Главная » Книги

Тэффи - Контора Заренко

Тэффи - Контора Заренко



Тэффи

  

Контора Заренко

  
   Женская драматургия Серебряного века / сост., вступ. ст. и коммент. М. В. Михайловой.
   СПб.: Гиперион, 2009.

Действующие лица:

  
   Вера Аркадьевна - красивая, стройная, лет 30.
   Николай Кородоев - широкоплечий, в поддевке и высоких сапогах.
   Митрофан - пожилой, некрасивый, общипанный, нос красный.
  

Усадьба Веры Аркадьевны. Большая пустая комната. Стол, два стула. На столе счеты, шнуровые книги*. Митрофан сидит у стола над счетной книгой и дремлет.

  
   Вера Аркадьевна (входит в шляпе, в амазонке с хлыстом в руках). Фу! Устала! (Хлопает кончиками пальцев Митрофана по затылку.) Опять спать? Безобразие какое! Я все поле объездила, все скирды пересчитала, трех работников выгнала, а он изволит спать!
   Митрофан. И... и ошибаетесь! Совершенно наоборот! Как раз противуположное! И не думал спать. И никогда я не сплю. Буквально никогда! За всю жизнь не могу вспомнить такого момента, чтобы я...
   Вера (перелистывает книгу). А тут опять ничего не вписано! Ни за вчерашний день, ни за сегодняшний. Чуть только не досмотришь...
   Митрофан. Совершенно наоборот! Сейчас возьму и... и все запишу!
   Вера. Я вас из грязи вытащила! Стоит после этого оказывать благодеяния. И в результате что же? Я встаю в пять часов, до девяти с лошади не слезаю, а вы изволите почивать. (Уходит.)
   Митрофан (почесывается, ворчит). Работаю как вол - им все мало. Помру, так вспомните, да поздно будет. Был, скажете, человек действительно симпатичный, да видно хорошие-то люди не живут, а совершенно наоборот, хорошие-то и там нужны... (Умиляется.)
  

Входит Кородоев.

  
   Кородоев. Виноват... Здесь контора Заренко? Управляющего Заренко? Я по делу и очень тороплюсь. Где этот Заренко? Вы, что ли?
   Митрофан. Мы-с, мы-с. Честь имею. То есть, не я лично, а они-с. Да-с. Присядьте, пожалуйста. Потолкуем.
   Кородоев. Мне вот говорили, будто вы управляете имением князя Квакина и еще...
   Митрофан. Как же, как же! И Матвеевским именьицем мы заведуем, и Самосуев нам доверенность дал. Верите ли, дела по горло! И все в порядке. Потому что строгость! За всем глаз нужен. Вот изволите взглянуть - счетная книга. Вот не досмотрел, а он, мерзавец, сегодня ничего и не записал. Народ, я вам скажу!
   Вера (за сценой зовет). Митрофан!
   Митрофан. Виноват-с! Я сейчас! (Уходит.)
   Вера (входя). Здравствуйте! Кого имею удовольствие?.
   Кородоев. Николай Кородоев. Помещик. Красные Липки. Изволили слышать?
   Вера. Как же, знаю. Чудесное имение.
   Кородоев. Так вот, мне нужно видеть господина Заренко. Я по делу.
   Вера. Да вам что нужно-то?
   Кородоев. Pardon, madame! Я уже сказал вам, что приехал по делу, а с женщинами я о делах не говорю. Да, кроме того, мне и некогда. Сегодня вечером я еду в Москву. Недели на две. Посвящать вас в свои дела я не буду, но если кое-что устроится, то вы, сами понимаете, что я, как джентльмен, должен буду совершать свое свадебное путешествие. Оставить имение без призора я не могу.
   Вера. Так в чем же дело? Обсудим.
   Кородоев. Это с вами-то? Пшш!.. Где же ваш Заренко-то? Черт! Ничего не понимаю. Этот, что ли, который здесь сидел?
   Вера. Этот-то? Ну, нет, это не Заренко. Это просто мой муж от первого брака.
   Кородоев. Что-с? Как вы изволили выразиться?
   Вера. Очень просто. Я сказала, что это мой муж от первого брака. Чего же тут удивительного. Я с ним развелась, вышла за другого, а когда овдовела, сочла своим долгом дать ему возможность вести приличную жизнь. Он у меня в конторщиках.
   Кородоев. Пшш... Ну, а Заренко?
   Вера. А Заренко - это я.
   Кородоев. Вы?
   Вера. Ну да, я. Я хорошо изучила помещичье дело, и мне с удовольствием поручают управлять имениями. И Самосуев, и большая экономия князя Квакина, и имение...
   Кородоев. Черт! И вы воображаете, что я мог бы поручить вам свое имение? Ха-ха-ха! Воображаю, что бы вы там натворили...
   Вера. Нахал!
   Кородоев. Пожалуйста, не ругайтесь. Нет, вот положение! Протрюхал двадцать верст по грязи и вместо управляющего - мерси боку с реверансом. Черт возьми! Ведь мне, однако же, нужен управляющий! Куда я теперь сунусь? Даже конторщика своего сегодня прогнал. Знаете, я не люблю говорить дурно о людях, но если человек вор, пьяница и подлец, то с моей стороны не будет бестактностью назвать его мерзавцем. Не правда ли? Но как может женщина управлять имением? Ха-ха!
   Вера. Во-первых, я не женщина! Это главное. Смотрите, как я одета: скромно, гладко. Никаких бантов, никаких рюшей. Ничего.
   Кородоев. Ну, этого еще мало.
   Вера. Дела веду так, как, может быть, иным заправским помещикам и не снилось! Да-с! Вы почем с десятины луга сдаете?
   Кородоев. Луга? Гм... И по тридцати случалось.
   Вера. По тридцати? А я по тридцати восьми! Что? А? Небось, молчите! А навоз почем вывозили? С воза почем?
   Кородоев. Перестаньте! Это даже и не... эстетично. Вы женщина...
   Вера. Я же вам говорю, черт возьми, что я не женщина! Высовывается голова Митрофана.
   Митрофан. Прикажете заготовить бумагу для контракта?
   Вера. Убирайтесь вон.
  

Голова прячется.

  
   Смотрите, как я одеваюсь. Встаю в четыре часа утра, ложусь в пять часов ночи.
   Кородоев. Позвольте! Позвольте! Это уж выходит минус один.
   Вера (надменно). Что такое?
   Кородоев. Встаете в четыре, ложитесь в пять... Ха-ха-ха!
   Вера. Очень глупо смеяться. Когда человек трудится так, его нужно уважать. Князь, небось, не смеется, и Матвеев не смеется, и никто. Только вы, потому что вы ничего не понимаете.
   Кородоев. Управляющий! Ха-ха!
   Вера. Да, управляющий. И многие даже зачесть считают...
   Кородоев. Только не Николай Кородоев. Николай Кородоев не доверит женщине...
   Вера (топает ногой). Я не женщина, черт возьми! Смотрите, какие у меня мускулы! (Отворачивает рукав и показывает руку.) Железо, а не мускулы! Вот троньте! Троньте! Ага! Что?
   Кородоев. Гм... (Смотрит на руку и на лицо.) Ты... Какая у вас кожа. Удивительная! А, знаете, у моей невесты, то есть у той особы, которая могла бы сделаться моей невестой, если бы я того пожелал, ну, словом, - вы понимаете? Так вот, у нее удивительный нос. Представьте себе - большой и при этом совершенно старый. Прямо, если позволите выразиться, дряхлый нос. Удивительная игра природы!
   Вера. Мне дела нет до вашей особы. А имения вашего я сама не желаю. У меня и так дела по горло. Подумаешь, какое благодеяние! Да я за десять тысяч не соглашусь! Вести дела человека, который ни на грош не верит! Покорно благодарю! Это я-то не умею! С утра до вечера с седла не слезаю! Вон какие на мне сапожки...
   Кородоев. Гм... сапожки... Ножки-то у вас какие веселые... Черт! А знаете, та невеста-то... совсем курица. Я думаю, ее и на лошадь ни за что не взвалишь. В сущности - совершенная тыква.
   Вера. С утра до вечера, как в котле киплю. Всюду сама. Разве женщина на это способна? И никому ни в чем не обязана. Сама себе зарабатываю. И не мало. Да-с. Не каждый мужчина столько заработает.
   Кородоев. Н-да... И как это мне раньше в голову не пришло!.. Совершенная тыква...
   Вера. А почему? Потому что у меня нет в голове никаких романов и никаких нежностей! Ничего! Дело и дело. Только дело. Пусть ваша особа на луну мечтает. Мне этого не нужно. Я должна работать, а разных там романов, свиданий и лобзаний сама не желаю.
  

Дверь приотворяется. Митрофан заглядывает в щелку, прислушивается и снова затворяет дверь.

  
   Кородоев. И вы станете утверждать, что за вами никто не ухаживает?
   Вера. Никто! Никогда! Никто себе не смеет намека позволить! Хо! Вы меня еще не знаете! Я бы на месте убила! Я холодна, как мрамор.
   Кородоев. Да что вы!
   Вера. Именно, как мрамор. Посмотрите, какие у меня строгие глаза! А? Что?
   Кородоев. Черт! Ну, глаза! Уф! Знаете, я, кажется, опоздал на поезд. Да ну его к шуту. Вы, вероятно, сами видите, что перед вами джентльмен. Да. Николай Кородоев никогда не позволит себе плохо отозваться о женщине. Но если эта женщина лезет ко мне на шею и тарантит о своем приданом, то, мне кажется, не будет бестактностью сказать, что эта драная кошка воображает меня завлечь!..
   Вера. А, по-моему, вы еще не опоздали. Если сейчас пойдете, то как раз успеете.
   Кородоев.Нет, опоздал.
   Вера. Нет, не опоздали!
   Кородоев. А я вам говорю, что опоздал!
   Вера (топает ногой). А я вам говорю, что не опоздали.
   Кородоев. Во всяком случае, я не пойду. У меня дела по горло. У вас какие-то подковочки на каблучках? А?
   Вера. Не ваше дело. Все равно я вашим имением управлять не желаю.
   Кородоев. Это почему же, хотел бы я знать? Николай Кородоев никогда не навязывается, но раз он делает предложение...
  

Дверь приотворяется. Высовывается Митрофан с бумагой в руках.

Лицо лукавое.

  
   Митрофан. Антре или не антре?*
   Кородоев (Вере). Чего он все высовывается?
   Вера (Митрофану). А ну вас! Чего вы лезете?
   Митрофан. Виноват, совершенно наоборот. Ухожу-с. Я думал, уже пора. Мне за дверью ничего не слышно. Так тихо говорят. Слышу "предложение, предложение", ну, я и... (Закрывает дверь.)
   Кородоев. Он, верно, вас ревнует?
   Вера. Что за ерунда! Не обращайте внимания. Он такой идиот, этот - от первого брака. Ах, этот брак, это было самое неудачное из всех моих предприятий! Ну-с, мы, кажется, покончили?
   Кородоев. Как так?
   Вера. Да так. Я вашим имением управлять не согласна. Слышите? Не со-гла-сна!
   Кородоев. Гм... Знаете что... А ведь это глупо!
   Вера. Это почему? Какая, подумаешь, прелесть - возня с вашим имением.
   Кородоев. Да я не про то. Я про то, что вы там насчет мрамора аллегории разводили. Плюньте вы на это...
   Вера. На что?
   Кородоев. Да на мрамор-то!
   Вера. Я? Я должна плюнуть на мрамор? Да вы с ума спятили!
   Кородоев. Вы только делаете вид, что очень довольны всей этой ерундой, а на самом деле...
   Вера. Какой такой ерундой?
   Кородоев. Ну, да разными там княжескими имениями и прочим.
   Вера. Это две тысячи-то десятин чернозему, по-вашему, ерунда? Хорош помещик! Нечего сказать.
   Кородоев. К черту помещика! Николай Кородоев знает, что говорит. Ну, чего вы, молодая... гм... красивая, обаятельная женщина и сидите, как тетерка на суку. Вы воображаете, что очень умно! Толкуете о каких-то десятинах.. . Потом возьметесь за ум, да уж поздно будет. Женщина, прежде всего, должна быть женственной. Понимаете? А вы себе голову ерундой забиваете! Все это одни глупости!
  

Снова высовывается из двери голова Митрофана и снова прячется.

  
   Вера. Глупости? Я вчера для князя двадцать штук скота купила голландского!
   Кородоев. К черту Голландию! Вы должны выйти замуж.
   Вера. Нет, каково! "Глупости"! Как это вам покажется! Один севооборот...
   Кородоев. Быть на отчете у какого-нибудь дурака Квакина или у болвана Самосуева, или у идиота Матвеева... Приедет какая-нибудь зазнавшаяся свинья и командует над вами. То, мол, не так, да это не так...
   Вера. Ну, это положим. У меня князь через хлыстик прыгает. Гоп-ля! Гоп-ля! Вот как-с.
   Кородоев. Ну, да! Знаю я эти фигуральные аллегории. Николай Кородоев не дурак!
   Вера. Так вести хозяйство, как я... Три десятины Тимофеевой травой засеяла...
   Кородоев. К черту вашего Тимофея! Вы должны выйти замуж за помещика, чтобы уже управлять, по крайней мере, собственным имением, уж если у вас такая потребность непременно управлять. С вашей красотой убиваться над чужими Тимофеями...
   Вера. Это уж не ваше дело!
   Кородоев. Верьте, как другу! На Николая Кородоева можете положиться.
   Вера. Я вам говорю, что любовь для меня не существует! И сама никого не люблю, и меня никто не любит.
   Кородоев. Ну, это уж, положим, вы врете! Вас вполне можно... гм... любить. Знаете, я вообще человек не светский и комплименты закручивать не умею, но на этот раз... Надеюсь, впрочем, что вы не сочтете меня за светского ухажера, если я скажу вам, что вы прямо чертовская каналья! И если бы я мог в кого-нибудь влюбиться, так это именно в вас. Ей-Богу!
   Вера (задумчиво). И если вы вообще против кормовых трав... Неужели у вас и люцерну не сеют?
   Кородоев. Удивительно! Каблучками постукивает... А что, например, если бы Николай Кородоев, выражаясь аллегорически, сделал бы вам законное предложение? А? Что бы вы сказали?
   Вера. Ни за что!
   Кородоев. То есть, почему же это так?
   Вера. Человек, который ни на грош не доверяет... И с вашими дикими понятиями о плодосмене. Возьмите лучше Митрофана. Он вам гораздо больше подходит. Уступлю вам его с радостью!
   Кородоев. Позвольте-с! Как это понимать? Вы желаете меня оскорбить?
   Вера. Чего же тут оскорбительного? Раз вы не доверяете женщине...
   Кородоев. Сударыня! Я предложил вам руку и сердце, а вы в ответ навязываете мне этого идиотского плодосмена, то есть Митрофана... Вы издеваетесь надо мною!
   Вера. Позвольте... я вас не понимаю...
   Кородоев. В последний раз говорю вам аллегорически: согласны ли вы быть моей женою? Да или нет? Да или нет? (Бросается на колени и обнимает Веру за талию.) Да или нет? Жизнь или смерть?
  

Входит Митрофан с бумагою.

  
   Митрофан. Вот, извольте-с!
   Кородоев (вскакивая). Чего вам нужно, господин плодосмен? Вы видите, здесь деловой разговор.
   Митрофан. Я слышал-с. Так вот-с - бумага для доверенности на управление имением.
   Кородоев. Да кто вас просил?
   Митрофан. Совершенно наоборот. Никто не просил-с. Только я видел, что вы изволили заключить объятия и полагал, что, значит, пора заключать и контракт. Потому как это всегда одновременно...
   Кородоев. Что он там плетет?
   Вера (Митрофану). Пошел вон! Чего ты одурел?
   Митрофан. Совершенно наоборот. Это вы только меня таким дураком считаете. А я все порядки прекрасно знаю. Как пошло обниманье, так, значит, контракт и тащи. Слава Богу, не в первый раз! Князь контракт писал - обнимался, Самосуев обнимался, а уж помещик Матвеев... хи-хи-хи... уж . помещик-то Матвеев... хи-хи-хи!.. Ох! Хи-хи-хи!..
   Кородоев. Так вот оно что!
   Митрофан. Нет, ей-Богу, правда! Я свое дело знаю. Князь и копию когда брал тоже...
   Вера. Пошел вон, дурак! Ну, что вы его слушаете! Какой-нибудь идиот от первого брака наплетет ерунды, и вы...
   Митрофан. Ей-Богу, даже обидно! Уж я-то свое дело знаю!
   Кородоев. Сударыня! Честь имею кланяться! Николай Кородоев свое честное имя ставит выше всего. Господин плодосмен, примите горячую благодарность. (Низко кланяется и уходит.)
   Вера (Митрофану). Болван! Дай сюда бумагу. Я положу в стол. (Усмехается, махнув рукой.) Через три дня вернется!
  

Занавес

  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   Печатается по: Тэффи. Восемь миниатюр. СПб., 1913.
  
   С. 487 Шнуровые книги - стянутые тонкой бечевкой
   С. 490 Антре или не антре? - Войти или не войти? (от фр. enter).
   С. 491 Тимофеева трава. - Распространенный кормовой злак.
  

Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
Просмотров: 284 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа