Главная » Книги

Сумароков Александр Петрович - Хорев

Сумароков Александр Петрович - Хорев


1 2 3 4 5 6

  
  
  
  А. П. Сумароков
  
  
  
  
  Хорев
  
  
  
  
  Трагедия
  Представлена в первый раз в начале 1750 года на Императорском
  
  
   театре в Санктпетербурге. --------------------------------------
  А. П. Сумароков. Драматические произведения.
  Л., "Искусство", 1990
  OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru --------------------------------------
  
  
  
   ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
  Кий, князь Российский.
  Xорев, брат и наследник его.
  Завлох, бывший князь Киева-града.
  Оснельда, дочь Завлохова.
  Сталверх, первый боярин Киев.
  Велькар, наперсник Хоревов.
  Астрада, мамка Оснельдина.
  Два стража.
  Три воина.
  Пленник.
  
  
  Действие в Киеве, в княжеском доме.
  
  
  
   ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
  
  
  
  
  ЯВЛЕНИЕ I
  
  
  
  Оснельда и Астрада.
  
  
  
  
  Астрада
  
  
  Княжна! Сей день тебе свободу обещает,
  
  
  Впоследние тебя здесь солнце освещает.
  
  
  Завлох родитель твой, пришел ко граду днесь,
  
  
  И воружаются ко обороне здесь.
  
  
  Уж носится молва по здешнему народу,
  
  
  Что Кий, страшася бедств, дает тебе свободу.
  
  
  
  
  Оснельда
  
  
  О день, когда то так, день радости и слез!
  
  
  Щедрота поздняя разгневанных небес,
  
  
  Смешенна с казнию и лютою напастью!
  
  
  Чрез пущую беду отверзя путь ко счастью!
  
  
  Астрада! Мне уже свободы не видать,
  
  
  Я здесь осуждена под стражею страдать.
  
  
  Хотя я некую часть вольности имею
  
  
  И от привычки злой претерпевать умею,
  
  
  А там... увы!..
  
  
  
  
  Астрада
  
  
  
  
   А там остаточный предел,
  
  
  Где множество еще во власти вашей сел,
  
  
  Наследие твое, и ты воздвигнешь племя
  
  
  Бесчадному отцу. Уже приходит время
  
  
  Тебе достойного супруга получить
  
  
  И падший род опять от низких отличить.
  
  
  Ты будешь мать...
  
  
  
  
  Оснельда
  
  
  
  
   Молчи, не представляй мне браков,
  
  
  Несчастной мне к тому ни малых нет признаков.
  
  
  Довольно! Я хочу из сих противных мест.
  
  
  О жалостна страна! О горестный отъезд!
  
  
  Толкуй мои слова, толкуй мои напасти
  
  
  И сожалей о мне в такой суровой части.
  
  
  
  
  Астрада
  
  
  Поняти не могу сей тайны твоея.
  
  
  
  
  Оснельда
  
  
  Теперь откроется тебе душа моя,
  
  
  Но, ах! Объемлет стыд, все мысли днесь мятутся,
  
  
  И речи во устах безгласны остаются.
  
  
  
  
  Астрада
  
  
  Никак постигла я? Любовь...
  
  
  
  
  Оснельда
  
  
  
  
  
  
  Прилично ль мне
  
  
  Ея заразы знать в печальной сей стране?
  
  
  О том ли помышлять Оснельде надлежало?
  
  
  Но, ах! Вошло во грудь сие змеино жало.
  
  
  Ты сказывала мне отцево житие
  
  
  И многажды притом плачевно бытие,
  
  
  Как смерть голодная народы пожирала
  
  
  И слава многих лет в одну минуту пала.
  
  
  Благополучный Кий победу одержал,
  
  
  Родитель мой тогда в пустыни убежал,
  
  
  В отчаяньи своем тревожась, унывая,
  
  
  Озеры на коне и реки преплывая,
  
  
  С оставшим воинством лес, горы преходя,
  
  
  Разбит и побежден из степи в степь блудя.
  
  
  Моя стеняща мать, сынов своих лишася,
  
  
  Впоследок и с своим супругом разлучася,
  
  
  Услыша злую весть, что Кий, как ветер прах,
  
  
  Народы разметав, во градских уж вратах,
  
  
  Лице горчайшими слезами омывала
  
  
  И кровь свою своей рукою проливала
  
  
  И, лобызаючи впоследние меня,
  
  
  Скончала бедну жизнь, в сон вечный пременя.
  
  
  А я, в пленение сие низвергшись году,
  
  
  Не помню ни отца, ни матери, ни роду;
  
  
  Однако кровь во мне во все шестнадцать лет,
  
  
  Как помнить я могу, отмщенье вопиет.
  
  
  Я сказанное мне плачевно время вижу
  
  
  И рода моего убийцу ненавижу;
  
  
  Но, ах! Хорев в те дни хотя младенец был,
  
  
  Он Кию брат, увы!.. а мне, Астрада, мил.
  
  
  
  
  Астрада
  
  
  Искореняй сей яд, отец тебя желает.
  
  
  
  
  Оснельда
  
  
  Мне памятен мой долг; пускай сей огнь пылает;
  
  
  Какие б надобно суровости иметь,
  
  
  Когда б отца могла и не хотела зреть?
  
  
  Оснельда только сим единым ныне льстится;
  
  
  Но дух, мой слабый дух и рвется и мутится.
  
  
  
  
  Астрада
  
  
  Давно ль, с которых дней ты знаешь эту страсть,
  
  
  И непорочный дух познал любови власть?
  
  
  
  
  Оснельда
  
  
  Шесть месяцев уже, Астрада, унываю
  
  
  И слез в одре моем потоки проливаю.
  
  
  Достоинства его и искрения любовь
  
  
  Против желания зажгли незапно кровь.
  
  
  Я стала на него охотнее смотрети,
  
  
  Не смысля, что иду в неисходимы сети.
  
  
  Искала, чтобы мне с ним чаще купно быть
  
  
  И время горести скоряе проводить.
  
  
  И стало без него везде впоследок скучно,
  
  
  Желала, чтоб была с Хоревом неразлучно.
  
  
  И в то-то время я узнала страсть мою,
  
  
  Которую еще поныне я таю.
  
  
  Я злилась на себя за сей преступок грозно
  
  
  И каялась, но что! Уже то было поздно.
  
  
  
  
  Астрада
  
  
  А если Кий отдаст отцу тебя назад
  
  
  И будешь ты должна покинута сей град,
  
  
  Возрадуешься ли, родителя увидя?
  
  
  
  
  Оснельда
  
  
  Возрадуюсь, но жизнь мою возненавидя!
  
  
  И только весел сей единый будет час,
  
  
  Он веселу меня один увидит раз.
  
  
  Но как то уж ни есть, мне льстит сия минута.
  
  
  Поди и известись, ужель судьбина люта
  
  
  Назначила сей день Завлоха облегчить,
  
  
  И верь, хотя она стремится приключить
  
  
  Жестоку мне тоску и жалкую разлуку,
  
  
  Я бодро шествую на эту злую муку.
  
  
  
  
  ЯВЛЕНИЕ II
  
  
  
  
  Оснельда
  
  
  
  
  (одна)
  
  
  К чему ведет меня моя судьбина зла?!
  
  
  К таким ли дням, любовь, во мне ты кровь зажгла!
  
  
  Несчастливым времен жестоки все премены.
  
  
  О дом отцев моих! О вы, противны стены,
  
  
  Которыми пришлец сей город оградил!
  
  
  Земля, в которой Кий кровавы токи лил!
  
  
  Места, толь много раз слезами орошенны,
  
  
  Возлюбленным моим Хоревом украшенны,
  
  
  Печалей и утех собрание и смесь,
  
  
  Чем слабая душа обремененна днесь!
  
  
  Отверзи мне врата любезныя темницы
  
  
  И выпусти меня за Киевы границы!
  
  
  О честь! О долг! Любовь! Мой князь! Родитель мой!
  
  
  Делите сердце днесь и рушьте мой покой!
  
  
  А ты, о естество! терпи случаев ярость
  
  
  И бременем своим несчастливую старость
  
  
  Потщися ободрить, как бедной небеса
  
  
  Дадут на жительство дремучие леса!
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ III
  
  
  
   Оснельда и Хорев.
  
  
  
  
  Xорев
  
  
  Готовься к радостям, княжна, в сей день желанный,
  
  
  Уж час приближился, тобой толь часто званный,
  
  
  Уже открылся путь тебе из здешних стен,
  
  
  Ступай и покидай места сии и плен,
  
  
  Родитель твой в сей день тебя к себе желает,
  
  
  А Кий, мой брат, на то уже соизволяет.
  
  
  Внимай из уст моих желаемый отъезд,
  
  
  Но, отлучался из сих противных мест,
  
  
  Которые тебя в неволе содержали,
  
  
  Когда дни счастливы Завлоха пробежали,
  
  
  Хотя единою утробой я рожден
  
  
  Со князем, коим твой родитель побежден,
  
  
  Не ставь меня врагом. Мной, сколько можно было,
  
  
  Несчастие тебя под стражею щадило;
  
  
  Я тщился оное вседневно облегчать...
  
  
  Ты плачешь, но к чему так сердце отягчать?
  
  
  Или воспомнила ты Киеву досаду?
  
  
  Но я противного не подавал и взгляду.
  
  
  
  
  Оснельда
  
  
  Я плачу, что тебе бессильна отслужить;
  
  
  Но верь мне, верь, мой князь, где я ни буду жить,
  
  
  Я милостей твоих вовеки не забуду
  
  
  И с ними вспоминать тебя по гроб мой буду.
  
  
  О солнце, кое здесь в последний раз я зрю!
  
  
  О солнце! Ты то зришь, от сердца ль говорю!
  
  
  В том ты свидетель будь, что имя милосердо,
  
  
  Доколе я жива, пребудет очень твердо.
  
  
  
  
  Xорев
  
  
  Впоследние уже любезный слыша глас
  
  
  И видя пред собой тебя в последний раз,
  
  
  Прошу тебя, скажи, скажи, княжна драгая,
  
  
  Мои усердия в уме располагая,
  
  
  Возмог ли сердце я твое тогда тронуть?
  
  
  И чувствовала ли твоя хоть мало грудь
  
  
  Тобой в моей крови произведенный пламень?
  
  
  Но можно ль воспалить огнем любовным камень?!
  
  
  Я многажды тебе горячность открывал,
  
  
  Которою меня твой сильно взор терзал.
  
  
  Открытие сие мя паче тяготило,
  
  
  Что слово на него ни разу не польстило.
  
  
  Но кая красота мне язву подала
  
  
  И во отчаянном уме моем жила?
  
  
  Я чаял, я рожден к единой только брани,
  
  
  Противников карать и налагати дани,
  
  
  Но бог любви тобой ту ярость умягчил,
  
  
  Твой взор меня вздыхать во славе научил.
  
  
  Когда твои глаза надежду мне давали,
  
  
  А беспристрастные слова мне сердце рвали,
  
  
  Я слабости своей стыдился и стенал
  
  
  И в горести моей, что делати, не знал,
  
  
  Против тебя, против себя вооружался,
  
  
  И пламень мой тобой вседневно умножался.
  
  
  Я тщился много раз, дабы тебя забыть,
  
  
  И мнился иногда уже свободен быть,
  
  
  Но, вспомнив, я опять то чувствовал, что страстен.
  
  
  Сей гордый дух тебе стал вечно быть подвластен.
  
  
  
  
  Оснельда
  
  
  Ах, князь, к чему уж то, что я тебе мила?
  
  
  К чему тебе желать, чтоб я склонна была?
  
  
  Не мучь меня, не мучь, не извлекай слез реки;
  
  
  Уж больше не видать тебе меня вовеки.
  
  
  Когда тебе судьба претит меня любить,
  
  
  Старайся ты меня из мысли истребить.
  
  
  
  
  Xорев
  
  
  Коль любишь, так скажи, исполнь мое желанье;
  
  
  Пускай останется хотя воспоминанье.
  
  
  
  
  Оснельда
  
  
  Люблю... Доволен ли? Поди из глаз моих,
  
  
  Оставь меня в тоске, останься в мыслях сих,
  
  
  Я все вздыхания свои напрасно трачу.
  
  
  Мне время отъезжать, а я лишь только плачу.
  
  
  Ищи другой любви. Довольно в свете дев,
  
  
  Которым будет мил любезный мой Хорев.
  
  
  Люби, которая иметь то счастье станет,
  
  
  А та тебя по гроб без слез не воспомянет,
  
  
  Которой эту часть хотело небо дать,
  
  
  Чтоб ей тебя по смерть любить и не видать.
  
  
  
  
  Хорев
  
  
  Ты любишь, а меня смертельно поражаешь?
  
  
  Ты плачешь, а сама отселе отъезжаешь?
  
  
  О боги! О княжна! Имейте жалость днесь!
  
  
  Пребудь над градом свет! Княжна, останься здесь!
  
  
  
  
  Оснельда
  
  
  Мой рок такой, чтоб я Хорева покидала
  
  
  И чтоб его вовек отныне не видала.
  
  
  
  
  Xорев
  
  
  Вещаешь о любви ты только мне маня!
  
  
  
  
  Оснельда
  
  
  Как я тебя люблю, люби ты так меня,
  
  
  Или не верь, имей неправедные мысли
  
  
  И мне еще сию беду к бедам причисли.
  
  
  Каких ты требуешь свидетелей глазам,
  
  
  Когда не веришь ты ни стону, ни слезам?!
  
  
  
  
  Xорев
  
  
  Чего желается и что нам толь приятно,
  
  
  То кажется всегда нам быть невероятно
  
  
  И зрится, как во сне. Но, о престрашный сон!
  
  
  Какое множество в сем счастии препон!
  
  
  Приятные часы! Вы щедры мне и люты.
  
  
  Какими я могу назвать сии минуты?
  
  
  Несчастными почесть? Мне много счастья в них!
  
  
  За счастливы приять? Что зляй минут мне сих?!
  
  
  Оснельда, если брак любви не разрушает
  
  
  И должность пламени в крови не угасает,
  
  
  Почто творити нам друг другу вечный стон
  
  
  И что препятствует взойти тебе на трон,
  
  
  Который ждет меня?.. Ты мне не отвечаешь.
  
  
  Иль скипетр и в моих руках противным чаешь?
  
  
  
  
  Оснельда
  
  
  Престань себе, мой князь, надеждою сей льстить,
  
  
  И, ах! престань, престань мой разум сим мутить,
  
  
  Судьба меня с тобой навеки разделила,
  
  
  И тщетно нас любовь с тобой соединила.
  
  
  Как буду я иметь в одре моем того,
  
  
  Чей с трона брат отца низвергнул моего
  
  
  И трупы братиев моих влачил бесстыдно,
  
  
  Взирая на престол Завлохов зверовидно,
  
  
  Граждан без жалости казнил и разорил,
  
  
  И кровью нашею весь город обагрил,
  
  
  Оснельду в пеленах невольницей оставил?
  
  
  Перун! Почто меня от смерти ты избавил,
  
  
  А, жизнь оставя, дал ты чувствовати честь?
  
  
  Или чтоб было мне трудняе иго несть?
  
  
  Мне б лучше умереть, как жити во неволе,
  
  
  И зрети хищника на отческом престоле.
  
  
  
  
  Xорев
  
  
  Сея ли речи я из уст любезных ждал?
  
  
  Завлоха я еще, еще не побеждал;
  
  
  Но, можеть быть?.. Увы! Ты плач усугубляешь.
  
  
  
  
  Оснельда
  
  
  Какие ты слова со мной употребляешь?!
  
  
  Довольствуйся моей ты слабостью и рви
  
  
  Во мне печальный дух, жестокий, в сей любви!
  
  
  Оставь невольницей Оснельду в жизни слезной,
  
  
  Терзай меня, дерись с отцем своей любезной!
  
  
  Оружье я сама против себя дала,
  
  
  Но вспомни ты, того ль я, чтя тебя, ждала.
  
  
  Твоя рука еще Оснельду не губила,
  
  
  Так сделай, чтоб она Хорева не любила.
  
  
  Разрушь враждой любовь, будь счастлив, побеждай,
  
  
  Взносись моей бедой; лишь только рассуждай:
  
  
  Против кого ты, князь, ко брани гнев сугубишь?
  

Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
Просмотров: 384 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа