Главная » Книги

Сумароков Александр Петрович - Синав и Трувор

Сумароков Александр Петрович - Синав и Трувор


1 2 3 4 5 6 7

  
  
  
  Синав и Трувор
  
  
  
  
  Трагедия
  Представлена в первый раз в начале 1750 года, на Императорском
  
  
  
  театре в Петергофе. --------------------------------------
  А. П. Сумароков. Драматические произведения.
  Л., "Искусство", 1990
  OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru --------------------------------------
  
  
  
   ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
  Синав, князь Российский.
  Трувор, брат его.
  Гостомысл, знатнейший боярин Новгородский.
  Ильмена, дочь его.
  Вестник.
  Паж.
  Воины.
  
   Действие есть в Новегороде в княжеском доме.
  
  
  
   ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
  
  
  
  
  ЯВЛЕНИЕ I
  
  
  
  Гостомысл и Ильмена.
  
  
  
  
  Гостомысл
  
  
  Пришло желанное, Ильмена, мною время,
  
  
  Соединить тобой мое с цесарским племя.
  
  
  Весь град сего часа нетерпеливо ждет,
  
  
  В который кровь моя в порфире процветет.
  
  
  Уж к браку олтари цветами украшенны,
  
  
  И брачные свещи в светильники вонзенны,
  
  
  Готовься, дщерь моя, готовься внити в храм.
  
  
  
  
  Ильмена
  
  
  Еще довольно дней осталося судьбам,
  
  
  Которы погубить хотят меня несчастну
  
  
  И, бедную, ввести в супружество бесстрастну.
  
  
  Смотри ты, отче мой, на мой печальный зрак.
  
  
  И если я мила, отсрочь, отсрочь сей брак.
  
  
  
  
  Гостомысл
  
  
  Ты счастья своего поднесь не презирала
  
  
  И князю никогда суровства не являла...
  
  
  
  
  Ильмена
  
  
  Но было из всего удобно рассудить,
  
  
  Хочу ль с Синавом я в супружество вступить:
  
  
  Желаю ль я сего, хотя уста молчали,
  
  
  Глаза мои тебе довольно отвечали.
  
  
  Почто ты мною, князь, толь тщетно страстен стал,
  
  
  А ты почто рвать дух толь твердо предприял?
  
  
  Я лестного являть приветства не умею,
  
  
  А истинной к нему любови не имею.
  
  
  И ежели уже сему союзу быть,
  
  
  Так, отче мой, хоть срок потщися отложить,
  
  
  Прибави времени еще на размышленье,
  
  
  Чтоб я им как-нибудь умерила мученье
  
  
  И чтоб могла я слез потоки удержать,
  
  
  Когда ко браку мне пред олтари предстать.
  
  
  
  
  Гостомысл
  
  
  Несклонностию быть не можешь оправданна,
  
  
  Синаву ты женой во мзду обетованна.
  
  
  Во воздаянье он подъятых им трудов
  
  
  И скипетр, и тебя имеет от богов,
  
  
  Которы, утишив мятеж его рукою,
  
  
  Нам подали опять дни сладкого покою.
  
  
  Не будь несмысленна, упрямство истреби
  
  
  И, сердце обуздав, принудься и люби.
  
  
  
  
  Ильмена
  
  
  Когда бы сердцем льзя повелевати было,
  
  
  По воле бы твоей оно его любило;
  
  
  Но слаб рассудок мой природу одолеть,
  
  
  И не могу себе толь много повелеть.
  
  
  
  
  Гостомысл
  
  
  Представь его труды любви своей в посредство
  
  
  И мужеством его скончавшееся бедство.
  
  
  Вообрази себе те страшны времена,
  
  
  Когда мутился град и вся сия страна,
  
  
  Отечество твое, отечество геройско,
  
  
  И воружалося бунтующеся войско.
  
  
  Прибыток всех вельмож во граде разделил,
  
  
  Граждан и воинство на злобу устремил.
  
  
  Уставы древние в презрение ниспали,
  
  
  Правленье и суды всю область потеряли.
  
  
  Един остался я при истине святой
  
  
  И часть отечества вернейших чад со мной.
  
  
  Коликое число смерть россов пожирала!
  
  
  Их злоба на самих себя воспламеняла.
  
  
  Друзья против друзей, родня против родни
  
  
  Восстали разрушать благополучны дни.
  
  
  Все домы были жен слезами окропленны,
  
  
  И все поля мужей их кровью обагренны.
  
  
  Алкал из сильных всяк правительство принять,
  
  
  И не хотел никто законы защищать.
  
  
  Воспомни, как твой брат оплакан был друзьями,
  
  
  Мой сын, любезный сын, под градскими стенами.
  
  
  Я сам изранен был и чаял умереть,
  
  
  Сию ли бы по мне ты стала часть иметь.
  
  
  К нам щедры небеса к скончанию печали
  
  
  С полками трех князей для помощи послали!
  
  
  Не для владения пришли они сюды,
  
  
  Но только отвратить несчастливых беды.
  
  
  Великодушием геройским восхищенны
  
  
  И славою одной к Ильменю провожденны.
  
  
  Синав и братьями и мной повелевал
  
  
  И воинство свое с моим соединял.
  
  
  Тотчас познался меч его в полках противных,
  
  
  Предвозвещая мир со тьмой побед предивных.
  
  
  Казалося, тряслась тогда над нами твердь.
  
  
  Непобедимое оружие и смерть
  
  
  Упрямство прежнее в покорство пременили
  
  
  И, злобу утолив, сердца соединили.
  
  
  Настала тишина, и в воздаяние сил,
  
  
  Которыми сей князь напасти прекратил,
  
  
  Единогласно все на трон его желали
  
  
  И, умолив его, венцом его венчали.
  
  
  Но духа скипетром Синав не веселил,
  
  
  Синав, во торжестве вздыхая, говорил:
  
  
  На что мне то, что я владети удостоен?
  
  
  Ваш князь, о Гостомысл! не может быть спокоен,
  
  
  Доколе от тебя того не получит,
  
  
  Что ныне все его веселие мрачит.
  
  
  Я мысль его познал, любовь явна мне стала,
  
  
  Котора на него оковы налагала.
  
  
  В победах, под венцом, во славе, в торжестве
  
  
  Спастися от любви нет силы в существе.
  
  
  Что было мне сказать? Безумно прекословить,
  
  
  Когда стремится рок нам счастие готовить.
  
  
  И если б я ему в сем даре отказал,
  
  
  Народ бы, мя презрев, ему Ильмену дал.
  
  
  
  
  Ильмена
  
  
  Какие правы-то? И сей устав отколе?
  
  
  Народ бы дал меня! Иль я живу в неволе?
  
  
  
  
  Гостомысл
  
  
  Не только для него корону восприять,
  
  
  Для общества живот нам должно потерять.
  
  
  
  
  Ильмена
  
  
  Супружество сие народу бесполезно,
  
  
  А мне, ах! бедственно, увы! и смертно слезно.
  
  
  
  
  Гостомысл
  
  
  Полезно в крайности защитника ласкать
  
  
  И хвально милости заслугой воздавать:
  
  
  Кто страждет, от того почтение не дико,
  
  
  Когда беды прейдут, тогда оно велико.
  
  
  
  
  Ильмена
  
  
  Но не довольно ли защитник наш почтен?
  
  
  Он нами царствовать над нами возведен.
  
  
  Послушна я тебе и сей достойной власти
  
  
  И быть хочу рабой, не ощущая страсти!
  
  
  Похвальней мне ему рабою верной быть,
  
  
  Как, став супругою, супруга не любить.
  
  
  Он млад, красен, герой: глаза мои то видят,
  
  
  Но в нем любовника противна ненавидят.
  
  
  Вини безумие, что хочешь ты вини,
  
  
  Но лишь намеренье, коль можешь, отмени.
  
  
  
  
  Гостомысл
  
  
  Я слово дал.
  
  
  
  
  Ильмена
  
  
  
  
  Меня не вопросив, ах! прежде,
  
  
  Почто ты в таковой был суетной надежде,
  
  
  Что будет с князем сим приятен мне союз?
  
  
  
  
  Гостомысл
  
  
  Отврата от таких тебе приятных уз
  
  
  Нимало во уме моем не представлялось,
  
  
  Желание его мне счастием являлось.
  
  
  Когда ж нечаянно я в том обманут стал,
  
  
  Не обвиняй меня, что я то слово дал,
  
  
  Не мучь вздыханием своим меня напрасно.
  
  
  
  
  Ильмена
  
  
  Супружество сие мне так, как смерть, ужасно.
  
  
  
  
  Гостомысл
  
  
  Когда тебя любовь со князем сим делит,
  
  
  Привычка с ним тебя, Ильмена, съединит.
  
  
  Последуй моему родительску совету
  
  
  И не бесчесть меня пременою обету.
  
  
  Привычка естества сильнее иногда.
  
  
  
  
  Ильмена
  
  
  Я буду воздыхать и сетовать всегда.
  
  
  
  
  Гостомысл
  
  
  Что ж князю я скажу, не пременяя слова?
  
  
  
  
  Ильмена
  
  
  Я для тебя уже прияти смерть готова.
  
  
  Но предприяв, никак того не пременить;
  
  
  Хоть три дни дай еще мне, отче мой, прожить.
  
  
  
  
  Гостомысл
  
  
  Не представляй в уме такой суровой страсти,
  
  
  Не вображай себе без бедствия напасти;
  
  
  Но в трех желанных днях ты горесть утиши
  
  
  И бедственный сей боль скорбящия души.
  
  
  
  
  ЯВЛЕНИЕ II
  
  
  
  
  Ильмена
  
  
  
  
  (одна)
  
  
  Исполнится сие мне злое приключенье,
  
  
  И окончается по трех днях все мученье,
  
  
  Которым ты меня, мой отче, погубил.
  
  
  А ты, который мя несклонну полюбил,
  
  
  Увидишь не в одре меня по песнях брачных,
  
  
  Не в одр пойду, во гроб, и там в пещерах мрачных
  
  
  Я сердце, коль его принудить не могу,
  
  
  Любезну Трувору невинно собрегу!
  
  
  Но я несчастная, не ведая, вещаю,
  
  
  Любовнику ль уже я сердце посвящаю!
  
  
  Не суетою ли я льщу себе маня!
  
  
  Не облыгают ли глаза мои меня
  
  
  И представляют мне на скорби и мученье
  
  
  Признаками любви единое почтенье!
  
  
  Ах! нет, его мне взор вседневно говорит,
  
  
  Что сердце и его любовию горит.
  
  
  Когда ты, о любовь! с судьбой не согласилась;
  
  
  Несчастная любовь! Почто ты в нас вселилась?
  
  
  Пылай во мне любовь! Не долго мне гореть.
  
  
  О солнце! скоро я тебя престану зреть!
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ III
  
  
  
  Синае, Трувор и Ильмена.
  
  
  
  
  Синав
  
  
  Ко угождению тебе наш брак отсрочен,
  
  
  Перед тобой и в том я буду беспорочен.
  
  
  Но отчего в тебе смятение сие,
  
  
  Которо мне теперь явит лице твое?
  
  
  Стенящу зрю тебя, смущенну, торопливу:
  
  
  Или в плененье взяв ты душу горделиву,
  
  
  Намерена во мзду любви меня томить
  
  
  И бодрствующий дух в унылый пременить?
  
  
  Какою пред тобой виновен я прослугой,
  
  
  Или что делаю тебя своей супругой
  
  
  И возвожу на трон с собою обладать,
  
  
  Из уст твоих хочу уставы я подать?
  
  
  Что ты, дражайшая, час брака удалила,
  
  
  Ты сим меня одним довольно огорчила.
  
  
  Почто супружество нам дале отлагать
  
  
  И нежную мне страсть еще превозмогать?
  
  
  Свидетельствуюсь * им, размучен мысльми злыми,
  
  
  
  (* Указывая на Трувора.)
  
  
  {* Этим знаком А. П. Сумароков отмечал,
  
  
  где именно актер должен произвести действие,
  
  
  указанное в ремарке. (Примеч. сост.)}
  
  
  Как жестоко пронзен я взорами твоими!
  
  
  Он точно ведает, как я тебя люблю,
  
  
  И знает только ночь, спокойно ли я сплю.
  
  
  Что ты несклонна мне, я видел то и прежде,
  
  
  Но зря почтение, был в страхе и надежде.
  
  
  И ежели была несклонность от стыда,
  
  
  Так не был я тобой несчастлив никогда.
  
  
  А ежели не стыд я вижу пред собою,
  
  
  О коль несчастлив я, дражайшая, тобою!
  
  
  
  
  Ильмена
  
  
  Не спрашивай теперь смятения вины;
  
  
  Из уст уведаешь ты то своей жены!
  
  
  Что мне велел отец, то мною утвержденно,
  
  
  И вниду в храм с тобой, хотя бы принужденно.
  
  
  
  
  Синав
  
  
  Я все твои слова приемлю за устав
  
  
  И быть хочу во всем перед тобою прав;
  
  
  В тебе любовницу я чту и дщерь геройску.
  
  
  Скажи ты, Трувор, то жрецам, вельможам, войску,
  
  
  Что радости свои уже отсрочил я,
  
  
  И повтори сие родителю ея,
  
  
  Что я исполнил то.
  
  
  
  
  ЯВЛЕНИЕ IV
  
  
  
   Ильмена и Трувор.
  
  
  
  
  Трувор
  
  
  
  
   Так ты уж предприяла
  
  
  Его супругой быть.
  
  
  
  
  Ильмена
  
  
  
  
   Хотя и не желала.
  
  
  
  
  Трувор
  
  
  О, коль несчастный, брат, ты ныне счастлив стал!
  
  
  
  
  Ильмена
  
  
  Ты счастием его напасть мою назвал:
  
  
  По повелению ему супругой буду,
  
  
  Но в одр... чего хочу?.. Пойдем скорей отсюду.
  
  
  Исполнь его приказ.
  
  
  
  
  Трувор
  
  
  
  
   Почто ему я брат!
  
  
  Увы! Почто, когда пленил его твой взгляд!
  
  
  О дружба! О родство! Вы мне противны стали!
  
  
  Вы мне источники смертельный печали!
  
  
  
  
  Ильмена
  
  
  Молчи, о князь, молчи! Не изъясняй себя.
  
  
  
  
  Трувор
  
  
  Возможно ли молчать, лишаяся тебя!
  
  
  И ах! на что ты мне молчать напоминаешь?
  
  
  Что я тебя люблю, уже давно ты знаешь.
  
  
  
  
  Ильмена
  
  
  Какой еще удар мне сердце уразил,
  
  
  Почто, дрожайший взор, ты грудь мою пронзил!
  
  
  О солнце! Небеса! О праведные боги!
  
  
  
  
  Трувор
  
  
  О время! О судьбы! За что вы нам толь строги!
  
  
  Удобно ли мне скорбь такую претерпеть,
  
  
  Что буду я тебя чужой супругой зреть,
  
  
  Красу твою чужим желаниям врученну,
  
  
  И сердца моего утеху похищенну?
  
  
  
  
  Ильмена
  
  
  Я с именем умру любовницы твоей
  
  
  И девой сниду в гроб; не чувствуй муки сей.
  
  
  
  
  Трувор
  
  
  Ты брату моему хотела быть женою.
  
  
  
  
  Ильмена
  
  
  Не обвиняй меня невольною виною,
  
  
  И дай исполнити родительский приказ.
  
  
  Ах! есть ли в свете кто несчастливее нас?
  
  
  
  
  Трувор
  
  
  Твой дух не так, как мой, сим браком будет мучен,
&nb

Другие авторы
  • Крыжановская Вера Ивановна
  • Рубан Василий Григорьевич
  • Желиховская Вера Петровна
  • Толстой Алексей Николаевич
  • Гнедич Петр Петрович
  • Панаев Владимир Иванович
  • Милюков Павел Николаевич
  • Муравский Митрофан Данилович
  • Российский Иван Николаевич
  • Вердеревский Василий Евграфович
  • Другие произведения
  • Иванчин-Писарев Николай Дмитриевич - Стихотворения
  • Елпатьевский Сергей Яковлевич - Про новое
  • Кузмин Михаил Алексеевич - Переезд из Петербурга в Петроград
  • Михайловский Николай Константинович - Из литературных и журнальных заметок 1874 года
  • Верхарн Эмиль - Монастырь
  • Мятлев Иван Петрович - Мятлев И. П.: Биографическая справка
  • Вяземский Петр Андреевич - 18 августа 1855 года
  • Семенов Сергей Терентьевич - Сумерки
  • Бакунин Михаил Александрович - Парижская Коммуна и понятие о государственности
  • Бальдауф Федор Иванович - Песнь Уллина над гробом Конала
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
    Просмотров: 294 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа