой двери входит царица Ирина.
  
   Аринушка, здорово!
  И р и н а Здорово, свет! Никак, ты уморился?
  Ф е д о р Да, да,устал. От самого Андронья Все ехал рысью. Здесь же, у крыльца, Конь захотел меня сшибить, да я Дал знать себя! Бока ему как стиснул, Так он и стих. Аринушка, я чаю, Обед готов?
  И р и н а
   Готов, свет-государь, Покушай на здоровье!
  Ф е д о р
  
   Как же, как же! Сейчас пойдем обедать. Я от этой Езды совсем проголодался. Славно Трезвонят у Андронья. Я хочу Послать за тем пономарем, чтоб он Мне показал, как он трезвонит... Ну, Аринушка, какую у Андронья Красавицу я видел! Знаешь кто? Мстиславская! Она пришлася Шуйским Племянницей. Видал ее ты, шурин?
  Г о д у н о в Нет, государь; мы с Шуйскими давно уж Не видимся.
  Ф е д о р
   Жаль, шурин, очень жаль!.. Высокая, и стройная такая, И белая!
  И р и н а
  Да у тебя уж, Федор, Зазнобы нет ли к ней?
  Ф е д о р
  
  
  И брови, знаешь, Какие у нее!
  И р и н а
   Да ты и впрямь Уж много говоришь о ней!
  Ф е д о р
  (лукаво)
  
  
   А что ж, Аринушка? Ведь я еще не стар, Ведь я еще понравиться могу!
  И р и н а Стыдись, она невеста!
  Ф е д о р
  
  
   Да, она Посватана за Шаховского. Шурин, Ты Шаховского знаешь, князь Григорья;
  Г о д у н о в Знавал когда-то, царь, но он ведь ныне Сторонник Шуйских.
  Ф е д о р
  
  
  Шурин, даже грустно Мне слышать это: тот сторонник Шуйских, А этот твой! Когда ж я доживу, Что вместе все одной Руси лишь будут Сторонники?
  Г о д у н о в
   Я рад бы, государь, За мной не стало б дело, если б знал я, Как помириться?
  Ф е д о р
  
   Право, шурин? Право? Зачем же ты мне прежде не сказал? Я помирю вас! Завтра же тебя Я с князь Иван Петровичем сведу!
  Г о д у н о в Царь, я готов, но, кажется...
  Ф е д о р
  
  
  
  Ни-ни! Ты этого, Борис, не разумеешь! Ты ведай там, как знаешь, государство, Ты в том горазд, а здесь я больше смыслю, Здесь надо ведать сердце человека!.. Я завтра ж помирю вас. А теперь Пойдем к столу. (Направляется к двери и останавливается.)
  
  Аринушка, послушай: А ведь Мстиславская-то на меня Смотрела в церкви!
  И р и н а
  
   Что ж мне делать, Федор, Такая, видно,горькая уж доля Мне выпала!
  Ф е д о р
  (обнимая ее)
   Родимая моя! Бесценная! Я пошутил с тобою! Да есть ли в целом мире кто-нибудь, Кого б ты краше не была? Пойдем же, Пойдем к столу, а то обед простынет!
   (Уходит.) Ирина следует за ним. Годунов, Клешнин и Туренин идут за обоими.
  К л е ш н и н
  (к Годунову, уходя) Миришься ты? В товарищи возьмешь ты Исконного, заклятого врага?
  Т у р е н и н Того, кем ты всех боле ненавидим? А после что ж?
  Г о д у н о в
  
  А после - мы увидим!
   Уходят. ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ
   ЦАРСКАЯ ПАЛАТА Царь Федор сидит в креслах. По правую его руку Ирина вы- шивает золотом в пяльцах. По левую сидят в креслах Дионисий, митрополит всея Руси; Варлаам, архиепископ Крутицкий; Иов, архиепископ Ростовский, и Борис Годунов. Кругом стоят бояре.
  Ф е д о р Владыко Дионисий! Отче Иов! Ты, отче Варлаам! Я вас позвал, Святители, чтоб вы мне помогли Благое дело учинить, давнишних Мне помогли бы помирить врагов! Вам ведомо, как долго я крушился, Что Шуйские, высокие мужи, И Годунов Борис, мой добрый шурин, Напрасною враждой разделены. Но, видно, внял господь моим молитвам, Дух кротости в Бориса он вложил. И вот он сам мне обещал сегодня Забыть свои от недругов досады И первый Шуйским руку протянуть. Не так ли, шурин?
  Г о д у н о в
  
   Твоему желанью Повиноваться - долг мой, государь!
  Ф е д о р Спасибо, шурин! Ты Писанье помнишь И свято исполняешь. Только вот О Шуйском я хотел тебе сказать, О князь Иван Петровиче: он нравом Немного крут, и горд, и щекотлив; Так лучше б вам помене говорить бы, А чтобы ты к нему бы подошел, И за руку бы взял его - вот этак,- И только бы сказал, что все забыто И что отныне ты со всеми ими В согласии быть хочешь.
  Г о д у н о в
  
  
  Я готов.
  Ф е д о р Спасибо, шурин! Он ведь муж военный, Он взрос в строю, среди мечей железных, Пищалей громоносных, страшных копий И бердышей! Но он благочестив И, верно, уж на ласковую речь Податлив будет.
   (К Дионисию.)
  
  Ты ж, святой владыко, Лишь только за руки они возьмутся, Их поскорей благослови и слово Спасительное тотчас им скажи!
  Д и о н и с и й Мой долг велит мне, государь, о мире Вещать ко всем, а паче о Христовой Пещися церкви. Аще не за церковь Князь Шуйский спорит с шурином твоим, Его склонять готов я к миру.
  Ф е д о р
  
  
  
  Отче, Мы все стоим за церковь! И Борис, И я, и Шуйский - все стоим за церковь!
  Д и о н и с и й Великий царь, усердие твое Нам ведомо; дела же, к сожаленью, Не все исходят от тебя.
  (Смотрит на Годунова.)
  
  
  Намедни Новогородские купцы, которых За ересь мы собором осудили, Свобождены и в Новгород обратно, Как правые, отпущены, к соблазну Всех христиан.
  Г о д у н о в
  
  Владыко, те купцы С немецкими торгуют городами И выгоду приносят государству Немалую. Мы с ними разорили б Весь Новгород.
  Д и о н и с и й
  
  А ересь ни во что Ты ставишь их?
  Г о д у н о в
  
   Избави бог, владыко! Уж царь послал наказы воеводам Той ереси учителей хватать. Но соблазненных отличает царь От соблазнителей.
  Ф е д о р
  
   Конечно, шурин! Но самых соблазнителей, владыко, Ни истязать не надо, ни казнить! Им перед богом отвечать придется! Ты увещал бы их. Ведь ты, владыко, Грамматиком недаром прозван мудрым!
  Д и о н и с и й Мы делаем, сколь можем, государь, Чрез увещанья. Но тебе еще Не все известно: старосты губные И сборщики казенных податей В обители входить святые стали, И в волости церковные въезжать, И старые с них править недоборы, Забытые от прежних лет!
  Г о д у н о в
  
  
   Владыко, Великий царь предупредил твое Печалованье. Что нас крайность сделать Заставила, уж то не повторится.
  (Подает ему грамоту.) Вот грамота, владыко, о невъезде В именья церкви никаким чинам И о решенье всяких дел не царским, Но собственным твоим судом.
  Ф е д о р
  
  
  
  Да, отче, Он написал ее, а я печать Привесил к ней!
  Д и о н и с и й
  (пробегает грамоту)
  
  Блаженны миротворцы! Когда правитель обещает мне И в остальных статьях все льготы церкви, Ее права и выгоды блюсти - То прошлое да будет позабыто!
  Ф е д о р Так, так, владыко! Отче Варлаам, Ты помоги владыке!
  В а р л а а м
  
   Государь, Что в деле сем святой владыко скажет, Я повторю охотно.
  Ф е д о р
  
   Отче Иов, И на тебя рассчитываю я!
  И о в Правитель твой, великий государь, Незлобия и мудрости исполнен, А наше дело господу молиться О тишине и мире!
  Ф е д о р
  
   И тебя, Аринушка, прошу я: если Шуйский Упрется, ты приветливое слово Ему скажи. Оно ведь много значит Из женских уст и умягчает самый Суровый нрав. Я знаю по себе: Мужчине я не уступлю ни в чем, А женщина попросит иль ребенок, Все сделать рад!
  И р и н а
  
   Мой царь и господин, Как ты велишь, так мы и будем делать; Но наше слово, против твоего, Что может значить? Если только ты Им с твердостию скажешь, что их распря Тебя гневит, то князь Иван Петрович Ослушаться тебя не будет властен.
  Ф е д о р Да, да, конечно, я ему велю, Я прикажу ему! А вы, бояре, Скорей зачните с ними разговор; Не стойте молча; хуже нет того, Как если два противника сошлись, Уж помирились, смотрят друг на друга, А все молчат...
  К л е ш н и н
  
  Мы рады говорить бы, Царь-государь, когда б его лишь милость, На Шуе князь, нам рты разинуть дал!
  Ф е д о р Что ты понес? Какой он князь на Шуе?
  К л е ш н и н А то, что он себя удельным князем, А не слугой царевым держит - вот что!
  Кн. Х в о р о с т и н и н Твой дядька, царь, простить не может Шуйским, Что за Нагих вступаются они.
  Г о л о в и н И что тебя хотели б упросить Царевича взять на Москву обратно.
  Ф е д о р Димитрия? Да я и сам бы рад! Сердечный он! Ему, я чай, там скучно, А я-то здесь его бы потешал: И скоморохов показал смешных бы, И бой медвежий! Я просил Бориса, Не раз просил, да говорит: нельзя!
  К л е ш н и н И в том он прав! Твой батюшка покойный Нагим недаром Углич указал; Он знал Нагих, он воли не давал им, И шурин твой на привязи их держит!
  Ф е д о р Негоже ты, Петрович, говоришь, Они дядья царевичу, Петрович!
  К л е ш н и н Царевичу! Да нешто он царевич? И мать его, седьмая-то жена, Царица нешто? Этаких цариц При батюшке твоем понабралось бы И более, пожалуй!
  Ф е д о р
  
   Полно, полно! Мне Митя брат, ему ж дядья Нагие. Так ты при мне порочить их не смей!
  К л е ш н и н А что же мне, хвалить их, что они Тебя долой хотели бы с престола, А своего царенка на престол?
  Ф е д о р Как смеешь ты?
  К л е ш н и н
  
  И Шуйских тож хвалить, Что заодно идут они с Нагими?
  Ф е д о р Я говорю тебе: молчи! Молчи! Сейчас молчи!
  К л е ш н и н
  (отходя к окну)
  
  Ну, что ж? И замолчу!
  Ф е д о р
  (к Годунову) Не позволяй ему в другой раз, шурин, Порочить мачеху и брата!
  Г о д у н о в
  
  
   Царь, Он человек усердный и простой!
  Крики на площади.
  К л е ш н и н
  (глядя в окно)
   Ну, вон идут!
  Ф е д о р
  
  
   Кто?
  Б о я р е
  (смотрят в окно)
  
  
  
  Шуйские идут!
  Ф е д о р
  (подходит к окну) Как? Уж пришли?
  К л е ш н и н
  
   Да, вот уж у крыльца!
  Крики слышны громче. Вишь, впереди идет Иван Петрович, А круг его валит с купцами чернь! Ишь, голосят и шапки вверх кидают! Еще, еще! Стрельцов сбивают с ног! Держальников оттерли! Подхватили Его под руки! Эвот, по ступеням Его ведут! Небось и государя Так не честят они!
  Ф е д о р
  
   Смотри же, шурин, Не забывай, что ты мне обещал! Аринушка,- смотри же, замечай! Коль, неравно, у них пойдет негладко, Ты помоги! Отцы мои,- я паче На вас надеюсь! (Возвращается поспешно на свое место.)
  С т о л ь н и к
  (отворяя дверь)
  
   Князь Иван Петрович! Входят Шуйские; за ними Мстиславский, Шаховской
   и другие.
  К л е ш н и н (тихо к Туренину, глядя на Шуйских) Ишь, как идут! И шеи-то не гнутся!
  Кн. И в а н П е т р о в и ч
   (опускаясь на колени) Великий царь! По твоему указу Пред очи мы явилися твои!
  Ф е д о р Встань, князь Иван Петрович! Встань скорее! Тебе так быть негоже!
   (Поднимает его.)
  
  
  Мы с царицей Давно тебя не видим. Ты, должно быть, Семейным делом занят? Мне сказали: Племянницу ты замуж выдаешь?
  Кн. И в а н П е т р о в и ч Так, государь.
  Ф е д о р
  
  Я рад, я очень рад! Я поздравляю вас! Так вот я, князь, Хотел сказать тебе, что мы давно Тебя не видим - впрочем, может быть, Тебе не время? Это сватовство - Ты оттого и в Думу, вероятно, Давно уже не ходишь?
  Кн. И в а н П е т р о в и ч
  
  
  Государь, Мне в Думе делать нечего, когда Дела земли вершит уже не Дума, А шурин твой. Поддакивать ему Довольно есть бояр и без меня!
  Ф е д о р Иван Петрович! Мне прискорбно видеть, Что меж тобой и шурином моим Такое несогласье учинилось! Нам сам господь велел любить друг друга! Велел, владыко?
  Д и о н и с и й
  
  Истинно велел!
  Ф е д о р Вот видишь, князь? Что говорит апостол В послании к коринфянам? "Молю вы..." Как дальше, отче Варлаам?
  В а р л а а м
  
  
   "Молю вы, Да тожде вы глаголете, да распри Не будут в вас, да в том же разуменье И в той же мысли будете!"
  Ф е д о р
  
  
   Вот видишь! А как в своем послании соборном Апостол Петр сказал? "Благоутробни..." Как дале говорит он, отче Иов?
  И о в "Благоутробни будьте, братолюбцы, Не воздающе убо зла за зло, Ни досаждения за досажденье!" И шурин твой, великий государь, Апостольское слово исполняет Воистину!
  Ф е д о р
   Да, отче Иов, да! Ты, князь Иван Петрович, будь уверен, Он чтит тебя - мы все твои заслуги Высоко чтим - так, видишь ли - когда бы Ты захотел - когда бы ты с Борисом -
   (тихо к Годунову) Кончай же, шурин!
  Г о д у н о в
  
   Князь Иван Петрович! Уже давно о нашей долгой распре Крушуся я. Коль ты забыть согласен Все прошлое, я также все забуду И рад с тобой и с братьями твоими Быть заодин. И с тем на примиренье Тебе я руку подаю!
  Кн. И в а н П е т р о в и ч
   (отступая)
  
   Боярин, Упорно слишком враждовали мы, Чтобы могли теперь без договора Сойтися вдруг!
  Г о д у н о в
  
  Какого договора Ты хочешь, князь?
  Кн. И в а н П е т р о в и ч
  
   Боярин Годунов! Виню тебя, что ты нарушил волю И завещание царя Ивана Васильича, который, умирая, Русь пятерым боярам приказал! Один был - я; другой - Захарьин-Юрьев; Мстиславский - третий; Вольский был
  
  
  
  четвертый, А пятый - ты. Кто ж ныне, говори, Кто государством правит?
  Г о д у н о в
  
  
   Царь Феодор Иванович, его же царской воли Я исполнитель.
  Кн. И в а н П е т р о в и ч
  
  Не хитри, боярин! Его ты волей завладел лукаво! Едва лишь царь преставился Иван, Ты Бельского в изгнание услал, Мстиславского насильно ты в монахи Велел постричь; от Юрьева ж, Никиты Романыча, избавили тебя Болезнь и смерть. Осталися мы оба. Но ты, со мной совета избегая, Своим высоким пользуясь свойством, Стал у царя испрашивать

Другие авторы
  • Леонтьев Константин Николаевич
  • Левидов Михаил Юльевич
  • Свирский Алексей Иванович
  • Александровский Василий Дмитриевич
  • Полежаев Александр Иванович
  • Магницкий Михаил Леонтьевич
  • Осоргин Михаил Андреевич
  • Рунт Бронислава Матвеевна
  • Анучин Дмитрий Николаевич
  • Герцен Александр Иванович
  • Другие произведения
  • Щеголев Павел Елисеевич - Амалия Ризнич в поэзии А. С. Пушкина
  • Неизвестные Авторы - Литература петровской эпохи
  • Шрейтерфельд Николай Николаевич - Стихотворения
  • Федоров Николай Федорович - О мировой целесообразности
  • Лонгфелло Генри Уодсворт - Стихотворения
  • Ганзен Анна Васильевна - Поздравления А.В. Ганзен по случаю 40-летия ее деятельности
  • Маяковский Владимир Владимирович - Письма в редакцию
  • Брюсов Валерий Яковлевич - Моцарт
  • Щепкина-Куперник Татьяна Львовна - Сон в летнюю ночь
  • Бестужев-Марлинский Александр Александрович - Часы и зеркало
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
    Просмотров: 191 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа