Главная » Книги

Степняк-Кравчинский Сергей Михайлович - Кравчинский С. М.: Биобиблиографическая справка

Степняк-Кравчинский Сергей Михайлович - Кравчинский С. М.: Биобиблиографическая справка


   КРАВЧИНСКИЙ, псевдоним - Степняк, известен как Степняк-Кравчинский, Сергей Михайлович [1(13).VII.1851, с. Новый Стародуб Херсонской губ.-11(23).XII.1895, Лондон) - публицист, прозаик, переводчик. Революционный деятель. Родился в семье главного лекаря военного госпиталя, по настоянию отца был отдан в Орловскую военную гимназию, по окончании которой поступил в Московское военное Александровское училище. Более всех предметов интересовался историей и военными науками, овладел тремя иностранными языками (французским, английским и немецким). Вскоре К. был переведен в Петербург - в Михайловское артиллерийское училище, которое окончил в 1870 г. в чине поручика. Но К. не привлекала военная карьера, и, прослужив год учителем в фейерверкской (т. е. военно-технической) школе Харьковского военного округа, он вышел в отставку.
   Еще в артиллерийском училище с семью другими воспитанниками К. создал тайный революционный кружок. Юноши читали и обсуждали произведения Н. Г. Чернышевского, Д. И. Писарева, "Историю цивилизации" Г. Бокля, "Исторические письма" П. Л. Лаврова, "Положение рабочего класса в России" В. В. Берви. В 1871 г. К. поступил в Петербургский Лесной институт. Ему казалось, что знакомство с теорией и практикой сельского хозяйства даст ему реальную возможность улучшить жизнь крестьянства в своей стране. А весной 1872 г. К. был принят в кружок "чайковцев". Этот петербургский революционный кружок, основанный М. А. Натансоном, был назван по имени одного из самых активных членов, Н. В. Чайковского. П. А. Кропоткин, С. Л. Перовская, Д. А. Клеменц, Н. А. Морозов и др. народники входили в это, по словам К., "общество подготовления социального, умственного и политического переворота" (Морозов Н. А. Повести моей жизни.- М., 1917.- Т. 1.- С. 156). Основываясь на утопической теории общинного крестьянского социализма, они отводили крестьянам роль главной движущей силы революции и занимались пропагандой своих идей среди рабочих и крестьян, фактически отказавшись от политических форм борьбы. В первых рабочих кружках, созданных "чайковцами", К. рассказывал слушателям о русской истории и знакомил с политической экономией по "Капиталу" Маркса.
   Но энергичный, увлеченный новыми идеями, К. не мог довольствоваться такой "пассивной" деятельностью. И когда осенью 1873 г. "чайковцы" решили, что надо немедленно нести идеи социализма крестьянам, К. бросил институт и, переодевшись рабочим-пильщиком, пошел "в народ". Вместе с Д. Рогачевым он ходил по деревням Тверской губ., густонаселенного и нищего центра европейской части России, беседовал с крестьянами, читал им книги. "Иногда Сергей, знавший Евангелие почти наизусть, - вспоминал П. А. Кро-' поткин,- толковал его мужикам и доказывал стихами из него, что следует начать бунт. Иногда он толковал от великих экономистов. Крестьяне слушали пропагандистов как настоящих апостолов, водили их из избы в избу и отказывались брать деньги за харчи. В две недели пропагандисты создали настоящее брожение в нескольких деревнях" (Кропоткин П. А.- С. 285). Вскоре пропагандистов арестовали, но с помощью крестьян они бежали, тем самым лишив себя навсегда возможности вернуться к легальному существованию.
   Рассказы К. и Рогачева о том, как пропагандистов слушали и принимали крестьяне, убедили кружковцев в необходимости прямой пропаганды и положили начало массовому хождению "в народ". Тогда же К. понял, что для улучшения пропаганды необходимы особые брошюры, написанные простым и доступным для крестьян и малограмотных рабочих языком, где излагались бы основные идеи социализма и революции. В конце 1874 V. в женевской типографии "чайковцев" была напечатана "Сказка о копейке" К., в которой он нарисовал утопическую картину русской деревни, ведущей хозяйство на общественных началах, т. к. автор считал, что, преобразуя жизнь, Россия пойдет своим, отличным от Запада путем. Используя приемы лубочных изданий, наиболее доступных и популярных в народе, стилизуя свой язык под народный, К. стремился вложить в сказку как можно больше познавательного материала. В середине 70 гг. в Лондоне и Женеве были напечатаны и другие сказки К.: "Мудрица Наумовна", "О Правде и Кривде", "Из огня да в полымя". Различные хитрости применялись издателями, чтобы сбить с толку полицию,- использовались разные названия ("Мудрица Наумовна", она же "Похождения пошехонцев", она же "Сказка Говоруха"); указывалось, что брошюра отпечатана в типографии духовной академии и разрешена цензурой.
   Арест, побег и разгром кружка вынудили К. в 1874 г. уехать за границу. Там он знакомился с социалистическим и рабочим движением. А как только до него дошли вести о восстании против турецкого ига в небольшом славянском государстве Герцеговина, К. поспешил на помощь восставшим. Получившему военное образование К. была доверена единственная пушка повстанцев. Восстание было частью подавлено, частью погасло само, и разочарованный в этом революционном "предприятии" К. нелегально вернулся домой.
   На родине его ждали нерадостные известия: аресты, разгромы. 1875-1876 гг. были для русских революционеров временем переосмысления теории и практики и собирания новых сил. В нач. 1877 г., сопровождая больного товарища в Италию, К. принял участие в подготовке восстания в провинции Беневенто и был арестован с оружием в руках при его подавлении. Но долгие 9 месяцев тюремного заключения в ожидании приговора не сломили К.: за это время, он успел выучить итальянский язык и составить несколько инструкций по ведению восстания. С вступлением на престол в январе 1878 г. нового короля, объявившего амнистию, К. был освобожден из тюрьмы и пешком (за неимением денег) отправился в Швейцарию. Вместе с группой русских эмигрантов в Женеве он основал журнал "Община", где публиковал статьи о русском и итальянском освободительном движении и с первыми его номерами вернулся в Петербург (май 1878 г.).
   На родине К. активно включился в деятельность недавно созданной (1876) подпольной организации "Земля и воля". Он вербовал новых членов, редактировал газету с тем же названием, наладил нелегальную типографию, впервые в истории русского подполья долго и систематически действовавшую в самой России. "Мы иногда называли его младенцем,- писал Кропоткин,- так мало заботился он о собственной безопасности. Но эта беззаботность являлась результатом бесстрашия..." (Кропоткин П. А.- С. 283). Именно К- организация поручила первый террористический акт. Чуть ли не 2 месяца учился он действовать кинжалом, затем генералу Н. В. Мезенцову, шефу жандармов, был послан его смертный приговор (у жертвы был шанс спастись, отказавшись от должности). А два дня спустя, утром 4 августа на людной площади Петербурга ударом кинжала в сердце К. убил Мезенцова и, вскочив в ожидавшую пролетку, беспрепятственно скрылся. Это была неслыханная удача, давшая новый могучий толчок террористическому движению. Вся полиция была поднята на ноги, за голову К- назначена высокая цена, а он как ни в чем не бывало ходил по петербургским улицам, работал над статьей "Смерть за смерть", объясняющей мотивы покушения. Лишь 5 месяцев спустя с большим трудом друзьям удалось уговорить его переправиться за границу, якобы для изучения способа приготовления динамита. Он рассчитывал вернуться через несколько недель, но не вернулся на родину уже никогда.
   По следам К. без промедления были посланы шпионы, и в эмиграции ему также пришлось жить и работать под чужими именами: С. Михайлов, Абрам Рублев, Владимир Джанжиеров, Шарль Обер, С. Горский, Никола Феттер, С. Штейн и др. После убийства Александра I царское правительство начало переговоры о выдаче К. швейцарскими властями, и он вынужден был тайно перебраться в Италию. Как ни велико было желание вернуться на родину, но без адресов явочных квартир и помощи друзей сделать, это было невозможно, а друзья не вызывали его, Т. к. понимали, что арест его (означавший верную смерть) был неизбежен. Единственное оружие оставалось ему для службы родине - перо, и К. стал писать статьи, переводить с итальянского, испанского и немецкого.
   В 1881 г. по предложению миланской газеты "Пунголо" ("Жало") К. написал на итальянском языке серию очерков о русском революционном движении под общим названием "Подпольная Россия". Борьба русских революционеров привлекала к себе внимание всего мира, и К. считал своим долгом развенчать стереотипное представление о них как о злодеях и разбойниках, "выставить самих террористов такими, каковы они в действительности, т. е. не каннибалами, а людьми гуманными, высоконравственными, питающими глубокое отвращение ко всякому насилию, на которое только правительственные меры их вынуждают" (Соч.- Т. 1.- С. 10). Подписанные псевдонимом Степняк, очерки эти вызвали большой интерес, и издатель решил выпустить их отдельной книгой. За первым (Милан, 1882) изданием последовали переводы на многие европейские языки, а псевдоним Степняк стал постоянным и известным всему миру. В 1893 г. очерки были изданы на русском языке в Лондоне, а в 1905 г. по ним велись занятия в крестьянских кружках в России. Множество русских юношей и девушек было "завербовано" на революционную борьбу этой книгой, где, начав с общей картины русского революционного движения, четко обозначив его этапы, К. воскресил в жанрах эссе, мемуаров, литературного портрета своих соратников и единомышленников, проследил эволюцию типа революционера. Огромное количество подлинного, исторически достоверного материала, почерпнутого из собственной практики, русских газет и журналов, рассказов и писем друзей, автор облек в истинно художественную форму. Главную часть книги, наиболее важную для автора, составили "Революционные профили" - очерки о Вере Засулич, Софье Перовской, Петре Кропоткине, Дмитрии Лизогубе и др. революционных деятелях.
   Италия и Швейцария оказались досягаемыми для царской полиции, и с 1884 г. К. поселился в Лондоне. В 1885 г. там двумя изданиями на английском языке вышла вторая публицистическая книга К.- "Россия под властью царей", изданная вскоре во Франции, Швеции и США. По ней просвещенная Европа и Америка знакомились с кратким курсом истории России и ее современностью: бесчинствами жандармерии, состоянием правосудия, образования, печати и пр. В то время на русский язык было переведено несколько глав этой книги. Полный перевод был опубликован лишь в 1964 г.
   Живя в Лондоне, К. много работает: переводит на английский язык повесть "Слепой музыкант" В. Г. Короленко, пьесы "Гроза" А. Н. Островского, "Свадьба Кречинского" А. В. Сухово-Кобылина, пишет предисловия к произведениям В. М. Гаршина, И. С. Тургенева и др. В Англии и Америке К. с большим успехом выступает с лекциями и докладами о революционном движении и литературе в России. В 1886 г. вышла на английском языке третья публицистическая книга К. "Русская грозовая туча", посвященная национальному вопросу и царской армии, а в J888 - четвертая - "Русское крестьянство". "Мои статьи,- писал К.,- дерзновенная попытка заставить англичан узнать и полюбить наших мужиков, как я заставил их узнать и полюбить нигилистов" (В Лондонской эмиграции.- С. 3).
   Публицистика была для К. исполнением общественного долга, истинное же наслаждение он стал получать, когда смог наконец заняться своим любимым делом - художественной литературой. Еще в 1875 г. у К. появился замысел романа о русских революционерах. Работа над ним продолжалась долго. Начав роман в 1886 г., автор считал его законченным к 1889 г. Элеонора Маркс и ее муж Эдуард Эвелинг сделали окончательную стилистическую правку романа, писавшегося по-английски, и осенью 1889 г. он вышел из печати под названием "Карьера нигилиста" (это название, более понятное для англичан, заменило основное название романа "Андрей Кожухов"). Действие романа происходит в 70 гг.- время жестокой реакции и наивысшего подъема народнического движения в России. В образе двух главных героев Андрея и Жоржа много автобиографического. Андрей, как и сам К., переходит границу с помощью контрабандистов, ведет пропаганду в рабочих кружках, организует побеги товарищей и покушение... И все же это не автобиография. Не является роман и выражением теоретической и практической программы русских революционеров, что нередко усматривалось в нем зарубежными читателями. К. стремился к художественным обобщениям, главным его достижением стали предельно правдивые, многоплановые, написанные с чувством глубокой симпатии образы революционеров-народников. Отдельные главы романа перевела на русский язык В. И. Засулич, но до выхода в свет полного перевода К. так и не дожил. Его сделала вдова К.- Фанни Марковна. Изданный в 1898 г, в Женеве, небольшими партиями (по десять - двадцать экземпляров) он проникал в Россию. Только после 1905 г. стало возможным в сокращении издать его на родине писателя.
   В последних прозаических произведениях К.: повести "Домик на Волге" (Женева, 1896) и неоконченном романе "Штунднст Павел Руденко" (Женева, 1894), писавшихся уже по-русски, в центре внимания автора не стожившийся тип профессионального революционера, а процесс формирования его характера и убеждений, пути, которыми люди приходят в революцию.
   В конце 1889 г. К. удалось организовать в Англии "Общество друзей русской свободы", объединившее представителей разных направлений, партий и национальностей. Поставив целью завоевать общественное мнение Европы в пользу русского революционного движения, "Общество" занималось пропагандой, собирало деньги в фонд помощи русским политзаключенным. С лета 1890 г. стал выходить ежемесячный журнал на английском языке "Свободная Россия". К. был его редактором и писал для него большую часть статей. Помогала ему в редакционной работе и в работе исполнительного комитета "Общества" молодая англичанка Лили Буль. В доме К. она познакомилась с бежавшим из сибирской ссылки польским революционером Михаилом Войничем, ставшим впоследствии ее мужем. Они помогали К. в организации продолжающего традиции А. И. Герцена "Фонда вольной русской прессы" (1891), созданного для издания и доставки в Россию революционной литературы. Породившая многие легенды личность К. вдохновила Войнич на создание романа "Овод" и др. произведений. Необыкновенные качества К. отразились в романах Э. Золя ("Жерминаль"), А. Доде ("Тартарен в Альпах"), В. Хоуэллса ("Путешественник из Альтрурии") и др. Среди многочисленных знакомых К.- Ф. Энгельс, Э. Эвелинг, драматург Б. Шоу, писатель О. Уайльд. Его лондонский дом стал местом встречи оппозиционно настроенных писателей и художников разных народов, русских политических эмигрантов, в среде которых К. всеми силами старался улаживать споры и разногласия.
   В конце 1895 г. "Фонд", рассылавший издания на книжные склады почти всех крупных городов Европы и Америки, имел достаточно денег, чтобы издавать в Лондоне революционную газету на русском языке. Почти все время и силы К. отдавал подготовке ее первого выпуска.
   Рано утром 23 декабря 1895 г. К. направлялся к друзьям с материалами для первого номера газеты. Он опаздывал и шел, погруженный в чтение. Не услышавший свистка, К. при переходе через линию пригородной железной дороги был сбит паровозом. Почти все английские газеты поместили сообщение о его трагической гибели. А в субботу 28 декабря многотысячные колонны рабочих разных национальностей прошли перед вокзалом Ватерлоо, провожая в последний путь русского писателя и революционера. К. погиб в возрасте 44 лет, не дожив нескольких дней до осуществления своей заветной мечты - издания свободной русской газеты.
  
   Соч.: Соч.: В 2 т.- М., 1987: Смерть за смерть (Убийство Мезенцова).- Пб., 1920; Царь-чурбан, царь-цапля.- Пб., 1921; Андрей Кожухов. Домик на Волге.- М., 1981; В лондонской эмиграции. - М., 1968.
   Лит.: Аксельрод П. Б. Сергей Кравчинский // Аксельрод П. Б. Рабочий класс и революционное движение в России.- Пб., 1907; Дейч Л. Г. С. М. Степняк-Кравчинский.- П., 1919; Кропоткин П. А. Записки революционера.- М., 1966; Таратута Е. А. Ф. Энгельс и С. М. Степняк-Кравчинский // Наука и жизнь,- 1965.- No 7, 9; Маевская Т. Слово и подвиг. Жизнь и творчество С. М. Степняка-Кравчинского.- Киев, 1968; Таратута Е. А. С. М. Степняк-Кравчинский - революционер и писатель.- М., 1973.

И. И. Скуридина

  
   Источник: "Русские писатели". Биобиблиографический словарь.
   Том 1. А-Л. Под редакцией П. А. Николаева.
   М., "Просвещение", 1990
   OCR Бычков М. Н.

Другие авторы
  • Шкапская Мария Михайловна
  • Михайловский Николай Константинович
  • Лихачев Владимир Сергеевич
  • Писемский Алексей Феофилактович
  • Кречетов Федор Васильевич
  • Теплова Надежда Сергеевна
  • Радищев Александр Николаевич
  • Бальмонт Константин Дмитриевич
  • Плеханов Георгий Валентинович
  • Шелгунов Николай Васильевич
  • Другие произведения
  • Арватов Борис Игнатьевич - Б. Виппер. Проблема и развитие натюморта (Жизнь вещей)
  • Дмитриев Иван Иванович - Эпиграмма на Карамзина
  • Гончаров Иван Александрович - Письма 1854 года
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Петербургский сборник
  • Горчаков Михаил Иванович - Церковные наказания
  • Герцен Александр Иванович - Фельетоны
  • Осоргин Михаил Андреевич - Рассказы
  • Добролюбов Николай Александрович - Слухи
  • Струве Петр Бернгардович - Письмо П. А. Столыпина к П.Б. Струве
  • Арцыбашев Михаил Петрович - Тимофей Прокопов. Жизни и смерти Михаила Арцыбашева
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (10.11.2012)
    Просмотров: 433 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа